Новости раздела

«Как и во всех восточных государствах, в Казанском ханстве были гаремы»

«Великолепный век» на татарский лад: писательница Ольга Иванова о гендерном равенстве во власти, миролюбии правительниц Казани и свободной женщине Поволжья

«Как и во всех восточных государствах, в Казанском ханстве были гаремы»

Автор трилогии «Повелительницы Казани» не видит особых различий между женщинами Казанского ханства и современными жительницами столицы Татарстана — те же переживания, взаимоотношения, разве что обстановка другая. В чем-то наши предшественницы и преуспевали — близко с властью находилось гораздо больше представительниц прекрасной половины, чем сейчас. Три даже управляли Казанским ханством — Нурсолтан, Гуахаршад и Сююмбика. Об открытиях и тяге к Средневековью — в материале «Реального времени».

В Золотой Орде женщин почитали больше, чем мужчин

— Читала, что на написание трилогии «Повелительницы Казани» сподвигли скучные исторические романы и мужской шовинизм. Не было ли из-за этого соблазна отыграться и приукрасить действительность, дать героиням черты, которых у них не было? Критиковали ли работу историки?

— Историки не критиковали, по крайней мере те, к кому я обращалась. Автор имеет право приукрашивать своего героя как ему хочется. Никто не может знать на самом деле, какие у них были черты, документы и события показывают только, какие поступки они совершали. Соответственно, я из этого исходила. Представьте, даже если в наше время политическую партию возглавляет женщина, что это означает? Что она достаточно умная.…

— И сильная, волевая.

— Да, и это тоже. Все эти качества присущи государственному деятелю, просто невозможно, чтобы глупый человек занимал такую высоту. Конечно, в истории бывали недалекие умом правители, но тогда за их спиной стоял сильный министр. Но вопрос недалекого ума это не про моих героинь. Вот при хане Ибрагиме две ханши возглавляли политические партии, при этом противоборствующие. Это исторический факт. Также можно сказать и про других героинь, например, про дочь Нурсолтан Гаухаршад, которая при всех переворотах была в числе первых. Сами представляете, какими нужно обладать чертами характера, чтобы их совершать, здесь проявляется склонность к интригам, хитрость и умение просчитывать ситуацию. Какие же были личные отношения между женщинами и мужчинами, как они выстраивались, нам знать не дано. Личные отношения героев — это вымысел автора, моей задачей было преподнести историю ярко и интересно, чтобы это было читаемо, сюжет постоянно менялся, развивался.

«Личные отношения героев — это вымысел автора, моей задачей было преподнести историю ярко и интересно, чтобы это было читаемо, сюжет постоянно менялся, развивался». Фото: Александра Дорфман / АиФ

— Тогда почему сложилось мнение, что 500 лет назад женщины только и делали, что проводили время в гареме?

— Я начала писать в 80-е годы, когда еще не вышел «Великолепный век», где мы увидели влияние женщин гарема на своих мужчин и порой на решение некоторых государственных вопросов. 20 лет назад не было столь смелых суждений. Но в романах, которые я написала 15 лет назад, они уже появились под воздействием глубокого анализа документов тех времен, исторических свидетельств. И я порадовалась тому, что мои суждения перекликались в этом с «Великолепным веком». Видимо, путь все-таки верный. Ведь турецкая писательница опиралась на исторические источники, в большом количестве сохранившиеся в Турции. Казани так не повезло, документы о том времени сгорели при взятии города. Но кое-какие отличия Османской империи от Казанского ханства известны: наши женщины в отличие от турчанок не ходили в чадрах, женщины были более раскрепощены, раскованы. Видимо, так сложилось исторически от местных булгар, да и от ханов, пришедших из Золотой Орды. А там, как и в монгольской империи, женщины были очень почитаемы, многие путешественники тех времен отмечали, что женщин в Орде иногда почитали больше, чем мужчин. К словам матерей и старших жен прислушивались. В 80-е годы мы мало знали о таких вещах, считали, что восточный гарем — это женщина, возлежащая на диване, покрывалом прикрылась и выйти никуда не может. Идет только, когда муж ее пальчиком поманит, больше она ни на какие шаги неспособна. Так сложилось, такое мнение было тогда у большинства.

— В Казанском ханстве были гаремы?

— Конечно, безусловно, как и во всех восточных государствах в Казанском ханстве были гаремы. Было положено иметь четыре жены. Потом в отношении ханов и тех, кто занимал высокие посты, существовало правило, что со смертью одного из братьев, если гарем позволяет, он брал его жен. Это было естественно.

Хранителями Казанского ханства были женщины

— Вы упомянули про «Великолепный век». Кто-то из читателей сравнивает вашу работу с этим сериалом, нравится ли оно вам, уместно ли?

— Мне сравнение импонирует в том смысле, что все показано красочно, есть интриги, сам сюжет более закрученный. Из всех сериалов по подобной теме этот показался ближе моему повествованию. Я в первую очередь ставила цель рассказать живую историю со всеми историческими фактами и в то же время чтобы это было читаемо, интересно, захватывающе, нескучно для современного читателя. В «Великолепном веке» это, конечно, тоже присутствует.

— Исторические материалы вы собирали около 15 лет, какие были неожиданные открытия?

— Я бы не сказала, что были неожиданности, вызвавшие удивление. Самое главное и первое открытие — статья в «Вечерней Казани» про всех трех ханш. Меня тогда это сразило. Все представления перевернуло, все остальное, что находила потом, было дополнением к этому. Видела, что это действительно не вымысел, а правда. Конечно, находила и много противоречий, одни авторы так пишут, другие по-другому.

Миниатюра Лицевого летописного свода: «В 7044 году в ноябре в 25-й день. Ковгоршад-царевна и Булат-князь, и вся земля Казанская великому князю Ивану Васильевичу изменили: царя Яналея убили, которого им князь великий Василий Иванович дал царем на Казань, а взяли себе на Казань царем из Крыма царевича Сафа-Гирея». Фото wikipedia.org

— Какими были на самом деле повелительницы Казанского ханства того периода? Что отмечали современники?

— Они в первую очередь отмечали их государственную деятельность, дипломатический талант, ведь ханши заседали в высших советах, отнюдь, не для красоты. Гаухаршад, конечно, с более мужским характером, у Сююмбики и Нурсолтан характер женский, миролюбивый, стремящийся к созиданию. Они пытались продвигать мирные инициативы, решить вопросы дипломатично, как можно с меньшим кровопролитием. Пока изучала документы, видела, что карачи и беки, заседавшие в диване, думали только о наживе. У кого-то торговые отношения с Сибирью, поэтому обязательно был нужен сибирский хан на троне. Другие с Москвой торговали, значит, можно с ней мириться. Они думали чаще о своем кармане, чем о пользе для страны и народа. В тот момент о Казани как таковой не думали, получалось так, что хранительницами ханства были женщины. У меня сложилось такое впечатление, и такие выводы пришли после изучения документов. Были, конечно, и среди мужчин патриоты и прекрасные дипломаты, например, хан Мухаммад-Эмин, сеид Кул-Шериф. Но чаще миротворцами, как впрочем, и в наше время, выступают женщины.

— Как искали информацию по бытовым вопросам того времени? И опять-таки по отношениям между мужчиной и женщиной?

— Все было только по исламу, я прочитала, как нужно обращаться, какие выстраиваются отношения. По бытовым вопросам данные приходилось добывать по мелочам. Где-то археологические книги читала, какая, например, использовалась керамика, какие украшения, монеты. Из одной книги можно было выудить несколько словечек — включала и их, они давали ту правду, которую хотела указать.

— Какой был уровень комфорта в те времена?

— Крепостные стены были дубовые, а дворцы каменные. Именно по нашим дворцам ничего не нашла у археологов, видимо, ничего не осталось. Но думается, градостроительство устраивали, как и в Золотой Орде, а там использовались керамические и железные трубы во дворцах, находили что-то наподобие подпольного отопления. Думаю, что жизнь во дворцах была комфортная. А у остальных жителей полуземлянки, подобие изб из срубов.

— Какое общественное положение было у женщин?

— Высшие сословия имели право на очень многое, разве что не могли идти против мужа, все-таки хан стоял высоко. Но он мог прислушиваться к их словам. Авторитет многих ханш прослеживается в московских грамотах, где эти женщины упоминались в числе первых и им слали приветы. Известно, что Нурсолтан лично переписывалась с Иваном III, они обменивались дорогими подарками (мехами, конями, драгоценностями).

— Когда трилогия выйдет на татарском языке?

— В «Безнен мирас» печатают отрывки, в двух номерах уже вышли. Они берут понемногу, буквально по шесть-семь страниц. А выход на татарском языке будет решаться только татарским книгоиздательством, как они будут к этому готовы. В этом году они пока не готовы, например, выпустить и «Гаухаршад». Хотелось бы, конечно, чтобы перевод и следующие книги на русском языке вышли быстрее.

У Казанской царицы Сююмбике. Худ. И. Файзуллин

Пока мало женщин в правительстве

— Какие у Казани сейчас повелительницы? Как женщина отличается от той, что жила 500 лет назад?

— В общем сейчас женщины также остаются хранительницами очага, на них держится очень многое, если не все в некоторых семьях. Во власти, по-моему, больше мужчин, чем женщин, а в семье очень многое держится именно на слабой половине. Люди с веками не изменились, те же самые черты остались, просто живем в другом интерьере, другие одежды, а то, что внутри, остается таким же.

— Получается, 500 лет назад у власти было больше женщин?

— Они могли оказать большее влияние на политические решения. Хотя сейчас в мире идет тенденция, что женщины встают у власти. У нас пока так сильно не заметно, но рано или поздно начнется, такое веяние идет. Сююмбика была регентшей при маленьком хане, но ей время досталось не такое удачное, не смогла себя проявить в полной мере, потому что ханство уже было обречено. Практически ни женщина, ни мужчина уже ничего бы не могли сделать, рано или поздно все бы свершилось, захват ханства был неизбежен. Если говорить про сегодняшний день, то у нас пока мало женщин в правительстве. Есть женщины достойные, есть и умные, и мудрые, и кто может продумывать, с инициативами и государственным умом, просто время их еще не пришло. Возможно, поэтому их в политике меньше, чем мужчин.

— Какие достижения у женщин можете отметить за прошедшие 500 лет, а что наоборот утратили, а стоило бы вернуть?

— Такой вопрос, даже затрудняюсь ответить. В прошлом единицы женщин могли похвастаться политическим влиянием, сейчас у нас все равно больше прав. Грамотность, безусловно, выше, в бытовом плане стало жить легче и освободилось время на любимые занятия. Что утратили, трудно сказать, я не жила в то время. Но даже читая поэтов тех времен, замечаю, как все похоже на наши сегодняшние отношения: то жена сварливая кого-то пилит; то мужчина топит горе в вине. И очень много всего, что напоминает наше время. Немного другие слова, а так все тоже. Конечно, поэты тех времен больше обращаются не к простому быту, поднимают глобальные вопросы: отношения народов, государств, правителя к подданным. Но в лирике можно вычитать и кое-что о личных делах, а это один в один, как у нас сегодняшних.

— Выходит, зря разделяем на то, что было раньше, и что сейчас.

— Да, видимо, наши души возвращаются, погуляв в веках. И там, и здесь были люди с разным характером.

«Существует на данный момент версия, что Улу-Мухаммад не внук Тохтамыша, а лишь близкий родственник по линии двоюродного брата. Мне ранняя версия историков ближе. Тохтамыш, Улу-Мухаммед — это столпы, которые в то время были известны, влиятельны, и сюжет складывается более гармоничным и интересным». Фото real-kremlin.ru

Казанское ханство особенное лакомство

— Как идет работа над романом «Великая Орда»? О чем будет книга?

— Это пока рабочее название. Редактор склоняется, что нужно будет придумать другое. Книга практически готова, получается очень длинная, уже 560 страниц, думаю, до конца марта закончу, там начнется тоже довольно длительный процесс обработки. Думаю, мне особо торопиться некуда, у меня и трилогия полностью пока не вышла. Сейчас побегу впереди паровоза, потом она будет у меня лежать. Перечитываю, что есть, и я довольна. Охватывается почти столетний период, начиная с Тохтамыша, когда он пришел к власти в Золотой Орде, есть все битвы с эмиром Тимуром, деятельность его сына Джеляльуддина и внука Улу-Мухаммада. Сейчас современные историки начали сомневаться, что именно Улу-Мухаммед организовал Казанское ханство. Я склоняюсь, что это все-таки был он. Он провел здесь короткое время, но тем не менее. Существует на данный момент версия, что Улу-Мухаммад не внук Тохтамыша, а лишь близкий родственник по линии двоюродного брата. Мне ранняя версия историков ближе. Тохтамыш, Улу-Мухаммед — это столпы, которые в то время были известны, влиятельны, и сюжет складывается более гармоничным и интересным. Женщины в этом романе присутствуют, но они не главные героини, хотя очень интересные образы вырисовываются. Считаю, что без любовной линии роман скучноват, ведь и в нашей жизни все взаимосвязано: работа, карьера, любовь, семья.

— Какая женщина будет рядом с главным героем?

— Главных героев у меня несколько, даже части назвала их именами. Но если брать первого Тохтамыша, то рядом с ним старшая ханша, мать его шестерых детей, которую, как известно из исторических источников, он убил. По русским летописям, за измену, другие писали – за организацию переворота. Я это тоже обыграла. И у других главных героев есть женщины, с которыми их связывало глубокое чувство и непростые запутанные отношения.

— Почему вы говорили, что писать о мужчине сложнее, чем о женщине?

— Я не мужчина, не могу рассуждать с мужской точки зрения, как бы он сделал, что сказал в той или иной ситуации. Но все же попыталась. Читаю некоторые исторические романы, которые пишут мужчины, где любовь присутствует лишь эпизодически. С удовольствием описывают битвы между собой, какие-то вещи, скучные для прочтения женщинами, обедняют произведение отсутствием глубоких чувств между мужчиной и женщиной. Наша человеческая жизнь многогранна, об этом нельзя забывать, если хочешь, чтобы книга была интересна широкому кругу читателей.

— Все-таки почему произведения посвящены именно эпохе Казанского ханства?

— Мне говорят, напиши про 80-е, XIX век, ну неинтересно пока мне. Средние века для меня как шоколад для сладкоежки, а вот именно Казанское ханство особенное лакомство, не знаю, почему. Как будто кто-то сверху заставляет об этом времени написать, и мне безумно интересно. Иногда уже не могу без конца перечитывать документы, давление подскакивает, тошнит, но все равно продолжаю работать и просто балдею.

«Старалась писать так, чтобы история Казанского ханства стала близка и понятна всем российским читателям, всем регионам, а не только нашему». Фото yalkyn.com

— То есть других эпох, к которым проявляете литературный интерес, нет?

— Да, пока таких нет. Сейчас пишу «Великую Орду», герои много времени проводили в Литве, Польше, я даже меньше внимания уделяю Москве. Литва и Польское королевство были тогда очень сильными государствами, там у них материала очень много, все описано. Здорово, когда в руках есть необходимые инструменты, и ты с ними работаешь. Может, когда-нибудь возьмусь за что-то другое. Но кому, насколько это будет интересно в Казани читать, например, про средневековую Италию? А тема неплохая. Но посчитала, что в самую первую очередь будет интересна Казанская история. Старалась писать так, чтобы история Казанского ханства стала близка и понятна всем российским читателям, всем регионам, а не только нашему.

— Вы же родились не в Татарстане, а корни татарские? Откуда такая тяга к истории?

— Да, я родилась в Новокузнецке. Мама татарка, я сама не знаю татарский язык, учу, но пока получается со скрипом. Сейчас тянут именно корни со стороны матери. Отец был украинец, но на эту сторону пока нет тяги. В 1982 году приехала в Казань сразу после школы, наверное, это все генетическая связь.

Юлия Косолапкина
ОбществоКультураИстория Татарстан
комментарии 12

комментарии

  • Анонимно 08 марта
    молодец!
    Ответить
  • Анонимно 08 марта
    Можно только приветствовать написание художественных произведений на тему местной исторической тематики.Только есть серьёзные опасения что местные "историки" примут художественное произведение за чистую монету и это побудит их на новую волну мифотворчества.
    Ответить
    Анонимно 08 марта
    типа березы и медведей начнут в свою нацию записывать?
    Ответить
    Анонимно 08 марта
    Если произведение написано на основе исторических документов лишь с небольшим количеством художественного вымысла, касающегося отношений и чувств, о каком "мифотворчестве" вы говорите?
    Ответить
    Анонимно 08 марта
    Всё правильно.
    А если документов нет, то их стряпают, публикуют и ссылаются на публикацию.
    Ответить
  • Анонимно 08 марта
    Полезное дело делаете.

    Молодцы!
    Ответить
  • Анонимно 08 марта
    — Конечно, безусловно, как и во всех восточных государствах в Казанском ханстве были гаремы. Было положено иметь четыре жены.
    ==================
    — Доктор! Я жену за ночь больше восьми раз не могу!
    — ??? А кто тебе сказал, что надо больше?
    — Да вот сосед говорит, что за ночь по пятнадцать раз может!
    — Ну и ты говори!
    Ответить
  • Анонимно 09 марта
    Если все женщины будут руководителями, то кто будет воспитывать детей? И к чему это приведет? Исчезнут любовь, доброта, ласка. Останутся одни роботы...
    Ответить
    Анонимно 09 марта
    Нормально всё.
    За рубежом, мужики давно уже с грудничками возятся.
    Скоро там сделают кормящего грудью мужика.
    А до живородящего мена останутся уже сущие пустяки.
    Ответить
  • Анонимно 09 марта
    А как сейчас называются нынешние гаремы?
    Ответить
    Анонимно 10 марта
    До реформ 1991 года, это всё называли: жорики и лорики.
    Вряд ли сейчас чего-то сильно изменилось.
    ЗЫ.
    жорики - жёны ответственных работников.
    лорики - любовницы ответственных работников.
    Ответить
  • Анонимно 12 марта
    Спасибо!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии