Новости

15:26 МСК
Все новости

«Где-то надо искать решение! Иначе перепродадут землю, Василь Гаязович»

Депутаты обнаружили нехватку денег на ВМП, сельское хозяйство и инженерную инфраструктуру

«Где-то надо искать решение! Иначе перепродадут землю, Василь Гаязович» Фото: Олег Тихонов

Потерпите, все еще впереди! В этом духе успокаивал сегодня министр финансов РТ Радик Гайзатуллин разгневанных депутатов Госсовета, обнаруживших резкое недофинансирование в проекте бюджета-2018 по нескольким социально-значимым расходным статьям и отраслевым программам. Явные прорехи в проекте татарстанского бюджета будут заполнены после распределения федеральных ресурсов по ФЦП, пообещал им глава Минфина РТ, уточнив, что вынесенный на первое чтение основной финансовый документ на 2018—2020 год сверстан исключительно из собственных доходных источников, а помощь из Москвы в виде федеральных трансфертов подоспеет попозже. Корреспондент «Реального времени» стал свидетелем, как парламентарии приняли его в первом чтении.

Накануне на заседании татарстанского парламента был представлен проект бюджета республики региона на 2018 год и плановый период 2019/2020 годы. Документ был разработан на основе умеренно-оптимистичного прогноза социально-экономического развития на ближайшие три года, согласно которому, объем валового регионального продукта в следующем году вырастет на 3,8%, в 2019-м — на 3.3%, в 2020-м — на 3.5%.

58% — индекс федерального софинансирования Татарстана

Представляя основные параметры бюджета, министр финансов Татарстана Радик Гайзатуллин напомнил, что общая сумма доходной части республиканского бюджета на 2018 год прогнозируется в размере 196,4 млрд рублей, на 2019-й — 199,4 млрд рублей, на 2020-й — 203,5 млрд рублей. Общий объем расходов бюджета Республики Татарстан в 2018 году составит 199,1 млрд рублей, на 2019 год — 203,8 млрд рублей, на 2020 год — 209,4 млрд рублей. Дефицит в 2018-м — 2,7 млрд рублей.

Как заявил Радик Гайзатуллин, впервые в этом году для всех регионов установили предельно допустимый уровень федерального софинансирования. Фото gossov.tatarstan.ru

Основной особенностью бюджета на предстоящие 3 года является резкое сокращение федеральных трансфертов, а также прекращение заимствований у федерального бюджета. Как заявил Радик Гайзатуллин, впервые в этом году для всех регионов установили предельно допустимый уровень федерального софинансирования. «Татарстанский» индекс — 58%, т. е. не более 58% от расходов республика может получить софинансирование со стороны федерального бюджета. «Если мы анализируем 2018 год, то в целом мы получаем 14 млрд софинансирования из федерального бюджета», — сказал он. Исключение составляют разве что программы АПК, где федеральное финансирование покрывает порядка 90% расходов. Касаясь запрета на выдачу бюджетных кредитов, Радик Гайзатуллин доложил, что в проекте бюджета заложено получение 20 млрд рублей краткосрочных кредитов — на 50 дней. Они нужны для покрытия кассовых разрывов при исполнении бюджета.

Предвыборный бюджет-2018: социальные расходы вырастут на 1,5%

Обобщая бюджетные приоритеты, министр финансов подчеркнул его социальную ориентированность. По его словам, расходы на первоочередные и социально-значимые нужды вырастут на 1,5% и составят 71,6% от всей доходной части. Положительную оценку законопроекту о бюджете республики на 2018 год и плановый период 2019—2020 годов дала Счетная палата. По словам заместителя руководителя Счетной палаты Татарстана Альберта Валеева, «в представленном проекте закона сохраняется преемственность подходов, которые складывались на протяжение последних лет — обеспечение положительных трендов и в первую очередь в части финансирования социальной сферы, решения задачи по сохранению инвестиционной составляющей».

Однако с первых же депутатских вопросов идея социальной ориентированности бюджета-2018 была поставлена под сомнение. Несмотря на то, что бюджет проходил обсуждение в парламентских комитетах и нулевые слушания, на вопросы записались 15 депутатов. Для разминки самый простой и незамысловатый вопрос последовал от депутата Николая Рыбушкина.

По словам Альберта Валеева, в представленном проекте закона сохраняется преемственность подходов, которые складывались на протяжение последних лет

«Ежегодно выделяются средства на капитальный ремонт детских оздоровительных лагерей. Предусмотрены ли средства в бюджете 2018?» — спросил он, как будто не читал 300-страничный бюджет. «Деньги предусмотрены: если раньше выделялось 100 млн, то на будущий год заложено 200 млн», — легко отбил пас Радик Гайзатуллин.

Беззубость постановки вопроса господином Рыбушкиным слегка покоробила спикера Госсовета. «Вопрос мог бы звучать другим образом. Цифра в бюджете указана, там же написано, Николай Николаевич, — назидательно сказал он для всех. — Надо было спросить — почему мало?». Однако его время истекло, и право задавать вопросы перешло следующим депутатам. Однако преподанный урок ораторского мастерства оказался не впрок. Вопрос о финансировании льготных санаторно-курортных путевок для бюджетников снова прозвучал в упрощенном виде — сколько? Отвечая на него, министр финансов сообщил, что расходы заложены с ростом в 4% и составят 104 млн рублей. Много или мало, осталось неясным, т. к. депутат был удовлетворен ответом.

Налоговикам прописали экономическую стагнацию

Остроту дебатам постарался придать депутат-коммунист Артем Прокофьев. Вопреки ожиданиям, он поднял не привычную для КПРФ социальную проблематику, а сугубо экономическую — почему снижаются сборы по налогу на прибыль?

«В будущем году сборы по налогу на прибыль запланированы в объеме 71 млрд рублей. Но в этом году мы вносили изменения на 74 млрд. А по вашим схемам выходит, что мы превысим эту сумму только в 2020 году. В чем связано снижение?» — поинтересовался он. Действительно, как такое может быть, если рост республиканского ВРП заложен в 3,8%? Математическая ошибка? Но министр финансов заверил, что все верно — сборы заложены на уровне 71,1 млрд рублей. По его словам, прогнозная цифра основана на данных крупных промышленных предприятий, которые обеспечивают 60—70% поступлений в казну. И окончательно отмел сомнения словами: «Мы считаем, цифры обоснованные». «Но напряженные», — тихо вставил Фарид Мухаметшин, прекратив разговор на эту тему.

После этого диалога заявлять о каких-то депутатских «хотелках» было бессмысленно. Фото Олега Тихонова

Деньги будут из Москвы, подождите

После этого диалога заявлять о каких-то депутатских «хотелках» было бессмысленно. Но главврач городской больницы №7 Марат Садыков попытался лишь узнать, почему сократились расходы на оказание высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП). «Из проекта видно заметное снижение расходов на 2018 год на оказание ВМП, — не решился он раскрывать масштаб сокращений. — Прошу пояснить причину такого резкого снижения ассигнований по этой позиции», — с нажимом на слово «резкое» произнес он.

С этого момента глава Минфина РТ и стал обнадеживать депутатов московскими авансами, которые еще не распределены, но уж точно пополнят республиканскую казну. «Здесь многократно задавался этот вопрос. Отвечу: федеральные средства заложены в небольшом объеме в связи с тем, что часть средств не распределена федеральными министерствами. Так как ВМП финансируется из трех источников — республиканского, фонда ОМС и федерального, то сегодня заложено увеличение только по республиканскому бюджету на 300 млн до 3,3 млрд рублей. А вот федеральная часть будет дополнена. Думаю, будет не меньше», — утешил он. В этом же ключе глава Минфина отчитался о том, как будут лататься прорехи по программам поддержки малого и среднего бизнеса. «В течение трех лет предусматривается выделение по 1 млрд на поддержку МСП из республики. Но я знаю, что в федеральном бюджете остаются нераспределенными 5 млрд рублей для всех субъектов РФ. Я думаю, они будут», — сообщил он.

Затем в пикирование с Минфином вышли аграрии. Гендиректор «Челны-хлеб» Рафаэль Юнусов выразил обеспокоенность вероятным сокращением федерального софинансирования по программам развития сельского хозяйства. «До сих пор соотношение в АПК строилось по модели РФ 95% и субъект 5%, а теперь падает на уровень 50 на 50. Это очень серьезно. Многие программы будут сворачиваться», — предупредил он. — Что мы собираемся делать? Если у федерального центра будет уменьшение, то как мы будем нивелировать?, — поставил он вопрос ребром, как и учил Мухаметшин. «Вот топливо. Сначала до потолка поднимают цену до 40 рублей за литр, потом на 3 рубля снижают — до 37—38 рублей. И говорят это снижение! Еще. На селе самые высокие тарифы на электроэнергию. Это будет продолжаться? Что мы будем делать?», — негодовал Юнусов. « На 2018 год эти средства пока не распределены, — невозмутимо ответил ему Радик Гайзатуллин. — Минсельхоз РТ ведет работу с Россией, будет ли 58% или немного изменится, неизвестно». По его словам, когда Минсельхоз РФ определится, тогда президент РТ будет принимать меры. А пока не стоит гнать панику.

В заключение Фарид Мухаметшин поручил вице-премьеру найти решение по обустройству участков. Фото prav.tatarstan.ru

Многодетным семьям разрешили продавать «голые» земли

Лишь в самом конце дебатов всплыла острейшая социальная проблема, связанная с провалом программы по выделению земель многодетным семьям в Татарстане. «Семьи получили землю, но на сегодня лишь 4 процента из них построили дома. Причина в том, что муниципалитеты не могут найти средства на строительство инфраструктуры (инженерных коммуникаций и дорог). Я не увидел в бюджете решение этого вопроса. Может, решение вопроса в том, чтобы объединить усилия республики и муниципалов и скорректировать программы. И привлечь поставщиков услуг — газовиков, энергетиков — они ведь получат новых клиентов», — спросили у министра финансов. Несколько удивленный такой постановкой вопроса, Радик Гайзатуллин смог ответить только то, что денег на эти цели нет ни в республиканском бюджете, ни в муниципальных.

«Это вопрос не к нему, конечно, — поправил коллегу спикер. — Это больше к правительству, к вице-премьеру Шайхразиеву. Василь Гаязович, пометьте себе пожалуйста, когда в правительстве будете обсуждать социальные вопросы… Где-то надо искать решение? Искать надо решение», — поторапливал он. Согласившись с тем, что возможно партнерство с энергетиками, спикер Госсовета увидел проблему не в том, что успели много выделить земли, а в том, что теперь ею активно торгуют. «Много земли выделяем многодетным, у которых ни банковских счетов, ни залогов для кредитов нет, как правило, и имущества нет. Эта земля пустует или перепродается».

Возможность продажи земли законодательно разрешена. По словам Фарита Мухаметшина, поправка прошла в федеральном правительстве, так что сейчас «эту землю они могут перепродавать, и они перепродают», тогда как задача-то не решена. В заключение он поручил вице-премьеру найти решение по обустройству участков.

Луиза Игнатьева
ОбществоВластьИнфраструктура
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 27 окт
    Почему происходит недофинансирование?
    Ответить
    Анонимно 27 окт
    С вы не догадываетесь? Всё улетает в Москву
    Ответить
  • Анонимно 27 окт
    Голые земли продавать тяжело. Тем более в поле
    Ответить
    Анонимно 27 окт
    А вы пробовали?
    Ответить
  • Анонимно 27 окт
    Снова налоги на предпринимателей повесят... куда только наши деньги уходят
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии