Новости

23:40 МСК
Все новости

«Среди наших выпускников курса есть первый долларовый миллионер с работающим бизнесом»

Основной тренд в бизнес-образовании — сокращение сроков обучения и увеличение его интенсивности

«Среди наших выпускников курса есть первый долларовый миллионер с работающим бизнесом» Фото: Максим Платонов

Сокращение сроков обучения и увеличение его интенсивности — такие главные тренды выделили эксперты рынка бизнес-образования на бранче, организованном «Реальным временем». Бизнес-школы стали полноценной альтернативой корпоративным университетам, и им стали доверять даже вузы.

«Корпоративщики» рулят

200 млн долларов — таким был объем рынка бизнес-образования в 2008 году, по подсчетам РБК. По прогнозам того же исследования, к 2016 году при оптимистичном сценарии он должен был вырасти в 60 раз и достичь уровня 1,6 млрд долларов. Но в 2013-м эксперты говорили о тех же 200 млн, хотя доллар к тому моменту вырос лишь на 3 рубля. Точных цифр объема рынка нет ни по России, ни по Татарстану, сказали участники бизнес-бранча. Рынок сильно не вырос, но и падения не происходит: компании, которые тратились на обучение, продолжают обучаться.

Корпоративный сектор — это по-прежнему самая весомая часть в обороте бизнес-школ. Заказчики более грамотно подходят к вопросу обучения и предъявляют требования к эффективности обучения и не готовы тратиться попусту.

— Компании не сокращают бюджет на корпоративное образование, но меняют требования к эффективности обучения. Раньше мы помогали формулировать запрос, теперь мы помогаем его границы сузить, потому что порой то, что хотят получить в результате обучения от своих сотрудников и что должно быть «вшито» в программы, не соответствует их уровню, — говорит Галина Маштакова, директор и собственник компании GMC Consulting.

— Сегодня мы имеем дело с заказчиком, который занимается вопросом компетенций сотрудников, не просто приходит с проблемой «у меня болит», но и может сформулировать запрос. Меня это радует, потому что ты работаешь на рынке, где клиенты понимают, что нужно требовать, они понимают, чего хотят. Мы сейчас тот самый механизм, который реально может повлиять на деятельность бизнеса, и в нас верят. По моим наблюдения, много во что не верят, но нам доверяют, — делится Гузель Хисматуллина, директор и собственник тренинговой компании «Тимсофт».

Компаний, которые заказали один тренинг и пропали, практически не осталось, каждая определилась со своим провайдером и планирует долгосрочные комплексные программы обучения, состоящие из кратких курсов и тренингов. Составляя эти планы, руководители бизнесов по ходу докупают и другие услуги бизнес-школ, чтобы попутно решать выявляющиеся задачи. Так, говорит Галина Маштакова, появляется потребность в разработке системы KPI, проведении стратегических сессий, ассессмента (оценки персонала).

Рустам Назипов, руководитель и собственник «Академии Лидогенерации» (по его словам, в ней обучилось 57 тысяч учеников), соглашается, что главное требование заказчиков состоит в том, чтобы курс был короткий и показал эффект.

— То, чему принято обучать год, нужно, благодаря грамотной программе, дать буквально за месяц—полтора или два. В том числе поэтому мы организовали научно-исследовательский институт по разработке методик обучения. Людям гораздо менее интересна известность тренеров и ведущих программ, им интересен ответ на вопрос: сегодня я плачу, когда будет результат? — поделился Рустам Назипов.

Никто не хочет никаких длинных курсов MBA, никаких устаревших тренингов, уверен он.

— Многие считают, что дистанционное обучение хуже, но вопрос в длительности процесса. Я уверен, что не существует никакого навыка, которому невозможно было бы обучить через интернет, — считает Рустам Назипов. Правда, его категоричность вызывает не менее категоричную критику.

— Когда вы видите хвост слона, вы не можете говорить, что это весь слон. И когда вы говорите об интернет-продвижении и продажах, это не все бизнес-образование, — парировала Галина Маштакова. — Общение руководителя и подчиненного — этого вы не замените через интернет-обучение. Мы тоже достаточно много времени уделяем другим формам обучения. Мы говорим не о шоуменах, которые вышли и сплясали на аудиторию в 200—300—500 человек, а об отработке навыков. Soft skills (гибкие навыки, с англ.) никто не отменял, хотя отработка этих навыков станет короткой, не двухдневной, а даже, возможно, четырехчасовой. Если вы проходили тренинги, 80% времени — это отработка навыков, 20% — это теория. Так и в «Бизнес-молодости». Вы можете обучить дистанционно любым навыкам, но сложно будет с ценностями, установками. Для нашего клиента важно не только то, что он знает и умеет делать, но что он еще попадает в нашу корпоративную среду.

Долго — никому не нужно

Правда, в чем все эксперты были согласны, это в том, что рынок длительных курсов переживает затяжной кризис. Все стараются следовать за потребностями заказчика обучить сотрудников быстро. И, желательно, всех сразу.

Компания МЦДО-ЛИНК, которая всегда специализировалась на долгосрочных программах, сокращает программы. Сегодня самый длинный курс составляет 3 месяца, поделилась Юлия Бойцова, тьютор МЦДО-ЛИНК. Несмотря на это, компания сохраняет классическую модель обучения: тьюторы посвящают несколько занятий одной теме, курсанты пишут и защищают работы, сдают экзамены, проходят этап применения знаний на практике.

Юлия Бойцова: «Когда ты обучаешься — как руководитель, а твоя команда не обучается, ты говоришь с ней на разных языках. А оплатить MBA для двух—трех других сотрудников — это очень накладно»

В прошлом году компания пошла на еще один важный шаг — отказалась от MBA.

— Большинство студентов сами оплачивали свое обучение по MBA, а стоимость сегодня очень высока (порядка 800 тыс. рублей). За такие деньги они, скорее всего, предпочитают пройти MBA в Москве, в Сколково или найти другие варианты, возможно, за границей. Мы работали по франшизе «Школы бизнеса ЛИНК», и, если не ошибаюсь, их последний набор на MBA по всей России составил всего порядка 60 человек, — рассказала Юлия Бойцова.

Она отметила, что руководители часто выбирают не личное дорогое обучение, а комплексную работу над навыками всей команды.

— Когда ты обучаешься — как руководитель, а твоя команда не обучается, ты говоришь с ней на разных языках. А оплатить MBA для двух—трех других сотрудников — это очень накладно, — рассуждает Юлия Бойцова.

Программа MBA была базовым продуктом для МЦДО-ЛИНК (по два набора в год, «как по часам»). Теперь, отказавшись от этого продукта, компания вынуждена экспериментировать с форматами. Число руководителей в общем числе студентов сократилось. Но растет число корпоративных клиентов, которым МЦДО предлагает комплексные услуги консалтинга и бизнес-образования.

В Казани MBA теперь преподается только в КФУ. По данным Айрата Хасьянова, директора Высшей школы информационных технологий и информационных систем (ИТИС) КФУ, в вузе MBA набирается по-прежнему «более чем успешно», и набор даже увеличивается.

Илдус Галимов отмечает, что чаще всего выбор студентов падает на США, хотя обучение там стоит очень дорого

Упомянутая Московская школа управления «Сколково», по данным Галины Маштаковой (ее компания сотрудничает со школой уже три года), дефицита в курсантах также не испытывает:

— Это бренд, который смогли раскрутить за последнее время, но этот бренд поддерживается хорошим содержанием. Они привозят и мировых экспертов, и российских, и умеют работать четко под запрос заказчика.

За рубеж за курсом MBA отправляется 3—4 человека в год, сообщил Илдус Галимов, директор компании ITEC, которая занимается организацией обучения детей и взрослых за рубежом. Он отмечает, что чаще всего выбор студентов падает на США, хотя обучение там стоит очень дорого — порядка 70—80 тысяч долларов в год (без учета стоимости проживания). Часто эти студенты еще покупают обучение Пре-MBA, чтобы подготовиться к вступительным экзаменам.

Айтишником хочет быть каждый, но о других профессиях молодежь и не знает

Практически любые знания, которые находятся в тренде, востребованы работниками, считает эксперт. Тенденцию нельзя транслировать на всю область бизнес-образования, оговаривается спикер, но она очень заметна в IT-сфере, где спрос на специалистов «просто жуткий»: только «Яндекс» готов принимать по 800 человек в год, приводит пример Айрат Хасьянов. И платить за знания в этой сфере готовы. Чтобы получить работу, люди без опыта готовы проходить двухмесячные интенсивные курсы в ИТИС за 50—60 тысяч рублей, не имея никакого опыта в веб-разработке. После этого курса вчерашнего «зеленого» студента забирают в Екатеринбург на зарплату 70 тысяч рублей, рассказывает эксперт.

За IT-образованием едут и за рубеж, где предложений много, говорит Илдус Галимов. 90% студентов платят за себя сами. Для остальных есть, в частности, грант «Глобальное образование», по которому ITEC аккредитована. Грант в 2,8 млн рублей предоставляет Сколково, и студенты из Татарстана его получали.

По словам Ильдара Тахаутдинова, в «Бизнес-молодость» клиенты идут за эмоциональным «пинком» и за развитием потенциала, пониманием, что конкретно и срочно им нужно для того, чтобы преуспеть в бизнесе

Курс на молодость и массовость

Около 3 тысяч человек — клиенты казанской «Бизнес-молодости» (БМ), рассказал Ильдар Тахаутдинов, исполнительный директор компании. В это число входит любой, кто когда-то заплатил деньги за обучение в БМ: как те, кто купил недорогой курс за 500 рублей, так и те, кто прошел программу за 30 тысяч рублей. Еще тысячи людей — это те, кто когда-либо смотрел видеотрансляции или записи «Бизнес-молодости» в Казани. В БМ они идут за эмоциональным «пинком» и за развитием потенциала, пониманием, что конкретно и срочно им нужно для того, чтобы преуспеть в бизнесе.

Массовым же можно назвать и недавно появившиеся программы обучения вроде «Фабрики предпринимательства» и «Бизнес-класса», и появление новых форм и программ с большим охватом участники бранча оценивают очень положительно. Методики этих программ развиваются, и программам доверяют как уже состоявшиеся бизнесмены, так и стартаперы.

Главная ценность этих проектов в том, что люди, которые стремятся попробовать свои силы в бизнесе, делают это в безопасной среде, где цена ошибки — не долговая яма, а опыт. У тех же, кто хочет опыт получить, сегодня есть практически безграничные возможности для обучения.

— Среди наших выпускников курса технологического предпринимательства есть первый долларовый миллионер с работающим бизнесом, а на курсе ребята смогли привлечь в свои проекты 20 млн рублей, — сообщил Айрат Хасьянов.

По мнению Айрата Хасьянова, мы наблюдаем комплексный кризис образования, кризис содержания и формы: с одной стороны, чему учить, с другой стороны — как учить

Многочисленные курсы и школы, обучающие специальным знаниям, становятся альтернативой корпоративным университетам. Более того, возможен вариант, когда вузы станут интеграторами таких курсов. В частности, опыт, когда пройденный «на стороне» курс засчитывается студенту в вузе, уже есть в ИТИС. Высшее образование меняется сильно, и модель, когда один человек (лектор) обладает знанием, а второй (студент) его принимает, устарела. И в этой ситуации бизнес-школы и высшие учебные заведения найдут много возможностей для общих проектов, пришли к выводу участники встречи.

Правда, движение будет не таким быстрым. Несмотря на то, что «говорящая голова» в виде лектора больше не ценится, студенты и курсанты вузов и бизнес-школ часто просто не научены учиться и не готовы к новым формам обучения.

По мнению Айрата Хасьянова, мы наблюдаем комплексный кризис образования, кризис содержания и формы: с одной стороны, чему учить, с другой стороны — как учить. Эти кризисы будут рождать новые тренды и новые школы. Как в ответ на потребность бизнеса в профессиональном общении появилась программа MBA. Потом — инкубаторы и прочие форматы обучения для стартаперов. Потребность в них появилась, потому что знания о бизнесе, который транслировал условный Олег Тиньков, не подходили тем, кто стартует с бизнесом сейчас, спустя 20 лет после «мастодонтов». После того, как стартап перестает быть стартапом, и этот приобретенный опыт становится нерелевантен новой ситуации, требуются новые знания.

Умение учиться нужно развивать с детства, уверены эксперты бранча. Навык работы с информацией, умение работать в команде, принимать решения — все это будет нужно успешному человеку. А чтобы ребенок вовремя осознавал, какие компетенции нужны для дела его мечты, необходима ранняя профориентация.

Гузель Хисматуллина: «Я всегда говорю, что приводить детей на тренинг профориентации один раз — это ни о чем. Нужно привести ребенка в классе 6—8-м, чтобы он понял, что этот мир огромен и возможностей очень много»

— Я всегда говорю, что приводить детей на тренинг профориентации один раз — это ни о чем. Нужно привести ребенка в классе 6—8-м, чтобы он понял, что этот мир огромен и возможностей очень много. Попросите ребенка написать список профессий, которые он знает, он минимален, — говорит Гузель Хисматуллина. — Если не прошел это в детстве, проходишь этот этап «мое/не мое» на первом курсе. А начинать надо чем раньше, тем лучше.

А на вопрос, чему учиться взрослым сейчас, чтобы через условные 5 лет быть успешным специалистом на рынке труда и иметь конкурентоспособный бизнес, Ильдар Тахаутдинов ответил, на первый взгляд, парадоксально. Но неожиданно нашел полное понимание у коллег — участников бранча.

— Я считаю, нужно учиться любви. Сначала ты заботишься о себе, потом о семье, потом имеет смысл создавать бизнес, потому что руководитель, который не умеет заботиться о сотрудниках, большую команду не построит, — резюмировал Ильдар Тахаутдинов.

Айгуль Чуприна, фото Максима Платонова, видео Камиля Исмаилова
комментарии 16

комментарии

  • Анонимно 15 июня
    время - деньги, все хотят получить максимум знаний в минимальные сроки
    Ответить
    Анонимно 15 июня
    а еще лучше максимум денег за минимальные знания, усилия и сроки
    Ответить
  • Анонимно 15 июня
    Человек должен заниматься самообразованием, тогда ему никакие плюшевые курсы не понадобятся. Надо ведь признать, что много программ, даже дорогих, плюшевые
    Ответить
    Анонимно 15 июня
    Самообразование - это слишком сложно, сейчас столько информации в сети! А на курсах подбирают максимально полезные выжимки, за то и платим!
    Ответить
  • Анонимно 15 июня
    просто обучение - это модно, вот и страдают ерундой. на самом деле мало чему учат уж на всех этих тренингах. хотя, надо признать, есть и эффективные, но редко такие встречаются
    Ответить
    Анонимно 15 июня
    Конечно есть! Полно емких курсов, после которых сотрудники расцветают! Им наконец-то показывают, как можно работать лучше!
    Ответить
  • Анонимно 15 июня
    Я успешный бизнесмен и предприниматель! - каков твой бизнес? - обучаю других быть такими же успешными. Вот и весь цимес этих обучений и тренингов.
    Ответить
    Анонимно 15 июня
    многим нравится такая пустая трата времени и средств
    Ответить
  • Анонимно 15 июня
    Ловко мнимые учителя продают воздух
    Ответить
    Анонимно 15 июня
    ради этого "воздуха" они немало потрудились, составляя эффективные программы обучения с ведущими экспертами
    Ответить
  • Анонимно 15 июня
    скоро будут вшивать чип с инфой в человека, чтобы он сразу включался в работу
    Ответить
  • Анонимно 15 июня
    Профориентация в 6 классе-слишком рано. Все еще будут хотеть быть космонавтами и балеринами
    Ответить
  • Анонимно 15 июня
    скорее всего, это заслуга самого человека, потому что иначе миллионеров должно было бы быть намного больше так-то
    Ответить
  • Анонимно 15 июня
    Часто такие программы обучения дают толчок человеку на пути к развитию, потому они и популярны так сегодня, и востребованы
    Ответить
  • Анонимно 15 июня
    БМ не для всех. но они молодцы, зарабатывают на людях
    Ответить
  • Анонимно 17 июня
    да... тренинги в казани- это нечто )) Важно почитать резюме тренеров, читая "между строк". Очень посредственных личностей умудряются продавать как ведущих тренеров. И такой он молодец, и сякой, а в основе....библиотекарь или педагог детского сада с доп. мелкими образованиями. Очень веселились, когда планировали тренинг проводить для своих продавцов и получали ком. предложения от нескольких компаний-организаторов.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии