Новости раздела

Как сыграть в «Свою игру» на НТВ и не умереть от страха

Колонка редактора «Реального времени», сыгравшей в культовой передаче

Как сыграть в «Свою игру» на НТВ и не умереть от страха
Фото: скиншот видео, youtube.com/Своя Игра

«Своя игра» выходит на российском телевидении с 1994 года — уже 26 лет. Вот уже больше четверти века она наряду с «Что? Где? Когда?» остается одним из немногих популярных интеллектуальных шоу, главные герои которых — в основном «ботаники», но которые, тем не менее, любимы огромной армией телезрителей. Одна из редакторов «Реального времени» Людмила Губаева уже дважды примеряла на себя «ботаническую мантию», буквально вчера по НТВ показали эфир с ее участием. В своей колонке она рассказывает о том, что происходит за кадром на съемках.

«Три говорящих головы»

В отличие от «Что? Где? Когда?», «Своя игра» — не оригинальная передача, она снимается по франшизе. Игру Jeopardy! придумали в США полвека назад — в 1969 году. Как ни странно, рейтинги ее до сих пор высоки и на американском телевидении.

Интересно, что когда игра начала сниматься в России, она получила совершенно разгромные рецензии в прессе: писали, что она как кроссворд, что ее неинтересно смотреть. Ольга Хворова, одна из редакторов программы, говорила мне: «Всегда, когда снимаешь телепередачу, нужно понимать картинку. Здесь она статичная: три говорящих головы. Как на них может быть интересно смотреть целый час? Неясно до сих пор, даже нам. В этом феномен передачи».

Для меня — как для зрителя и «ботаника» в одном лице — в «Своей игре» есть главное очарование: за час успеваешь прослушать 91 вопрос и протестировать себя. А уж если игроки в телевизоре дружно молчат или отвечают неправильно, а ты с дивана лениво сыплешь правильными версиями — чувство собственной важности растет просто до небес. Так что, думаю, феномен «Своей игры» в этом и заключается: она дает возможность любому зрителю почувствовать себя умным, эрудированным и достойным по сравнению с теми, кто периодически ошибается за игровыми столами.

Фото: скиншот видео, youtube.com/Своя Игра
Феномен «Своей игры» в этом и заключается: она дает возможность любому зрителю почувствовать себя умным, эрудированным и достойным по сравнению с теми, кто периодически ошибается за игровыми столам

Попасть в телевизор: квест из трех шагов

Чтобы переместиться с дивана за тумбу игрока, нужно набраться терпения. Все происходит очень небыстро. Сначала надо отправить на адрес редакции программы заявку с рассказом о себе. Я впервые сделала это в 2014 году.

В один прекрасный (рабочий) день почти через год мне неожиданно позвонили из Москвы. Из трубки жизнерадостно сообщили, что сейчас со мной могут и хотят провести телефонный отбор («Это ненадолго, всего 20 вопросов!»). Пришлось выйти из кабинета в коридор и 10 минут посвятить неожиданной проверке на интеллектуальную вшивость. Ласковому голосу в телефонной трубке я ответила на 14 вопросов из 20 — и прошла в очный этап.

На очный этап надо приехать в Москву, в рабочую студию, и пройти там «испытания in vivo»: из приехавших новичков формируют тройки, сажают в маленькой комнатке за пульт с кнопками и моделируют игру — два полноценных тура. К назначенному времени третий отбиравшийся приехать не успел, и к нам, двоим новичкам, подсадили Александра Успанова, магистра игры, который очень кстати случился в тот день в рабочей студии. Отбор я играла спокойно, весело и уверенно: не пройду так не пройду, зато какое приключение, вот даже вопросы читает живой Петр Кулешов!

Фото автора
Съемки проходят сериями: в день снимают пять игр, за цикл снимается 20 игр, в Москву, как правило, надо приехать на весь съемочный цикл

Спокойствие сработало. Через пару недель я получила письмо от «Студии 2В», которое сообщало мне о том, что я прошла отборы и внесена в реестр игроков. Оставалось только ждать приглашения на съемки. Оно пришло на апрель 2016 года. В сухом остатке от телефонного собеседования до появления на съемочной площадке прошло около двух лет.

Жребий с элементами справедливости

Съемки проходят сериями: в день снимают пять игр, за цикл снимается 20 игр, в Москву, как правило, надо приехать на весь съемочный цикл. Когда меня позвали сниматься в первый раз, в 2016 году, игры шли на выбывание: выигравший эрудит оставался за столом на следующую игру, и к нему «подсаживали» двоих других.

Жребий тянулся на две ближайшие игры. Поэтому ты решительно не имел понятия о том, в какой из четырех дней и в какое время сыграешь. Но как быть, например, если тебе надо попасть на самолет или на поезд в определенное время? На этот случай редакторы игры говорят, что в жребий вносят элементы справедливости. Например, еще один казанец, Булат Фаттахов, параллельно со мной в апреле 2016 года отыграл все, что должен был, за первый день съемок: спешил на самолет. И жребий послушно ему выпадал. А я в тот цикл дошла до игрового стола только на третий день (справедливости ради скажу, что я и не торопилась: в зале сидеть приятно и весело, а вот самой стоять под софитами — парализующе страшно).

Еще одна ситуация, когда редакторская группа вносит коррективы в задумки судьбы, — «разведение» женщин по разным тройкам. Нас в игре не так много. Вернее, даже совсем мало. Поэтому стараются экономить и составлять изначальные тройки так, чтобы в них не попадало по две дамы сразу. Так было на последних съемках: на «играх новичков» нас с Наталией Новыш сразу «посеяли» по двум разным корзинам.

Фото: скиншот видео, youtube.com/Своя Игра
Я в тот цикл дошла до игрового стола только на третий день (справедливости ради скажу, что я и не торопилась: в зале сидеть приятно и весело, а вот самой стоять под софитами — парализующе страшно)

По словам редакторов, женщин в игре мало вовсе не потому что они не проходят отборы — от них в принципе поступает очень мало заявок. Ольга Хворова предполагает:

Возможно, дело в том, что это скорее мужская игра по духу: здесь мужчины хотят показать свою силу и посоревноваться, выяснить, кто круче. Девочки идут играть скорее по другим причинам — они и без того знают, что крутые.

Прокрустовы ящички, грим и булавки на мантии

Итак, вы приезжаете на студию, выслушиваете инструктаж от редакторов, подписываете необходимые документы, тянете жребий — и, если не попали в первые две игры, идете на трибуну — болеть за собратьев по несчастью.

Но вот ваша зрительская карьера заканчивается, и вам пора идти на грим. Мужчин гримируют тоже — в кадре все должны быть красивыми, и блеск от сияющей лысины не должен затмевать интеллектуального сияния. Грим на мужчине не заметен с экрана, зато весьма заметен в жизни. Ходили анекдоты о том, как загримированные игроки после съемки шли ужинать в кафе и вызывали повышенный интерес у официантов и посетителей.

Вот что говорит Ольга Хворова:

— Если накрашенный мужчина догадается попросить у нас влажную салфетку — у него есть шанс выйти от нас без грима. Но это еще ничего. Интереснее будет, если кто-то перенервничает и прямо в мантии отправится в ближайший ларек за шаурмой. У коллег из других игровых передач такое было, а у нас пока все молодцы.

Лично меня гримировали, кажется, как в последний раз. С экрана должно быть видно, что у вас есть глаза, губы, нос и щеки. И все это на тебе тщательно рисуют. А еще замазывают носогубные складки и пытаются «припрятать» второй подбородок путем живительного грима (в моем случае подбородок оказался сильнее). В итоге на экране ты голливудская королева, а в жизни — героиня советского фильма про Морозко.

Мантии у съемочной группы стандартного размера, довольно большого (чтоб поместился интеллект любого масштаба). Костюмер подкалывает рукава булавками — чтобы ничего не мешало нажимать на заветную кнопку.

Игроков в кадре выравнивают, ставя самых низеньких на подставки-ящички разной степени высоты. Меня ставили на подставку оба раза: мужчины, с которыми я играла, были значительно выше. А теперь представьте: вы стоите под камерами на небольшом ящичке и страшно боитесь с него свалиться, запутавшись в длиннющей мантии. Врагу не позавидуешь. Спасибо костюмеру за то, что подкалывает еще и подол!

Фото: скиншот видео, youtube.com/Своя Игра
С экрана должно быть видно, что у вас есть глаза, губы, нос и щеки. И все это на тебе тщательно рисуют. А еще замазывают носогубные складки и пытаются «припрятать» второй подбородок путем живительного грима

Хроники тотального оцепенения: как забыть название любимого пирога

Пока сидишь на трибуне, все хорошо. Ты щелкаешь вопросы чужих игр как семечки и кажешься себе не меньше, чем Софьей Ковалевской. Ну или ладно, меньше. Но опозориться ты определенно не собираешься.

Попав в руки к гримеру (за полторы игры до твоего выхода), начинаешь понимать: что-то не так. Руки трясутся, а гример участливо спрашивает: «А у вас аллергия на что-то? Почему на шее пятна?» Ты неожиданно про себя назидательным тоном произносишь бабушкину фразу: «Это все от нервов», — и надолго замолкаешь. Потом все как в тумане. На тебя крепят аудиогарнитуру, надевают мантию, подбирают высоту «прокрустова ящичка», читают окончательный инструктаж, задают тестовые вопросы — и как-то очень стремительно Петр Кулешов уже читает свою преамбулу.

Кстати, Петр Борисович очень поддерживает женщин на площадке. Он всегда старается тебя приободрить. А уж «Людмила, играйте!» произносит торжественно, будто представляет тебя палате лордов. Как-то он говорил мне в интервью: «Я всегда болею за женщин и стараюсь им помочь. Если, конечно, это не женщина-терминатор в игровом плане, которая в помощи не нуждается. У нас есть и такие».

В игре немного вопросов, которые требуют какого-то жестокого знания. До многого можно догадаться, выдвинуть правильное предположение. Это не соревнование киборгов-эрудитов — это живая игра с живыми людьми. Поэтому сложность вопросов у вас на диване, как правило, не вызывает каких-то затруднений.

Фото: Студия 2В
В первый раз перед камерой ты постоянно думаешь: «Это будут смотреть все, и я опозорюсь навсегда перед всеми». На второй раз все проходит проще: ты понимаешь, что многие из важных для тебя людей никогда не увидят этого эфира, да и позор будет кратковременным. Зато вон какой грим!

Совсем другое дело, когда ты за игровым столом. Если ты натура эмоциональная, то тебя сковывает страх — по рукам, ногам и голове. Ты не успеваешь отжимать кнопку (кстати, реагировать надо не на голос ведущего, а на лампочку, которая зажигается слева от игрового экрана: как только зажглась — можно жать. В точности как у лабораторных животных). Ты просто боишься. В первый раз я боялась упасть в обморок от страха. На второй игре прогресс был налицо: я думала, как бы не запутаться в мантии и не свалиться с подставки. Небольшой нервный тик не в счет. Но ты забываешь простейшие вещи. В соцсетях мне только ленивый уже не написал: «Людмила, но как же ты смогла не ответить про киш?»

А я и сама не знаю. Я люблю все, что связано с кулинарией. Я пеку киш с разными начинками. Более того, утром перед съемками я завтракала точно таким же кишем, какой был изображен на картинке на игре. Но когда прозвучал вопрос, слово «киш» как будто ластиком вытерли из моего мозга. Так бывает. И я не умею с этим бороться, а значит, я не самый подходящий кандидат для этой игры.

Другое дело, что во вчерашнем эфире уверенности во мне было все-таки больше, чем четыре года назад. В первый раз перед камерой ты постоянно думаешь: «Это будут смотреть все, и я опозорюсь навсегда перед всеми». На второй раз все проходит проще: ты понимаешь, что многие из важных для тебя людей никогда не увидят этого эфира, да и позор будет кратковременным. Зато вон какой грим!

Этика и психология «Своей игры»

Есть неписаные правила, как вести себя на площадке: «кота в мешке» надо отдавать сопернику, у которого наименьшее количество очков. Нельзя проявлять агрессию и выказывать пренебрежение к соперникам.

Фото: Студия 2В
Кстати, Петр Борисович очень поддерживает женщин на площадке. Он всегда старается тебя приободрить. А уж «Людмила, играйте!» произносит торжественно, будто представляет тебя палате лордов

Петр Борисович тоже неизменно корректен и вежлив, хотя может быть и откровенно раздраженным (по нему это чувствуется, поэтому лучше попадать в первые игры цикла, когда он еще не очень устал и довольно благодушен). Сам он говорит: «Вот представьте себе: ты проводишь первые две игры с условными Хашимовым и Эдигером, привыкаешь к этому, а потом вдруг начинаются слабые игроки. Конечно, раздражает, когда они боятся отвечать на простые вопросы. Это и на зрелищность влияет».

А теперь начинается психология. От того, как сильно ты будешь нервничать, будет зависеть то, как эффективно ты будешь принимать решения. Например, выбирать, когда рисковать стоит, а когда надо отсидеться. Вчерашний мой ва-банк на последнем аукционе игры был шагом последней надежды (и я до последнего не могла поверить в то, что вопрос будет таким простым).

Но самое важное — правильно рассчитать финальную ставку. Тут и случилась моя главная ошибка. Моя ставка была неправильной, нелогичной, непонятной и совершенно несуразной. Поставь я скромно, в надежде на то, что соперники не ответят на вопрос — я бы выиграла и прошла дальше. Соперники и не ответили — но я поставила слишком много, да еще и на вопрос не ответила. Прямо скажем, в истории российского мореплавания я плаваю почище Крузенштерна.

Остается только надеяться на то, что в третий раз меня играть все-таки позовут, и вот тогда-то я буду совсем опытная, мне будет не страшно, и я обязательно выиграю. Может быть. Наверное.

Людмила Губаева
ОбществоТехнологииМедиа
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 05 апр
    Людмила большая молодчина!
    Ответить
  • Анонимно 05 апр
    Очень интересно. Спасибо
    Ответить
  • Анонимно 05 апр
    Кулешов - мужчина Мечта)
    Ответить
  • Анонимно 05 апр
    Мила, круто!
    Ответить
  • Анонимно 05 апр
    Людмила, ты очень классно смотришься в кадре. Жду, когда тебя снова позовут, и ты всем утрешь нос!
    Ответить
  • Анонимно 05 апр
    Людмила такая молодец!
    Ответить
  • Анонимно 07 апр
    Мгра интересная, только вот с призами и поощрениями там не совсем хорошо.
    Призы надо выдавать всем, кто дважды победил.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии