Новости раздела

Тимур Нагуманов: под определение самозанятых в Татарстане попадает до 500 тысяч человек

Главный способ решить проблему закошмаривания бизнеса надзорными органами — развитие профилактики

Тимур Нагуманов: под определение самозанятых в Татарстане попадает до 500 тысяч человек Фото: Максим Платонов

Команда уполномоченного при президенте РТ по защите прав предпринимателей Тимура Нагуманова совместно с главами попытается найти решения для улучшения делового климата в 15 районах Татарстана. В ходе онлайн-конференции «Реального времени» бизнес-омбудсмен рассказал о том, как строится эта работа, как решаются проблемы коммуникации власти и бизнеса, почему не станет менять методику рейтинга районов по деловому климату, как прекратить «закошмаривание бизнеса» и сколько самозанятых в Татарстане.

«Наша задача — понять, что именно мешает предпринимателю развиваться»

— Ваш новый проект по управлению деловым климатом в районах Татарстана — расскажите, как он продвигается?

— В этом году мы решили взяться за новую задачу, своеобразную, непростую и многогранную. В районах разная ситуация, хотя вроде бы они находятся в похожих условиях, местная власть старается сделать что-то хорошее для развития бизнеса. Наша задача — понять, что именно мешает там предпринимателю развиваться, и превратить это в четкий и понятный для чиновника план действий.

Мы намерены в пилотном режиме поработать в 15 районах Татарстана, максимально глубоко погрузившись в проблематику и вырабатывая решения для развития бизнеса на конкретной территории. Первым этапом этой работы был подробный анализ накопленной нами информации, в том числе имеющихся исследований делового климата, которые проводятся ежегодно, данных открытых источников. Далее в каждом из пилотных районов проводят серию глубинных интервью, в каждом районе в нем участвует по 10 предпринимателей. Каждое интервью занимает два-три часа, интервьюеры подробно расспрашивают бизнесменов, как им живется, какие у них есть проблемы и что их волнует. При этом все интервью — обезличенные, исследователи не публикуют фамилии интервьюируемых. Также мы анализируем нашу базу обращений.

Накопив такой массив данных, мы проводим стратегические сессии в районах. Уже сейчас прошло два таких события, в Нижнекамске и в Бугульме. В понедельник 3 июня стратегическую сессию мы планируем провести в Зеленодольске. За каждым столом собираются предприниматели района, глава района либо его прямые заместители, один представитель контрольно-надзорного органа, один представитель пула экспертов, который мы сформировали специально для этого проекта, и модератор. Всего это около 10 человек, из них — шесть-семь предпринимателей. Им предлагается сформулировать проблематику и конкретные решения, которые они предлагают для дальнейшей работы.

Мы намерены в пилотном режиме поработать в 15 районах Татарстана, максимально глубоко погрузившись в проблематику и вырабатывая решения для развития бизнеса на конкретной территории

Очень важна в этом процессе обратная связь от бизнеса и то, что выработка решения проходит с максимальным вовлечением всех сторон. На выходе получается многогранная, интересная структура. Да, мы не получаем прямо пошаговый план, но там есть максимально конкретная формулировка проблемы и максимально понятное направление, куда надо двигаться. После того как команда это презентует, мы формируем все в единый отчетный документ, который доступен муниципалитету. После сессии команда главы берет тайм-аут, чтобы сформулировать план действий по проблемам с максимальным лагом в один год. План подвергается нашей экспертизе, после чего мы формулируем окончательный план действий, даже можно назвать его «дорожной картой». Естественно, наша команда включается в реализацию плана.

«Каждый предприниматель озвучивает с десяток проблем»

— Вы провели уже две бизнес-встречи. Каков их результат, что говорили бизнесмены и власть?

— Мы добились того, чтобы власть и бизнес говорили об одном и том же. Каждый стол сформулировал по три ключевые проблемы. К примеру, в Нижнекамске и Бугульме есть сквозная тема, связанная с кадрами. Но важно понимание, что именно представляет проблема в сфере кадров в конкретном районе, и там ситуация совершенно разная. Административные барьеры — вроде бы ничего нового, но когда переходим к конкретике, на сессии приходит четкое понимание, где эти барьеры и что с ними делать. Может быть, эти проблемы не покажутся сверхъестественными, но только тем, кто не захочет вникать дальше.

Еще раз говорю, мы добились, чтобы власть и бизнес говорили на одном языке и говорили не стесняясь. В Бугульме, к примеру, один из первых лиц администрации докладывал о проблеме коммуникации между властью и представителями малого и среднего бизнеса. Есть проблема и со стороны бизнеса, и власть это понимает.

— Вы сказали, что проводили 10 интервью в каждом районе. Вы сделали ставку на крупный бизнес или малый тоже попадал?

— У нас стояла задача сделать максимально репрезентативную выборку. Крупного бизнеса не так уж и много. Мы включали их представителей, но очень точечно, там, где они влияют на ситуацию в районе.

Однако мы концентрировались на среднем и малом бизнесе. Стремились охватить все сферы предпринимательства, которые есть в данном районе.

— А можно озвучить тройку главных проблем, которые были выявлены в ходе интервью?

— Нет, сейчас — невозможно. Это было бы чрезмерное упрощение. Понимаете, в интервью каждый предприниматель озвучивает с десяток проблем, дает подробно где-то пять, и каждая из них уникальна. Если мы начнем говорить, что топовые — вот эти три, то мы придем к такой формулировке, которая ничего не дает. Я не буду формулировать три проблемы, потому что их больше, и с ними надо работать. Поэтому мы доходим до уровня отдельных муниципалитетов.

Задача исследования — оценить ситуацию, понять, где есть проблемы. Эти две задачи — ключевые, и исследование дает ответ

«Районы поверхностно отнеслись к результатам исследования делового климата»

— Скоро у вас будет новое исследование делового климата в Татарстане. Скажите, будут ли изменения в подходах к его подготовке?

— В этом году мы планируем сохранить ту же методику компании MAGRAM Market Research. Это критически важно, ведь нужно смотреть на изменения. Если ты будешь что-то менять в методике, то упустишь саму суть изменений в бизнесе. Тем более что эта методика зарекомендовала себя хорошо, она работает почти безупречно, насколько такая характеристика вообще может относиться к методикам. Единственное, что планируем сделать, — еще больше увеличить выборку. Пока загадывать не будем, но думаю, что в исследовании поучаствуют порядка 10 тысяч предпринимателей Татарстана.

— Какие меры были приняты по итогам прошлых исследований?

По итогам прошлых исследований районам предлагалось разработать планы действий. Большинство районов отнеслись к этой задаче поверхностно. Могу выделить только Казань, где мы вместе с мэрией провели большую работу. Отдельно прорабатывались вопросы, важные для многих предпринимателей Казани. Например, доступность кредитов. Также активно вовлекся Нижнекамский район. К сожалению, многие районы остались пассивны. Это одна из причин, по которой появился пилотный проект из 15 районов.

В проект вовлекались наиболее крупные и перспективные районы. Ну и с нашей точки зрения, субъективной, в этих районах работает команда, которая стремится к изменениям. Тем, кто не готов к изменениям, мы их не предлагаем.

— Если предыдущие исследовании во многих районах ни к чему не привели, то есть ли смысл их повторять?

— Мы будем повторять исследование, и не соглашусь, что оно ни к чему не привело. Задача исследования — оценить ситуацию, понять, где есть проблемы. Эти две задачи — ключевые, и исследование дает ответ. Сейчас президент еженедельно заслушивает глав районов по ситуации с МСБ, и результаты нашего исследования являются основой для оценки. Часто там показывают, что все хорошо, но наше исследование говорит о другом, и это является одним из критериев оценки их деятельности. Так или иначе, сейчас даже те, кто не соглашался с критикой, начинают прислушиваться, и изменения однозначно будут. Просто там изменения будут происходить медленнее, менее качественно и менее эффективно.

Было время, когда трудно было добиться, чтобы власть и бизнес общались на одном языке. Сейчас общими усилиями, со СМИ в том числе, мы создали такой хороший тренд на прямую коммуникацию бизнеса и власти

— Как изменился предпринимательский климат по районам республики?

— В целом за наблюдаемый период настроения предпринимателей ухудшились. Факторов очень много. В первую очередь внешние: злополучные санкции, падение покупательских способностей, отсутствие большого роста ВРП. Если посмотреть в разрезе районов, то ситуация везде разная. Но что именно нужно делать, как работать — это задача, которую мы решаем с местной командой.

Госорганы не могут пойти навстречу, потому что боятся обвинения в коррупции

— С какими обращениями к вам приходят предприниматели в этом году?

— На данный момент поступило порядка 350 обращений. Я не беру в расчет устные обращения — их примерно столько же. В устной форме люди консультируются по налоговым вопросам, режиму самозанятости, контрольным органам. В письменных обращениях тематика меняется не сильно. На первом месте вопросы земли и имущества, на втором — контроля и надзора, на третьем месте — уголовные преследования.

— А какие результаты после обращений?

— Порядка 70% обращений рассматриваются в пользу предпринимателя, то есть нам удается предпринимателю помочь, найти решение его проблемы. Механизмы бывают совершенно разные. В 30% случаев мы даем просто разъяснения и консультацию.

— Если говорить про проблему взаимодействия бизнеса и власти, то на что тут указывают предприниматели?

— Было время, когда трудно было добиться, чтобы власть и бизнес общались на одном языке. Сейчас общими усилиями, со СМИ в том числе, мы создали такой хороший тренд на прямую коммуникацию бизнеса и власти.

Однако предприниматели сейчас все чаще говорят нам, что госорганы ограничены рамками, которые бизнесу не всегда понятны и которые мешают конструктивным решениям. Если есть вопрос, выходящий за рамки, но все понимают, как его решить, то госорганы не могут пойти навстречу, потому что боятся, что их обвинят в коррупции. Говорят: «Давай-ка ты иди в суд». Мало того, предприниматель выигрывает первую инстанцию, они обжалуют решение — опять же потому, что боятся обвинения в коррупции. И вот этот абсурд постоянно накапливается.

Идея же закона не в том, чтобы дань собрать, а чтобы вывести самозанятых из тени. Многие же из них работают «в серую» и даже нарушают базовую статью УК РФ, так как незаконно занимаются предпринимательской деятельностью

«Ставить вопрос о том, сколько самозанятых надо зарегистрировать до конца года, — некорректно»

— Вы затронули вопрос по самозанятым. На ваш взгляд, реально ли в Татарстане достичь показателя в 60 тысяч зарегистрированных самозанятых?

— Я бы не стал так вопрос ставить, реально или нереально. Больше года назад мы подняли эту тему, пригласили самозанятых, которых были в тени, они рассказали, как им живется. Мы делали исследования, изучали, что их волнует. Сегодня пилотный режим в Татарстане работает. Надо сказать, что уже более 12 тысяч татарстанцев стали самозанятыми. Если сравнить с предыдущим экспериментом, когда была немножко другая форма, тогда было всего 1,5 тысячи на всю страну.

Если говорить по республике, то здесь от 300 до 500 тысяч человек имеет дополнительный или основной вид заработка, который попадает под эту форму налогообложения. Идея же закона не в том, чтобы дань собрать, а чтобы вывести самозанятых из тени. Многие же из них работают «в серую» и даже нарушают базовую статью УК РФ, так как незаконно занимаются предпринимательской деятельностью. Все эти люди были вне закона.

Созданы максимально льготные условия, не нужно никуда ходить, нет обязательных платежей. Раньше людей отпугивало, что, если ты регистрируешь ИП, все равно надо платить обязательные платежи около 30 тысяч рублей в год, даже если ты не работаешь. Сегодня самозанятый может не работать и не платить. Это очень большое облегчение.

На обеих стратегических сессиях бизнес выходил и говорил: мы испытываем сильную конкуренцию со стороны нелегальных предпринимателей. Мы открываем, например, салон красоты, который соответствует всем требованиям, держим бухгалтера. А человек, который делает все на дому, не соответствует никаким требованиям и демпингует. Формат самозанятых предполагает вывод из тени этих людей.

Ставить вопрос о том, сколько самозанятых надо зарегистрировать до конца года, — некорректно. Скорее всего, часть людей продолжит работать в том же режиме. А часть — станут самозанятыми и, возможно, в дальнейшем станут обычным бизнесом с сотрудниками и доходом более 2,4 млн рублей в год.

Общаемся с коммерческими банками, мы видим совершенно неконструктивную, нездоровую позицию. В бизнесменах они часто видят террористов и жуликов, а не нормальных клиентов

Как перестать «кошмарить» бизнес

— Вопрос от читателя: «Когда чиновники из надзорных ведомств перестанут «кошмарить» бизнес?»

— Вопрос не в бровь, а в глаз. Сейчас идет новая реформа контрольной деятельности, предлагается чуть ли не новый административный кодекс. Но краеугольный камень вопроса — мотивация проверяющих. Легальный бизнес не против, чтобы пришел человек, который сказал бы им, что у них не так, и сказал, как им это исправить. У нас контролер приходит, выписывает штраф, ничего не объясняет. И главный способ решения проблемы «закошмаривания бизнеса» — развитие профилактики. Контролеры ведь сейчас публично говорят, что у них нет KPI по штрафам, нет «палок», потом телекамеры уходят, они закрывают дверь и начинают планерку: «На каждого контролера — 30 эффективных проверок в месяц, наложенных предписаний, штрафов…»

— Сколько лет может занять решение проблемы?

— Ситуацию можно изменить относительно быстро, за несколько лет, если на федеральном уровне подойти «революционно». Там обсуждается вопрос, но это все пока фантазии, проекты, идеи. Надо, чтобы на выходе получились нормальные партнерские отношения, когда контролер должен стать помощником бизнеса. Вчера был в Архангельске, там эксперты Совета Европы проанализировали основную нормативную базу по наиболее крупным из 48 проверяющих органов в России. После этого они пришли к однозначному выводу: никто из предпринимателей не в состоянии знать все требования нормативных документов. А кто, кроме самих контролеров, может им рассказать?

— Еще один вопрос от читателя: «Когда в нормальное русло войдет история с блокировкой расчетных счетов предпринимателей по 115-ФЗ («О противодействии легализации (отмыванию) доходов»)? И что бизнес-омбудсмен РТ делает для нормализации ситуации?»

— Тема 115-ФЗ — большая проблема. Пока есть непонимание с коллегами из регулятора. Общаемся с коммерческими банками, мы видим совершенно неконструктивную, нездоровую позицию. В бизнесменах они часто видят террористов и жуликов, а не нормальных клиентов. Но могу сказать, что случаи блокировки немногочисленны, они не исчисляются тысячами или десятками тысяч в Татарстане. Сейчас нам не удается поменять позицию регулятора, но мы периодически поднимаем эту ситуацию в общении с местными банками. Здесь как вода, которая камень точит, и мы видим, что местные банки аккуратнее подходят к вопросу блокировки.

— За время работы в должности бизнес-омбудсмена каковы главные результаты?

— Если по сути: у нас в Татарстане один из наиболее признанных и успешных институтов бизнес-омбудсмена в стране. Это подтверждается ежегодной оценкой эффективности со стороны бизнес-омбудсмена России. Сегодня мы понимаем, знаем и эффективно защищаем большинство предпринимателей республики. Я думаю, что это основная заслуга нашей команды.

Официальный партнер

Александр Артемьев, фото Максима Платонова
МероприятияOnline-конференцииОбществоБизнесЭкономика Татарстан
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 02 июня
    Как перестать «кошмарить» бизнес - вопрос некорректный.
    В России законодательство, в т.ч. регулирующее предпринимательскую деятельность, крайне несовершенна.
    Пока будут несовершенные законы, действовать в рамках закона невозможно, будет соблазн со стороны контролирующих органов "отщипнуть" часть дохода или весь бизнес
    Ответить
  • Анонимно 02 июня
    Самозанятые бюджет не наполнят...идея абсолютно не продуманная...
    Ответить
  • Анонимно 02 июня
    А зачем только 500 тыс?
    лучше уж всех записать в самозанятые. все 4 млн чел.
    Налогов будет больше, и больше возможностей чиновникам воровать.
    Ответить
  • Анонимно 02 июня
    Лучше бы ввели прогрессивку на доходы, чем грабить простых людей.
    Ответить
  • Анонимно 02 июня
    Столько много слов от чиновника. И так мало конкретных цифр
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров