Новости раздела

Как преподавательница из Казани столкнулась с «дипломами в рассрочку» на Сахалине

Студенты и преподаватели института железнодорожного транспорта выносят «сор из избы»

Как преподавательница из Казани столкнулась с «дипломами в рассрочку» на Сахалине
Фото: Александра Салатова

В одном из вузов далекого для Татарстана острова Сахалин с подачи бывшей жительницы Казани назревает разбирательство, которое должно ответить на вопрос, как нужно обучать заочников: по сложившейся практике всего с одной парой лекций по всем предметам, включая профильные, или все-таки в соответствии с учебным планом. Преподаватель из Казани задала этот вопрос Министерству науки и высшего образования России. Там кивают на Рособрнадзор. Эксперты отмечают, что качество образования однозначно стало ниже, а вынужденный переход на дистант только добавил головной боли. Подробности — в материале «Реального времени».

«Корочка» в рассрочку за 5 лет

Казань не удивишь громкими расследованиями в сфере высшей школы. Чего стоит один только КНИТУ-КХТИ, где уголовное дело завели уже на второго по счету ректора, не говоря о профессорах-преподавателях. Вот и бывшая жительница Казани Александра Салатова, которая волею судьбы оказалась на Сахалине, как стало известно «Реальному времени», начала свое расследование.

Александра — кандидат социологических наук. В 2010 году ей за выдающиеся успехи в учебной и научной деятельности была присуждена стипендия президента РТ, а 3 года назад она стала обладательницей именной стипендии благотворительного фонда Владимира Потанина. Прежде Александра работала в Казанском федеральном университете, но 3 года как переехала на остров. Вышла на работу в местный институт железнодорожного транспорта (СахИЖТ). Это филиал, головной вуз, Дальневосточный государственный университет путей сообщения (ДВГУПС), находится в Хабаровске. «Судя по трудовому договору, мы все работаем именно там, но по факту филиал находится в Южно-Сахалинске», уточняет собеседница нашего издания.

С сентября по апрель этого года Салатова была «прикомандирована» к кафедре «Менеджмент» СахИЖТ. Она недавно защитилась и как молодой специалист начала работать доцентом: «А это несколько иной уровень ответственности, чем, допустим, у ассистента кафедры». Однако, девушку смутил ряд моментов, поэтому она стала задавать неудобные вопросы. Позже оказалось, что те же вопросы задавали себе и администрация и ее коллеги.

В частности, речь идет о сложившейся в этом институте практике преподавания для студентов заочного отделения. Так, по ее словам, вопреки учебным планам, согласно которым студентам положены 4 часа лекций и 4 часа практики, в расписании по всем предметам значится всего одна учебная пара.

Чтобы не быть голословными, возьмем, к примеру, учебный план по направлению «Электроэнергетика и электротехника» для первокурсников-заочников набора 2019 года (с. 7 Приложения) и предмет «Тайм-менеджмент» (с.15 Приложения). В расписании на первую сессию за 18 ноября прошлого года значится «Тайм-менеджмент» (лек//пр). Иными словами, одна пара занятий (два академических часа). Если обратить внимание на остальные предметы, например на 12 ноября, то несколько занятий («Высшая математика» в 14:50 и «Физика» в 16:25) по разным предметам идут друг за другом, т. е. одному предмету соответствует одна учебная пара (1 час 30 минут).

«За сессию, которая заканчивается 20 ноября, я со студентами фактически, как и остальные преподаватели, встречалась один раз согласно расписанию», — резюмирует Салатова. Допустим, пришли электроэнергетики на первую сессию. Согласно расписанию, она должна провести у них одну лекцию-практику. «Что хочешь, то и рассказывай», иронично говорит молодой преподаватель, имея в виду минимальное время встречи со студентами.

Следующая сессия проходила у этих же студентов в марте этого года согласно расписанию на официальном сайте филиала (с. 17 Приложения). Александра вспоминает, что 23 марта приняла у студентов зачет по «Тайм-менеджменту». Точно так же, по ее словам, принимали зачеты и экзамены все преподаватели, указанные в расписании (т. е. проведя всего одну пару из всех положенных по учебному плану).

Понятно, что для студентов-транспортников «Тайм-менеджмент» не самая профильная дисциплина. Но в том же объеме будущим электроэнергетикам и строителям мостов и тоннелей дается и физика. Хорошо еще, что студенты первого курса получают высшее образование кто на базе техникума, кто второе высшее.

Для Салатовой стало откровением, когда она, загуглив учебные планы на сайте вуза, выяснила, что по «Тайм-менеджменту» должна была провести четыре пары (две лекции и две практики). А в расписании стояла одна пара (2 часа). То есть из 8 часов по факту она прочитала одну двухчасовую лекцию. Как говорится, разница существенна. Остальных часов в расписании просто не было.

Девушка говорит, что была в неведении, сколько лекций на самом деле должна читать. Во-вторых, дисциплины преподаются согласно расписанию, а оно составлено администрацией. В верхнем правом углу красуется подпись директора. В целом она ведет на «заочке» порядка 12 предметов и по каждому читает одну пару. Предметы Салатовой дополнительные и предполагают чаще всего зачет — незачет. Допустим, история бухучета или конфликтология. Однако в институте та же самая ситуация по всем предметам.

Преподаватель говорит, что спрашивала у замдиректора по учебно-методической работе Ольги Беловой об оставшихся недочитанными трех парах. В ответ услышала, что заочникам некогда: они работают и еле-еле прибегают на одну пару. Салатова полагает, что успевают или нет студенты посещать лекции, это их проблема. Задача же учебного заведения — в любом случае обеспечить выполнение учебного плана в полном объеме, так как вуз выдает дипломы государственного образца.

Каков же масштаб недоучивания? В 2019 году в СахИЖТ учились почти 1,5 тысячи заочников, которым по каждому предмету вычитывались всего 2 часа (одна пара). К слову, очников было всего 500. Много ли расскажешь за это время?

Хорошо, если это пары по истории для электроэнергетиков. Хуже, если речь идет о более специальном предмете. Например, физике или химии. Напомним, в Сахалинском институте обучаются не только будущие экономисты и юристы, но и электроэнергетики, строители мостов и тоннелей. Одним словом, здесь постигают серьезные технические специальности. Пригласить студентов дополнительно просто некуда: свободных аудиторий нет. И на основании чего приглашать, если в расписании часы не значатся.

«Могу подтвердить: у меня с заочниками тоже была всего одна пара», — сказала «Реальному времени» другой преподаватель Сахалинского института железнодорожного транспорта, Анна Мазурова. Правда, уже бывший. По ее словам, она уволилась после проблем с выплатой зарплаты за дистанционную работу в апреле. Мазурова преподавала бухучет на 0,5 ставки, была «приходящим» преподавателем, т. е. работала здесь по совместительству с сентября прошлого года по май нынешнего. Анна тоже говорит, что о том, что должна была читать заочникам четыре пары, просто не знала.

Одна из бывших сотрудниц института, работавшая с заочниками, также утверждает, что по каждому предмету проводилась всего одна пара. «Я сама лично сверяла расписание с учебным планом», — сказала она нашему изданию, не пожелав назвать своего имени.

«Более того, бывало даже, что и пара не проводилась. Положено вести лекцию 1 час 30 минут, а студентов отпускали минут через 10—20. Преподаватель просто давал им задания на контрольную работу и все», — поведала она. Двойной документации, говорит женщина, не было. Один журнал посещений, который потом подшивался: «Все по факту: как проводилось, так и отмечалось».

По ее словам, студенты, конечно, были недовольны. Особенно те, кому приходилось приезжать из других городов. Они на время сессии оформляли учебный отпуск и снимали квартиры в Южно-Сахалинске, а в их сессионном расписании оказывалось очень много «окон»: буквально по одной-две паре лекций, да еще и через день. Свободные дни назывались днями самоподготовки.

Александра Салатова тоже говорит, что она начала изучать этот вопрос более глубоко после жалоб самих студентов на то, как тяжело им так учиться. «Например, по той же физике преподаватель накидал им задач. И все, до свидания: приходи на экзамен. Они все искали, кто им может эти задачи решить», рассказывает она. Уже не говоря о том, что за одну лекцию физику не расскажешь. Это нереально. Тут даже не вина преподавателя.

А с бухучетом, как рассказывают, и вовсе вышла полукомичная история. Выпускники института железнодорожного транспорта едва ли не косяком шли на курсы по бухгалтерскому учету — добрать знаний. Так что их организатор, инициативная женщина, не смогла удержаться от того, чтобы не заглянуть в альма-матер. Дескать, чему же тут учат студентов, если их приходится натаскивать снова? Впрочем, в администрации ее якобы убедили в том, что все это откровенно ленивые и нерадивые учащиеся, которые во время учебы в институте просто-напросто не проявили должного рвения.

Одним словом, похоже на то, что учащимся фактически полностью приходится самостоятельно изучать важные для будущей профессии дисциплины. Хотя, напомним, они платят за свое обучение. И, между прочим, немало: больше 100 тысяч рублей в год. Неужели вуз превратился в конвейер по выкачиванию денег у страждущих получить диплом, совсем не утруждая себя тем, чтобы обеспечить качество оказываемой услуги?

Сколько лекций будет проведено, зависит от учебного плана. Он выложен на сайте головного вуза. Расписание также можно найти на сайте института железнодорожного транспорта. «Меня больше всего это удивляет: никто не стесняется!», говорит Александра Салатова.

Молодой преподаватель убеждена, что это дискредитация образования: «Получается, что это просто корочка в рассрочку за 5 лет». Кстати, как явствует из сообщения на сайте Дальневосточной транспортной прокуратуры, эти дипломы (по крайней мере, до недавнего времени) можно было также просто купить.

Институт проходил аккредитацию. Значит, все документы у него в порядке. Можно предположить, что существует вторая, «нарисованная», посещаемость, так как, по идее, ни один вуз не пройдет аккредитацию при таком масштабе недоучивания, проводит логическую цепочку Салатова.

Впрочем, директору Сахалинского института железнодорожного транспорта, а он, по некоторым данным, бывший сотрудник правоохранительных органов, приписывают хорошие связи в надзорно-контролирующих структурах. Так ли это на самом деле, утверждать не беремся. Однако Иван Литвинов входит в состав общественного совета Управления МВД России по Сахалинской области. Эта информация приведена на сайте ведомства.

Гребешки с икрой и «горнолыжка» для экзаменационной комиссии

Как же студенты-заочники потом сдают экзамены? Знакомые с ситуацией источники утверждают, что особых проблем, как ни странно, не возникает. Дело якобы решает накрытая для экзаменационной комиссии «поляна». Они обратили внимание нашего издания на обсуждение темы поборов в Сахалинском институте железнодорожного транспорта, недавно развернувшееся на самом крупном новостном сайте Южно-Сахалинска Sakh.com.

Так, 20 апреля один из пользователей под ником «Анонимная 10226» написала, что ее ребенок учится в институте ДВГУПС (Сахалинский институт железнодорожного транспорта). При поступлении их предупреждали, что защита диплома будет проходить на Сахалине.

«Понятное дело, что нужно сдавать деньги на стол комиссии, но ребенок меня ошарашил: придется сдавать от 15 до 20 тысяч с человека», жалуется родительница. Потому что жить в гостинице «Геолог», которую предоставляет институт, члены этой самой экзаменационной комиссии якобы не хотят, они желают номера в отеле «Митос» (с финской баней, чешским пивом и другими «удобствами»). «Кушать они хотят в дорогих ресторанах, покататься по Сахалину и еще на базы отдыха съездить. Ну и, естественно, увезти с собой морепродукты. Платят за все студенты», продолжила Анонимная 10226.

По ее словам, еще ребенок попросил у них машину, так как класс его собственного авто не устраивает преподавателей: «Нужен джип».

По информации пользователя форума, скидывается не только группа студентов, но и еще кто-то из института: общая сумма выходит почти миллион рублей. При этом все это представляют инициативой самих студентов. «Нет у студентов лишних 15 тысяч, чтобы кормить комиссию. За учебу платим почти 120 тысяч в год. Бюджетных мест нет», подытожила она, заметив, что ее ребенок хорошо учится, в своих силах уверен и диплом пишет сам.

Такой курорт, замечает участница обсуждения, у экзаменаторов (а в комиссии 3-4 человека) случается два раза в год, когда они летят на остров принимать госэкзамены и на защиту диплома. Тот, кто не сдаст деньги, якобы имеет все шансы попасть в черный список комиссии. Какие санкции грозят черносписочникам, можно только догадываться.

Пользователь «Ula_sakh» подтвердил, что комиссия каждый год требует для себя подобного приема: «Платят за все студенты». «Причем много лет», добавила «КорКина». А «Сахалинка-54» посоветовала, чтобы «дитю» не вставили палки в колеса, лучше отдать эти 15—20 тысяч: «Пусть подавятся». Но ситуацию назвала «мерзкой»: «Им еще и машину подай не абы какую! Ничего не меняется, годами, десятилетиями...».

Пользователь под ником «Номер телефона» уточнил, что ничего не поменялось с начала 2000-х: «Готов, не готов, положи в зачетку пару тысяч приезжему преподавателю». А «Гуранка1» поправила, что с 90-х годов: «Как создали филиал, так и пошли покупки зачетов, экзаменов, дипломов».

Справедливости ради отметим, что среди включившихся в обсуждение немало и тех, кто, по их словам, успешно (иные якобы даже с красным дипломом) и без затратных подношений для комиссии окончил этот вуз.

Тальская утверждает, что учится в этом вузе сейчас, и считает, что там прекрасный преподавательский состав: «Есть, конечно, отдельные личности, но в основном все прекрасно». «Если студент тянется к знаниям, он их получает. У лентяев всегда найдется кто-то виноватый», вторит ей «Хеппи». Ее дочь в этом году оканчивает этот же институт, и они сдают по 5 тысяч: «Так что разберитесь со своим ребенком, на что он хочет потратить ваши денежки». «Хеппи» даже заметила, что на месте руководства института написала бы на эту родительницу жалобу администратору форума и наказала за клевету. «Хеппи» тоже убеждена, что на эти деньги сами студенты тоже гуляют: «Сходите и узнайте из первоисточника, а не со слов разгневанной яжематери».

К тому же, как справедливо заметил «GKey», если экзаменационная комиссия на Сахалин и прилетит (напомним, что дело было в апреле), ее членов тут же закроют на 14 суток на карантин. Одним словом, если одни участники обсуждения расценивают эту ситуацию как «коррупцию чистой воды», то другие считают, что это обычные сплетни для раздувания скандала.

Стоит ли говорить, что этот вброс породил горячее обсуждение. Три дня все делились мнениями. В итоге 200 сообщений, 5 тысяч просмотров.

Александра Салатова, со слов студентов, в том числе своих выпускников (а она была руководителем дипломов у семи студентов, защитившихся в марте) говорит, что они на стол комиссии скидывались по 9 тысяч рублей. Девять тысяч с носа с учетом того, что в выпуске 24 студента, выходят тоже на значительную сумму. «Я сильно удивилась: не сказать, что уровень жизни на острове какой-то сказочный», — говорит она.

Студенты перечислили ей, на что понадобились эти взносы. На горячий (в прямом и переносном смысле) прием членов экзаменационной комиссии: это сотрудники головного вуза, которые приезжают в Южно-Сахалинск в командировку принимать госэкзамен и на защиту диплома.

Во-первых, членов комиссии нужно доставить из аэропорта. Кроме того, им еще нужно передвигаться по самому городу и «не на какой-нибудь разбитой «Волге». Им также оплачивают проживание в гостинице: не той, что входит в их бюджет, а самой лучшей в городе. Как будто бы комиссия выставляет список премиального алкоголя, который должен присутствовать в номере. Кроме того, требует, чтобы каждый вечер их кормили в ресторанах. Одним словом, выставляет целый райдер. Ну и, наконец, им собирают с собой гостинец: красную икру, гребешки и другие морские деликатесы. Помимо всего упомянутого, студенты рассказывали, что оплачивали экзаменационной комиссии отдых на горнолыжной трассе, а это удовольствие не из дешевых.

Одна из бывших сотрудниц института также рассказывает, что якобы велись какие-то списки тех, кто не сдал деньги на «поляну»: «Их потом просто валили на госэкзаменах». Наслышана она и про то, что икру для комиссии закупают в большом количестве.

Узнать, как расценивает эту ситуацию руководство как головного вуза, так и Сахалинского филиала, нам не удалось. Запросы «Реального времени» остались без ответа. Нашему изданию не удалось получить комментарий директора института железнодорожного транспорта и по мобильному телефону. На том конце провода пообещали, что он свяжется с автором материала, но звонка так и не последовало.

Учебные занятия должны быть контактными

Сама Александра Салатова написала о своих сомнениях по поводу практики обучения студентов заочного отделения в Сахалинском институте железнодорожного транспорта в Министерство науки и высшего образования РФ.

В ответе за подписью начальника отдела аналитического сопровождения высшего образования Департамента государственной политики в сфере высшего образования Министерства науки и высшего образования РФ Кристины Грековой говорится о том, что в соответствии с законом «Об образовании» учебные заведения, которые ведут деятельность по образовательным программам, имеющим государственную аккредитацию, разрабатывают их самостоятельно в соответствии с федеральным государственным образовательным стандартом (ФГОС) и с учетом соответствующих примерных основных образовательных программ.

Таковые должны быть представлены в виде учебного плана. Причем учебное заведение «самостоятельно устанавливает величину зачетной единицы в пределах от 25 до 30 астрономических часов (то есть 60 минут, в отличие от академического часа в 45 минут, — прим. ред.), если иное не установлено ФГОС». И эта величина является единой в рамках учебного плана.

В компетенции самого вуза и определение перечня дисциплин, входящих в учебный план основной образовательной программы. Но, как отмечают в федеральном министерстве, при этом образовательная организация несет ответственность за невыполнение или ненадлежащее выполнение функций, относящихся к ее компетенции, в том числе «за реализацию не в полном объеме образовательных программ в соответствии с учебным планом, качество образования своих выпускников». То есть, определяя объем тех или иных дисциплин, вуз должен обеспечить, что после их освоения у его выпускников появятся соответствующие компетенции.

Качество образовательных программ контролируется с помощью государственной аккредитации. Если образование не полностью соответствует учебному плану, в аккредитации может быть отказано, либо вуз такой аккредитации лишат. Пресекать такие факты в компетенции Рособрнадзора.

В пресс-службе Рособрнадзора «Реальному времени» также подтвердили, что в соответствии с законом «Об образовании в РФ», образовательная организация обязана обеспечивать выполнение образовательных программ в полном объеме.

Это требование включено в перечень обязательных и оценивается при проведении надзора. При этом было отмечено, что по образовательным программам высшего образования — программам бакалавриата, специалитета, магистратуры учебное заведение в соответствии с учебным планом обязано сформировать расписание учебных занятий «в форме контактной работы».

Впрочем, судя по информации, размещенной на сайте Сахалинского института железнодорожного транспорта 8 мая, в ближайшую сессию заочникам придется еще более туго. В частности, объявлено о том, что для студентов 2-го курса зачетно-экзаменационная сессия будет проводиться в дистанционном формате.

Им рекомендовано пройти по ссылке, где размещена вся необходимая информация: о форме проведения экзамена или зачета (со ссылками на Google-формы и видеоконфренции или сайт для прохождения тестирования). Обещано, что там же они смогут найти все необходимые учебно-методические материалы для зачета или экзамена.

«Получил диплом, а дальше устраивайся хоть кем»

«Реальное время» поинтересовалось у экспертов, что они думают по поводу проблем заочного обучения.

  • Вадим Хоменко

    Вадим Хоменко профессор КФУ, вице-президент Академии наук РТ

    Проблемы с заочным образованием, как и с очным, есть. Качество образования в целом стало однозначно ниже, чем 20—30 лет назад.

    Первая причина — это общее снижение потребности в знаниях. Посмотрите, что происходит с экономикой. Она потеряла высокоразвитую технологическую составляющую. Существенно утратило свое значение машиностроение, ряд других отраслей. На передовые позиции вышли добыча углеводородов, металлов.

    Запрос со стороны предприятий сейчас понижен. Скажем, заканчивает молодой человек учебное заведение: он инженер, а идет работать в торговую сферу. И количество людей, которые в итоге работают по непрофильным специальностям, стало гораздо выше. Получил диплом, а дальше устраивайся хоть кем.

    Вторая причина связана со снижением стимулов. Прежде всего, конечно, материальных со стороны самих преподавателей. Разве можно сравнить уровень оплаты доцента, профессора, скажем, 40 лет назад и сейчас? Конечно, нет. Если средняя зарплата на заводе в начале 80-х годов составляла около 200 рублей, то доцент получал 320—350 рублей, профессор — 450—500 рублей. Вот он разрыв, мотивация. Тогда люди стремились и в науку, и в образование. Поймите правильно: там должны быть фанаты. И они есть, но не определяют ситуацию. Нужна нормальная армия работающих людей. В том числе за деньги.

    Но когда материальные стимулы в сфере образования и науки упали, значительная часть контингента толковых, способных, но сильно мотивированных материально людей ушли в бизнес и другие области. Посмотрите даже не сферу высшего образования: в школе кто остался? Мужчин практически нет, одни женщины. Последние еще согласны на такие зарплаты, а мужчинам надо семью кормить. Хотя считается, что мужчина в массе своей лучший преподаватель.

    Третья причина — это обюрокрачивание сферы образования. Ее захлестнул бумажный вал. Любому преподавателю сейчас приходится оформлять гигантское количество документации. Причем, я бы сказал, в ущерб качеству. Раньше педагог большую часть времени отдавал именно преподаванию, а сейчас это различные формы отчетности: рабочие программы, учебные планы и т. д. и т. п. С преподавателя что только не требуют. Подняли количество часов. Сейчас и ассистент, и преподаватель, и старший профессор должны начитать не меньше 920 часов. Только представьте, раньше доцент имел нагрузку всего в 130—150 часов, а профессор на кафедре общественных дисциплин в 550 часов — не выше 600! При нынешних 920 часах с него еще спрашивают науку, статьи, сайты и т. д. При этом зарплата у профессора в лучшем случае составляет 50—60 тысяч рублей. У водителя автобуса она, судя по объявлению, может доходить до 70—80 тысяч рублей, кондуктор получает 30 тысяч.

    Одним словом, материальные стимулы низкие. Бюрократические, напротив, высоки. Нет открытых лекций, никто не приходит проверять качество. И, самое главное, работодатель вообще исключен из процесса его контроля. Он не формирует ни рабочий план, ни учебный. Не чиновник должен оценивать качество обучения по количеству сданных бумаг отчетности, а работодатель. Именно он должен вынести окончательную оценку: дали студенту необходимые знания или нет. А он удален от этого за исключением отдельных корпоративных вузов. Потом выпускник приходит на предприятие и там констатируют: «А он ничего не знает!». Правильно: он не знает потому, что преподаватели не знают практику. И это все накладывается на общий фон.

  • Исмагил Хуснутдинов

    Исмагил Хуснутдинов профессор КНИТУ-КХТИ, доктор технических наук, член-корреспондент Академии наук РТ

    Заочники традиционно учатся очень интенсивно. Они приезжают на сессию на 2 недели и успевают что-то получить за это время. В этот период и они крайне загружены, и преподаватели. Сейчас сложилось так, что все вузы перешли на дистанционное обучение, а этот формат обучения оказался очень медленным. Перестроиться на него в короткие сроки сложно.

    К тому же сейчас проснулись все студенты, кому требуются консультации, выполнение дипломных проектов, магистерских и бакалаврских работ, сдача практик. Преподаватели стали еще более перегружены. Им предлагают работать в онлайн-режиме, а это не всегда удобно. Объяснить что-то студенту очно оказалось намного быстрее и эффективнее, чем онлайн.

    Сложности с дистанционным обучением, конечно, есть. Для студента, на мой взгляд, проще, если преподаватель объясняет у доски. Почему я об этом говорю? Некоторые преподаватели сейчас начали поступать так: делают слайды и демонстрируют их студентам в большом количестве. И вроде бы всем удобно и красиво, а эффекта нет. Когда ты рассказываешь лекцию студентам офлайн, ты пропускаешь информацию через себя и лишнего не дашь: только то, что действительно нужно. А когда у тебя есть такой инструмент, как слайды, появляется соблазн дать повышенное количество информации. Студенту очень тяжело вытащить из этого рациональное зерно, поэтому он перегружается информацией.

    Онлайн-лекции можно читать так же, как и обычные. Но многие преподаватели еще не успели сделать электронных курсов. Если дистанционное обучение в сентябре продолжится, они, конечно, перестроятся. По моим коротким наблюдениям, переход к дистанту позволит выйти вперед студентам, способным к самостоятельному обучению и анализу информации, и вызовет затруднения у учащихся, которые ограничивались только лекциями.

Любовь Шебалова, фото Александры Салатовой
ОбществоОбразование

Новости партнеров

комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 30 май
    Печально, но факт.
    Преподаватель, профессор и мошенник - эти слова стали почти синонимами.

    Преподавателю, чтобы достичь "показателей" и тем более повысить "рейтинг" надо врать с утра до вечера - по пустякам и по крупному...
    Недаром во всех вузах идут "посадки" от рядового ассистента до ректора.
    О псевдо-научнвх статьях и диссертациях даже говорить грустно - так всё уже безнадежно для ближайшего будущего.
    Но вузы отражают лишь действительность - врёт все общество.
    Имеется ввиду руководителей.
    А профессора это руководители студентов.
    И кого они готовят?
    Академики АН РТ адекватно описали реальную ситуацию а науке и образовании.
    Но почему так сложилось - побоялись сказать.
    Или не понимают?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии