Новости раздела

«Белое солнце пустыни»: культовый фильм, который спас Брежнев

«Открыть личико Гюльчатай» предлагали Кончаловскому, Жалакявичюсу, Тарковскому, но они не разглядели потенциала ленты

«Белое солнце пустыни»: культовый фильм, который спас Брежнев
Фото: kinopoisk.ru

Ровно 50 лет назад на экраны вышел фильм «Белое солнце пустыни», ставший классикой советского кинематографа. Культовую ленту разобрали на цитаты, которые повторяет не одно поколение зрителей. А между тем сразу после завершения картина попала на полку 1-го отдела Госкино, подведомственного КГБ. Это было хранилище идеологически невыдержанных фильмов и западной продукции со сценами эротики, насилия и прочей антисоветчиной. Такое кино было доступно для просмотра лишь членам Политбюро и министрам, которые крутили его на своих дачах. Подробнее о фильме — в материале «Реального времени».

Мотыля взяли режиссером фильма от безнадеги

Идейными вдохновителями «советского вестерна» были известный режиссер Григорий Чухрай и Владимир Познер (отец популярного российского телеведущего), которые хотели повторить сумасшедший успех вышедших тогда в прокат «Неуловимых мстителей».

Проект доверили Андрею Кончаловскому — он в соавторстве с Фридрихом Горенштейном за несколько недель написал сценарий под названием «Басмачи». Но материал не вдохновил руководителей киностудии, и текст переписывали Валентин Ежов («Баллада о солдате») и Рустам Ибрагимбеков. Вскоре Кончаловскому, охладевшему к проекту, предложили экранизировать «Дворянское гнездо» к 150-летию Тургенева.

Снимать историю про гарем, который охраняет красноармеец, предлагали многим маститым режиссерам, включая Андрея Тарковского, но все они неизменно отказывались. Очередь дошла до Владимира Мотыля, который после выхода фильма «Женя, Женечка и «Катюша», якобы очерняющего образ солдата Великой Отечественной войны, сидел без работы и без денег. Заказчики думали, что в таком положении режиссер не будет привередничать. Однако и Мотыль отказался, несмотря на все уговоры Чухрая. И только после того, как ему позволили изменить сценарий, режиссер приступил к съемкам. У фильма было новое рабочее название — «Спасите гарем».

Трогательные письма Сухова к Катерине Матвеевне принадлежат перу Марка Захарова. Кадр из фильма с сайта kinopoisk.ru

Мотыль серьезно переработал сценарий, ввел туда любовную линию. Кстати, трогательные письма Сухова к Катерине Матвеевне принадлежат перу Марка Захарова, который в то время писал для радио остроумные скетчи. А песню «Ваше благородие, госпожа удача» сочинил Булат Окуджава, и она мгновенно стала хитом.

Федор Сухов — не супермен

Главную роль Федора Сухова предложили популярному Георгию Юматову. Однако в первый же день съемок случилось непредвиденное. За Юматовым заехали в гостиницу, он долго не открывал дверь, и ее пришлось выламывать. Актера застали лежащим на кровати, все его лицо было в синяках. Накануне на поминках своего друга, режиссера Никиты Курихина, он ввязался в драку. Курихин погиб в автокатастрофе, на машине, которую ему помог приобрести Юматов. И когда кто-то из гостей обвинил его в смерти режиссера, актер не сдержался.

Ждать, когда сойдут синяки, Мотыль не мог — время поджимало, и он отбил срочную телеграмму Анатолию Кузнецову, своему давнему товарищу, кандидатуру которого тоже рассматривали на эту роль. Тот приехал на следующий же день.

«Юматов был бы более «суперменистым» Суховым, а Сухов Анатолия Кузнецова ближе к герою русской сказки…» — говорил потом Владимир Мотыль.

На съемках фильма «Белое солнце пустыни». Фото mozgopit.com

Ноги Катерине Матвеевне искали в подвале

На роль молодого красноармейца Петрухи пробовались многие актеры: Савелий Крамаров, Юрий Чернов, а утвердили слесаря Николая Годовикова. Правда, у него был опыт работы в кино — в юности он снялся в «Республике ШКИД», где его заметил Мотыль и задействовал в эпизоде своей картины «Женя, Женечка и «Катюша».
Дальнейшая судьба Годовикова сложилась неудачно: в 1979 году его за тунеядство посадили в тюрьму. Выйдя из нее, он бомжевал, мыкался по подвалам и чердакам. Связался с ворами и получил новый срок. В общей сложности Годовиков отсидел 8 лет. В кинематограф он вернулся только в 1999 году — играл небольшие роли в «милицейских» и «бандитских» сериалах.

Непрофессиональной актрисой была и исполнительница роли Катерины Матвеевны. Режиссер долго не мог найти подходящий образ, хотя перепробовал многих звезд советского кино. Ту, которая поразила его в самое сердце, он встретил в коридорах «Останкино». Галина Лучай работала редактором, у нее был грудной ребенок, и перспектива сниматься в кино ее не манила. Однако Мотыль ее уговорил, пообещав, что весь процесс займет несколько дней.

Единственное, что не устраивало режиссера в молодой женщине — это ноги. Они были слишком худыми для кустодиевской красавицы, а в фильме задумывалась эротическая сцена — Катерина Матвеевна должна переходить ручей, высоко подоткнув подол. За «ногами» ассистент режиссера отправился в подвал дома на многолюдном Кировском проспекте. Завидев подходящие, кидался к их обладательнице, но не все дамы на это адекватно реагировали. Имя же обладательницы «пышных» конечностей не вошло в историю кинематографа. К тому же чиновники от кино узрели в этой сцене «порнографию», и длину подола Катерины Матвеевны в конечном варианте пришлось подкорректировать.

Имя обладательницы «пышных» конечностей не вошло в историю кинематографа. Фото mozgopit.com

Девушка с пониженной социальной ответственностью и криминальный авторитет

Но больше всего непрофессионалок было в гареме Черного Абдуллы — из девяти жен только три девушки имели диплом актрисы. Остальных сыграли филолог, баскетболистка, продавец, искусствовед, инженер, студентка и даже… девушка легкого поведения из ленинградской гостиницы «Астория». Последняя, кстати, по своему происхождению была единственной по-настоящему восточной барышней. Мотыль вспоминал: «Однажды она сказала, что за ночь зарабатывает больше, чем мы платим ей в месяц за съемки, и посереди съемочного процесса отправилась восвояси, «на заработки». Еле уломали возвратиться. Согласилась нехотя, со словами: «Ладно, хоть отдохну…»

Для большинства «наложниц» это был единственный опыт в кино. А самой известной «женой» стала Зухра — актриса Татьяна Ткач, которая сыграла множество театральных и киноролей, наиболее яркой из которых была любовница Фокса в фильме «Место встречи изменить нельзя».

Свою «минуту славы» получил и дагестанский криминальный авторитет Али. К нему режиссер обратился после того, как в Каспийске ночью был украден ценный реквизит. Вещи вернули в целости и сохранности, а Али появился на экране дважды, сыграв практически самого себя — одного из бандитов Черного Абдуллы.

Больше всего непрофессионалок было в гареме Черного Абдуллы — из девяти жен только три девушки имели диплом актрисы. Фото mozgopit.com

Верещагина сыграл актер, победивший наркозависимость

Роль таможенника-пьянчуги Верещагина была эпизодической, в середине фильма его должны были убить басмачи. Но актер Павел Луспекаев так вжился в образ и был настолько колоритен, что для него стали придумывать новые сцены. Таможеннику даже поменяли имя — по сценарию его звали Александром, а в итоге он стал Павлом.

К началу съемок актер уже имел инвалидность — на фронте отморозил ноги и ему ампутировали пальцы. Мотыль предлагал Луспекаеву сниматься на костылях, тем более что роль это позволяла. Но актер отказался, заявив, что сначала попробует отработать все по сценарию. Он даже придумал спецсапоги с металлическими упорами внутри. Луспекаев категорически отказался от дублера, стоически сыграв все сам. Только в одном трехсекундном кадре его вынуждены были подменить каскадером. Сапоги Верещагина требовалось показать крупным планом, когда он ногами спихивает бандитов за борт. А носки сапог Луспекаева при упоре прогибались, и это было бы видно на экране.

Когда боль становилась невыносимой, актер отходил в сторону и опускал натертые протезами культи в таз с холодной водой, либо в прохладное Каспийское море.

— Это был подвиг, равный подвигу Алексея Маресьева, — отметил потом режиссер.

Но к подвигам Луспекаеву было не привыкать. После ампутации пальцев его мучили фантомные боли, заглушал которые только сильнодействующий наркотический препарат. Когда актер понял, что без него он уже не может жить, твердо решил избавиться от зависимости. Неделю Луспекаев находился в полубессознательном состоянии, отказывался от пищи. Помогла ему министр культуры Екатерина Фурцева, распорядившаяся раздобыть нужные лекарства за границей и протезы из Франции. В своем дневнике актер тщательно записывал часы, а потом и дни, прожитые без наркотиков.

Луспекаев умер спустя полмесяца после премьеры, мгновенно сделавшей его знаменитым. Он не дожил до своего 43-летия трех дней.

Луспекаев умер спустя полмесяца после премьеры, мгновенно сделавшей его знаменитым. Фото mozgopit.com

Павел Верещагин стал символом работников таможни. Ему установлены памятники в Москве, Кургане, Череповце и нескольких городах Украины, а в Южно-Сахалинске в 2019 году была открыта скульптурная композиция Верещагину и Петрухе. На могиле же самого Луспекаева стоит монумент от благодарных петербургских таможенников.

Талисман космонавтов

Комиссия Госкино, принимавшая фильм, отметила 27 эпизодов, которые нужно было либо переснять, либо подкорректировать. Мотыль отказался «резать» ленту. В результате ей, как идеологически невыдержанной, была уготована «полка». Но случилось чудо. Генсек ЦК КПСС Леонид Брежнев, отдыхая на даче в Завидово, где у него был оборудован личный кинотеатр, затребовал очередную порцию киноновинок. Он был известный киноман, но больше всего любил американские вестерны. Как на грех, фильмы не успели подвезти, и тогда Леониду Ильичу отправили на просмотр «Белое солнце пустыни». Лидеру СССР фильм настолько понравился, что он тут же позвонил председателю Госкомитета по кинематографии Алексею Романову, чтобы выразить благодарность, и удивился, почему фильм не в прокате.

Романов, конечно, ленту не смотрел, и на следующее утро, приехав на работу, тут же ее затребовал. В итоге он сделал три поправки, что по сравнению с 27-ю — сущая мелочь! После этого картина, наконец, получила прокатное удостоверение, и ее посмотрели миллионы. Тем не менее официальное признание фильм получил только в 1998 году, став лауреатом Государственной премии Российской Федерации.

«Белое солнце пустыни» стало талисманом и для наших космонавтов. После крушения корабля «Союз-11» экипаж «Союза-12» посмотрел его перед стартом, и полет прошел благополучно. С тех пор это стало доброй традицией. У нее есть и прикладное значение — по этому фильму космонавты изучают азы операторской работы, поскольку в невесомости им приходится самим много снимать.

Элеонора Рылова
ОбществоКультура
комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии