Новости раздела

Маски-шоу для бизнеса: половина дел в отношении предпринимателей разваливается еще до суда

Борьба с коррупцией и экономическими преступлениями или кошмар для бизнеса — почему в России сначала обвиняют и лишь потом собирают доказательства? Обзор программы «7 дней»

Маски-шоу для бизнеса: половина дел в отношении предпринимателей разваливается еще до суда Фото: Ирина Плотникова

Каково это — жить и пытаться развивать бизнес «под статьей» и почему Владимир Путин был вынужден вступиться за предпринимателей России? Куда бежит зловонный канализационный ручей в Высокогорском районе? Как колясочные в Казани превратились в квартиры и почему люди в Тукаевском районе вынуждены переплачивать за коммунальные услуги? Обо всем этом — в обзоре очередного выпуска программы «7 дней» от «Реального времени».

Обвинения без доказательств — это норма?

Минувшая неделя прошла под знаком громких задержаний — сообщается в первом материале очередного выпуска программы «7 дней» на телеканале «Новый век». В сети оперативников управления «К» экономической безопасности ФСБ попали экс-министр по делам «Открытого правительства» РФ и крупный бизнесмен Михаил Абызов, а в Москве следователи Главного управления по расследованию особо важных дел Следственного комитета России задержали экс-министра правительства России, экс-полпреда в Дальневосточном федеральном округе и экс-губернатора Хабаровского края Виктора Ишаева.

Но больше всего достается все-таки предпринимательскому сообществу. Причем далеко не всегда заслуженно. От 45 до 80% всех инициированных в отношении представителей бизнес-сообщества дел прекращаются, не доходя до суда. Проблема в том, что возбужденные по непонятным соображениям и часто лишенные доказательной базы дела, мягко говоря, не лучшим образом влияют на сам бизнес. Говоря проще — он разваливается. Проблема настолько серьезна, что президент России Владимир Путин акцентировал на ней внимание в своем последнем послании Федеральному собранию. Согласно данным президента РФ, на каждого предпринимателя, чье дело рассыпалось стараниями правоохранительных органов, «приходится в среднем по 130 работников, потерявших работу». И это еще не говоря об утерянной экономической выгоде не только для самих бизнесменов, но и для страны в целом. Этак стоит задуматься о возвращении в Уголовный кодекс современной России статьи «Вредительство».

Тимур Бикмурзин решил рассмотреть проблему через призму громких и прошедших незаметно дел в отношении татарстанских предпринимателей. И первое, что приходит на память — задержание в 2013 году известного бизнесмена, первого вице-президента общественной организации «Опора России» Павла Сигала. Из-под него самого тогда едва не выбили опору, обвинив в организации махинаций с материнским капиталом. Озвученная цифра — 10 млрд рублей. Владелец сети микрофинансовых организаций вину не признал и… пробуксовавшее год дело было прекращено, а сам Сигал вернулся на свободу и до сих пор пытается восстановить более чем серьезно пострадавший за это время бизнес.

Владелец сети микрофинансовых организаций вину не признал и… пробуксовавшее год дело было прекращено, а сам Сигал вернулся на свободу. Фото Максима Платонова

Почему же разваливаются инициированные против предпринимателей дела? И Владимир Путин, и бизнес-омбудсмен Борис Титов считают, что проблема в том, что сам факт обвинения опережает сбор доказательной базы. Если бы процесс шел так, как должно, то и обвинения предъявлялись бы только тем, кто этого действительно заслуживает, и характер обвинений тоже был бы более определенным. Например, председатель регионального отделения политической партии «Справедливая Россия» Рушания Бильгильдеева, в адрес которой выдвинуто обвинение в махинациях с земельными участками, признает, что вопросы к ней могут быть, вот только не у Следственного комитета, а у клиентов. И вопрос это не уголовной, а гражданско-правовой юрисдикции.

Хайдар Халиуллин, экс-президент Ассоциации малого и среднего бизнеса Татарстана, подозревается в хищении средств из госпрограммы по поддержке предпринимательства «Лизинг-Грант». Дело длится два года. Сам подозреваемый из СИЗО переведен под домашний арест, а надежной доказательной базы следствие и сторона обвинения так предоставить и не смогли.

Бизнесмену из Новосибирска Сергею Хазову вменяется организация хищений на сумму 8 млн рублей. Сам предприниматель находится под стражей с ноября 2017 года. Адвокат задержанного уверен, что дело скорее не уголовное и представляет собой спор хозяйствующих субъектов. Фирма, где коммерческим директором работает Хазов, не в полном объеме выполнила контрактные обязательства, из 62 млн рублей заплатив лишь 54. Сам Хазов долг признает, вот только отдать не может — из-за решетки денег заработать, чтобы рассчитаться, не получается.

Подобных дел — уже развалившихся или готовых рассыпаться вот-вот — множество. Видя такие примеры и не чувствуя защищенности, люди заводить свой бизнес опасаются: вложишь средства, стартуешь и окажешься за решеткой. Через год-два отпустят с извинениями, вот только ни потерянного времени, ни денег не вернешь. Стоит ли? А вот если бы стороны: бизнес, правоохранительные органы, судьи, адвокаты хотя бы попытались договориться — многие негативные моменты можно было бы снять. И площадка для диалога в республике есть: Центр общественных процедур «Бизнес против коррупции».

Пока денег нет, а через дыру в колодце при его переполнении фекальный ручей течет в овраг, а оттуда — в Казанку. Фото: eco.tatarstan.ru

Течет ручей, бежит ручей…

Фрагментом известной песни в исполнении Надежды Кадышевой озвучил свой сюжет из поселка «Дачное», что в Высокогорском районе республики, корреспондент программы «7 дней» Сергей Темляков. Вот только бодрости и радостного настроения те, кто оказывается рядом с этим ручьем, не испытывают. Да и с чего бы им радоваться, если поток этот канализационный, со всеми сопутствующими прелестями в виде ошарашивающих ароматов.

Если по воде, то от поселка до одного из символов сегодняшней столицы Татарстана казанской Чаши, менее 30 км. То есть со скоростью текущей воды — 2,5 часа по Казанке, куда, собственно, все эти «воды» и попадают.

Местные жители бьют тревогу: обращались и к главе поселения, и в администрацию района, писали даже в Общероссийский народный фронт. Вот только на то, чтобы подключить к общей канализации три двухэтажных дома, откуда и проистекает зловонный ручей, а также привести в порядок сточный колодец, куда все эти потоки собираются, нужно 8 млн рублей. Пока денег нет, а через дыру в колодце при его переполнении фекальный ручей течет в овраг, а оттуда — в Казанку. Весь этот путь съемочная группа программы «7 дней» проделала в сопровождении представителя республиканского Министерства экологии. Заодно собрали образцы для анализа — и грунта, и сточной воды. Экологами было возбуждено административное дело — за несоблюдение экологических требований. Только нужно сначала виновных найти — по чьей вине грозит экологическая катастрофа: местные власти, управляющая компания, власти района?

К слову, районные власти поделились, что источник финансирования на решение проблемы все-таки определен: допдоходы муниципалитета. Исправить ситуацию надеются уже в этом году: запустят новую канализационную станцию. А в Минэкологии предупредили, что проблемный участок теперь находится на ежедневном контроле, и если канализационная течь не будет локализована — штрафы тоже будут выписываться ежедневно.

Ул. Фучика, дом 14б. Проблем — множество: пожарный проход переоборудован в офис ТСЖ, в действующей электрощитовой обустроен туалет, а коммуникации (водовод и канализационный слив), проложены в опасной близости от общедомовой линии электропередачи. Фото Димы Канеки / domofoto.ru, лицензия: CC-BY-NC-ND

Было общедомовое, стало чужое

«Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности», — за этими сухими словами человеческие жизни. Пример — недавний взрыв бытового газа в многоэтажке на проспекте Победы, в результате которого погиб человек. В офисе управляющей компании ЖКХ Приволжского района прошли обыски. Об их результатах еще предстоит узнать. А журналисты программы «7 дней» задались вопросом: как и насколько тщательно соблюдаются требования закона в области ЖКХ в республике. Выводы неутешительны — хватает и злоупотреблений, и элементарного головотяпства, и попыток решить одни проблемы за счет нагромождения других.

Улица Фучика, совсем недалеко от проспекта Победы. Комната лифтера неожиданно из технического помещения превратилась в жилое, причем успела обрести уже второго по счету владельца. Жители подъезда узнали об этом случайно — увидев объявление о продаже квартиры бывшим председателем местного ТСЖ «Спартак-38» Рамзией Крашенниковой. Принадлежавшая последней однокомнатная квартира на первом этаже путем нескольких махинаций, в том числе и с помощью поддельных документов о решении якобы имевшего место собрания жильцов, превратилась в двухкомнатную. Как раз за счет присоединения лифтерки.

Новым владельцам квартиры не позавидуешь: они до последнего момента не знали, что приобретаемое ими жилье — спорное. Что касается самой Крашенниковой, то, как выяснили журналисты телеканала ТНВ, до последнего момента все было хорошо: на вырученные деньги она уже приобрела себе двухкомнатную квартиру в новостройке на Дубравной. Правда, теперь против нее возбуждено уголовное дело по факту мошенничества. Максимальное наказание, которое может ей грозить — 6 лет лишения свободы.

И снова ул. Фучика, но на этот раз дом 14б. Проблем множество: пожарный проход переоборудован в офис ТСЖ, в действующей электрощитовой обустроен туалет, а коммуникации (водовод и канализационный слив) проложены в опасной близости от общедомовой линии электропередачи.

Казань, ул. Адоратского, 9. Жительница дома Зоя Куклина твердо настроена вернуть в собственность жильцов дома три колясочные, переделанные в… квартиры. Правда без газовой плиты, без вентиляции и с водой, проведенной прямо через бетонный пол. В 2003 году постановлением главы администрации Ново-Савиновского района Казани площадки были переоборудованы в квартиры для работников МУП «Жилсервис» — дворников и слесарей. Возможно, проблему тогда и в самом деле нужно было решать. Но не было учтено ни то, что большая часть квартир в доме уже была приватизирована, и именно жильцы были собственниками просто так отданной третьим лицам территории, ни то, что не имеющая подвода газа и вытяжной вентиляции территория не может считаться квартирой. Наконец, самой организации уже не существует, а в спорных «квартирах» живут люди, к системе ЖКХ не имеющие никакого отношения. Как быть в этой ситуации — должен решить суд.

Съемочной группе жители ул. Луговой пожаловались, что ни снегоуборочной машины, ни мусоровоза не видели уже больше месяца. Фото: pixabay.com

За что мы платим?

Именно это вопрос чаще всего задают друг другу и властям жители деревни Таулык, что в Тукаевском районе Татарстана. Твердого покрытия единственный путь к деревне от трассы — насыпная дамба через реку Иганя — не имеет. Глина, которой «дорогу» ежегодно подновляют, смывается половодьем. А так как половодье всегда приходит внезапно, то люди готовятся к заплывам. В прямом смысле этого слова. В прошлом году бурный поток преодолевали вброд. Мост строить и не планируют: в деревне всего 40 домов, не те масштабы. Разве что обещали рассмотреть возможность частично улучшить дорожное покрытие. Правда, обещать — не значит сделать, да и если руки дойдут до этой проблемы, что значит частичное улучшение? Глины больше привезут?

Зимой единственную дорогу то и дело заносило снегом. Да так, что ни скорой помощи проехать, ни мусор вывести. По графику, расчистка пути должна была проводиться раз в неделю, и раз в неделю же в деревню должен был заезжать мусоровоз. Съемочной группе жители ул. Луговой пожаловались, что ни снегоуборочной машины, ни мусоровоза не видели уже больше месяца. А вот счета на оплату приходят исправно. Как будто все услуги оказаны. К слову, как только в районе узнали о приезде съемочной группы, снегоуборочная техника появилась: деревню вычистили, мусор вывезли.

Сами местные жители уверены: грубейшим образом нарушаются их гражданские права на достойную жизнь: налоги на дороги люди платят и вправе рассчитывать на то, что дорога у них появится. Именно дорога, а не накатанное самими жителями деревни направление. В деревне нет магазина — приходится ездить в соседнее село. И там же набирают питьевую воду. Ту, что течет из кранов в Таулыке, и для хозяйственных нужд можно использовать лишь после предварительного отстоя. Жесткость выше нормы в полтора раза. И это при том, что кубометр такой воды обходится местным жителям в 45 рублей 65 копеек — чуть ли не вдвое дороже, чем в селах соседних Сармановского, Заинского и Мензелинского районов. Причем там вода куда лучшего качества.

Интересный момент подметил глава Федеральной антимонопольной службы:

— Водоканал в одном и том же регионе может иметь на один кубический метр воды тариф, различающийся в 54 раза. Вот есть две деревни. В одной люди платят в 54 раза больше, чем в другой. Но ведь скажут, что есть объективные причины. Нет объективных причин. Мы же используем метод сравнительного анализа. Если ты производишь куб воды в тех же климатических условиях в соседней области в 54 раза дороже, то очевидно, если применить метод сравнительного анализа, что ты получил завышенный тариф, — подчеркнул Игорь Артемьев. И спорить с такой аргументацией сложно.

Справедливости ради стоит отметить, что проблему качества воды решить пытаются. Например, протянуть две ветки водовода от Набережных Челнов. Но это долго и дорого, а потому еще неизвестно, когда будет реализовано. А по остальным проблемам пока нет даже и таких ответов.

В Татарстане же заборы как «способ организации пространства» пока вездесущи. Фото: evening-kazan.ru

Заборизация пространства

В столице России Москве в марте этого года дороги, улицы и дворы начали избавлять от заборов. То есть везде, где они не несут никакой полезной нагрузки, не обеспечивают вопросов безопасности автомобильного и пешеходного движения, эти раздражающие взгляд и ограничивающие обзор и свободу передвижения конструкции просто убираются.

В Татарстане же заборы как «способ организации пространства» пока вездесущи. С 2017 года, согласно принятому ГОСТу, перекрестки, на расстоянии до 50 метров от них, должны быть оборудованы специальной оградой для обеспечения безопасности. Правда, в Татарстане, как отметил журналист программы «7 дней» Михаил Любимов, вопрос решают с запасом, и длина ограждений исчисляется скорее не десятками, а сотнями метров. Причем «заборы выросли там, где нет и в помине никаких угроз», — подчеркивает журналист.

Когда до третьей столицы России докатится волна перемен, уже начавшихся в столице первой, — вопрос открытый. Но надежда на то, что созерцание наконец открывшихся пространств и перемещение по ним когда-то станет более свободным, есть.

Елабужский пединститут: увеличение бюджетных мест — решение кадровых проблем в образовании

Пять лет назад только Елабужский пединститут получал квоту на 500 бюджетных мест. Сегодня — лишь на 160. Если пересчитать на количество факультетов, то получается лишь по 20 бюджетных мест на каждый. С учетом того, что в Елабугу за высшим образованием приезжают преимущественно абитуриенты из деревень, этого слишком мало. Платное высшее образование далеко не каждому по карману, а многие из тех, кто учится за деньги, работать по профессии не будут.

Решать кадровую проблему на местах нужно на федеральном уровне — пересмотрев вопрос распределения бюджетных мест в педагогических вузах. Увеличить их количество, дав возможность выучиться на педагогов тем, кто действительно видит свое будущее в том, чтобы дарить знания детям.

В 2010 году вуз вошел в состав Казанского федерального университета и к настоящему моменту полностью обновил свою учебно-производственную базу, мастерские, лаборатории. Фото ЕИ КФУ

Для того, чтобы организовать образовательный процесс на должном уровне, у Елабужского пединститута, одного из тех, что обладают богатой более чем вековой историей, есть все необходимое: в 2010 году вуз вошел в состав Казанского федерального университета и к настоящему моменту полностью обновил свою учебно-производственную базу, мастерские, лаборатории. Сегодня здесь успешно готовят будущих учителей практически по всем направлениям, в том числе педагогов-психологов, педагогов-технологов и преподавателей для национальных школ. С возможностями вуза ознакомилась журналист программы «7 дней» Ильзира Юзаева.

Увидеть эти сюжеты можно в свежем выпуске информационно-аналитической программы «7 дней» — 1 апреля в 13.00 в эфире телеканала «Новый век» или на его сайте.

Арсений Фавстрицкий
ОбществоОбразованиеБизнес Татарстан
комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 01 апр
    Всякий факт предъявления обвинения без доказательств является злоупотреблением полномочиями или превышением полномочий следователем, а такое уголовное дело попавшее в суд- доказательство халатности прокурора. Пока должностные лица не будут отвечать за свои решения порядка и законности не будет.
    Ответить
  • Анонимно 01 апр
    А ведь все верно сказано!
    Ответить
  • Анонимно 01 апр
    Грустно, но факт
    Ответить
  • Анонимно 01 апр
    Действительно странно... ведь нужно сначала собрать доказательную базу
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Рекомендуем

Новости партнеров