Новости раздела

«Я совершил ошибку — в попытке повысить продуктивность стал работать еще больше»

Первый татарстанец-Ultraman о том, почему ему важно бегать марафонские дистанции и почему иногда с них нужно сходить

«Я совершил ошибку — в попытке повысить продуктивность стал работать еще больше»

В Казани прошел форум «Наш Татарстан», одним из спикеров которого стал Михаил Носов, директор по аудиту PwC в Казани, единственный татарстанец, преодолевший дистанцию на выносливость Ultraman и пять раз — Ironman. Он рассказал, как из менеджера, боровшегося за продуктивность, работая по 12 часов в день, превратился в спортсмена-любителя, использующего спорт для достижения результатов в бизнесе и жизни. Журналист «Реального времени» приводит рассказ мотивационного спикера.

Спорт в мою жизнь пришел после похода в горы, куда меня позвал друг. Я бы, может, и отказался, но за несколько месяцев до предложения я посмотрел фильм «Всегда говори «Да!». Я понял, что это тот самый момент сказать жизни «Да!», хотя я еще не знал для чего. Так я оказался в Непале, где как-то удивительно сочетаются приземленность и духовность. Две недели я наслаждался видами самых высоких гор в мире, это потрясающе. Но это оказалось очень сложной прогулкой.

Людям, которые никогда не были в горах, мало что скажет важность каждой сотни метров, пройденной высоко в горах. Поэтому что такое 6 200 Айленд пика — мне тоже было неведомо. Меня только немного смутило, что друг посоветовал захватить ледоруб. Дальше я видел, как от нашей группы по очереди отпадали люди — не все выдерживали горную болезнь. До вершины добрались трое, включая меня, самое страшное, что в процессе восхождения с дистанции сошел и мой друг. Хотел ли я сойти? Не раз. В какой-то момент становится так тяжело, что ты не видишь вокруг ничего, кроме тропы перед тобой. Ты просто фокусируешься на каждом шаге. Идешь и думаешь, что позади уже десяток человек, значит, и тебе сойти уже не стыдно! Но все-таки я дошел до вершины и, конечно, испытал эйфорию.

Оказаться на плато, чтобы снова пойти в горы

Когда ты совершаешь такой поступок, как покорение вершины, ты понимаешь, что способен достигнуть любых целей. Вот только новую цель я поставил только через полтора года после восхождения. А до этого стал жертвой распространенного эффекта «плато» — периода застоя, который приходит после успехов. Выбраться мне помогла «мотивация лестницей», как я ее называю. Произошло это так. Мне нужно было быстро пообедать, чтобы сэкономить время, я решил взбежать на четыре этажа вверх, не дожидаясь лифта. Пробежался с дикой одышкой, сел на лестнице, и в этот момент мне позвонил друг, с которым мы до этого шли в горы, и рассказал, что сделал Ironman (полная дистанция — 4 км плавания,180 км на велосипеде, 42 км беговой марафон, — прим. ред.).

Когда ты совершаешь такой поступок, как покорение вершины, ты понимаешь, что способен достигнуть любых целей. Вот только новую цель я поставил только через полтора года после восхождения

А я сидел на лестнице и думал: «В горах мне казалось, что я ушел наверх, а друг остался на 200 метров ниже. Но как же так получилось, что спустя полтора года он ушел по жизни вверх, а я остался у подножия вершины?»

В этот день я не поел. Тогда я решил, что если Ironman для меня — нереальный план, то бег — вполне доступен. Проблема была в том, что я и пять километров в школе плохо бегал (приходилось долго отдыхать), а как бегать марафоны, совсем не представлял. Мне нужна была точка невозврата, с которой я не мог бы сделать шаг назад.

Я решил вложить деньги в бег и купил слот и путевку на амстердамский марафон. Но даже несмотря на это каждое утро я просыпался с двумя голосами. Один говорил: «На улице мокро, холодно, а ты вчера поздно лег, а сегодня рано на работу». А второй напоминал, как много я уже вложил в предприятие «марафон». Этот голос побеждал, к счастью, чаще, благодаря чему я доехал-таки до марафона.

Проблема была в том, что я и пять километров в школе плохо бегал (приходилось долго отдыхать), а как бегать марафоны, совсем не представлял. Мне нужна была точка невозврата, с которой я не мог бы сделать шаг назад

Все шло хорошо до 30-го километра. Это был момент, когда передо мной встала «стена». Те, кто бегает марафоны, хорошо знают об этом эффекте. Спасло меня только то, что передо мной — натурально — бежали ноги. Я сфокусировался на этих загорелых ногах в красных кроссовках, не видя больше ничего вокруг. И все было бы хорошо, если бы на 35-м километре эти ноги не встали. И так же, как уже когда-то в горах, я встал перед выбором: либо встать рядом с этими ногами и сойти с дистанции, либо преодолеть себя, бежать до следующего поворота, а потом еще. Тактика перетерпеть немного, чтобы стало легче, сработала. Километре на 38-м у меня взорвался мозг от эйфории, я понял, что осталось всего 4 км, что это то расстояние, которое я бегал на любой тренировке, а значит, я пробегу, пройду или как минимум проползу это расстояние.

Я пробежал этот марафон за четыре часа и тогда стал думать, что надо попробовать сделать Ironman, ведь никто не осудит за попытку. С тех пор прошло много лет, я сделал пять Ironman и стал пока единственным атлетом из Татарстана, сделавшим Ultraman (плавание 10 км, велосипед 421 километр и бег 84 км). Всего в год эту дистанцию делают всего около 100 человек!

«Сделай невозможное — потом невозможное сделают и другие»

Я применяю как минимум три техники, которые помогают мне поддержать мотивацию в нужный момент. Во-первых, якорение. Это техника, которая пришла из НЛП, когда ты, чтобы добиться нужного состояния, делаешь нечто, что напомнит тебе о ситуации, где ты это состояние испытывал. Для меня таким якорем стало сжимание рук в кулаки, как я делаю перед любым стартом, а после — и перед любыми сложными переговорами, например. Второе — музыка. Я лично помню музыку, которая звучала в начале марафона, она заряжала энергией, и теперь каждый раз, когда я слышу ее, я наполняюсь энергией.

Вокруг каждого из нас куча людей, которые говорят: «Да это нереально». Но вот стоит одному совершить «нереальное», и оно становится реальным не только для него, но и для сотен последователей

А третье — это визуализация. Расскажу потрясающую историю о том, как она работает. В 60-70-е годы прошлого века ученые всего мира считали, что пробежать милю (1,6 км) менее чем за 4 минуты нереально. Они доказывали, что это физически невозможно, а если и возможно — человек умрет от такой нагрузки. Все считали так, пока Роджер Баннистер, неудачливый спортсмен, проваливший Олимпиаду, не поставил перед собой эту «нереальную задачу», пусть и ценой собственной жизни. Пробежав дистанцию за 3,59, он упал. Позже он вспоминал, что в тот момент реально ощущал приближение смерти. Но «умирал» он с мыслями о том, что жизнь прожита не зря. Он феноменальный.

Но потрясающе даже не это. В том же году помимо Баннистера это же достижение повторили еще несколько человек! А потом пошла настоящая волна подобных достижений, и сейчас многие студенты, занимающиеся спортом, вполне спокойно бегают милю за четыре минуты.

Чем показательна эта история? Вокруг каждого из нас куча людей, которые говорят: «Да это нереально». Но вот стоит одному совершить «нереальное», и оно становится реальным не только для него, но и для сотен последователей.

А второе, что поразило меня, каким именно образом Баннистер добился результата. Он просыпался и представлял, как он выбегает из четырех минут, и делал это каждый день. Поэтому когда он вышел на итоговый старт, достаточно было подумать: «Ты делал это тысячу раз! Это всего лишь один раз из тысячи».

Кроме Роджера меня восхитила история одного из двух российских ультраменов. Я помню, как читал его биографию и как один момент просто поверг меня в шок. Он рассказывал, как на 60-м км дистанции он ослеп. Натурально. Он писал, что ему оставалось выбрать — сойти с дистанции или бежать вслепую. Он понял, что сойти с дистанции не может, еще десять километров он бежал вслепую, пока зрение не вернулось к нему. Эта воля потрясает!

Пари на полмиллиона

Спорт — это всего лишь один, самый показательный пример того, как ставятся и достигаются цели. На самом деле в других сферах жизни все ровно то же. На достижение цели работают четыре уровня мотивации: тело, эмоции, разум, дух. Я знаю, что у первых трех довольно непродолжительное действие. Ну сколько вас будет радовать новая машина? Кого-то пару недель, кого-то — полгода, но эту мотивацию не назовешь долгосрочной. По-настоящему сильная мотивация та, которая затрагивает ваш дух. В спорте для меня это стало то число последователей, которое появилось в школе бега, которую основала моя супруга, те благотворительные забеги, которые позволили нам собрать деньги на лечение детей, и так далее.

Мне часто приходится слышать, мол, очень хочется, но нет времени, нет возможности, чтобы стартовать. Тогда я вспоминаю о простой, но действенной уловке — повышайте степень важности.

Спорт — это всего лишь один, самый показательный пример того, как ставятся и достигаются цели. На самом деле в других сферах жизни все ровно то же

Один мой знакомый так и поступил. Он поспорил на деньги со своим другом на то, что пробежит марафон. Для этого он нашел максимально корыстного человека в своем окружении, и тот уже потирал руки предвкушая, что он купит на эти полмиллиона. В какой-то момент это пари перестало мотивировать, друг мой задумался, как повысить степень важности еще сильнее. Однажды позвонил мне и сообщил, что он заявил себя пейсмейкером на Московском марафоне (пейсмейкер — человек, который заявляет, что пробежит дистанцию за определенное время, на которое ориентируются другие бегуны, следующие за ним, — прим. ред.). Дело было тогда, когда на Московский марафон участников было особо не заманить, и организаторы с удовольствием приняли его в пейсмейкеры, даже не разобравшись в том, что он никогда даже не пробегал дистанцию. Стоит ли говорить, что под гнетом такой ответственности мой друг не просто пробежал свой первый марафон, но и сделал это за заявленные четыре часа, не подводя людей, которые последовали за ним?!

Не берите в долг у организма

Считаю ли я, что нужно доходить до конца во что бы то ни стало? Нет. Иногда нужно сходить с дистанции. Когда я собирался на Ultraman, я договорился с собой, что если что-то пойдет не так, я не буду рисковать своим здоровьем и своей основной деятельностью. В этом году я не завершил лыжный марафон, поняв, что дойду до финиша, но будет тяжело. Когда сходить? Это вопрос приоритета, ведь ты всегда знаешь, оставались ли силы, чтобы дойти до конца? Если я понимаю, что залезаю в долги — своему организму, семье, карьере, если мне нужно будет реабилитироваться месяц, нужно сойти. Спорт — не моя профессия, но благодаря ему я лучше себя реализую в остальных сферах.

Только ли спорт помогает быть более продуктивным в основной деятельности? Нет, конечно. Человек многогранен, кому-то нужен спорт, кому-то — творчество. Просто я выбрал спорт, как и многие другие бизнесмены, которые идут в триатлон. До 30 лет я, как многие мои знакомые, спокойно справлялся со стрессом и нагрузками самостоятельно. А после 30 понял, что энергии стало резко меньше, что я стал хуже работать. Я совершил ошибку — в попытке повысить продуктивность стал работать еще больше. Но ничего не вышло — результат, яркость жизни, эмоциональность только снижались. Спорт вернул мне эти краски, я сократил рабочий день, убрав из него часы непродуктивного труда.

Спорт универсален, он позволяет быстро сменить эмоцию, перезагрузить мозг, чтобы сбросить ошибки. Я бегу, и ответы приходят, как если бы мозг, разгрузившись, сам выбирал лучшее решение.

Записала Айгуль Чуприна, фото предоставлено оргкомитетом форума «Наш Татарстан», а также из личного архива
ОбществоСпорт
комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 06 мая
    Уроки английского: place - место, pace - темп. Тот кто задаёт темп на марафоне называется пейсмейкер.
    Ответить
  • Анонимно 07 мая
    Все книги по самосовершенствованию, GTD, мотивации, тайм-менеджменту и прочему сводятся к тому, что человек из Беверли-Хиллз советует человеку в Магадане выйти из зоны комфорта.
    _________________________________

    Вам доступно купить билеты в амстердам и слот на марафон? Не умея бегать?
    Доступно поспорить на полмиллиона? У вас высокоплачиваемая работа с графиком позволяющим 30 часов тренировок в неделю?
    Здорово! Но большинству все это недоступно.
    И хватит рассказывать про выход из зоны комфорта и проч вещи. Давайте на завод, Миша. А не директором по аудиту)))
    Ответить
    Анонимно 08 мая
    Спасибо за комментарий, не буду вас переубеждать в выводах, это субъективное восприятие. Но попросбую пояснить ряд моментов.
    Во-первых, я не спорил на полмиллиона и для меня самого такая сумма выглядит весьма вызывающе, согласен. Ни в коем случае не призываю никого повторять, просто поделился реальной историей.
    Во-вторых, про доступность поездки. Раньше выходные в Европе были по цене отдыха в местных санаториях, раз в год могли позволить многие. Сейчас же много стартов в городах проживания. Казанский марафон- отличный пример.
    А уж по поводу 30 часов в неделю - вы реально так думаете?! Это же очень много, столько времени не смогу себе позволить на спорт, да и не вижу для себя в этом смысла.
    На мой взгляд час-полтора в день на свое развитие могут найти многие, если это станет для них важным. И не вопрос какой способ восполнения сил выбирается, главное чтобы это давало энергии для труда и семьи.
    И если моя история может кого-то мотивировать на это, буду рад. Если нет, то, действительно, есть много других более достойных примеров вокруг.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии