Новости раздела

«Политическая альтернатива у нас всегда была кривобокая»

Политолог Дмитрий Журавлев — о том, какую Думу может получить Россия в результате выборов 2021 года и почему

«Политическая альтернатива у нас всегда была кривобокая»
Фото: duma.gov.ru

Прошедшие выборы глав регионов и парламентов субъектов Федерации дали пищу для того, чтобы поговорить о перспективах политических партий на выборах в Государственную думу, которые должны состояться в следующем году. Когда «Единой России» будет выгоднее победить — в апреле или в сентябре, кто станет «вторым Жириновским», что за темная лошадка партия «Новые люди» и о других реалиях будущих выборов «Реальное время» поговорило с политологом, директором Института региональных проблем Дмитрием Журавлевым.

«Ошибки власти не будут означать успехов оппозиции»

— Дмитрий Анатольевич, можно ли считать, что выборы в Государственную думу в 2021 году будут самыми важными для партии власти? Все чаще слышишь, что накануне возможного трансфера власти значение этих выборов огромное — якобы победа партии власти на этих выборах может гарантировать возникновение нежелательных проблем при возможной передаче власти от Путина к его преемнику.

— Нет, важными для общества они не будут: российское общество привыкло считать главной властью власть исполнительную. Хотя это не означает, что Дума не имеет значения сама по себе, но она воспринимается как власть сторонняя. С другой стороны, конечно, Россия находится на очередном переломе, и от состава Думы действительно будет зависеть многое. Но на таких переломах мы живем последние почти 40 лет, и, конечно, любой из них воспринимается как главный, а потом кажется уже менее значимым.

Я не очень верю, что до 2024 года возможно какое-то политическое противостояние в Думе, вызванное политическим недовольством людей. А вот социальное недовольство существует, и оно может сказаться на действиях парламента после 2021 года. Я сам являюсь членом общественного совета при Росстате и вижу, что уровень жизни людей, мягко говоря, не растет. К выборам 2021 года роста, конечно же, не произойдет. Поэтому Дума очень важна для того, чтобы ее стены не захватила тема социального давления.

И наконец, если мы уже предполагаем, что уже должно произойти какое-то существенное изменение нашей экономической, политической системы, то это изменение должно быть оформлено законодательно, а значит, это должна сделать либо профессиональная Дума, либо та Дума, которая считает, что этого делать не надо.

Я не очень верю, что до 2024 года возможно какое-то политическое противостояние в Думе, вызванное политическим недовольством людей. А вот социальное недовольство существует, и оно может сказаться на действиях парламента после 2021 года

— Выходит, страна получит Думу, которая «будет считать», что изменений в политической и экономической системе быть не должно. Почему выйдет именно так?

— Потому что среди партий для граждан нет серьезной политической альтернативы. Да, мне как гражданину, живущему в своем районе, не нравится, что у меня во дворе дома яма, и я считаю, что в этом виновата если не федеральная, то местная власть. Но из этого я не делаю вывод, что если я проголосую за Навального, то яма непременно засыплется. И этот разрыв присутствует в головах у многих граждан — и это, может быть, даже хорошо, потому что люди понимают, что ошибки власти не будут означать успехов оппозиции. Да, люди не готовы прощать ошибки, но это не означает, что они видят политическую альтернативу.

— Но кто-то скажет, что власть все эти годы делала все, чтобы у нас были сложности с альтернативой.

— Но власть не одна старалась — политическая альтернатива у нас всегда была кривобокая. Посмотрите на то же «Умное голосование» — его фактически превратили в фарс, а почему? Если бы правая оппозиция действительно выдвинула людей, которых можно было бы избрать, это был бы уже путь к альтернативе. Но все сводится к тому, «кто на кого криво поглядел, того и поддерживать».

Альтернатива в политике у нас очень юная, подростковая, обидчивая, нервная, субъективная. С одной стороны, так и должно быть: альтернатива в России в политическом плане действительно юная. Но с другой стороны, эта реальность создает выбор между обелиском самим себе со стороны федеральных властей и странными, обижающимися людьми. Но «обелиск» хоть и лучше не становится, но от людей он никуда не убежит, и этот фактор работал и будет работать на власть — в том числе и на выборах в Думу в 2021 году.

«В качестве паровозов у нас главврачи и директора школ идут прекрасно»

А вообще, партия власти — «Единая Россия», Кремль хорошо готовы к этим выборам, исходя из последней избирательной кампании в регионах, которую нельзя не записать в число их успехов?

— Сложно сказать. С точки зрения политтехнологий главная партия и власть хорошо подготовлены, но возможности политтехнологий ограничены. И в какой-то момент этого политического «иммунитета» может не хватить.

Для «Единой России» много опасностей?

— Если говорить об опасностях для партии парламентского большинства («Единую Россию» правильнее называть именно так, а партия власти у нас — администрация президента), то их две. Первая состоит в том, что «Единая Россия» может не ответить на запрос людей о том, что людям принесут кандидаты в списках партий на будущих выборах. Вторая же опасность будет заключаться в создании накануне выборов какой-то действительно внятной оппозиции для единороссов. Вторая опасность, думаю, менее вероятна, потому что нет сейчас тех сил, кто заведомо может выиграть.

Хотя если бы альтернатива появилась, «Единая Россия» от этого бы выиграла, потому что возросло бы доверие общества к результатам выборов, а доверие к выборам — это сейчас главная проблема обществ. Да, в том, что «Единая Россия» выиграет эти выборы, никто не сомневается, но будут ли победные результаты вызывать доверие у простых людей?

С точки зрения политтехнологий главная партия и власть хорошо подготовлены, но возможности политтехнологий ограничены. И в какой-то момент этого политического «иммунитета» может не хватить

— Готова ли власть изменить ситуацию с отсутствием доверия к итогам выборов у граждан?

— Доверие-то есть, но вопрос заключается в его масштабах, вопрос в том, какое количество людей не имеет этого доверия. Многим людям удобно верить в правоту власти. Я думаю, власть загонит эти вопросы вглубь — то есть на поверхности признаков недоверия не будет, а на самом деле оно будет расти, как это было в последнее десятилетие Советской власти.

— Как партия парламентского большинства будет уходить от опасностей?

— Сейчас «Единая Россия» побеждает во многом благодаря тому, что в их предвыборных списках немало главврачей, директоров школ, а этим людям избиратели пока еще доверяют. Правда, потом партия уже сама будет выбирать людей из этого списка, кого она сделает депутатом, но в качестве паровозов главврачи и директора школ идут прекрасно.

— Получается, что, допустим, в Костромской области и Коми, где в сентябре на выборах в регпарламенты «Единая Россия» получила нерадостные 28—30%, вся компания будет строиться вокруг кандидатур вот таких главврачей, которых выберут в одномандатники и в регсписки?

— Все будет зависеть от ожидания того или иного региона в решении его проблем.

То есть уже не везде в регионах пойдет какой-то известный единоросс из Москвы или крупный чиновник этого же региона?

— Грубо говоря, да. А вот где-нибудь в Чечне кандидатура вообще не будет важной. Ожидания — это очень важная вещь. Ведь смотрите — цифры по голосованию за Конституцию могли быть в регионе довольно высокие, а на выборах в сентябре — низкие. И на выборах в Думу отсутствие результата от ожиданий может дать единороссам еще более невеселую картину.

«Психологически трехдневка может ударить по доверию людей к выборам»

— Как вы полагаете, будет ли оставлен тредневный формат голосования на выборах в Думу?

— Скорее, его оставят, хотя сомнения в таком формате есть уже и у «Единой России».

Как вообще этот формат помог той же «Единой России»?

— В цифрах сказать не готов, но то, что оно дало много, — это факт. Но думаю, что дало не за счет возможных фальсификаций, а за счет того, что ленивая часть избирателей все-таки доползла до выборов и кинула свой бюллетень за «Единую Россию» — политически пассивное население всегда будет поддерживать власть, а тут оно еще и пришло на участки.

Не оставят формат в том случае, если недовольство трехдневной системой станет некой аксиомой у многих граждан и у оппозиции — тогда, конечно, трехдневку уберут. Если же общество будет пассивно, ее оставят, но поверьте — если не сейчас, то через год вопрос о таком формате все равно встанет. Кстати, я не считаю такую организацию проблемой — все дело в организации наблюдения. Когда какая-то партия говорит, что, мол, нам не хватает на выборах людей в качестве наблюдателей, я у представителей этой партии спрашиваю: «А на голосовании приходящих голосовать за вас хватает?»

Но психологически трехдневка может ударить по доверию людей к выборам — некоторые могут считать, что ночью некие люди в масках прибегают в участковые избиркомы и подсыпают «нужные бюллетени» в урну.

— Когда выгодно проведение голосования «Единой России»?

— «Единой России» выгоден апрель, а не сентябрь. Есть такой политологический закон — партия, находящаяся у власти, нуждается в меньшем количестве времени для проведения избирательной кампании, и именно поэтому госпожа Тэтчер всегда выигрывала досрочные парламентские выборы со своей партией в Великобритании. Она не была мазохисткой и не ставила целью уменьшить срок своего правления, но она ставила цель выиграть выборы.

Для правящей партии выгодны выборы досрочные, а вот для системы, для Кремля гораздо удобнее, чтобы в системе все было спокойнее и удобно в плане закона. Кремль не хочет, чтобы были разговоры о том, что выборы перенесли, потому что что-то там наверху нечисто. Избирательные интересы партии и власти, таким образом, сейчас расходятся — власти все-таки важно сохранить доверие, получить его, а партии нужна победа с хорошим результатом, и тут ей апрель удобнее.

Какой месяц будет выбран в итоге, сказать сложно, но в апреле победить будет проще.

Для правящей партии выгодны выборы досрочные, а вот для системы, для Кремля гораздо удобнее, чтобы в системе все было спокойнее и удобно в плане закона

«У ЛДПР одна проблема — это партия вождистская, а вождю уже много лет»

— Теперь о соперниках «Единой России». Никто не отметил из политологов, что по результатам прошедших выборов 13 сентября как-то пошатнулись позиции ЛДПР. Партия выдержала неприятности с хабаровской историей, связанной с арестом Фургала и протестами?

— А было чему там пошатнуться? Партия могла бы пошатнуться, если бы в тот же Хабаровск приехал губернатор не из ЛДПР. У ЛДПР только одна проблема — эта партия вождистская, она держится простотой своих лозунгов и личностью вождя, а вождю уже много лет. А значит, Захар Прилепин, лидер партии «За правду», может стать «вторым Жириновским». Но пока ЛДПР дает простые лозунги, а значит, избиратель с ней не расстанется.

Насколько сильные проблемы испытывает КПРФ и правда ли, что дело в кризисе идей коммунистов?

— В истории с КПРФ пересеклись два процесса — стратегический и тактический. Тактический — это проблема времени. КПРФ всегда говорила: «Выбирайте нас, и мы изменим жизнь!» — этот призыв хорошо шел в 1996 году, но прошло уже с тех пор 24 года, и где изменения? Электорат КПРФ особо не уменьшается — вчерашнее среднее поколение левеет, хоть и не так резко, как те, кто жил при Советской власти. Но оно уже и задает вопросы КПРФ: «Мужики, мы за вас голосуем, и где же наша достойная пенсия? Почему ничего не меняется?» Другая проблема коммунистов заключается в том, что они одновременно являются и социал-демократической, и большевистской партией, и там новые идеи очень сложно найти. Конечно, к выборам в Думу они что-то да изобретут, но вопрос в том, а удовлетворит ли это «что-нибудь» избирателя коммунистов? Верхушке КПРФ нужна социал-демократическая программа, а избирателю коммунистов нужна большевистская программа, а на нее в КПРФ не готовы пойти, и в этом их беда с самого основания КПРФ — с 1993 года.

Но стараться КПРФ все-таки будет, хотя во что они расстараются, мне даже придумать сложно.

— Нужна ли Кремлю «Справедливая Россия»?

— Партия левоцентристов нужна, но нельзя же все время тянуть ее за уши! Если партия левого центра не сложилась, то это вина самой «Справедливой России», и если у партии нет новых тезисов, ей будет сложно даже при помощи Кремля. Миронов — умный и приличный человек, но партии требуется что-то технологически новое.

«Новые люди» способны в будущем претендовать на кусок «Единой России»

— Что вы можете сказать о партии «Новые люди»? Это серьезный проект? Партия уже прошла в несколько парламентов.

— У кого сейчас эта партия может отобрать голоса? Только у «Единой России». Более того, посмотрев программу «Новых людей», ее можно объяснить так: мы — это «Единая Россия», но только лучше. А значит, и голоса будут отобраны партией Нечаева только у единороссов. Теоретически «Новые люди» могут отобрать голоса и у правых партий, но для этого «Новые люди» — партия недостаточно правая, а правоцентристская: мы — за сильное государство, но без бюрократии, мы за капитализм, но без госкапитализма, и это если не спойлер «Единой России», то ее заменный блок единороссов.

— Для «Единой России» она серьезный конкурент?

— В ближайшее время опасности нет — слишком мало времени у «Новых людей» для разбега, но в будущем они способны претендовать на какой-то хороший кусок «Единой России». Хотя думаю, что они могут войти с единороссами в единый блок — больших-то противоречий у этих партий нет.

«Новые люди» рвутся в бой, и это точно, и по их действиям видно, что они настроены серьезно. Но пока они настроены на борьбу только для себя. Не сегодня, но завтра они займут свое место в политической системе.

Главный запрос у людей перед политиками — запрос на новизну, а новизны «Партия Роста» не несет

— Эта партия бизнесмена Нечаева будет опираться на московскую и питерскую публику?

— Конечно. Вряд ли они буду стараться победить у вас в Татарстане.

— В Татарстане из новых партий пока готовы поддерживать лишь «Партию Роста».

— Я на этой неделе выступал на одном из каналов вместе с представителем «Партии Роста» — они активны в СМИ, носят значки, но у них есть одна слабость перед «Новыми людьми» — они не новые. Главный запрос у людей перед политиками — запрос на новизну, а новизны «Партия Роста» не несет.

«Нужно возмущаться после выборов, а не до них»

Что вы можете сказать тем, кто ожидает перед выборами в Думу протестов, как в Москве в 2019 году?

— Политтехнологи говорят, что такие вещи нужно проводить не накануне выборов, а после них, да и в любом учебнике по политологии написано, что нужно возмущаться после выборов, а не до них.

— Но в 2019 году протесты до выборов принесли оппозиции места в Мосгордуме — это нельзя не признать.

— В Мосгордуме им места обеспечило хорошо организованное «Умное голосование» — несистемникам удалось, извините, засунуть свое честолюбие в одно место и выдвинуть тех, кто может выиграть. Протесты возможны, но это будет неразумно — разумнее будет нашим правым немного попротестовать в начале, и побольше — потом.

— Почему побольше потом?

— Если пошуметь «потом», они сохранят политическое лицо, а это для политической партии жизненно необходимо, это будет заявка на политическую жизнь. Понимаете, в партию должны поверить — и если люди не просто за правых проголосуют, но и увидят, что они способны бороться за свои голоса, от этих партий будет толк в будущем.

— Есть в таком случае у вас предположения, что внесистемники будут умнее, чем в 2019 году, и будут действовать так, как вы могли бы им предложить?

— Пока, к сожалению, так я думать не могу — все-таки сторонники того же Навального как политики очень уж «подростковые», что доказывают их частные обиды на своих единомышленников и партнеров по правому флангу. Правые у нас могут шагать только шеренгой — поскольку если они построятся в колонну, они не договорятся, кому идти в ней первому, и эти амбиции губят их больше, чем «работа» властей.

На самом деле, в российской политике все политические силы вполне договороспособны, и тут нет такого, что будем «воевать до последней капли крови». Весь же вопрос в том, кто способен выполнять договор, а кто нет

— А может случиться так, что внесистемники все в один голос скажут — голосуйте в первую очередь за «Новых людей», лишь бы партия власти не прошла?

— Это было бы разумно — создать объединение правых в поддержку одной проходной партии, но оснований думать, что Навальный тот же будет действовать именно так, то есть разумно, — нет.

Кремль может допустить ряд внесистемников от того же Навального к выборам в Думу, ведь допустили же ряд его сторонников до выборов на местах, и они даже прошли в думы Томска и Новосибирска? Или в отношении федеральных выборов Кремль будет принципиален — не регистрировать ни в коем случае, как в 2019 году?

— На самом деле, в российской политике все политические силы вполне договороспособны, и тут нет такого, что будем «воевать до последней капли крови». Весь же вопрос в том, кто способен выполнять договор, а кто нет. В принципе, не думаю, что в 2021 году кто-то кого-то будет загрызать — нет такой задачи, чтобы Навального не было в парламенте. Если бы он и его сторонники вели себя разумно — не то чтобы как-то провластно, а более последовательно, думаю, власть была бы даже заинтересована в том, чтобы он попал в парламент.

«Связка единороссов и «Партии Роста» в Татарстане была бы логична»

— Теперь немного о нашей республике. В 2019 году «Единая Россия» на выборах в Госсовет Татарстана набрала 72%, а спустя время потеряла на местных выборах 2—3%. Параллельно укрепили позиции КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия», «Коммунисты России», получившие больше мандатов в гордумах и горсоветах, чем 5 лет назад. Будет ли продолжение такой тенденции в наших краях в 2021 году?

— Мне кажется, что нет: одно дело — «шалить» на местных выборах, и другое дело — проводить федеральные выборы. Неужели кому-то из ответственных лиц захочется говорить, беседуя с Кремлем: «Извините, у нас выиграли коммунисты»? В Москве за это спасибо не скажут, но в каких-то моментах уже ничего менять нельзя — если волна набрала силу, то она потечет уже так, как потечет.

Пока говорить о какой-то большой волне в симпатиях к другим партиям в Татарстане нельзя, но можно предполагать, что продолжится, так скажем, благосклонное отношение в республике к «Партии Роста»?

— Это было бы логично, но как у вас там будет, знает только ваш глава республики. Но связка единороссов и «Партии Роста» в Татарстане была бы логична.

Основной тезис и российского, и татарстанского общества — лишь бы не было войны. Низы же, в отличие от нас с вами, политологией не занимаются. Они могут быть в принципе недовольны властью, но резко разворота властей они тоже не хотят

— Может ли на выбор россиян повлиять непростая политическая ситуация в Белоруссии?

— Скорее всего, Белоруссия повлияет консолидирующим образом. Основной тезис и российского, и татарстанского общества — лишь бы не было войны. Низы же, в отличие от нас с вами, политологией не занимаются. Они могут быть в принципе недовольны властью, но резко разворота властей они тоже не хотят, потому что помнят его по началу 90-х, и всякие развороты у соседей их пугают. Если для правых белорусский сценарий — это некий опыт — что, мол, можно вести страну и другим путем, то для низовой массы свойственна другая позиция.

— А если Лукашенко уйдет, массы точно так же будут вести себя — консолидированно перед угрозой прихода «врага» — и поддержат власти? Или тут вдруг на выборы в Думу под воздействием победы белорусских масс придет российская молодежь и преподнесет сюрприз?

— Молодежь всегда, когда приходит на выборы, преподносит сюрпризы. Но если уйдет Александр Григорьевич, в России возникнут экономические сложности. И как они будут восприниматься российским населением, сказать сложно (простите за каламбур). Речь о чем? Транзитных коридоров для наших газа и нефти не через море у России не останется, и тут проблема будет не в том, как воспринимать сами события, а с тем, что делать с их последствиями.

Беседовал Сергей Кочнев
ОбществоВласть Татарстан

Новости партнеров

комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 20 сен
    У нас оппозиция - только Навальный и того траванули
    Ответить
  • Анонимно 20 сен
    Интересный взгляд, но со многим согласен
    Ответить
  • Анонимно 20 сен
    Никто у нас никогда не повторит ни Украину, ни Белоруссию. Все будут сидеть на попе ровно
    Ответить
    Анонимно 20 сен
    Вот уж точно
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии