Новости раздела

100 лет тому вперед: экономическая футурология от ведущих мировых экономистов

100 лет тому вперед: экономическая футурология от ведущих мировых экономистов Фото: citydog.by

Прочитав небольшую, но увлекательную книжку «Через 100 лет. Ведущие экономисты предсказывают будущее», экономический обозреватель интернет-издания «Реальное время» Альберт Бикбов преисполнился оптимизмом и согласился с тезисом «далекое — прекрасно». Ведущие мировые экономисты в этой книге рассматривают такие темы, как трансформация труда и заработной платы, продолжающийся рост неравенства, экономическое возвышение Китая и Индии, непрекращающаяся смена кризисов и восстановлений, блага технологий, экономические последствия политического экстремизма и долгосрочные последствия климатических изменений.

Экономические возможности наших внуков

86 лет назад, в 1930 году, выдающийся экономист, отец современной макроэкономики Джон Мейнард Кейнс опубликовал эссе «Economic Possibilities for our Grandchildren» (в переводе с английского «Экономические возможности наших внуков»). Эта небольшая статья сразу же стала знаменитой по многим причинам.

Во-первых, сама статья опубликована в начале одного из самых страшных капиталистических кризисов — Великой Депрессии. Под вопросом стояло существование капитализма, а Кейнс грезил о том, что нас (а вернее уже — наших внуков) ждет через 100 лет.

Во-вторых, футуризм Кейнса был очень оригинальным — он не углубляется в технические и технологические описания Будущего, а заглядывает в него под несколько иным углом зрения, глазами «экономиста». Его интересуют социально -экономические возможности общества через 100 лет.

В-третьих, в этой короткой статье Кейнс выразил несколько нетривиальных для того времени идей, в частности о факторах экономического роста (накоплении капитала и техническом прогрессе) и уровне благосостояния, которого можно ожидать через 100 лет (в 4 или даже в 8 раз выше). Кроме того, Кейнс высказал предположение о том, какими будут моральные ценности в обществе через 100 лет. По тем временам сам подход статьи был во многом необычным — рассуждения Кейнса о долгосрочном экономическом росте даже сегодня остаются примером чуткой интуиции, полученной без использования формальных методов.

Футуризм Кейнса был очень оригинальным — он не углубляется в технические и технологические описания Будущего, а заглядывает в него глазами «экономиста». Фото investmentnews.com

Несмотря на несбывшиеся предсказания в социологической части статьи, экономические прогнозы в целом сбылись.

И хотя 100 лет с момента выхода статьи (1930 г.) Кейнса еще не прошло, один наш современник в 2013 году, точно так же, как и Кейнс, задал себе вопрос: «Как будет выглядеть мир через 100 лет, когда меня уже не будет?». Игнасио Паласиос-Уэерта, профессор менеджмента, экономики и стратегии в Лондонской школе экономики, отвечая на собственный же вопрос, обратился к помощи мирового экономического сообщества, к его ведущим экономистам. Он разослал приглашения стать соавторами этого труда и стал ждать. Откликнулось довольно большое количество экономических «звезд». Конечно, в процессе работы над книгой часть отсеялась по различного рода причинам больше личного характера. Но все равно оставшийся «пул соавторов» (10 человек) впечатляет: 4 лауреата Нобелевской премии по экономике (Ангус Дитон, Элвин Э. Рот, Роберт Шиллер, Роберт М. Солоу) и 6 ученых – ярчайших «звезд» экономической науки. В результате появилась довольно небольшая, но увлекательная книга в жанре «экономической футурологии»: «Через 100 лет. Ведущие экономисты предсказывают будущее» (In 100 Years: Leading Economists Predict the Future — оригинальное название).

В конце октября 2015 года книга была переведена на русский язык и издана издательством Института Гайдара маленьким для нашей страны тиражом в 1000 экземпляров. В книге 304 страницы, и продается (пока) она в интернет-магазинах примерно за 370-400 рублей.

Что век грядущий нам готовит?

Читая эту книжку, можно согласиться со следующим выводом: экономисты, возможно, обладают более эффективными инструментами для предсказания будущего, чем писатели-фантасты. Идеи экономистов, основанные одновременно на теории и практике, отражают их знание законов человеческого взаимодействия, а также годы экспериментов и рефлексии. Экономисты рассматривают такие темы, как трансформация труда и заработной платы, продолжающийся рост неравенства, экономическое возвышение Китая и Индии, непрекращающаяся смена кризисов и восстановлений, блага технологий, экономические последствия политического экстремизма и долгосрочные последствия климатических изменений.

Трудно кратко пересказать содержание каждой из этих 10 отличных статей, поэтому ваш покорный слуга отобрал из них 3 статьи, на его взгляд, наиболее интересные.

Дарон Аджемоглу дает на будущее 10 прогнозов по разным темам. Фото hurriyetdailynews.com

Дарон Аджемоглу «Мир, который унаследуют наши внуки».

Дарон Аджемоглу — профессор экономики в Массачусетском технологическом институте (США). Обладатель медали Джона Бейтса Кларка. Дарон — вообще мой любимчик, думаю, что Нобелевскую премию он возьмет в ближайшее время. О его недавнем нашумевшем всемирном бестселлере «Почему одни страны богатые, а другие бедные. Происхождение власти, процветания и нищеты» наше интернет-издание уже писало. Что же пишет о будущем самый влиятельный экономист мира?

Дарон Аджемоглу дает на будущее 10 прогнозов по разным темам.

Главный прогноз №1: Людей в мире будущего ожидает дальнейшее расширение своих прав. Демократизация победно будет и дальше расширяться, а авторитарные режимы будут уходить в небытие. В книге приводится довольно любопытный график.

ИндексДемократии.PNG

Здесь представлена динамика двух основных принятых в современной политологии индексов демократизации (Polity IV и Freedom House). В одном индексе участвуют 164 страны, в другом — 186. Как видите, после Второй Мировой войны во всем мире имеется неослабевающая тенденция увеличения демократических прав и ценностей. Поэтому простая экстраполяция на дальнейший 21 век с полным основанием дает нам право прогнозировать победу демократии и падение авторитарных режимов.

Но у этого оптимистичного взгляда есть два главных врага.

Самый страшный, как ни парадоксально, сама Америка. На гражданские и политические права в Соединенных Штатах – одной из самых преуспевающих и самых демократических стран XX века – сегодня идет атака. Она происходит по двум четко определенным направлениям:

  • Во-первых, это огромное неравенство. Произошло увеличение неравенства в доходах американцев, сопровождающееся поляризацией общества. В результате возник класс очень богатых американцев, играющих все более определяющую роль в политике. Возможно, как следствие, деньги как источник поддержки предвыборных кампаний, а также процессов лоббирования и прочей политически определяющей деятельности стали еще более важным фактором в политике за последние несколько десятилетий. Все это не предвещает ничего хорошего для здоровья американской демократии, а если пошатнется американская демократия, то же самое произойдет с политическими и гражданскими правами как внутри страны, так и за границей.
  • Во-вторых, это прямая атака на свободы личности и меньшинств, исходящая из так называемой войны с терроризмом, начавшейся при президенте Джордже Буше и энергично продолжаемой при Бараке Обаме. Ее побочные эффекты могут разрушить американскую демократию.

Второй главный враг — Китай. Рост Китая, особенно на фоне экономических проблем, испытываемых США и Европой в последние несколько лет, создает иллюзию существования альтернативного, авторитарного пути к богатству. Главный аргумент здесь таков, что демократия – это обуза и помеха, а просвещенный авторитаризм может быть полезнее людям.Неудивительно, что этот авторитарный путь выглядит чрезвычайно привлекательно для честолюбивых автократов Азии и Африки. Эта идея встречается с определенным энтузиазмом даже в Соединенных Штатах и Европе. Хотя она основана на ошибочном прочтении причин и характера китайского успеха, нельзя полностью исключать поворот в сторону авторитаризма в некоторых из этих стран.

Рост Китая, особенно на фоне экономических проблем, испытываемых США и Европой в последние несколько лет, создает иллюзию существования альтернативного, авторитарного пути к богатству. Фото thedailybeast.com

Но не все так плохо! Мир справится с этими угрозами:

Во-первых, демократические институты, хотя ни в коей мере не являются нерушимыми, имеют собственный запас устойчивости и уже преодолевали похожие проблемы. В истории американской демократии уже были попытки подмять под себя государство со стороны сверхбогатых «баронов-разбойников» (Вандербильды, Морганы, Рокфеллеры, Карнеги), но ничего у них не получилось.

Во-вторых, распространение Интернета и социальных сетей дало демократических институтам еще одну опору. Недавно мы убедились в ее прочности, когда Wikipedia, Google, Reddit и еще несколько крупных сайтов остановили принятие антипиратских законов, которые серьезно ограничили бы свободу слова и обмена информацией в Интернете. Или когда Google, Apple и Microsoft неоднократно отказывали ФБР и Министерству юстиции США в предоставлении доступа к сообщениям своих пользователей.

В-третьих, двузначные темпы роста китайской экономики, даже при том, что они подкрепляются глобализацией технологий и производства, в конечном итоге окажутся временными, и, если Китай не проведет фундаментальной реформы своих институтов в инклюзивном направлении, его экономика замедлит рост, скорее всего, в течение двух-трех десятилетий, когда доход на душу населения в Китае достигнет порядка 30–40% от уровня доходов в США. Фактически замедление роста экономики в Китае скорее вызовет более авторитарный и репрессивный уклон в политике коммунистической партии, чем реформу институтов. Однако прелесть авторитарных моделей роста должна при этом померкнуть.

Так что дальнейшая демократизация в мире просто неизбежна.

Остальные прогнозы Аджемоглу выводит из грядущего расширения демократизации:

  • будущий технологический прогресс не будет останавливаться, а напротив, только расширяться;
  • экономический рост будет носить неослабевающий характер;
  • глобализация технологий и производства будет только расти, а это значит неравномерность экономического роста в разных странах будет снижаться;
  • произойдет вымывание профессий, требующих средней квалификации из-за технологического прогресса. Спрос на очень высококвалифицированные услуги и профессии будет расти бешеными темпами даже в тривиальных отраслях;
  • продолжение «революции здоровья». Улучшение в области здравоохранения не только улучшат качество жизни, но ощутимо повлияют на ускорение экономического роста;
  • торможение китайской экономики может здорово ударить по системе международного разделения труда;
  • авторитарный режим в Китае может устроить военные конфликты со своими соседями;
  • Ислам станет более умеренным и подверженным демократическим изменениям;
  • будет полным ходом происходить переход к альтернативным источникам энергии, но при условии их стоимости, превышающей стоимость энергии ископаемого топлива не более чем на 50%

Элвин Э. Рот разделил с Ллойдом Шепли в 2012 году Нобелевскую премию по экономике за прорыв в области исследования двусторонних рынков. Фото dev.stateimpact.org

Элвин Э. Рот «Через 100 лет»

Элвин Э. Рот — заслуженный профессор экономики и управления бизнесом и профессор экономики в Стэнфордском университете. Разделил с Ллойдом Шепли в 2012 году Нобелевскую премию по экономике за прорыв в области исследования двусторонних рынков, на которых цена не является единственным фактором при заключении сделки. Алгоритм Гейла—Шепли, доработанный Ротом, оказался очень практичным и используется во многих областях (рынок трансплантации донорских органов, распределение абитуриентов и даже в работе брачных агентств).

«Медицина в 2113 году, по всей вероятности, будет так же отличаться от сегодняшней медицины, как сегодняшняя медицина отличается от медицины в 1913 году. Некоторые крупные (но труднопредсказуемые) изменения в медицине будут иметь технологический характер. Я ручаюсь, что в 2113 году сама идея о том, чтобы вырезать почку у одного человека и пришить ее другому, будет выглядеть древним варварством. Однако трудно угадать, будет ли трансплантация заменена ксенотрансплантацией, когда вы сможете получить здоровую почку, выращенную в организме животного на ферме, или терапией на основе стволовых клеток, позволяющей вырастить вашу собственную почку, или искусственными почками, или просто болезни почек, сегодня приводящие к их отказу, будут эффективнее вылечиваться».

«Различные варианты репродукции станут ходовым товаром, отделенным от полового акта (и тем более от традиционного гетеросексуального брака) и необходимости быть связанным с биологически соответствующим и готовым к репродукции вторым родителем. Это, между прочим, будет способствовать развитию нетрадиционных форм брака и выращивания детей, а также отложенного брака и одиночного отцовства или материнства, и многие из этих альтернативных вариантов (например, однополые браки и полигамия) больше не будут сталкиваться с отвращением и правовыми барьерами, которыми их все еще встречают во многих местах, точно так же, как множество, если не большинство, форм сексуальных отношений по взаимному согласию между взрослыми людьми во многих местах сегодня не встречает отвращения, свойственного минувшим векам. Несмотря на то что услуги по репродукции станут привычным товаром, я полагаю, что семья останется одной из главных единиц производства (конечно же, детей) и потребления всевозможных хозяйственных товаров и удобств. Долгосрочные (даже если не на всю жизнь) отношения останутся важными, учитывая, что работа и игры становятся все более глобальными, и личные точки фиксации начинают значить больше в осознании людьми того, кто они такие. Однако, с другой стороны, поколения удлинятся во времени, и выращивание детей будет занимать меньшую долю здоровой жизни, что может сделать развод более распространенным явлением и, возможно, привести к новым формам отношений вида пожизненной полигамии вместо серийной моногамии, которая сегодня иногда сопровождает большое количество разводов».

«Несмотря на то что услуги по репродукции станут привычным товаром, я полагаю, что семья останется одной из главных единиц производства (конечно же, детей) и потребления всевозможных хозяйственных товаров и удобств». Фото promum.ru

«Безопасные стимулирующие препараты начнут рассматриваться в одном ряду с правильным питанием (примерно как мы считаем, что детям полезно пить молоко) и модным поведением (как мы сегодня любим выпить чашечку кофе)».

«Наше продвижение в понимании генетики, репродукции и внутриутробного развития позволит родителям выбирать или манипулировать определенной частью набора генов своих детей».

«Мы уже сейчас наблюдаем зарождение международного рынка репродуктивных технологий, поскольку доступ к лечению и рынок яйцеклеток, спермы и суррогатных маток в США и в Индии свободнее, чем во многих других странах, что привлекает туда потоки „фертильного туризма“.

«Большую часть жизни мы будем здоровы как двадцатилетние, а потом мирно, в кругу родных, уходить из жизни».

Эдвард Глейзер «Богатство и общество самосохранения»

Профессор экономики в Гарварде, член Американской академии искусств и наук, а также Эконометрического общества. Автор нескольких книг, в том числе и великолепной книги «Триумф города» (М.: Издательство Института Гайдара, 2014)

«Мир, в котором становится все больше богатства и процветания, не является неизбежностью. Все еще возможен масштабный конфликт, способный принести сегодня ещё больше разрушений, чем в 1930-е годы. Оружие массового уничтожения увеличило опасность со стороны государств-изгоев и террористов. Более того, колоссальный ущерб могут нанести стихийные бедствия, в том числе потенциально связанные с климатическими изменениями, а также инфекционные болезни. Мы можем столкнуться с политическим коллапсом, который может уничтожить экономическую свободу и защиту собственности. Сами по себе эти проблемы не являются экономическими, но они могут нанести такой ущерб, что наши внуки будут жить в мире, не более богатом, чем наш».

«Единственный устойчивый повод для беспокойства заключается в том, что это благополучие породит общество самосохранения, больше заинтересованное в сохранении того, чем уже владеет, чем в изменениях. Человечество стало богаче именно потому, что рисковало. Но представляется, что общество, которое накладывает огромное налоговое бремя, чтобы финансировать здравоохранение и национальную безопасность — два главных аспекта самосохранения, — а также ставит огромные барьеры для перемен, прошлое ценит больше будущего. Моя уверенность в потенциал будущего заставляет меня опасаться, что мы зайдем слишком далеко в стремлении сохранить то, что имеем сегодня».

Эдвард Глейзер автор нескольких книг, в том числе и великолепной «Триумф города». Фото urbancincy.com

«Лучший шанс для Америки в 2113 году избежать роста неравенства доходов и связанной с этим ростом экономической пассивности заключается в значительном повышении эффективности образовательного сектора в обучении детей из бедных семей».

«Почему нам следует ожидать роста самооценки или нарциссизма во времени? Одно из предположения заключается в том, что благодаря технологическому прогрессу и росту богатства становится все проще покупать основные услуги на рынке, а не полагаться на социальные связи или членства в группах, таких как братства».

Заинтригованы? А ведь там есть еще:

  • Ангус Дитон — профессор экономики и международных отношений в Принстонском университете, член Эконометрического общества. Лауреат Нобелевской премии по экономике 2015 года.;
  • Авинаш К. Диксит — заслуженный профессор экономики в Принстонском университете, был приглашенным исследователем в Международном валютном фонде, Лондонской школе экономики, Институте международных экономических исследований. Кстати, автор отличной книжки «Теория игр. Искусство стратегического мышления в бизнесе и жизни» ((М.: Издательство Манн, Иванов и Фербер, 2014);
  • Роберт Шиллер — профессор экономики в Йельском университете. Лауреат Нобелевской премии по экономике 2013 года;
  • Роберт М. Солоу — заслуженный профессор экономики Массачусетского технологического института. Лауреат Нобелевской премии по экономике 1987 года;
  • Джон Э. Ремер — профессор политологии и экономики в Йельском университете;
  • Мартин Л. Вейцман — профессор экономики в Гарвардском универсиитете;
  • Андреу Мас-Колелл — профессор экономики в Университете Помпеу Фабра в Барселоне, Испания;
  • Игнасио Паласиос-Уэрта — профессор менеджмента, экономики и стратегии в Лондонской школе экономики.

В общем, сборник экономической футурологии от ведущих мировых экономистов дает немало пищи для размышлений и рекомендуется мною к внимательному прочтению.

Бикбов Альберт
Аналитика
комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 03 май
    Все предсказуемо и неудивительно
    Ответить
  • Анонимно 03 май
    чувствуется, занимательное чтиво
    Ответить
  • Анонимно 03 май
    Странно, что футурологию перевели на русский только в 2015
    Ответить
  • Анонимно 03 май
    Всё будет по другому...
    Почитайте предсказания экономистов о Лондонских улицах, покрытых навозом, до внедрения автомобиля.
    Наше будущее больше похоже на сюжет Матрицы...Весь мир-сплошная помойка, люди в капсулах осваивают виртуальную реальность...
    Ответить
    Анонимно 03 май
    мне тоже кажется, что все будет по-другому, но хочется надеяться на лучшее
    Ответить
    Анонимно 03 май
    про навоз уже сказал
    также и помойка...
    Ответить
  • Анонимно 03 май
    а наша страна тут причем?
    Ответить
    Анонимно 03 май
    Наша страна на воду будет выменивать капсулы и право подкючения к виртуальной реальности.
    Ответить
  • Анонимно 05 май
    Дарон и Джеймс не получат нобелевские, они сделали ряд классических "веберовских" ошибок, как это всегда бывает макроисторической социологии)
    Ответить
  • Анонимно 17 май
    Интересно откуда такой оптимизм? На чем фундаментально основаны его прогнозы? Нынешняя нефтегазовая экономика проходит через пик добычи нефти, уже через 20 лет нефти будет меньше. Другой альтернативы нефти с таким же высоким EROI нет... и не предвидится
    Вывод - сказки про белого бычка
    Ответить
  • Анонимно 02 апр
    Практически весь 20 век шло соревнование между двумя системами. Один из его важнейших аспектов, а именно социальный в 21 веке исчез. Остался военный, политический, технологический и даже экономический и кто в этих условиях будет прогнозировать будущее мира человек либо наивный, либо не понимающий элементарные основы (развития).
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров