Новости раздела

​Сергей Иванов: «Рынок выездного туризма однозначно сжимается, вопрос только в том, где «дно»

Стенограмма онлайн-конференции «Реального времени» с главой Госкомитета по туризму РТ. Часть 1

​Сергей Иванов: «Рынок выездного туризма однозначно сжимается, вопрос только в том, где «дно»

27 августа в 12:00 в прямом эфире в студии интернет-газеты «Реальное время» состоялась онлайн-конференция с председателем Государственного комитета Республики Татарстан по туризму Сергеем Ивановым. В ходе беседы обсуждалось, за счет чего развивается туристическая отрасль Татарстана, как повлияли на нее динамика валют и введенные санкции и что ляжет в основу разрабатываемого бренда Казани.

Участники онлайн-конференции:

Сергей Иванов — председатель Государственного комитета Республики Татарстан по туризму.

Ангелина Панченко — модератор, корреспондент корпоративного блока интернет-газеты «Реальное время».

«Конечно, это плохо, что наши граждане имеют меньше возможностей путешествовать за рубеж»

Ангелина Панченко: В прямом эфире интернет-газета «Реальное время», и мы начинаем очередную онлайн-конференцию. Практически закончилось лето, сезон отпусков, и самое время подвести промежуточные итоги года для туристической отрасли. И речь об этом сегодня пойдет с главой Государственного комитета Татарстана по туризму Сергеем Ивановым. Сергей, здравствуйте!

Сергей Иванов: Добрый день.

— Начнем, пожалуй, с самой актуальной сегодня темы: после так называемого «черного» понедельника, когда доллар и евро вновь устремились вверх, а рубль критично упал, туристы срочно стали отказываться от ранее оплаченных туров заграницу, спрос, по сообщениям, вообще упал до нуля. Ситуация повторяет, по сути, декабрьский провал, когда не только снизился поток туристов-россиян заграницу, но и закрылись многие туристические компании. Ситуация катастрофическая? Какие-то меры поддержки предусмотрены в таких ситуациях?

— Да, вы, безусловно, правы. Такой резкий рост иностранных валют естественно ведет к резкому подорожанию и авиабилетов в первую очередь (авиакомпании пересматривают свои тарифы), и стоимости путевок. Конечно же, если люди раньше планировали один бюджет, то сейчас в него не помещаются, и многие отказываются. И на самом деле спрос на заграничные поездки сейчас очень сильно упал, по некоторым направлениям даже практически остановился, особенно на дорогие туры. Тем более сейчас люди на новогодние каникулы смотрят уже более сдержанно — хотят посмотреть, куда дальше качнется этот корабль.

Это не функция госкомитета по туризму — разрабатывать меры поддержки для выезжающих туристов. Наша ключевая задача — привлекать туристов в Татарстан

Но что касается мер поддержки, то в данном случае это не функция госкомитета по туризму — разрабатывать меры поддержки для выезжающих туристов. Наша ключевая задача — привлекать туристов в Татарстан, чтобы, во-первых, наши жители путешествовали по республике, во-вторых, чтобы к нам приезжали из других регионов и зарубежных стран. Поэтому, конечно, это плохо, что наши граждане имеют меньше возможностей путешествовать за рубеж в связи с такой резкой девальвацией национальной валюты, это, безусловно, плохо, потому что надо видеть, как живут другие страны, общаться с людьми из других стран — это ведет к взаимному обогащению, познанию мира и т. д. Но факт есть факт, мы с вами живем в существующих экономических реалиях: с этим ничего не поделаешь, надо дождаться, либо когда люди привыкнут к новому курсу и будут уже планировать свои поездки, исходя из новых цен, либо понять, до какой степени сожмется рынок выездного туризма. Он однозначно сжимается, и при таком курсе валют он будет и дальше сжиматься, вопрос только в том, где «дно», оно пока непонятно.

Задача госкомитета — быть на виду у человека, по-хорошему мозолить ему глаза

— Раз дело обстоит так критично с заграничными поездками, то надо делать упор на развитие внутреннего туризма, повышать комфортность. Что в этом плане делается в Татарстане?

— Первое, хотелось бы развить предыдущую мысль. Скажем, подорожание зарубежных туров, безусловно, стимулирует спрос на внутренние туры, но здесь для нас есть одна опасность: главное в долгосрочной перспективе, чтобы стоимость жизни и количества свободных денег российского населения не уменьшилось в связи с ростом иностранных валют. Потому что в любом случае это приводит к подорожанию потребительской корзины, и если раньше у семейных людей бюджет был, предположим, скажем, 30 тыс. рублей, то в связи с ростом иностранных валют потребительская корзина у них тоже вырастет, потому что у нас все равно очень много продуктов и товаров импортного производства. И здесь самое главное, чтобы количество свободных денег, которое останется у населения, было достаточным для того, чтобы путешествовать по России. Это два сообщающихся сосуда: с одной стороны, стимулируется внутренний спрос, но с другой — и денег у людей становится меньше. Люди начинают экономить, а туризм — это абсолютно эластичный товар, при уменьшении доходов люди безболезненно отказываются от туризма: это не хлеб, не вода, не лекарства. Поэтому мы надеемся, что часть людей поедет по России, и в данном случае наша первая задача — быть в той линейке, из которой человек выбирает, когда он смотрит на туры по России. Он будет смотреть либо пляжное направление (Крым, Краснодарский край), либо направления внутри России.

Наша задача — чтобы человек, когда он принял решение поехать в Татарстан, то есть по России, приехав сюда, не был разочарован, чтобы он не сказал: «Вот я 10 лет не ездил по России и в кои-то веки решил, поехал и понял, что еще 10 лет можно спокойно не ездить»

И вот здесь задача госкомитета — быть на виду у человека, по-хорошему мозолить ему глаза, то есть давать интересное предложение, завлекать, чтобы он обратил свое внимание на Казань, Татарстан и принял решение сюда приехать. Это задача по продвижению наших туристических ресурсов всеми возможными путями: СМИ, Интернет, выставки, работа с туроператорами, работа в соцсетях — все что угодно, главное — чтобы нас видел потенциальный турист. И вторая задача — это оправдать надежды российского туриста, потому что человек, который имеет опыт поездки заграницу, уже привык к определенному уровню сервиса: даже недорогие отели Египта и Турции на сегодняшний день предоставляют сервис, который, к сожалению, пока во многом выше, чем в хороших гостиницах внутри России. Поэтому наша задача — чтобы человек, когда он принял решение поехать в Татарстан, то есть по России, вместо другой страны, приехав сюда, не был разочарован, чтобы он не сказал: «Вот я 10 лет не ездил по России и в кои-то веки решил, поехал и понял, что еще 10 лет можно спокойно не ездить».

Эта задача стоит не только перед Татарстаном, перед нашей отраслью, а в целом глобально перед всей страной на самом деле. Потому что наши жители точно так же поедут в другие регионы. И сейчас у внутреннего туризма очень хороший шанс на рост, на развитие, который тяжело было бы придумать, если искусственно создавать то, что поддержало бы внутренний туризм. Нужно было просто в два раза увеличить стоимость доллара и евро — и люди поехали. Искусственно это не создашь, но тем не менее еще раз говорю: главная задача, которая стоит перед нами, — это оправдать надежды человека. Идеально, если его фактические ощущения и впечатления превзойдут его ожидания. Это идеальная картина, но, как и в любом бизнесе, если вы продаете товар, и потребитель, покупая его, понимает, что он купил товар даже лучше, чем ждал, у него уровень позитивных эмоций и доверия к товару гораздо выше. И конечно же, нельзя, чтобы происходило наоборот: когда человек ожидает хорошего уровня сервиса, вкусной еды, интересных экскурсий, качественных товаров, сувениров, приветливых людей.

Сейчас у внутреннего туризма очень хороший шанс на рост, на развитие, который тяжело было бы придумать, если искусственно создавать то, что поддержало бы внутренний туризм. Нужно было просто в два раза увеличить стоимость доллара и евро — и люди поехали

— Даже в отеле: та же самая уборка, приветствие…

— Абсолютно все. Отель, понятно, — это территория для туристов, естественно, там должно быть вообще без вопросов, все идеально, но турист же идет на улицу, в магазины, садится в такси, общественный транспорт. И задача — чтобы на всех этих участках он встречал в первую очередь очень высокий уровень гостеприимства, даже если люди не работают в туристической сфере, они должны очень положительно реагировать на наших гостей.

«Человек должен просто улыбаться, не потому что ему хорошо, может, у него все плохо, но он работает в туристическом бизнесе, и он обязан улыбаться»

— Но это естественно в Турции, где туризм — это основа экономики. Европа тоже: со средних веков уже туда люди стремятся, и поэтому, может быть, это уважительное отношение к иностранным гражданам уже в крови заложено. У нас же в России, в Татарстане, да в любом регионе страны нет такого менталитета, уважительного отношения к приезжающим гражданам.

— Гостеприимства.

— Да, гостеприимства. Но как-то ведь надо это взращивать?

— Да, абсолютно, но могу сказать, что в Татарстане ситуация обстоит, на мой взгляд, лучше, чем во многих регионах РФ, потому что у нас республика все-таки особенная: есть очень много тюркской культуры, и традиции гостеприимства, заложенные в ней, все равно в Татарстане есть, и люди, приезжающие сюда, это отмечают. Все равно в большинстве случаев наши люди рады гостям, мы их умеем встречать, умеем доставить им удовольствие от посещения республики, но надо четко понимать, что мы далеки от идеала: есть рейтинг, который составляется всемирным экономическим форумом, и он, естественно, делается по странам, и я могу сказать, что Россия находится на 145-м месте по уровню гостеприимства по отношению к туристам. И нам, мягко говоря, есть еще над чем работать.

У нас республика все-таки особенная: есть очень много тюркской культуры, и традиции гостеприимства, заложенные в ней

Я всегда говорю, что часто даже недостаток сервиса (я имею в виду нехватку профессиональных компетенций) можно заменить повышенным уровнем гостеприимства. Бывает так, что мы понимаем, что человек еще не профессионал до мозга костей, но если он искренне старается, понимает, что его задача — чтобы человеку было приятно, мы готовы простить такому человеку многие ошибки и недочеты. Гораздо хуже, когда человек и не умеет, и еще проявляет очень высокомерное или грубое отношение к туристам, — это, конечно, вдвойне усугубляет проблему. Мы над этим работаем, и не первый год: у нас в деятельности госкомитета есть такое направление «Повышение уровня лояльности к туристам». В рамках этой работы мы проводим тренинги и запускаем различные мероприятия: у нас есть Ассамблея туристских волонтеров, которая помогает гостям города, в этом году мы проводим программу, которая будет объяснять студентам и учащимся, что такое туризм, почему он важен для экономики РТ, почему важно относиться к нашим гостям уважительно. Это, с одной стороны, есть в крови, с другой — это надо поддерживать, надо объяснять, тренировать людей в конце концов. Как в гостинице: человек должен просто улыбаться, не потому что ему хорошо, может, у него все плохо, но он работает в туристическом бизнесе, и он обязан улыбаться. Это серьезная задача, она не решается одним указом или постановлением правительства — всем улыбаться.

— Какая работа проводится по изучению качества уровня обслуживания в отелях, гостиницах, хостелах? Это какая-то система независимого аудита или «тайный покупатель», чтобы вы изнутри знали проблемы отрасли?

— Вы абсолютно правы, изобретать велосипед не нужно: у нас есть организация, которая называется Центр развития туризма РТ, и они как раз занимаются оценкой уровня гостеприимства, качества оказываемых услуг. В прошлом и в этом году ими была реализована большая программа по определению уровня соответствия качеству и количеству оказываемых услуг на предприятиях туристической отрасли, в том числе с использованием методики «тайный гость». Люди приходили в гостиницы, рестораны, на транспортные узлы и, что называется, тестировали «в режиме боя», как те или иные услуги предоставляются в гостиницах, ресторанах и на транспортных узлах.

Средний уровень предоставляемого сервиса сейчас — это 65-68% от необходимого уровня гостеприимства и качества оказываемых услуг. Есть, в общем, над чем работать

Я могу сказать, что средний уровень предоставляемого сервиса на разных направлениях колебался, но в среднем, конечно, есть и 50%, и 70%, на отдельных предприятиях мы встречали и больше 90%, но общий уровень сейчас — это 65-68% от необходимого уровня гостеприимства и качества оказываемых услуг, аспектов очень много. Есть, в общем, над чем работать, и каждое предприятие, которое было вовлечено в эту программу, получило по итогам тестирования и совместной работы некий план рекомендаций, тех действий, которые необходимо сделать, чтоб этот уровень повысить. И сейчас многие гостиницы и рестораны, которые работают в этой программе, проводят внутреннюю работу, и через некоторое время мы сделаем еще один замер, чтобы понять, как далеко мы ушли вверх или, быть может, вниз, чтобы понимать, куда мы движемся, и в дальнейшем уже предпринимать новые действия.

Мощный информационный рывок был во время проведения чемпионата по водным видам спорта

— Наверное, интерес к Казани и Татарстану начал расти с празднования тысячелетия Казани, потом прошла Универсиада, в этом году — чемпионат мира по водным видам спорта. Насколько вырос интерес россиян и зарубежных туристов к нашей республике, скажем, за последние пять лет?

— Мы можем легко это посмотреть на цифрах — по количеству туристов, прибывающих в Татарстан. В последние годы темп прироста был от 14% до 20% в год. Это очень хорошие темпы с учетом того, что количество туристов уже очень большое, и чем оно больше, тем сложнее удерживать такой же темп прироста, как в начале. Могу сказать, что в 2005 году количество туристов, приезжающих в Татарстан, было порядка 500 тыс. человек в год, в прошлом году эта цифра составила 2,5 млн человек, то есть за 10 лет республика прошла очень серьезный рост туристического потока, чему в первую очередь способствовало 1000-летие Казани: было проведено много работ по благоустройству, приведению в порядок архитектурных объектов, по созданию инфраструктуры города.

Естественно, следующим глобальным скачком стала Универсиада: это спортивные объекты, транспортная инфраструктура, гостиничные объекты (открывалось очень много гостиниц в 2011, 2012, 2013 годах). И чемпионат мира стал очень мощным вливанием в глобальное информационное пространство, и конечно, люди сейчас очень хорошо — по крайней мере, в России — знают, что такое Казань и где она находится. Сформирован очень положительный имидж города и республики. Буквально вчера у нас проходило заседание российско-китайской подкомиссии по туризму, и я разговаривал с представителями государственного управления по туризму Китая, и они сказали, что благодаря чемпионату мира по водным видам спорта сейчас в Китае очень хорошо знают Казань. Может быть, они еще не до конца знают, что есть в городе и в республике, но у них уже сложился очень серьезный положительный имидж этого места, и они понимают, что это город, регион, который имеет очень высокий статус, раз он принимает мероприятие такого уровня.

Чемпионат мира стал очень мощным вливанием в глобальное информационное пространство, и конечно, люди сейчас очень хорошо — по крайней мере, в России — знают, что такое Казань

Поэтому информационное влияние, воздействие чемпионата по водным видам спорта на туристов переоценить сложно — оно действительно глобально. Как раньше на международной карте не было Сочи, после проведения зимних Олимпийских игр он там появился, весь мир узнал, что есть в России Сочи. То же самое, такой же мощный информационный рывок был во время проведения чемпионата по водным видам спорта.

— Сейчас республика очень тесно сотрудничает с Китаем в плане промышленного и туристического роста. Почему ориентация идет именно на Китай, не на другие страны в сфере сотрудничества по туризму?

— Здесь есть несколько причин. Первое — Китай за последние пять лет принципиально появился на туристической карте мира не как страна, куда едут (в Китай едут и ехали уже давно), а именно как поставщик туристов на мировой рынок. За последние пять лет количество выезжающих туристов из Китая росло очень быстрыми темпами. В прошлом году из Китая выехало порядка 125 млн человек, и они в прошлом году стали страной № 1 на мировом пространстве по количеству выезжающих туристов. До этого странами-лидерами были США, Германия, например, Великобритания. Китай обогнал эти страны, и темпы роста не снижаются: они на ближайшие 20-30 лет будут однозначными лидерами по количеству выезжающих туристов.

Четыре ключевых интереса китайцев — объекты ЮНЕСКО, Волга, Ленин и природа

— Что китайцев конкретно интересует в Татарстане? Отзывы, наверно, есть?

— Им очень нравится вообще сам город, наши достопримечательности, Кремль. Им очень нравится Болгар и Свияжск, им нравится Волга. Им, безусловно, интересны места, связанные с Владимиром Лениным — университет, где он учился, класс, парта, дом-музей Ленина. Им очень нравится природа, так как Китай очень быстро технологически развивался, и экологическая ситуация сейчас там не очень простая, поэтому чистый воздух, вода, поля, реки — они от этого уже получают удовольствие. Они вчера час гуляли вдоль набережной Казанки и не могли оттуда уйти, фотографировались, фотографировались и фотографировались. Им очень нравится национальная кухня, люди: они отмечают очень гостеприимных жителей республики. И собственно, эти четыре ключевых интереса — объекты ЮНЕСКО, Волга, Ленин и природа — это четыре предложения, на которых мы строим свое продвижение в Китае.

Эти четыре ключевых интереса — объекты ЮНЕСКО, Волга, Ленин и природа — это четыре предложения, на которых мы строим свое продвижение в Китае

Кроме Китая, мы поставили для себя стратегическими направлениями Турцию (поскольку сейчас нет визы въезжающим из Турции), Финляндию (поскольку у нас есть прямой рейс, и лететь до Хельсинки быстро), ОАЭ и Иран. Мы там начали работу, пока принимаем оттуда журналистов, туроператоров и т. д. Что касается европейского рынка, то мы здесь двигаемся вместе со всей страной, с Россией, и сейчас поток туристов в Россию из Европы, конечно же, снизился. Во-первых, из-за политической ситуации, к сожалению, и европейские, и мировые СМИ формируют не самый положительный образ России. Во-вторых, к сожалению, сейчас сильно усложнились визовые формальности для въезжающих из Европы и из Великобритании, вплоть до того, что гражданам, например, Великобритании, чтобы получить визу, нужно сдавать биометрические данные, отпечатки пальцев.

— Сейчас для шенгена тоже требуют…

— Да, но здесь вопрос, чего мы добиваемся: если мы хотим, чтобы к нам приезжали, то, по идее, мы должны упрощать визовые формальности. И если в Великобритании всего два места, где можно сдать эти отпечатки пальцев, то человеку, скажем, живущему не в Лондоне, нужно приехать в Лондон, сдать отпечатки, потом ждать визу, потом приехать опять за документами и т. д. Процесс очень сложный. С британским паспортом человек въезжает в порядка 120-140 стран мира вообще без визы, он даже не задумывается о ней. А для того, чтобы поехать в Россию, им нужно очень сильно этого хотеть, нужно пройти ряд таких сложных процедур. Это, конечно же, тормозит развитие въездного туризма из Европы. Поэтому мы на европейском направлении работы ведем, не форсируя события, смотрим на ситуацию и ждем, когда она упростится: либо изменится визовый режим, либо отношение к нам поменяется. Хотя все иностранцы понимают, что сейчас им в два раза дешевле посетить Россию, чем год назад. Они это понимают, но вот эти политические факторы, визовые формальности очень сильно сдерживают.

С КАМАЗом мы продвинулись чуть дальше, чем с КВЗ

— Казань, Свияжск, Болгар, Елабуга — это самые популярные направления в Татарстане, связанные с историческим туризмом, но ведь существуют такие виды туризма, как медицинский и даже промышленный туризм. Они, наверное, еще не сильно развиты и не пользуются популярностью?

— Они развиваются. Мы сейчас работаем с несколькими муниципальными районами по сельскому туризму, чтобы такие маршруты появились. Я думаю, что результаты этой работы будут уже где-то через полгода-год. По промышленному туризму уже начали включаться наши предприятия, понимая, что это большой поток туристов, потенциальных покупателей, и ряд объектов уже работает («Мелита», «Татспиртпром»). Ряд объектов пока еще находится с нами на стадии переговоров, обсуждений. Я думаю, что мы сумеем договориться, каким образом посещать их. Всех, например, интересует вертолетный завод, но, к сожалению, вертолетный завод — это объект оборонного комплекса, и там есть очень жесткие ограничения, поэтому мы сейчас пытаемся понять возможные маршруты. С КАМАЗом мы продвинулись чуть дальше, и я надеюсь, что в ближайшее время выйдем на понятную схему работы туристических компаний с ним, потому что всем интересно побывать на предприятии, которое является лидером «Дакара», и для любого школьника увидеть конвейер, как собираются грузовики, — это здорово. Ряд предприятий пока еще присматриваются к этой теме.

Количество людей, приезжающих по промышленному или сельскому туризму, меньше, чем приезжающих с целью отдыха, развлечений, на конференции, но это тоже важные сегменты. Наша задача здесь — соединять интересы бизнеса и конкретных предприятий, помогать им и потом продвигать эти предложения и маршруты

И, конечно же, количество людей, приезжающих, скажем, по промышленному туризму, или количество людей, приезжающих по сельскому туризму, меньше, чем абсолютное число туристов, которые приезжают с целью отдыха, развлечений, на конференции или с культурно-познавательными целями, но это тоже важные сегменты. Наша задача здесь — соединять интересы бизнеса и конкретных предприятий, помогать им выстраивать диалог, решать какие-то административные проблемы и, соответственно, потом продвигать эти предложения и маршруты. Промышленный туризм также легко встраивается в любую туристическую или бизнес-поездку, так же и сельский туризм, то есть это могут быть не отдельные блоки, а встроенные в стандартные туристические маршруты, но это уже узкосегментированное предложение, мы над этим работаем.

— Давайте вернемся к сельскому туризму: какие районы Татарстана будут наиболее интересны по этому направлению?

— С нашей точки зрения, в первую очередь это Высокогорский, Арский, Верхнеуслонский и Лаишевский районы. К сожалению, мы часто сталкиваемся с тем, что люди, живущие на селе, пока «долго запрягают», то есть при всех очевидных плюсах не так активно включаются в этот процесс: либо не верят в то, что это может получиться, либо не хотят ломать привычный уклад жизни. Но с моей точки зрения, это один из самых устойчивых видов бизнеса на селе, потому что, во-первых, всю сельскохозяйственную продукцию, произведенную там, на селе, можно продавать напрямую туристам, причем по ценам, которые выше закупочных. Во-вторых, это практически круглогодичный туристический поток. В-третьих, это просто красивый бизнес: одно дело — каждый день ездить в Казань и работать на каком-нибудь заводе, утром уезжать, вечером приезжать домой, дома толком ничего не успевать, на работе уставать, а здесь вы, не выходя за пределы собственного хозяйства, занимаетесь привычными для вас видами деятельности и при этом получаете доход и моральное удовлетворение, потому что, когда люди приезжают к вам и говорят: «Спасибо вам, у вас было так хорошо, нам так понравилось, мы к вам обязательно приедем», эта эмоциональная отдача для любого человека очень важна. И я считаю, что это мечта — заниматься такими вещами, когда люди тебе будут говорить спасибо.

Есть страусиная ферма: перо со страуса упало — они его тут же продали туристу. Фантазия здесь не ограничивается

— А что конкретно можно продать туристам?

— Все что угодно: изделия народно-художественных промыслов…

Продавайте ему хоть… перья страусиные

— Это в Татарстане развито?

— Да, и мы ищем те точки, где присутствует несколько факторов. Это изделия народно-художественных промыслов (производство), культурная составляющая (скажем, фольклорный коллектив, который может быть вовлечен в туристический оборот), производство сельскохозяйственной продукции (продукция подсобных хозяйств или фермерская продукция), чтобы человек мог купить творог, молоко, яйца. Люди все покупают — мед и веники будут покупать.

— У нас где-то в Татарстане валенки делают, да?

— Да, валенки делает Кукморский завод, он немножко отдален от туристических маршрутов, поэтому мы смотрим, как доставить эту продукцию в то место, куда приезжают туристы. Пока мы на этом этапе. Возможно, что рано или поздно появится объект сельского туризма в Кукморском районе, и люди будут приезжать туда и покупать их на месте. Поэтому, если вы приехали в какое-то место, и там вам очень доступно рассказали, что, условно говоря, это растет прямо здесь, эти пчелы летают на соседнем поле, эта корова, которой никогда в жизни не кололи антибиотики, это курица, которая клюет траву, а не комбикорм, вы купите все что угодно. И если вам еще настойки нальют, то все — человек ваш: продавайте ему хоть… перья страусиные! Есть страусиная ферма: перо со страуса упало — они его тут же продали туристу. Фантазия здесь не ограничивается.

Диляра Ахметзянова, фото Романа Хасаева
МероприятияOnline-конференции Ассамблея туристских волонтеров

Новости партнеров

комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 01 сен
    Зачем вообще куда-то ездить за бугор? В нашей стране столько красивых живописных уголков, на всех хватит!
    Ответить
  • Анонимно 01 сен
    промышленный туризм будет платный или на заводы будет свободный вход?
    Ответить
  • Анонимно 01 сен
    страусная ферма - жалкое зрелище
    Ответить
  • Анонимно 01 сен
    если не мы к ним, то они к нам! пусть съезжаются туристы в Татарстан, а мы их тут встретим и приобщимся к их культуре)
    Ответить
  • Анонимно 01 сен
    надо резко увеличивать турпоток, как-то он не особо кардинально растет
    Ответить
  • Анонимно 01 сен
    до дна мы уже дошли
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии