Новости раздела

«Нет ни одного мессенджера с татарским интерфейсом, но у нас это не основная фишка»

Интервью с главой казанской IT-компании Futureinapps Айратом Галиуллиным о новом мессенджере Telem

Казанская IT-компания Futureinapps разрабатывает собственный мессенджер Telem. «Реальное время» связалось с главой компании Айратом Галиуллиным, который рассказал о главных фишках приложения, конкурентной борьбе с другими мессенджерами и инвестициях в проект. Также наш собеседник объяснил, действительно ли создание Telem неспроста совпало с ограничением доступа к Telegram, пострадала ли его компания от действий Роскомнадзора, заблокировавшего на днях миллионы IP-адресов, и как он сам относится к войне, объявленной Павлу Дурову.

«Обычно мозги утекают из нашей страны, а мы хотим перенаправить поток»

— Айрат, давайте для начала познакомимся с Futureinapps. Давно вы ли на рынке? Большая ли у вас команда? Какими проектами вы занимались?

— Компания существует три года, но в IT-сфере мы работаем около десяти лет. Бизнес начинался с разработки криптографических алгоритмов. Если говорить про проекты, то в основном мы делаем внутренние проекты для бизнеса — автоматизация, безопасность, поэтому я не хотел бы их афишировать. В целом мы занимаемся разработкой мобильных приложений, сайтов для премиального сегмента, причем мы делаем не шаблонные сайты, а занимаемся «ручной работой».

Что касается команды: мы хотим переманивать людей со всего мира в Россию. Вы прекрасно знаете, что обычно мозги утекают из нашей страны, а мы хотим перенаправить поток в обратном направлении. У нас есть филиал в Америке — во Флориде, есть представительство в Москве, так что у нас большая команда, которая разбросана по всему миру: это и Татарстан, и Израиль, и Америка…

— А как давно вы открылись во Флориде?

— Достаточно давно. Там у нас есть партнеры, которые оказывают помощь с точки зрения контроля за бизнесом, все-таки одному мне было бы нелегко следить за двумя странами сразу. Наши коллеги заинтересованы в нас, как в перспективных людях (там это особенно ценится). Уточню, что помощь оказывается не финансовая — мы сами зарабатываем на содержание своей команды — они помогают нам морально.

Сейчас есть очень много мессенджеров, которые начинают технически и морально устаревать. Я считаю, что необходимо выходить на новый уровень. Блокировка Telegram — это просто совпадение. Мы уже давно прорабатываем этот проект, в том числе с инвесторами

«Блокировка Telegram — это просто совпадение»

— Давайте перейдем к Telem. Действительно ли создание мессенджера инспирировано блокировкой Telegram?

— Хочу сказать, что в появившихся вчера публикациях нас неправильно позиционируют. На самом деле, ранее мы уже разрабатывали схожий проект — это был VIP-мессенджер, которым пользовалось ограниченное число людей, причем только по приглашению. Соответственно, по этой части у нас уже был опыт. Создание Telem не связано с закрытием Telegram, тем более наш функционал полностью отличается от мессенджера Павла Дурова.

Поводом для создания стало желание сделать что-то новое. Сейчас есть очень много мессенджеров, которые начинают технически и морально устаревать. Я считаю, что необходимо выходить на новый уровень. Блокировка Telegram — это просто совпадение. Мы уже давно прорабатываем этот проект, в том числе с инвесторами.

Я также хочу обратить внимание на то, что в СМИ не совсем корректно делают акцент на татарском языке в интерфейсе нашего мессенджера — там будут и казахский, и украинский, и китайский, и английский языки. Мне не совсем понятно, зачем они делают акцент именно на татарском. Да, я сам татарин, и я знаю, что еще нет ни одного мессенджера, где был бы татарский интерфейс, хотя в Татарстане есть люди, для которых это было бы удобно. Но это не ключевая фишка нашего мессенджера.

— Айрат, вдогонку к Telegram не могу не спросить, как вы относитесь к блокировке и к тому, как она сейчас осуществляется Роскомнадзором?

— Когда я узнал о происходящем, мне это не очень понравилось. Тем более они блокируют не конкретно Telegram, а другие сервисы. К примеру, процесс блокировки отразился на Trello (программа для управления проектами небольших групп, — прим. ред.), которым мы активно пользуемся, помимо этого, у нас были некоторые серверы на Amazon, которые также попали под блокировку.

«Когда я узнал о происходящем, мне это не очень понравилось. Тем более они блокируют не конкретно Telegram, а другие сервисы. К примеру, процесс блокировки отразился на Trello, которым мы активно пользуемся». Фото pxhere.com

— При этом Жаров в интервью говорит, что добросовестные ресурсы блокировка не затронула…

— Смотрите, мы делаем блокчейн-мессенджер, соответственно, децентрализованно будет храниться не только информация — таким образом будет работать все приложение. Я думаю, что Роскомнадзору будет очень сложно каким-то образом заблокировать отдельный телефон. Представьте себе, что мессенджером пользуется миллион человек по всему миру, при этом приложение выполняется децентрализованно (к примеру, на 90 узлах этой блокчейн-сети) — ну как тут осуществить блокировку?

«Нашу систему с «переводчиком» можно сравнить с Uber»

— Согласна с вами. Тем не менее на рынке сейчас достаточно много альтернативных мессенджеров — нет ли опасения потонуть в конкуренции?

— Чтобы этого не произошло, мы как минимум предоставляем такой интересный функционал, как переводчик. Замечу, что он не роботизированный, как тот же Google Translate, — это живой человек, который при необходимости будет подключаться к вашему разговору. Это касается не только текстовых сообщений, но и аудио-, видеозвонков.

К примеру, вы китайский предприниматель, а я татарский предприниматель, и нам нужно построить диалог. Вы, грубо говоря, нажимаете кнопку «нужен переводчик» — и человек подключается к беседе.

— Интересно то, как вы будете реализовывать эту функцию. Где вы будете брать людей? Какова стоимость услуги?

— У нас будут приемлемые цены — в районе 10 долларов или 500—600 рублей за один час перевода. Если учесть, что один человек может осуществлять в чатах примерно пять-шесть текстовых переводов за раз, то за час работы он сможет заработать минимум три тысячи рублей.

К работе может подключиться или обычный носитель языка, который знает, к примеру, китайский и русский языки, или какой-нибудь профессор. Эту систему можно сравнить с Uber: человек захотел стать таксистом, скачал приложение и стал им.

Переводчики будут пользоваться нашим мессенджером, общаться через него в повседневной жизни, а при необходимости смогут нажать условную кнопку «ожидаю заказа», появиться в активном статусе и начать зарабатывать. Естественно, они будут ранжироваться, будет вестись определенная модерация.

«В перспективе предполагается доработка — мы планируем сделать мессенджер, который сможет объединить в себе и такси, и доставку еды, и бронь ресторанов, и многое другое». Фото Guillermo Fernandes / flickr.com

— А какие еще у вас есть конкурентные преимущества?

— В перспективе предполагается доработка — мы планируем сделать мессенджер, который сможет объединить в себе и такси, и доставку еды, и бронь ресторанов, и многое другое. Грубо говоря, вы сидите, переписываетесь, вам понадобилось такси — вы нажали кнопку и заказали машину. Все будет работать по принципу «тонкого клиента» — как таковой нагрузки на клиентское приложение не будет. Возможно, наш продукт сможет заменить несколько других и в итоге станет целой экосистемой.

К слову, мы планируем создание собственной криптовалюты, которая будет постоянно находиться в обороте за счет того, что в приложении будет несколько различных монетизируемых инструментов. На нее будет спрос и предложение, соответственно, станет возможным поддержание стабильного курса.

«Мне не совсем понятно, почему народные языки упускают в других продуктах»

— Когда вы рассказывали про переводчиков, у меня сложилось впечатление, что ваш мессенджер ориентирован в большей степени на бизнес-аудиторию. Так ли это?

— Да, вы правы. На самом деле, даже если мы возьмем графический бот, который очень здорово подошел бы для того же магазина, ресторана или чего-то еще, то с точки зрения монетизации целевая аудитория — это бизнес. С точки зрения безопасности общения и хранения файлов без ограничений — это уже более широкая аудитория.

— Вы уже пояснили, что перевод интерфейса на татарский язык — не ключевая фишка мессенджера, но, на ваш взгляд, даст ли она вам хорошую долю аудитории за счет татароязычных пользователей?

— Естественно. Мы хотим сделать интернациональное приложение, которым смогут пользоваться все, без каких-либо ограничений. Мне не совсем понятно, почему народные языки упускают в других продукта. Тем более татарский язык — очень богатый. Возможно, этим мы сможем в какой-то степени помочь развитию языка, причем не только татарского.

«Мне не совсем понятно, почему народные языки упускают в других продукта. Тем более татарский язык – очень богатый. Возможно, этим мы сможем в какой-то степени помочь развитию языка, причем не только татарского». Фото inkazan.ru

— Сейчас многих интересует вопрос безопасности и конфиденциальности, что вы будете делать для их обеспечения?

— Во-первых, все будет храниться децентрализованно в блокчейн-сети, сжиматься и шифроваться нашими собственными протоколами, которые мы выложим в open source, если все хорошо сложится. Хороший протокол шифрования — это тот протокол, который могут попытаться взломать другие программисты. Таким образом достигается минимальная вероятность взлома. Мы хотим пойти по такому пути, чтобы гарантировать людям безопасность и сохранность их данных.

— То есть все будет максимально защищено? Просто многие мессенджеры сейчас используют сквозной тип шифрования, но несмотря на это, приложения (WhatsApp, например) все равно компрометируют данные другими способами. В вашей системе подобных дыр не будет?

— Да, с точки зрения общения все будет зашифровано. В то же время мы хотим предоставить бизнесу особую возможность. К примеру, компания захотела разместиться в нашем мессенджере. Публично она может указать: «Вот эта информация доступна всем, и ее может брать кто угодно и когда угодно». Но это будет происходить только при желании пользователя и касается исключительно бизнеса. Все остальные пользователи будут защищены от влияния внешних факторов.

«Хотелось бы, чтобы люди в России со временем прониклись доверием к стартапам»

— Айрат, а на каком этапе реализации сейчас находится проект?

— Не хотелось бы пока афишировать этот момент. Мы будем информировать аудиторию по мере развития, а пока могу сказать, что мы находимся на стадии разработки, привлечения инвестиций. Это немаленький проект — он может получиться глобальным, соответственно, нужны будут совсем другие деньги.

— Если не секрет, какие средства потребуются на его создание?

— Думаю, мы точно будем собирать не менее 100 млн — маркетинг нынче дорогой. Вы сами прекрасно понимаете, что 75% успеха любого стартапа — это маркетинг.

«Мы будем информировать аудиторию по мере развития, а пока могу сказать, что мы находимся на стадии разработки, привлечения инвестиций». Фото telem.me

— Как вы привлекаете инвестиции? Краудфандинг? Бизнес-ангелы?

— На текущий момент у нас собрался пул инвесторов, с которыми мы работаем уже достаточно долгое время. Замечу, что в большей степени это западные инвесторы. Нам бы, конечно, хотелось, чтобы люди в России со временем прониклись доверием к стартапам и поняли, что можно инвестировать не только в какие-то проверенные временем IT-гиганты. Пока в России с этим непросто. Отчасти поэтому я и дал свое согласие на то, чтобы дать нашему проекту широкую огласку.

— К слову об иностранных инвесторах. Недавно в Иннополисе проходил ICO Summit, и на одной из сессий зарубежный эксперт заявил, что иностранные источники почти перестали инвестировать в РФ, а западные фонды просто исчезли. Вы такую динамику не отмечаете?

— Проследив за реакцией людей на то, что мы хотим сделать интересную штуку, которая была бы полезна всем, я сделал вывод, что у нас немного тяжело «прорываться». Это возможно, но тяжеловато. В то же время инвестиционная привлекательность по IT-технологиям в России, в том числе в Татарстане, — просто заоблачная. К нам в компанию часто приходят ребята со своими стартапами. Идей масса, на самом деле.

— А есть ли кому вкладываться во все эти стартапы?

— Думаю, да, просто иногда «инь» и «янь» не совпадают.

— Айрат, у меня заключительный вопрос: по вашей оценке, когда примерно мы сможем начать пользоваться вашим мессенджером?

— Я бы не хотел забегать вперед, но могу сказать, что в ближайшие несколько лет есть вероятность того, что мы вообще выйдем на новый уровень, поскольку конечная стадия для нас — это IPO. У нас серьезный подход, просто, когда ты делаешь какой-то продукт, важно понимать, что людям это нужно, что им это нравится. Именно это и будет нами двигать.

Лина Саримова
ТехнологииIT Татарстан
комментарии 24

комментарии

  • Анонимно 19 апр
    Вроде не глупые люди. У данного проекта очень немного шансов. И вот почему. Разработка мессенджера "с нуля", это попытка изобрести велосипед. Ситуация с Sailfish это подтверждает. Вряд ли сейчас кто-то ведет бизнес и переговоры с партнерами только на татарском языке, вряд ли кто-то нуждается в сервисах с татароязычным интерфейсом. Одно дело интерфейс и совершенно другое - интеллектуальная система перевода, для которой не нужно разрабатывать приложение с нуля, нужно интегрироваться в существующие системы. Если хочется потратить миллионы для того, чтобы в очередной раз известить об известном "без булдырабыз", то, конечно, это нужно сделать. Доставку еды и заказ такси будете организовывать путем добавления кнопки в приложение? Или будет сеть татарского фастфуда EchPochMAK и такси car-tatar?
    Ответить
    Анонимно 20 апр
    Вы видимо не внимательно читали.татарский интерфейс здесь вообще не самоцель, а дань уважения к своему народу. Про интеллектуальную систему перевода тут тоже не сказано, наоборот говорится о подключении живого переводчика. Вообщем, нужно быть повнимательнее к текстам. Слово не воробей...
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    Зачем???
    Для исламских террористов?
    Для отрыва населения Татарии?
    Для попыток оторвать мусульман России от других конфессий?
    Я бы на месте ФСБ взяла это начинание под особый контроль.
    Ответить
    Анонимно 19 апр
    Весеннее обострение у людей...
    Ответить
    Анонимно 19 апр
    Сказано же, что татарский язык это не основное, а фишка в том, что такси и еду можно заказывать из мессенджера. Очень похоже на WECHAT

    Зачем???
    Для исламских террористов?
    Для отрыва населения Татарии?
    Для попыток оторвать мусульман России от других конфессий?
    Я бы на месте ФСБ взяла это начинание под особый контроль.
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/96415-kazanskie-razrabotchiki-sozdali-messendzher-telem
    Ответить
    Анонимно 20 апр
    Еще один читатель заголовков. статью прочти хоть, прежде чем коммент строчить. Хватит спекулировать страшилками про террористов. Если что, не татары создали игил и аль каиду, а теже, совсем не мусульманские пиндосы. А вам мозги промывают что те, что местные безопасники и вы всем верите!(
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    эммм... а реальные-то проекты есть у студии? а то глянул на сайте, попытался перейти на ссылки — как-то не заметил реализованных... или "всё под NDA"?)))
    Ответить
    Анонимно 20 апр
    Это называется сапожник без сапог!) У моей студии тоже сайт в разработке, причем уже 5 лет. Клиентов это не смущает, посему я не трачу пока на него время.
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    Тут другой вопросы. Айрат.

    Вы "данные месенджера будете хранить на территории РФ" ?
    У Вас тоже, ключи не хранятся на серверах, а только на клиентах, как Телеграмме?
    Вы тоже не сможете выдать ключи, если их попросят?
    Как Вы оцениваете перспективность проекта в РФ, если месенджер настолько безопасный, что его тоже ждет судьба остальных, недоступных властям?

    Вот что нужно было описать в статье в самом начале. Остально - красиво, нужно, но... может и не взлететь.

    А велосипед конечно годный... Но больше похоже на пиар, если чесно
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    телеграм децентрализованый, роскомпазор блокирует на 90 адресов, миллионы...
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    определенно пользоваться не буду...
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    Конечно интересная картина выходит, но подошва от обуви не должна стоить много....
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    Очень вытруженный, тщательно выделенный материал.
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    если они такие продвинутые, зачем представительства и филиалы аж во Флориде и Москве?
    Ответить
    Анонимно 20 апр
    именно поэтому!) Странный вы какой то. По моему все логично
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    Рассуждения про IPO, инвестиции, маркетинг и явная техническая безграмотность: непонимание отличия алгоритма от протокола, невнятное объяснение применения блокчейна, создание аналога давно существующего опенсорс-решений и пр. Напомнил Попова с Бабушкиным и попытки создать свой "фэйсбук/вотсап/ОС/антивирус" с блэкждеком и ...
    Ответить
    Анонимно 20 апр
    Время покажет...
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    Интересно, может кто знает, чей внук,сынок,родственник из сильных мира сего.
    Ответить
    Анонимно 20 апр
    никто не знает!) ничейный он
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    Добрее надо быть что ли. И адекватнее. Люди что-то новое создали, мозгами пошевелили, команду собрали и инвесторов привлекли, а их поливают как из ушата какие-то диванные эксперты. Печально читать, честное слово. А ребятам респект. Правильно делаете, что не стоите на месте.
    Ответить
    Анонимно 19 апр
    Татарское название не дает покоя. :)
    Ответить
    Анонимно 20 апр
    В точку попали!
    Ответить
    Анонимно 19 апр
    Давайте не будем про карусели, когда речь идет о пружинах
    Ответить
  • Анонимно 19 апр
    Молодцы ребята! Поддерживаем вас! Удачного привлечения инвестиций и не обращайте внимание на этих узколобых, завистливых тролей =)
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии