Новости раздела

Эльмира Калимуллина: «Сейчас я учусь принимать себя и свое тело»

Интервью популярной певицы — часть вторая. О детском прозвище, откровенных танцах, роли наркоманки, волшебном пенделе от пандемии и творческих планах

«Честно скажу: раньше я себя вообще не принимала. Я себя никогда не считала красивым ребенком, носила очки. Сейчас учусь принимать себя и свое тело — через танец в том числе. Конечно же, такого загона,экак раньше, у меня нет. Я благодарю своих родителей и Всевышнего за то, что я обладаю яркими внешними данными. Мне, правда, повезло с фигурой: даже если я поправляюсь, у меня как-то все равномерно растекается», — признается во второй части интервью «Реальному времени» заслуженная артистка Татарстана, финалистка первого сезона проекта «Голос» Эльмира Калимуллина. А еще певица рассказала о своем детском прозвище, откровенных танцах, роли наркоманки, волшебном пенделе от пандемии и творческих планах.

«Я очень благодарна проекту «Голос»

— Насколько ваш образ для зрителей расходится с реальной вами? Недавно я прочитала, что вы 4 года учились в милицейском классе, прошли 2 года огневой подготовки. Это было, конечно, неожиданно, учитывая сложившийся на «Голосе» образ…

— Дело не в расхождении, а в малой информированности. Проект «Голос» раскрыл меня в одной ипостаси. На то, чтобы общаться со зрителем и раскрывать себя дальше, у меня в тот момент не было стратегии. Я только приходила в себя после нашумевшего проекта. Долго себя искала, познавала. Но сейчас, благодаря социальным сетям, я могу говорить о себе открыто, делиться важной информацией о себе. И картинка становится для поклонников более объемной, полноценной.

— У вас сохранились какие-то отношения с вашей наставницей на проекте «Голос» Пелагеей или вы окончательно от нее отпочковались и отправились в свободное плавание?

— Я очень благодарна проекту «Голос». И счастлива, что у меня была такая наставница: мне не оставили выбора, потому что на «слепых» прослушиваниях ко мне повернулась только она.

Пелагея — профессионал высочайшего уровня. То, как она чувствует артиста, подбирает репертуар, очень круто. После проекта «Голос» у нас еще было какие-то взаимодействие с Пелагеей, но потом каждая пошла по своему пути и каждая занимается своим любимым делом. И это здорово!

— Вы продолжаете следить за проектом? Недавно стартовал юбилейный 10-й сезон, на который был приглашен золотой состав наставников, как на вашем первом сезоне…

— Честно вам скажу: сейчас я не слежу за «Голосом». Хотя, конечно же, знаю про золотой состав наставников. Просто жизнь так стремительно бежит вперед, что иногда не успеваешь следить даже за собой и вспомнить, что же было вчера. Если удается посмотреть какие-то яркие моменты или кто-то со мной делится лучшими фрагментами, я это делаю с удовольствием. Недавно мы с мамой смотрели финал проекта «Голос 60+».

«Мне нужен был волшебный пендель, чтобы начать делиться знаниями»

— Вы окончили Казанскую государственную консерваторию. Вам много дало консерваторское образование или вы лишний раз убедились, что важно постоянное образование и правильный настрой и не так важно, где ты учишься?

— Образование, безусловно, важно. Человек сам выбирает учиться ему или не учиться. И даже если ты поступил в МГУ или МГИМО, это не гарантирует вообще ничего. Там тоже можно не получить тех знаний, которые человек при желании сможет получить в менее престижном заведении. Все зависит от самого человека. И, конечно же, самообразовываться нужно. Тем более в нашем современном мире, когда есть огромное количество мастер-классов, онлайн-курсов. Нужно от себя требовать работы на 100 процентов, только тогда будет результат. Упорство, труд, коммуникации — это все неотъемлемая часть успеха, к которому все стремятся.

— Вы и сами сейчас занимаетесь образованием других: ведете частные уроки и размещаете в своем Instagram доступные для желающих уроки вокала. Почему вас потянуло на преподавание? Вы и эту стезю не захотели упускать из вида?

— Я не то что сама выбрала эту стезю, просто, видимо, есть какие-то неизбежные процессы Вселенной. Еще какое-то время назад я была не готова к преподаванию — сама очень много училась, образовывалась. Но потом наступила внутренняя потребность делиться знаниями. В какой-то степени этот момент спровоцировала пандемия. Да, через такую даже материальную составляющую, и я этого не стыжусь. Видимо, мне нужен был волшебный пендель, чтобы начать делиться знаниями.

И вот уже полтора года как я нахожусь в статусе педагога. Я безмерно счастлива, что могу быть полезна своим ученикам: их у меня намеренно немного, потому что для всех нужно время.

— Ваши ученики в основном — это дети или взрослые?

— Соотношение примерно 50 на 50. Так что пришла такая неизбежность, чему я очень рада. Потому что и я у своих учеников учусь очень многому.

«Я подумала: «А где хейт? Почему так мало?»

— Недавно в вашем Instagram я с удивлением обнаружила видео с отрывками ваших довольно откровенных танцев, сопровождаемых хештегами #жопаш Как вы решились на такой выход из зоны комфорта?

— Нужно понимать, что это не эротические танцы. Я с детства любила танцевать. Когда я была маленькая, меня отдали и в музыкальную, и в танцевальную школу. Но не было возможности водить меня и туда, и сюда: мы жили в Нижнекамске, тогда еще были проблемы с транспортом. Конечно же, главный фокус был сделан на музыкальную школу.

Но танцевать я любила всегда. Для меня, как для артиста и для женщины, в первую очередь очень важно чувствовать себя и свое тело. Танец для меня — важный выплеск энергии и взаимообмен. А сейчас, выложив свое танцевальное видео, я действительно вышла из зоны комфорта. У многих со времен моего участия в проекте «Голос» сложился определенный мой образ, который поставил определенные рамки, за которые я сама довольно долго не могла выйти.

Но то, что я выложила в своем Instagram, — это я и мое естество и то, чем мне действительно хочется заниматься. Это некий тренажер и для моих мозгов, и для эмоций. Я понимаю, что являюсь примером для многих. Мне уже многие пишут в директ, спрашивают, почему я так мало выставляю видео со своими танцами. И огромное количество девочек пошли на танцы, потому что увидели, что я тоже этим занимаюсь. Для многих это стало неким внутренним освобождением, потому что мы все зажатые, у нас есть определенные комплексы, которые навязали нам с детства, или мы сами себе что-то напридумывали.

Танцы — это очень классный момент выплеска эмоций и хорошего настроения. Даже придя на танцы в очень плохом настроении, я заряжаюсь на всю неделю. Это просто невероятно!

— Учитывая ваш образ, можно было ожидать море хейта после таких видео…

— Да, и я ожидала большого количества негатива. Я даже с какой-то стороны расстроилась, что у меня было всего два негативных сообщения в директ. Причем это не было хейтом. Просто, видимо, для этих людей мое видео стало шоком. Один человек написал, что не хочет видеть мою попу. А другой — что это некрасиво. Я подумала: «А где хейт? Почему так мало?» Это получается, что у меня потрясающая целевая аудитория: мы как одна команда.

«В детстве меня называли «маленькая бабушка Ляля»

— Такую самоиронию, какая присутствует в вас, еще поискать. Взять те же ваши хештеги — #кудряш #ноздряш Откуда в вас все это?

— Самоирония — это, наверное, природное, она сложилась из суммы факторов. Я росла в семье, в которой все любят шутки-прибаутки, посмеяться, всегда стараются относиться ко всему с легкостью. Большую роль в моем становлении как личности и отношении к юмору сыграл мой родной брат, который всегда надо мной подтрунивает: у него такое интеллектуальное чувство юмора. Он — кандидат технических наук, с самого детства очень любил читать книги. Общение с ним не могло не оставить отпечатка на моем чувстве юмора.

Мне кажется, что чувство юмора — неотъемлемая часть нашей жизни. Без юмора вообще никуда. Он дает легкость, возможность ярче смотреть на этот мир. Все ходят какие-то угрюмые. Да, у нас у всех есть свои проблемы. Но как говорил барон Мюнхгаузен: «Улыбайтесь, господа».

— Как вы относитесь к своей внешности?

— Честно скажу: раньше я себя вообще не принимала. Я себя никогда не считала красивым ребенком, носила очки. Они были круглые. Я была похожа на маленькую бабулечку с круглыми очками — кудряво-взъерошенная, маленькая, худенькая. Меня всегда по-татарски называли «маленькая тетя Ляля». Тетя Ляля — моя бабушка. Она была очень красивой женщиной, но всегда носила очки. Для меня она была бабушкой, и, когда меня называли маленькой бабушкой Лялей, мне казалось, что я некрасивый ребенок.

Хотя с самого детства вся семья мне говорила, что я — их маленькая принцесса. Но, видимо, каждому нужно пройти свой этап проработки. Сейчас я учусь принимать себя и свое тело — через танец в том числе. Я хочу принять себя на 100 процентов. Конечно же, такого загона, как раньше, у меня нет.

Я благодарю своих родителей и Всевышнего за то, что обладаю яркими внешними данными. Мне, правда, повезло с фигурой: даже если я поправляюсь, у меня как-то все равномерно растекается. Сейчас я за этим слежу, забочусь о себе.

— Наверное, замужество тоже сыграло не последнюю роль в повышении самооценки?

— Это очень важно. Мне в этом отношении колоссально повезло. Нет ни одного дня, чтобы мне не сказали комплимента. Но дело даже не в словах. Мы же видим, как на нас смотрит наш любимый человек, и этого достаточно. Когда человек тобой восхищается, это наивысшая награда для женщины.

«У моей героини есть наркотическая зависимость»

— После роли в «Золотой орде» ваша кинокарьера не останавливается. В том же Instagram вы недавно кинули клич с просьбой помочь собрать деньги на съемки короткометражки «Потерянный цветок» с вами в главной роли. Я была на питчинге кинопроектов в рамках Казанского кинофестиваля мусульманского кино, где этот проект был представлен. Насколько я помню, ваша героиня должна играть роль наркозависимой и была якобы рожденной от проститутки. На первый взгляд, проект выглядит неоднозначным…

— Вообще вся наша жизнь неоднозначна. Изначально мне скинули сценарий, я его почитала, и он мне очень понравился. Моя роль неоднобокая. В фильме рассказывается интересная история, которая затрагивает не только героиню, но и людей вокруг. На данный момент мы еще не приступали к съемкам — все упирается в деньги. Но у моей героини и правда есть наркотическая зависимость. А еще в картине будет показана большая боль о том, как клевета разрушила жизнь человека. Но все в итоге встает на свои места — любовь в любом случае побеждает. Мне было бы интересно попробовать себя в этой роли.

— Вам поступают еще какие-то предложения о съемках в фильмах?

— В этом году случился какой-то бум. Мне предложили участие в одной фестивальной короткометражке: мы пока не приступили к съемкам, но скоро это произойдет. Кроме того, мне предложили сняться в историческом эпизоде.

Дело в том, что я не делаю конкретный фокус на своей кинокарьере. Наверное, если бы я занималась этим целенаправленно, ролей у меня было бы больше. Но я делаю акцент на музыке. Пока фокус настроен на это. Хорошо, что меня сами находят и приглашают.

«Песен накопилось на второй татароязычный альбом»

— Можете поделиться с нашими читателями своими ближайшими музыкальными планами?

— Песен накопилось уже на второй татароязычный альбом с песнями Эльмира Низамова. Осталось доделать пару песен: какие-то записать с нуля, какие-то довести до ума. Надеюсь выпустить этот альбом к концу декабря.

У меня есть большое желание записать студийный Live-концерт c музыкантами и выложить его на своем YouTube-канале. Я бы хотела записать и наш дуэт с Mubai, который состоялся не так давно. И я очень бы хотела снять клип на одну свою песню, где я смогу проявить свои хореографические возможности.

Мне нужно саму себя допинать и записать русские песни, которые у меня есть. Нужно просто за это взяться. Так что, возможно, на следующий год у меня появится и русскоязычный альбом. Правда, это будет буквально 4 композиции, но в моем новом звучании.

— Насколько сейчас финансово сложно артисту выпускать альбомы?

— Спонсоров у меня нет. Но мне оказывает огромную поддержку Министерство культуры Татарстана. При реализации каких-то проектов они меня очень хорошо поддерживают — так что я не одна. Что касается записи песен, процесс сейчас затягивается, потому что все дорожает. Не хочется снижать качество.

Почему-то многие до сих пор считают, что артисты должны работать бесплатно. У нас до сих пор сохраняется тенденция, что к труду артистов относятся не так уважительно. Хотя мне показалось, что во время пандемии все смотрели сериалы, концерты. Ни один дом не обходился без артистов, ни один гаджет не был без музыки.

Мне недавно понравился мем, в котором заказчик спрашивает, какую скидку ему могут сделать. А человек отвечает: с нас стопроцентная скидка, и мы ничего не делаем.

— В одном из интервью вы говорили, что мечтаете познать радость материнства. Не отступили от своих желаний или пока перевес идет в пользу карьеры?

— Как я могу отступить от познания материнства? Все придет в свое время. Никаких отступлений я не делаю. Слушаю себя, и все будет. Не переживайте.

Кристина Иванова
ОбществоКультура Татарстан

Новости партнеров

комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 17 окт
    мастер-коуч нужен,чоб свое тело понять.
    Ответить
    Анонимно 17 окт
    Зачем? Можно и самому
    Ответить
  • Анонимно 17 окт
    Сама женственность
    Ответить
  • Анонимно 17 окт
    Если человек себе нравится - нравится всем остальным
    Ответить
    Анонимно 17 окт
    Надо девочкам все детство говорить что они самые красивые! Это обязанность родителей
    Ответить
  • Анонимно 17 окт
    своими шмотками,она сводит нас с ума.
    Ответить
    Анонимно 17 окт
    Да уж, яркая больно
    Ответить
  • Анонимно 18 окт
    Ужас! Заслуженная артистка Татарстана......
    Ответить
  • Анонимно 18 окт
    Просто кошмар!!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии