Новости раздела

«Не считаю себя героем»: как челнинец спас онкобольного из Кирова

Студент Рустам Калимуллин стал донором костного мозга, войдя в национальный регистр жертвователей

«Не считаю себя героем»: как челнинец спас онкобольного из Кирова
Фото: kpfu.ru

Каждые 20 минут в России кому-то ставят страшный диагноз — рак крови. Зачастую единственным шансом на спасение в данной ситуации является пересадка костного мозга. К сожалению, шансы найти подходящего донора — «генетического близнеца» — крайне малы, при этом национальный регистр жертвователей пока насчитывает всего 33 тыс. человек. «Реальное время» побеседовало о проблемах в этой области с донором костного мозга из Набережных Челнов Рустамом Калимуллиным, который подробно рассказал о том, как ему удалось спасти человеческую жизнь, сдав всего 3 мл крови.

Звонок, моральный выбор и шесть неподвижных часов

— Рустам, хотелось бы понять — через вашу личную историю — с чего начинается путь в доноры костного мозга. Как вы к этому пришли и через что прошли?

— Для меня все началось со слов лечащего врача, который сообщил, что у меня довольно-таки густая кровь и было бы неплохо заняться донорством. Я последовал его совету и начал сдавать кровь. Спустя некоторое время — где-то в 2017 году — в наш вуз приехали представители одного из благотворительных фондов, чтобы набрать добровольцев для включения в регистр доноров костного мозга. Для этого нужно было сдать всего 3 мл крови (это очень мало), и я в числе остальных студентов принял участие в акции.

С того момента прошло 2 года. Я, если честно, уже успел забыть о том, что сдавал кровь, был включен в регистр доноров и оставил фонду свои контакты. Так вот, спустя 2 года раздался звонок — со мной связались представители Кировского НИИ гематологии и переливания крови и сообщили, что я генетически подхожу человеку, больному раком — мои стволовые клетки могут спасти его жизнь. На принятие решения ушло буквально 10 секунд — я сразу решил, что поеду в Киров и сдам материал.

Перед поездкой я прошел полное медицинское обследование (вдруг я чем-то успел заболеть за эти 2 года или же возникли какие-то другие отводы для процедуры), которое свидетельствовало о том, что противопоказаний нет. После этого я отправился в Киров.

Фото Максима Платонова
Где-то в 2017 году в наш вуз приехали представители одного из благотворительных фондов, чтобы набрать добровольцев для включения в регистр доноров костного мозга. Для этого нужно было сдать всего 3 мл крови (это очень мало), и я в числе остальных студентов принял участие в акции

— Давайте вернемся к моменту звонка из кировского НИИ и десяти секундам, ушедшим на принятие решения. А есть ли у донора, подошедшего кому-то, возможность отказаться от процедуры сдачи материала?

— Да, конечно, вы можете отказаться от донорства в любое время. Все абсолютно добровольно. Вы можете согласиться на трансплантацию, приехать в клинику, лечь на больничную кушетку и отказаться тогда, когда все уже будет готово. Вас никто не в праве удерживать. Но вам также объяснят, чего будет стоить ваш отказ на столь поздней стадии.

Перед процедурой трансплантации пациентов подвергают мощной химиотерапии, практически убивая их иммунную систему, следовательно, человек не сможет выжить без пересадки донорских стволовых клеток. Грубо говоря, вы окажетесь перед моральным выбором. Да, вы можете уехать в любой момент, при этом осознавая, чего это будет стоить. А чисто юридически донорство — добровольное дело.

— Кто не может стать донором костного мозга?

— Несовершеннолетние, беременные, ВИЧ-положительные, а также те, кто имеет гепатит и другие подобные заболевания. В целом отводом служит все, что может передаться через кровь и сделать пациенту только хуже (или же навредить самому донору).

— У вас никаких противопоказаний обнаружено не было, и, более того, вы оказались чьим-то «генетическим близнецом». Что было дальше? Как проходила процедура донации и какие ее варианты сейчас используются?

— Есть два варианта сдачи материала. «Старый» заключается в том, что клетки костного мозга забираются из тазовых костей со стороны спины. Все делается под наркозом, в условиях операционной, со всеми необходимыми предосторожностями.

Фото Максима Платонова
Вы можете согласиться на трансплантацию, приехать в клинику, лечь на больничную кушетку и отказаться тогда, когда все уже будет готово. Вас никто не в праве удерживать. Но вам также объяснят, чего будет стоить ваш отказ на столь поздней стадии

Я воспользовался вторым вариантом — забором стволовых клеток из периферической крови. Эта процедура похожа на сдачу тромбоцитов. По времени это занимает от шести до восьми часов — все зависит от вашего организма.

В течение четырех дней перед донацией мне вкалывали специальный препарат, создающий в организме такую среду, будто я болен гриппом. Это делалось для того, чтобы спровоцировать появление дополнительных клеток и не навредить мне. То есть сколько этих клеток было во мне до процедуры, столько и осталось — врачи забрали только «излишки».

У каждого человека разная реакция на вводимые препараты: врачи предупреждают, что у вас может болеть голова, суставы, появится сонливость. При необходимости донору дают обезболивающее. Замечу, что как только мне перестали вкалывать препараты, все неприятные симптомы сразу же прошли.

Вообще, на мой взгляд, самое тяжелое во всей процедуре — неподвижно пролежать несколько часов подряд (смеется). И то для удобства донора предусмотрены все условия.

Героизм, работа врачей и встреча с реципиентом

— Каково это — осознавать, что вы спасли чью-то жизнь? Вы рефлексировали на эту тему?

— Обдумывая донацию, я понимал, что придется пролежать, не двигаясь, несколько часов, осознавал, что, возможно мне даже будет больно, но итогом станет спасенная жизнь. Мои четыре-пять дней в Кирове стоили того, чтобы ими пожертвовать. Поэтому я подошел к этому с большим энтузиазмом.

Фото Максима Платонова
Мероприятий по включению людей в регистр (подобно тому, что проходило в моем вузе в 2017-м) должно быть больше — чтобы увеличить шансы больных людей на спасение

Я не считаю себя героем. Просто повезло, что у меня есть подходящие клетки. А вся основная работа был проведена именно врачами: они смогли отобрать у меня нужное количество клеток, не угробив мой организм, они смогли начать лечение реципиента. Я всего лишь дал материал. Не думаю, что я совершил какой-то геройский поступок. Так и должно быть в нормальном обществе. Это должно быть обыденностью.

— Скольким людям вы уже помогли?

— Пока одному человеку. Вообще, «генетические близнецы» встречаются не так часто. Люди, которые отказываются от донорства, несмотря на то, что они кому-то подошли, скорее всего, просто не понимают, насколько это редкое явление и какой это шанс. Поэтому мероприятий по включению людей в регистр (подобно тому, что проходило в моем вузе в 2017-м) должно быть больше — чтобы увеличить шансы больных людей на спасение.

— Вы не встречались с реципиентом?

— Насколько мне известно, донор и реципиент не могут встречаться в течение нескольких лет после проведения трансплантации. Если человек не захочет со мной знакомиться, мне не будет обидно, я отнесусь к этому нормально. Если же он захочет встретиться, я буду только рад.

Доноры Татарстана и проблема популяризации

— Много ли доноров в России и какова ситуация по Татарстану?

— Насколько мне известно, в Национальном регистре доноров костного мозга им. Васи Перевощикова сейчас состоят порядка 33 тысяч доноров. И, повторюсь, не факт, что каждый потенциальный донор кому-то когда-либо подойдет. Вы можете сдать кровь, войти в реестр, но вам никогда не позвонят. Что касается Татарстана, то здесь не могу назвать какие-то конкретные цифры.

Фото Максима Платонова
В целом здоровому человеку это ничего особо не стоит — спасти чью-то жизнь. Надо сдать кровь, попасть в регистр, дождаться звонка, обследоваться и пройти процедуру сдачи материала. И возможно другой человек будет спасен

— А как бы вы оценили работу над популяризацией донорства в нашей стране?

— В данный момент проблема нехватки доноров в стране освещается очень плохо. Я сам узнал о существовании регистра и донорства костного мозга по случайности. До этого никто не говорил мне о том, что есть такая возможность.

На мой взгляд, если заниматься популяризацией, то надо начинать не с вузов, а намного раньше, несмотря на то, что донорами могут стать только совершеннолетние граждане.

В целом здоровому человеку это ничего особо не стоит — спасти чью-то жизнь. Надо сдать кровь, попасть в регистр, дождаться звонка, обследоваться и пройти процедуру сдачи материала. И, возможно, другой человек будет спасен.

Лина Саримова
ОбществоМедицина

Новости партнеров

комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 21 янв
    Молодец! Не побоялся и спас жизнь другому человеку
    Ответить
  • Анонимно 21 янв
    Меня бы мама не отпустила стать донором
    Ответить
    Анонимно 21 янв
    Неотсепарированный человек
    Ответить
  • Анонимно 21 янв
    У меня дядя всегда был донором, и после долгих лет сдачи крови уже не мог сам спокойно жить, становилось много крови в организме и ему по показаниям уже надо было кровь сдать. А потом нестабильность с давлением, и все такое. Тут надо еще и про себя думать
    Ответить
  • Анонимно 21 янв
    Это героизм, спасти человека
    Ответить
  • Анонимно 21 янв
    Донор-дело добровольное. Захотел, сдал
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии