Новости раздела

«Организаторы ТЭФИ могли бы вполне открыто сказать: «Вручаем статуэтку пропагандисту такому-то…»

Телекритик Александр Мельман — о туманном будущем главной телепремии страны

«Организаторы ТЭФИ могли бы вполне открыто сказать: «Вручаем статуэтку пропагандисту такому-то…» Фото: stmegi.com

Из состава жюри главной телевизионной премии страны — ТЭФИ — вышел один из ее основателей, телеакадемик Владимир Познер. Он объяснил это несогласием с процедурой определения победителей премии, а также заявил, что награда стала «абсолютно рядовым призом среди десятков других». Насколько это серьезная новость для телевизионного сообщества и можно ли согласиться с оценкой старейшины отечественной тележурналистики, в интервью «Реальному времени» рассуждает известный телекритик Александр Мельман.

«В результате появилось тотальное недоверие одних каналов к другим»

— Александр Иосифович, а зачем вообще 25 лет назад создавали ТЭФИ? Ведь в те годы люди смотрели по телевизору практически все, признание публики и популярность мастеров телевидения были гигантскими, зарплаты высокими — и тем не менее понадобилось соревнование, которое обрастало все новыми и новыми скандалами. Может быть, в 1994 году существовали какие-то особые цели?

— Не думаю, что 25 лет назад были какие-то особые цели — особые цели возникают уже в процессе, но это, как правило, уже человеческая история: очень часто какая-то фирма или ассоциация выстраивается с какими-то благородными целями, а потом все летит в тартарары по самым разным причинам, но чаще всего — от несовершенства человека. Но в 1994 году ТЭФИ была необходима. Наше телевидение, как и большие организации в других странах, объединенные в разные ассоциации, вполне справедливо посчитало, что корпоративная награда очень важна и в России. Да, есть зрительские симпатии, и они, вне сомнения, важны, но важно выявлять лучшего и в корпорации, ибо в мире это есть везде — в национальном кино, в национальной литературе и на национальном телевидении.

Но дальше все менялось, и по политическим, по корпоративным причинам. Да, премия одна, но корпорации-то, то есть каналы, разные. И началась уже «гонка за медалями», а с ней пошли и претензии в сторону жюри: «Почему дали ему, а не мне?» А потом пошло крыловское «лебедь, рак и щука» — каждый канал тянул в свою сторону, и все то, что было создано 25 лет назад, развалилось. Силовым, бюрократическим решением за организацию ТЭФИ взялись другие люди — не Академия российского телевидения, а Комитет индустриальных телевизионных премий, который решил во что бы то ни стало премию сохранить, но в 2014 году ТЭФИ было важно воссоздать уже в определенных политических и исторических условиях.

Что и проявилось при вручении дальнейших призов ТЭФИ в области той же журналистики. Сейчас многие статуэтки вручают якобы репортерам, якобы ведущим, а на самом деле это уже не репортеры и не ведущие, а пропагандисты. В 2019 году организаторы премии могли бы вполне открыто сказать: «Вручаем статуэтку пропагандисту такому-то…», но не говорят, а говорю об этом я. На что организаторы обижаются, но это их проблемы.

Фото gazprom-media.com
В 1994 году ТЭФИ была необходима. Наше телевидение, как и большие организации в других странах, объединенные в разные ассоциации, вполне справедливо посчитало, что корпоративная награда очень важна и в России

Почему в среде академиков телевидения пошли эти скандалы и обиды? Ведь в этом сообществе были собраны умные и опытные люди — Познер, Лысенко, Швыдкой, Сагалаев, другие авторитетные деятели?

— Понимаете, того же Владимира Познера справедливо обвиняли в том, что он был ассоциирован с Первым каналом, ведь в самых спорных моментах голосования все зависело от его голоса, и Познер отдавал его Первому каналу. Я в порядочности Познера не сомневаюсь, но так было!

Далее — те же академики, которые представляли разные каналы, стали бороться за статуэтки, как за чемпионские медали, потому что для каналов, а особенно для их руководителей, премия ТЭФИ стала вдруг важной и престижной. Руководители каналов стали очень сильно гордиться выигранными статуэтками, но особенно гордились их количеством, ведь и это тоже шло в копилку, а не только рейтинги. Постепенно руководители каналов стали вмешиваться в процесс голосования, а академики, которые представляли каналы, должны были уже голосовать корпоративно, за своих.

При таком подходе выбор академиков перестал быть объективным, и я прекрасно понимал, почему в середине нулевых из телеакадемии ушло НТВ, а потом и ВГТРК — почему они должны были делать хорошую мину при плохой игре? Да, правила менялись, но и в них были свои несуразности, и идеального принципа в подходе к голосованию в академии достичь не сумели. В результате было недоверие одних каналов к другим, и я бы сказал — тотальное недоверие, а улыбки победителей были искусственными и неестественными.

Телеканалы с академиками делали премию настолько серьезно, что стали слишком серьезно к ней относиться! Академикам и руководителям каналов нужно было бы сделать шаг назад и отстраниться, посмотреть на себя с самоиронией, но этого не было. Была звериная серьезность, как писал Аксенов, а этого нигде допускать не надо.

Фото tefitv.ru
Те же академики, которые представляли разные каналы, стали бороться за статуэтки, как за чемпионские медали, потому что для каналов, а особенно для их руководителей, премия ТЭФИ стала вдруг важной и престижной

«Олигархическое телевидение 90-х и нынешнее государственное — это «хрен редьки не слаще»

В чем причина такой серьезности?

— Это была нужная параллельная реальность. Одна реальность — это рейтинги: они важны с точки зрения рекламы, доходов, а другая — ТЭФИ. Если мы проигрываем по рейтингам, то в ТЭФИ мы обязательно должны выиграть. Серьезностью ТЭФИ и умертвили еще до 2014 года.

Сейчас серьезность осталась? И остался ли тот самый зверино-серьезный подход каналов к победе?

— А вы посмотрите на лица тех, кто сейчас получает ТЭФИ и кто не получает, сидя в зале. Эти лица очень серьезные, эти люди очень сильно хотят победить и очень довольны, когда что-то получают. А когда их критикуют, они обижаются, и обижаются серьезно, и я их понимаю — все-таки такая премия должна быть, но в политических номинациях все журналистское, как я уже сказал, давно выродилось и стало пропагандой, и те, кто сейчас получает ТЭФИ за политические номинации, профессию предали. Зато эти люди «управляют» страной, и «управляют» очень умно, вбивая людям в голову то, что идет из Кремля.

Вот к развлекательным номинациям у меня никаких вопросов нет — я всегда радуюсь, когда ТЭФИ получает Максим Галкин или Иван Ургант. Нет вопросов и по сериальным номинациям, учебным и детским программам. Очень жаль, что отменили номинацию «Интервью» — это мне крайне непонятно, ведь на телевидении есть много достойных интервьюеров, да и новые появляются благодаря Юрию Дудю.

Но неужели в политическом вещании некого отметить как достойного телевизионщика?

— Конечно, достойные есть. Возьмите, канал «Россия» — да, канал государственный, канал, где политическое вещание стало пропагандой, но при этом когда премию получает военный корреспондент канала Евгений Поддубный, а это репортер, который был уже на всех современных войнах, это правильно, и мне лично за него радостно. Это репортер смелый, профессиональный, и на его участке уже не до пропаганды, работает он просто героически. И я никогда не скажу, что если человек работает на канале «Россия», то он недостоин ТЭФИ. И тут я рад еще и за Наилю Аскер-заде — ее программа-интервью «Действующие лица» выстроена очень верно в своем жанре.

Вам не кажется, что в ближайшие пять-семь лет мы увидим одних и тех же победителей в основных номинациях — Урганта, Галкина, Соловьева, Скабееву с Поповым и Норкина, к примеру? Насколько это нормально?

— Ну да — в некоторых номинациях просто небольшая очередь: ну не получил ты сейчас статуэтку — получишь через год! (Смеется). Но все-таки в ТЭФИ все должно быть как в спорте — если в спорте в 90-е годы московский «Спартак» мог побеждать ежегодно в чемпионатах страны по футболу, то футболисты заслуженно получали эти медали. Если Ургант — лучший, то пусть получает ТЭФИ, если Галкин лучший, то пусть получает он. Галкин, кстати, в последние годы растет и уже опережает Урганта и как ведущий, и как гражданин.

Соловьева же, кстати, академики ранее часто «обижали» и впервые вручили ему ТЭФИ только год назад. Он был очень доволен, но повторюсь — у меня нет к нему и его коллегам претензий как к пропагандистам. Пусть занимаются пропагандой, но пусть получают статуэтки «за пропаганду». Хотя должен вам сказать, что программа канала «Россия» «Москва. Кремль. Путин» очень достойная и умелая — ее ведущий подмечает в эфире многие вещи и ведет ее правильно, точно и непаркетно. Но ведь не должно даже на госканале быть, чтобы все журналисты дудели в одну дуду и рекламировали во что бы то ни стало позицию партии и правительства.

Фото metronews.ru
Соловьева, кстати, академики ранее часто обижали и впервые вручили ему ТЭФИ только год назад. Он был очень доволен, но повторюсь — у меня нет к нему и его коллегам претензий как к пропагандистам. Пусть занимаются пропагандой, но пусть получают статуэтки «за пропаганду»

Вы продолжаете верить в объективный выбор академиков?

— Академики все понимают, многие из них начинали в 90-е и в нулевые, и понятие свободы журналистики им было присуще в большей степени. И хотя олигархическое телевидение 90-х и нынешнее государственное — это «хрен редьки не слаще», но там была какая-никакая конкуренция и была альтернативная точка зрения.

«В регионах академики становятся профессиональными людьми и меняются в лучшую сторону»

Ну вот Познер «понял» и вышел из жюри премии. Почему?

— Познер сказал, что все понимал, но, мол, прозрел только сейчас, когда увидел, что академия российского телевидения не представляет телевидение как таковое. Ну прозрел — и хорошо!

Правильно ли это по отношению ко всему телевидению страны?

— При всем уважении к Познеру, надо сказать, что Владимир Владимирович не боец. Всем известно его мастерство компромисса, что переносит нас порой в «славные» времена «Иновещания», где работал Познер, после которых Владимир Владимирович каялся и оправдывался за свою позицию по тому же вводу войск в Чехословакию и так далее.

Но нынешние телодвижения Познера уже ничего не решают, это некая буря в стакане воды, и его выход из жюри ТЭФИ даже не является новостью. Выходить надо было четыре года назад, когда ситуация с ТЭФИ требовала этого.

Можно ли сказать, что сейчас ТЭФИ очень важна для региональных телевещателей, как это было в 90-е?

— Можно. Я часто был приглашаем в жюри «ТЭФИ-Регион», был у вас в Казани, в других городах и видел совсем другое отношение к ТЭФИ у региональных тележурналистов, что меня очень порадовало. При всей серьезности отношения к ТЭФИ и у московских телевизионщиков в регионах идет самая настоящая борьба за премию — даже несмотря на то, что там власть контролирует телевидение еще пуще, чем в Москве. В регионах видно серьезное отношение работников телевидения к креативу, к профессионализму, что мне и многим моим коллегам импонирует.

Фото nationmagazine.ru
Нынешние телодвижения Познера уже ничего не решают, это некая буря в стакане воды, и его выход из жюри ТЭФИ даже не является новостью. Выходить надо было четыре года назад, когда ситуация с ТЭФИ требовала этого

А может, академики телевидения остаются в жюри ради регионального ТВ?

— Возможно — они с удовольствием едут в регионы, и я вижу, что именно там они видят свою миссию. Московские посиделки академиков за оценкой работ федерального телевидения — это некое метание бисера, и выглядит все это очень поверхностно, а в регионах академики становятся серьезными и оценивают все работы именно по гамбургскому счету и профессионально. В регионах академики становятся профессиональными людьми и меняются в лучшую сторону! (Смеется).

— Каковы перспективы ТЭФИ?

— Корпоративная премия нужна, но вот сколько времени понадобится, чтобы академики научились правильно голосовать, это большой вопрос. Двадцать пять лет прошло, а воз и ныне там. Поэтому ничего они тут сделать не смогут.

И ум академиков тут ни при чем?

— В жюри ТЭФИ с самого начала были умные люди, но и страну в феврале 1917 года возглавляли умные люди, но за несколько месяцев, выражаясь литературно, они ее проиграли. Умный — это понятие относительное, и, как говорил когда-то покойный генерал Лебедь, глупость — это тоже некий ум. Дело не только в уме, а в человеческой природе. Возьмите Америку — там правила телевизионных премий не меняются очень давно, телеакадемиков несколько тысяч (Познер считает, что столько же академиков должно быть у нас), и споров о том, правильно ли получил премию я, а не ты, там нет, все объективно. А у нас пока на все влияет человеческий фактор, и это сказывается и на ТЭФИ.

Тут телеакадемикам надо учиться у пропагандистов. Они видят все недочеты в той же американской, украинской и европейской политике и замечательно их выявляют, и правильно делают. И телеакадемикам такой подход очень бы пригодился.

Сергей Кочнев
Общество
комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров