Новости раздела

«Отпавшие» в Чистопольском уезде, или Из истории татарских деревень

«Отпавшие» в Чистопольском уезде, или Из истории татарских деревень
Фото: Ринат Назметдинов/realnoevremya.ru/ с выставки «Татары Поволжья, Урала и Сибири»

Тема «отпавших» крещеных татар, фактических мусульман, занимала многих исследователей. В частности, «не понаслышке знали об этой болезненной проблеме татарского общества» Гаяз Исхаки и Габдулла Кариев. Оба родом из Чистопольского уезда, где был один из активных очагов движения «отпавших». Подробнее об этом в своем блоге рассказывает доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Академии наук РТ Лилия Габдрафикова.

В феврале 1917 года громким событием в татарской общественной жизни стал показ спектакля «Зулейха» — о судьбе крещеных татар (фактических мусульман). В документах тех лет таких татар называли «отпавшими в мухамеданство».

В конце апреля того года постановщик спектакля Габдулла Кариев вместе со своей труппой отправился в Москву, представлять «Зулейху» вниманию участников Всероссийского мусульманского съезда. После театрального представления автору пьесы Гаязу Исхаки артисты передали символический подарок — пару лаптей от 80-летней мусульманской старушки, бывшей кряшенки, из Чистопольского уезда Казанской губернии.

Сам автор — Гаяз Исхаки, как и постановщик пьесы Габдулла Кариев, тоже был родом из Чистопольского уезда. Они не понаслышке знали об этой болезненной проблеме татарского общества. В родной деревне Г. Исхаки тоже были похожие семьи крещеных татар, фактических мусульман.

Вообще, Чистопольский уезд был одним из активных очагов движения «отпавших». Например, в 1846 г. высочайшим указом были переселены «отпавшие» в ислам новокрещеные татары из Кульбаево-Мараса — родной деревни Габдуллы Кариева. Всего в этот год из разных деревень Чистопольского и Спасского уездов по указанию властей были переселены более 1 200 человек.

Обратимся к истории отдельных населенных пунктов Чистопольского уезда — деревень Верхняя Каменка, Старое Кадеево, Новое Кадеево. Все они находятся на территории современного Черемшанского района Республики Татарстан. Все эти населенные пункты образовались в первой половине XVIII века.

Например, деревня Старое Кадеево у истоков реки Киязлинки (современная Сульча) была образована служилыми татарами в 1701 г. Эти земли были пожалованы выходцам из Горной стороны — Кади Карачеву и Кулмамату Азикову, за хорошую службу. Деревня получила название по имени одного из владельцев, с упоминанием природных особенностей местности — «Кади 30 дубов»: населенный пункт окружали дубравы.

Деревня Верхняя Каменка известна с 1710 г. В округе этот населенный пункт всегда называли «Иске авыл», что указывает на раннее, по сравнению с остальными деревнями, основание Верхней Каменки. Но долгое время она не отличалась многочисленностью. Так, в 1782 г. в Верхней Каменке было зафиксировано всего 29 ревизских душ (мужчин), то есть проживало в населенном пункте около 60 человек.

Верхняя Каменка. Фото Лилии Габдрафиковой предоставлено realnoevremya.ru

А вот в деревне «Кади 30 дубов» была другая ситуация. Уже в 1740-е гг. по соседству образовалась еще одна деревня Кади (Новое Кадеево), а прежнее Кади все чаще стали называть Старое Кадеево. Эти изменения были связаны прежде всего с земельным вопросом. В 1782 г. в Старом Кадеево проживало более 100 мужчин, значит, общее количество населения было около двух сотен человек.

Между тем новая родина переселенцев с запада была неспокойной, к середине XVIII века здесь усилилась деятельность Новокрещенской конторы.

Например, уже в 1780-е гг. население Верхней Каменки было смешанным. Из 29 человек 19 считались ясашными татарами и 10 — крещеными чувашами. Судя по всему, люди в эти края прибывали постепенно, группами. Так, в конце XVIII в. рядом с Верхней Каменкой образовалось новое поселение ясашных татар, которое называлось просто Каменка, где только ревизских душ насчитывалось 78 человек. В этот период смешанным было и население Старого и Нового Кадеево. Эти деревни тоже не избежали насильственной христианизации. Поэтому, наряду с татарами-мусульманами, в деревне проживали и татары-христиане, и чуваши.

Именно в Новом Кадеево в 1754 г. родился выдающийся мусульманский мыслитель, поэт Габдрахим Утыз-Имяни, прославивший другое название деревни, Утыз Имян, на весь мир.

Его мать была родом из этой деревни. Он рано осиротел и воспитывался в семье родственников в Новом Кадееево, здесь он начал постигать азы исламской науки.

Талантливый юноша видел достоинства и недостатки окружающего мира, он верил, что только ислам и просвещение помогут его современникам преодолеть все испытания нового века. Очевидно, что внутренний мир знаменитого мыслителя, предвестника будущего татарского джадидизма, формировался под влиянием реалий родного края.

К сожалению, из-за правового статуса (Габдрахим Утыз-Имяни был приписан к сельскому обществу д. Тимяшево Бугульминского уезда, откуда был родом его отец), уже будучи в зрелом возрасте, после возвращения из дальних путешествий, знаменитый богослов не сумел обосноваться в Новом Кадеево. У него не было своего земельного надела, а местные крестьяне, с каждым годом все больше и больше страдавшие от малоземелья, не захотели приютить «пришлого».

Новокрещенская контора и село Кутема

Православные Нового Кадеево, как и Верхней Каменки, относились к приходу Кутеминской церкви. Этот населенный пункт (современное с. Кутема Черемшанского района РТ) был основан мордвой-эрзя в XVIII в. После принятия православной веры Новокрещенская контора выделила им земли, освободила от рекрутства, а также от всех налогов на три года. Так новоявленные христиане начинали жизнь в этих краях. К 1796 г. в Кутеме образовался официальный православный приход, была выстроена Богоявленская церковь.

Остатки старинной церкви в Кутеме. Фото Лилии Габдрафиковой предоставлено realnoevremya.ru

Волостное село Кутема стало одним из основных центров христианизации инородческого населения края. Во второй половине XIX в. однопрестольный Богоявленский деревянный храм был выстроен заново, на средства прихожан.

При этом к середине XIX в. среди крещеных татар активизировалось движение за возвращение в ислам. Например, миссионер Е. Малов упоминал о том, что в 1840-х гг. в приходе села Кутема числились «отпавшие» крещеные татары, которые хотели вернуться в ислам и просили власти о возвращении им татарских имен.

Судебные дела «отпавших в мухамеданство» татар

В 1847 г. в Чистопольском земском суде рассматривалось дело об «отпавших» крещеных татарах Верхней Каменки. Их оказалось семь человек. Старшим обвиняемым было около 60 лет. При этом у всех имелись татарские имена, они признавались, что никогда не были крещены ни они сами, ни их дети, не проходили обряда венчания. Тем не менее в официальных документах они фигурировали как крещеные татары.

В 1849 г. часть жителей Верхней Каменки все же были приговорены к переселению. Вместе с ними были вынуждены сменить место жительства и «отпавшие» из других деревень Чистопольского уезда — Татарского Толкиша, Старого и Нового Никиткино. Всего в 1849 г. из этих четырех населенных пунктов уезда было переселено 820 человек.

В марте 1848 г. восемь человек из Нового Кадеево были отправлены в Ивановский монастырь, для того чтобы «они оставили свои заблуждения и возвратились в недра православной церкви». Впрочем, несмотря на все увещевания миссионеров, «отпавшие» оказались непреклонными. Хотя местные священнослужители продолжали «чинить тщательнейшие увещания» своих прихожан — крещеных татар и в 1850-е гг.

Крайней мерой в этом вопросе были телесные наказания и переселение «отпавших» в так называемые «старорусские селения». Особенно если новоиспеченные мусульмане вступали в открытый конфликт с местным священнослужителем. Так случилось в 1850 г. с «отпавшими» Каллиником Ивановым, Павлом и Александром Федоровыми. В результате один из братьев Федоровых был наказан розгами в 30 ударов, обоих выселили из Нового Кадеево. Вместе с ними подлежал переселению и К. Иванов, но он скоропостижно скончался.

Кроме «отпавших» в ислам татар, в Верхней Каменке в это время были зафиксированы как «отпавшие» и новокрещеные чуваши. Всего 97 человек. Они жили рядом с крещеными татарами. Любопытно, что в ревизских сказках они себя указывали как крещеных татар. По мнению служащих Казанской духовной консистории, «изыскивая тем повод к отпадению от христианской веры».

«Кади бәете»

Есть архивные документы об обращении в 1840-х годах в православие татар-мусульман Старого Кадеево. Они относились к приходу села Старые Кутуши. Очевидно, что процесс христианизации продолжался и в последующее десятилетие. Так, в 1850-е гг. миссионеры докладывали «об упорстве» татар Старого Кадеева к «обращению из магометанства в православие».

Старое Кадеево. Фото Лилии Габдрафиковой предоставлено realnoevremya.ru

В памяти старожилов деревни осталось, что местные крещеные татары были поздними переселенцами. Хотя, как было показано выше, в христианство была обращена часть коренных жителей Старого Кадеево. Возможно, имеет место как выталкивание из коллективной памяти негативного исторического опыта, так и реальное переселение «отпавших» из других уездов.

Как отмечает историк Радик Исхаков, такие переселенцы оказывали заметное влияние на других христиан: «одним из последствий массового переселения «отпавших» из Спасского в Чистопольский уезд Казанской губернии стал рост отхода в ислам местных новокрещеных татар, которые до этого не участвовали в этом движении». В Старом Кадеево, действительно, в 1860 г. были отмечены случаи возвращения татар-христиан в ислам.

В целом XIX в. был очень трудным для населения Старого Кадеево. С одной стороны, часть жителей деревни постоянно вели борьбу за свои религиозные права, так и не свыкшись со статусом крещеных татар, с другой — из-за растущего малоземелья ухудшалось материальное положение сельчан. Так, одним из известных деревенских преданий является «Кади бәете» (Баит о Кадеево), в котором нашли отражения события второй половины XIX в. Он был записан со слов местного жителя Бурганутдина Билалова (1866 г.р.) филологом Х. Ярми в 1954 году.

Просветительская деятельность самого знаменитого уроженца этого края — Габдрахима Утыз-Имяни, его бесконечная преданность идее «чистого ислама» не прошли бесследно и для его земляков. Как уже было отмечено выше, в середине XIX в. движение за возвращение в ислам усиливается и среди жителей Нового Кадеево (Утыз Имян).

Документально среди выходцев из этой деревни зафиксирован лишь единичный случай сознательного перехода в православие. В 1854 г. священник села Подъем Николаевского уезда Федор Яблонский интересовался у Самарской духовной консистории, каким образом можно вернуть в лоно православной церкви татарина Нигматуллу Мягдеева, «отпавшего» из православия. Дело в том, что родителей у него уже не было, он уехал из родной деревни Нового Кадеево и работал у крестьян села Подъем. Здесь Нигматулла и вспомнил, что происходит от крещеных татар и, возможно, был крещен в детстве. Хотя воспитывали его в мусульманских традициях. Справка от священника села Кутемы подтвердила, что Нигматулла Мягдеев является на самом деле Федором Герасимовым. Вероятно, в данном случае большую роль сыграла социальная среда, в окружении православных и работнику-иноверцу хотелось стать «своим».

Совсем по-другому обстояли дела в Новом Кадеево, где большинство населения придерживалось мусульманской веры. К началу ХХ в. в этой деревне насчитывалось 53 домохозяйства, где проживали «отпавшие» от православия мусульмане. Только мужских душ в них было 95 человек. Даже по приблизительным подсчетам, общее число «отпавших» в Новом Кадеево к этому времени составляло почти двести человек. Лишь в шести домохозяйствах в 1903 г. были зафиксированы как православные. В них проживало около 20 человек. Интересно, что, по сведениям 1908 г., в Новом Кадеево, наряду с татарами, проживали и русские. Возможно, именно крещеных татар записали как русских.

С 1901 г. мусульмане Нового Кадеево ходатайствовали о необходимости организации второй махалли и строительства второй соборной мечети. Верующие на протяжении нескольких лет добивались права на строительство новой мечети. Из-за того, что в списках членов будущей махалли они не раз указывали «отпавших» из православия односельчан, либо по другим формальным причинам прошения сельской общины каждый раз оставляли без внимания. Но в итоге крестьяне все же добились своего, и вскоре в Новом Кадеево на намаз начали призывать сразу из двух мечетей.

Новое Кадеево. Фото Лилии Габдрафиковой предоставлено realnoevremya.ru

Несмотря на скромный внешний вид деревенских мечетей, проверяющие отмечали, что внутренняя обстановка довольно уютная, «имеются приличные постилки (намазлыки)». Мечеть первого прихода была огорожена, а вторая мечеть к 1908 г. еще не была до конца обустроена. В начале XX в. деревенские дети ходили учиться в медресе первого мусульманского прихода, к мулле Вильдану Нигматуллину.

Уже в 1908 г. верующие рассуждали о необходимости выделения третьего мусульманского прихода. Вероятно, одним из факторов этого движения стали последствия первой русской революции и принятие в 1905 г. закона о веротерпимости. Теперь «отпавшим» от православия мусульманам было легче документально зафиксировать свое истинное вероисповедание.

Поэтому произошел резкий скачок числа мусульман и в Новом Кадеево. Жители села писали, что существующие мечети не вмещают всех желающих, а лиц только мужского пола в это время было в селе 879 человек. Это дело тоже растянулось до 1910 г., но крестьяне были настроены решительно.

К концу XIX в. и в Старом Кадеево велось активное строительство культовых зданий. Так, в 1893 году было получено разрешение на строительство второй соборной мечети, предыдущее деревянное здание пятивременной мечети было очень ветхим, поэтому члены махалли решили построить новый храм.

К началу XX в. здесь было зарегистрировано три мусульманских прихода с тремя соборными мечетями, в деревне работали два медресе. При этом обучали не только мальчиков, но и девочек. Во втором мусульманском приходе школу посещали 140 детей, в третьем — 80.

«Настоящие» и «ненастоящие» мусульмане

Взаимоотношения между мусульманами и «отпавшими» носили разный характер. Например, когда в деревне Верхняя Каменка в 1877 г. перестроили и расширили старую мечеть, посещать отремонтированный храм разрешили и новым мусульманам — недавно «отпавшим» от православия и бывшим язычникам. Были среди этих прихожан и дети от смешанных браков, которых наконец-то зарегистрировали как законнорожденных.

Дело в том, что во второй половине ХIХ в. в Верхней Каменке было заключено немало браков между язычниками и мусульманами. Очевидно, что деревенские имамы не препятствовали созданию таких союзов, а охотно переводили будущих невест и женихов в лоно ислама. Судя по всему, именно из-за этого обстоятельства и Сиражетдин Хабибуллин, и Гаффан Губайдуллин получали указы на должность имама дважды (1853 г., 1869 г.; 1853 г., 1874 г.), то есть на некоторое время были лишены права на религиозное служение.

Ситуация с перестроенной мечетью Верхней Каменки, куда начали пускать «отпавших» и бывших язычников, нравилась далеко не всем местным жителям. Ведь неслучайно на протяжении нескольких десятков лет жители одной деревни хоронили своих близких на разных мусульманских погостах.

Мечеть надолго стала яблоком раздора, старожилы прихода пытались препятствовать прохождению в храм новых прихожан, они считали неофитов «ненастоящими» мусульманами. В дела вмешались даже волостные органы власти, которые подготовили специальное предписание для скандалистов, где им категорически запрещалось чинить препятствия новым прихожанам. Поскольку до конца разрешить этот конфликт не удалось, частью махалли было принято решение о создании собственного мусульманского прихода.

В 1911 г. в поисках счастья и новых земельных угодий восемьдесят семей из Верхней Каменки решились покинуть родные края и уехали в Сибирь. Немалую роль в принятии этого решения сыграл и страшный пожар 1907 г. Но в деревне, как уже было отмечено, имелись и давние неразрешенные конфликты межличностного и даже религиозного характера, которые тоже могли послужить причиной отъезда части жителей Верхней Каменки в дальние края.

Верхняя Каменка. Фото Лилии Габдрафиковой предоставлено realnoevremya.ru

В 1908 г. в Верхней Каменке насчитывалось 1 590 жителей. На годы Первой мировой войны пришлось строительство третьей мечети и организация нового прихода. В 1916 г. было получено разрешение на строительство третьей мечети в Верхней Каменке.

Сегодня о непростом прошлом жителей закамских деревень напоминают места памяти — зираты. Во многих населенных пунктах их было несколько. Мусульманское и кряшенское кладбища были в Старом Кадеево, располагались они на разных концах деревни. В Верхней Каменке сохранилось три старинных погоста: языческое с характерными надгробиями, большой мусульманский зират, еще одно мусульманское кладбище находится на другом берегу Верхней Каменки.

Гаяз Исхаки в мае 1917 г. передал труппе «Сайяр» эксклюзивное право на постановку «Зулейхи» в течение трех лет. Габдулла Кариев планировал объездить со спектаклем Поволжье, Туркестан, Кавказ. Однако уже в конце того же года все эти планы были нарушены, а литературное произведение Исхаки надолго предано забвению.

Но разделенные мусульманскими и христианскими кладбищами татарские деревни Закамья остаются безмолвными памятниками эпохи насильственного крещения и долгой борьбы за религиозные права мусульман.

Лилия Габдрафикова
ОбществоИсторияКультура Татарстан
комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 03 июл
    Фанатизм разрушителен и в религии, и в науке.
    Должна быть Свобода выбора и в религии, и в науке.
    Иначе имитация и фанатизм.
    Ответить
  • Анонимно 03 июл
    вера внутри нас
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров