Новости раздела

Последний банк Мусина: у «Радиотехбанка» отозвали лицензию

Банк России отозвал сегодня лицензию у «Радиотехбанка» — нижегородская кредитная организация занимала 276-е место по величине активов, согласно отчетности на 1 января 2019 года

Регулятор обнаружил в деятельности «Радиотехбанка» сомнительные операции, подпадающие под категории отмывания доходов и финансирования терроризма. В течение 2018 года ЦБ семь раз применял в отношении кредитной организации меры, в том числе приостанавливал привлечение физлиц. По мнению экспертов рынка, акционеры не видели иной возможности скорректировать убытки, которые банк генерировал не первый год.

Семь раз отмерь: ЦБ неоднократно предупреждал банк о нарушениях

«Радиотехбанку» вменяются многочисленные нарушения законодательства и нормативных актов Банка России по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма в части необходимости своевременного выявления операций, подлежащих обязательному контролю.

Также, указывает ЦБ, банк не представлял полную и достоверную информацию в уполномоченный орган и участвовал в сомнительных транзитных операциях, поэтому Центробанк признал неэффективной работу службы внутреннего контроля банка по противодействию терроризма и отмыванию средств. Таким образом, Центробанк сделал вывод, что руководство и собственники «Радиотехбанка» не собирались предпринимать меры, чтобы прекратить вовлеченность банка в сомнительную деятельность его клиентов. Последний год Банк России семь раз применял меры в отношении банка — например, вводил ограничения на привлечение денежных средств физических лиц, говорится в сообщении регулятора.

Две недели назад на сайте раскрытия информации появились сведения о том, что член совета директоров банка Сергей Таранов более чем вдвое уменьшил долю в банке (с 7,105573% до 2,997369%). Кроме того, практически перед самым крахом «Татфондбанка» «Радиотех» сумел вывести из материнской организации 679,3 млн рублей. Уже в декабре 2018 года Арбитражный суд Татарстана пересмотрел ряд сделок между банками, в результате «Радиотехбанк» оказался должен вернуть в конкурсную массу 252,6 млн рублей, сообщало Агентство по страхованию вкладов.

«Радиотех» входил в банковскую группу Роберта Мусина. Фото Ирины Плотниковой

Нижегородский банк находился на рынке 28 лет. По размеру активов он был на 276-м месте. «Радиотех» входил в банковскую группу Роберта Мусина. С 2017 года состав акционеров менялся: летом татарстанский бизнесмен Виктор Дьячков и страховая компания «НАСКО» сменились акционерами из Самары и экс-министром культуры Нижегородской области Владимиром Седовым. Тогда они аккумулировали 21%, остальная часть оставалась во владении группы ТФБ, но уже осенью 2017 совет директоров РТБ досрочно покинули последние менеджеры, близкие к «Татфондбанку» и Мусину. Людей, связанных с Татарстаном, почти не осталось и в правлении этого банка. Одновременно РТБ продолжил запущенный процесс обновления собственников, все больше дистанцируясь от своей материнской структуры.

Регулятор также отозвал лицензию банка на осуществление профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг. В банке назначили временную администрацию до назначения конкурсного управляющего (либо ликвидатора). Банк является участником системы страхования вкладов. До 7 февраля станут известны банки-агенты для выплат страховых возмещений, и не позднее 14 февраля начнутся выплаты пострадавшим вкладчикам.

Как «Радиотехбанку» простили 680 миллионов

В феврале прошлого года комитет кредиторов «Татфондбанка» решил судьбу крупной суммы, выведенной «Радиотехбанком» из ТФБ незадолго до ввода моратория. Операцию нижегородцев в АСВ назвали сделкой с предпочтением и оспаривали в суде. В конкурсную массу «Татфонда» теоретически могли вернуться 680 млн рублей, но комитет кредиторов решил иначе.

На судьбоносное для «Радиотеха» заседание в Казань приехала большая делегация из Нижнего Новгорода — почти весь руководящий состав банка во главе с председателем совета директоров Владимиром Седовым. Среди нижегородцев также были член совета директоров Андрей Безгин, член правления Светлана Лепендина и другие. Вопрос: как быть с сомнительной сделкой нижегородской «дочки» татарстанской банковской группы, решали члены комитета кредиторов ТФБ: глава Союза пострадавших вкладчиков Александра Юманова, представитель ФНС Айдар Губайдуллин, юрист «Татнефти» Альфия Хафизова и представитель РФП Марат Фетюхин.

В период с 30 ноября по 12 декабря 2016 года «Радиотехбанку» были переуступлены права требований к должникам «Татфонда» на сумму 352,28 млн рублей. Фото Рината Назметдинова

Суть ситуации в следующем. В период с 30 ноября по 12 декабря 2016 года «Радиотехбанку» были переуступлены права требований к должникам «Татфонда» на сумму 352,28 млн рублей. Параллельно ТФБ погасил межбанковские кредиты «Радиотеха», перевел валюту и совершил еще ряд операций на общую сумму 327,042 млн. Путем всех этих манипуляций «Радиотехбанку» удалось вывести 679,322 млн рублей. Сначала АСВ, как конкурсный управляющий ТФБ, пыталось обжаловать эти операции. Но позднее в агентстве передумали и вынесли вопрос на заседание комитета кредиторов, вызвав тем самым большое негодование в среде вкладчиков: «Нам предлагают простить 680 миллионов рублей!» — возмутилась Александра Юманова в соцсетях.

Простить сделку «Радиотеха» предлагалось на определенных условиях. Нижегородский банк обязался вернуть в конкурсную массу права требований на 84,37 млн рублей. Кроме того, некие акционеры обещали выкупить у ТФБ акции РТБ, но опять же недорого.

— Я просил дать возможность «Радиотехбанку», который попал в такую же ситуацию, как и все ваши обманутые вкладчики, решить вопрос таким образом, чтобы «Радиотехбанк» мог продолжать работать и обслуживать не только нижегородцев, но и казанцев. Взамен мы предложили выкуп акций — реальные деньги, которые вкладчики уже сейчас смогут получить. А если не принимать наши условия, не знаю, когда вкладчики что-то получат. То, что сумма маленькая, ну так мы предлагаем то, что можем. Мы не авантюристы и не мошенники, чтобы предлагать то, чего не можем. Вот мы можем и предложили очень приличную сумму — около 200 млн, пожалуйста! Это в общей сложности, то есть выкуп акций на 100 млн и плюс кредитное обслуживание, которое мы передаем, — сообщил тогда по итогам заседания «Реальному времени» председатель совета директоров Владимир Седов.


Потребовав жестких гарантий от «Радиотехбанка», кредиторы проголосовали за предложение нижегородцев, против была только Юманова: «Решение принято, проголосовали за. Это не совсем простили, просто согласились на предложенные условия «Радиотехбанка», но это на 90% меньше».

В тот же день аналогичный вопрос решали и на заседании комитета кредиторов «Интехбанка». Оказалось, незадолго до краха последнего «Радиотехбанк» и из него вывел порядка 141 млн рулей. И если для ТФБ нижегородцы предложили хоть какие-то условия, то кредиторов «Интеха» просили просто простить эти деньги. Однако Республиканский фонд поддержки и Союз пострадавших вкладчиков выступили против отзыва иска АСВ к «Радиотеху». В результате комитет кредиторов принял решение о продолжении судебного процесса по взысканию с нижегородской «дочки» ТФБ 141 млн рублей.

«На рынке это почти никак не отразится»

Банк, согласно отчетности, генерировал убытки: в 2017 году они составили 232,2 млн рублей, в 2016 — 85,6 млн рублей (за 12 месяцев). За 11 месяцев 2018 года — 150,2 млн рублей. «Так часто бывает, что если банк не имеет какой-то клиентской базы, развивающегося бизнеса, которая позволяет ему быть рентабельным, — а РТБ уже давно был убыточным, даже из финансовой отчетности видно, что его результат все хуже и хуже, тут даже и скрывать невозможно, — обычно акционеры и руководство в таких случаях, понимая, что нет перспектив повышения рентабельности, часто имеют мотивацию начинать заниматься схемными операциями. Это тот случай», — говорит гендиректор аналитического агентства «Бизнесдром» Павел Самиев.

Банк занимал пятое место в регионе по размеру активов и 276-е в России. «Как мы видим из опыта, размер банка не является гарантией надежности. К отзыву лицензии приводят проблемы плохих активов, которые накапливаются даже у некоторых относительно крупных банков. Когда ЦБ реагирует на какие-то схемные операции, а именно отзывает за качество активов, размер зачастую вообще никак не влияет в общем-то. У банка были накоплены проблемы — просрочка [доля просроченных кредитов] у него была формально не очень высокая, но при этом были скрытые проблемы с качеством портфеля», — уточняет Самиев.

По данным собеседника, просрочка на последнюю дату находилась на уровне 5%, что не отражало реального качества портфеля: «Потому что у банка и уровень регулирования был невысокий, притом что были другие признаки того, что значительная часть портфеля была низкого качества. В случае «Ростехбанка» Центробанк еще обратил внимание, что в данном случае нарушения были и такого характера — ПОД/ФТ, и действительно, ЦБ говорит, что неоднократно писал банку претензии и нарушения не были устранены».

На региональный банковский рынок отзыв не повлияет сколь-либо значимым образом, уверен независимый банковский аналитик Александр Проклов. «Все-таки банк не очень крупный по размеру активов, это раз. Во-вторых, я думаю, что его позиции на локальном нижегородском рынке быстро заместятся крупными банками — там все-таки активны практически все федеральные банки». Самиев также полагает, что на регион событие не окажет серьезного влияния: «Татфондбанк» был крупный случай, даже «Интехбанк» был примерно того же размера. Банк действительно не такого масштаба».

Это событие вполне укладывается в русло политики, которую проводит Центральный банк по сокращению количества действующих банков, продолжает Проклов: «Ну и в принципе это закономерный итог крушения «Татфондбанка» и тех изменений в татарстанской банковской системе, которые произошли в течение двух лет».

Самиев напоминает: многие аналитики были уверены, что после отзыва лицензии «Татфондбанка» за ним последует и его нижегородская дочка: «Банк выжил после волны отзывов и передачи на санации нескольких банков — как это было с «Татфондом», «Интехбанком» и всеми остальными банками. То, что он выжил, не то чтобы случайность, но некоторые коллеги говорили, что не ожидали, что он останется. Была высокая вероятность, что у банка могли отозвать лицензию, но тем не менее он прошел сложный период». В итоге качество кредитного портфеля, в целом качество активов не позволили ему существовать, заключает Самиев.

По мнению Проклова, ближайшие пару лет количество банков еще будет сокращаться: «Не прежними темпами, по 60—70 банков в год, но будет еще продолжаться».

Лейсан Набиева, Василя Ширшова
ЭкономикаБанкиФинансы Татарстан

Новости партнеров