Новости раздела

«Нас сломали как личность»: суд отверг новые показания обвиняемых в расстреле главы «Водоканала»

Согласно приговору, осужденный бизнесмен-организатор этого убийства был оправдан по эпизоду с коммерческим подкупом

«Нас сломали как личность»: суд отверг новые показания обвиняемых в расстреле главы «Водоканала»
Фото: Ирина Плотникова

Сегодня в Казани завершился процесс по делу о расправе над гендиректором «Водоканала» Григорием Арутюновым 17 лет назад. На его старте вину не признавал лишь один из четырех подсудимых, в финале — все четверо. Однако суд посчитал — правдивые показания фигуранты давали в Следственном комитете, и назвал их доводы об оказании давления оперативниками МВД несостоятельными. Тем не менее двум фигурантам удалось избежать посадки на жесткие, тюремные условия — суд ограничился колонией строгого режима. Предполагаемый организатор убийства за $10 тысяч получил 13 лет, но был оправдан вчистую по эпизоду с коммерческой взяткой, сообщает из суда корреспондент «Реального времени».

На приговор пришел ВИП-оперативник, журналистка едва не упала в обморок

Оглашение приговора с перерывами затянулось почти на три часа. После первого часа на ногах одна из молодых журналисток пошатнулась и стала падать. Ее удержали и усадили на скамейку, дали попить воды. От вызова скорой девушка отказалась, объяснила свое состояние низким давлением и дальше слушала приговор сидя.

Послушать приговор сегодня пришел замначальника Управления угрозыска МВД Татарстана Марсель Гафаров в штатском. По версии трех подсудимых, именно от него они узнали большинство деталей убийства 2004 года. В МВД, СК и прокуратуре расценили такие заявления как способ защиты. К такому же выводу в итоге пришел и судья.

Послушать приговор сегодня пришел замначальника Управления угрозыска МВД Татарстана Марсель Гафаров в штатском

На основе исследованных доказательств суд согласился с версией следствия и обвинения, что организатором убийства Григория Арутюнова в 2004 году был руководитель ООО «Инсаф» Ирек Ганеев, а исполнителей — Владимира Малкова и Ивана Балобанова — нашел один из лидеров ОПС «Квартала» Фарид Галиуллин. Трое последних уже отбывают наказание по приговору ОПС «Квартала» 2008 года.

Согласно приговору, Арутюнова решили устранить за отказ согласовать ввод в эксплуатацию сети водоотведения и канализации к зданию салона ритуальных услуг на улице Адоратского и создание тем самым помех бизнесу группировки «27 квартал». Суд счел доказанным, что после убийства Ганеев передал Галиуллину 10 тысяч долларов — для киллеров.

По новому делу четверка получила в совокупности свыше 50 лет колонии строгого режима. При этом ранее не судимому бизнесмену Ганееву дали 13 лет за организацию убийства. Причем претензии в части руководства исполнителями и квалифицирующий признак убийства, сопряженного с бандитизмом, суд из объема обвинения этого фигуранта исключил со словами: «Обвинение в бандитизме ему не предъявлено. Участником банды он не признан».

При этом Ганеев был оправдан за отсутствием состава преступления по эпизоду коммерческого подкупа с передачей еще в 2002 году начальнику цеха «Водоканала» Габдуллазянову 600 тысяч рублей. Обвинение настаивало — деньги передавались как раз за решение коммунального вопроса со строящимся салоном на Адоратского. По версии следствия, работы по прокладке коммуникаций там по указке Габдуллазянова выполняли рабочие «Водоканала», но без официального договора, вследствие чего МУП в наши дни заявило по делу гражданский иск в 477 тысяч рублей.

Суд решил — доказательств, что именно Ганеев выполнял управленческие функции в организации, не представлено, зато есть подтверждение — деньги в сумме 210 тысяч рублей передавались в первую очередь за выполнение работ и фактически работы были оплачены по рыночной стоимости. Гражданский иск представителя «Водоканала» суд оставил без рассмотрения.

Ранее не судимому бизнесмену Ганееву дали 13 лет за организацию убийства

Заметим, что сроки давности по эпизоду с подкупом уже истекли.

Малкова и Балобанова суд счел исполнителями убийства и приговорил к 15 годам и 12,5 года лишения свободы, по совокупности двух приговоров первый остался в колонии для пожизненно осужденных, куда попал еще по делу банды «Квартала», а наказание второго увеличилось до 24 лет строгача.

Галиуллина назвали соисполнителем убийства и наказали 12 годами лишения свободы, но с учетом неотбытого срока по первому приговору за решеткой он должен провести 25 лет.

Заметим, что в качестве смягчающих обстоятельств суд учел те признания подсудимых, от которых они позже отказались.

Судья о недоверии подсудимым

В приговоре нашли отражение показания всех не признающихся в ходе судебного следствия. В частности, слова Малкова о пытках, в результате которых он якобы признал вину в другом преступлении, а потом сотрудники полиции сами убедились — к тому делу он не причастен. Со слов подсудимого, за показания против Галиуллина и Ганеева «ему обещали посодействовать с переводом на обычный режим [отбывания наказания] вместо строгого», а «Балобанова пришлось оговорить, так как жена Арутюнова видела, что преступников было двое».

Также Малков делился, что в СИЗО Казани к нему приходил сотрудник ФСБ, задавал вопросы по некой истории, а потом на него начались гонения — закрыли доступ к лицевому счету во ФСИН (и возможности покупать продукты), предъявили гражданский иск на 250 тысяч рублей. В результате фигурант пришел к выводу — сотрудники МВД не выполняют договоренности, и «решил отказаться от признания и рассказать все как было».

Малков делился, что в СИЗО Казани к нему приходил сотрудник ФСБ, задавал вопросы по некой истории, а потом на него начались гонения

Позиция подсудимого бизнесмена Ганеева в том, что конфликтов с покойным главой «Водоканала» у него не было, как не было необходимости подкупать его сотрудников и заказывать убийство. «Уголовное дело инициировано в интересах бывшего начальника МВД Ахметханова», — процитировал судья слова обвиняемого. Более подробно эту версию Ганеев озвучивал в прениях. Попутно затрагивая и конфликты «Водоканала» с куда более крупными застройщиками, чем «Инсаф».

«Оценив представленные подсудимыми доказательства в суде и на предварительном следствии, суд считает более достоверными последние», — сообщил председательствующий Наиль Камалетдинов. Он отметил, что в убийстве 2004 года Малков, Галиуллин и Балобанов признавались неоднократно и добровольно, в присутствии адвокатов и под видеозапись. Вывод: «Доводы, что показания даны под давлением сотрудников полиции, суд считает несостоятельными». Проанализировав позицию Малкова, председательствующий посчитал — «изменить показания он был вынужден после общения с сотрудниками ФСБ».

Балобанов: «Обстоятельства убийства знаю от оперативников»

Судебные прения по этому делу пришлось проводить дважды. Потому что в последнем слове четвертый фигурант дела кардинально изменил свою позицию. Та сенсационная речь Ивана Балобанова длилась не больше пяти минут. «Ваша честь, в последнем своем слове я хочу сознаться, что к убийству Арутюнова отношения никакого не имею. Я оговорил себя и других участников данного процесса под давлением оперативных сотрудников», — сообщил он. С его слов, испугался увеличения срока наказания до 25 лет и поверил в слова о содействии условно-досрочному освобождению: «Мне обещали, что сразу после процесса я из СИЗО выйду домой».

— В Арутюнова я не стрелял, — продолжил подсудимый. — Пистолет, который фигурировал в уголовном деле по этому убийству, мне на ремонт не привозили. Привозили другой, меньших размеров. Обстоятельства убийства Арутюнова я знаю с 2005 года от оперативных сотрудников, так как уже тогда дал согласие подтвердить версию следствия.

После речи Балобанова 11 июня председательствующий судья Наиль Камалетдинов передумал уходить в совещательную комнату, а поставил вопрос о возобновлении судебного следствия

Балобанов объяснил, что тогда же, в 2005-м, дал согласие на «фотосессию» в отделе МВД с оружием в руках. Якобы тем самым, что использовалось для убийства в подъезде на улице Чехова 5 февраля 2004 года. В последнем слове подсудимый утверждал — он просто не мог находиться в тот день в Казани, поскольку был во Владимирской области.

После речи Балобанова 11 июня председательствующий судья Наиль Камалетдинов передумал уходить в совещательную комнату, а поставил вопрос о возобновлении судебного следствия. Гособвинители после краткого совещания попросили дать процессу задний ход, чтобы допросить Балобанова, изменившего свою позицию в последний день. Защита возобновление судебного следствия поддержала. Однако на следующем заседании, 17 июня, допрос Балобанова не состоялся. Он подтвердил, что вину не признает, и отказался давать показания со ссылкой на конституционное право не свидетельствовать против себя.

Прокуроры попросили суд исследовать видеозаписи следственных действий с участием подсудимых-«отказников». В частности, на первой у Малкова до проверки показаний на месте и после нее спрашивают, оказывалось ли на него какое-либо давление, тот отвечает, что нет.

После просмотра этой записи в зале суда тот же фигурант заявил: фабулу дела ему объяснили оперативники и они же вывозили его на место убийство Арутюнова за несколько месяцев до проведения следственных действий. Сам он даже не знал дороги, якобы нужный адрес забил в навигатор водитель машины. По мнению Малкова, эту часть его рассказа могут подтвердить как спецзназовцы подразделения «Гром», так и представитель домоуправления — он открывал оперативникам тот самый чердак, через который в 2004-м убийцы проникли в подъезд жертвы. Судья уточнил — вносились ли данные этих лиц в протокол следственных действий. Ответ был отрицательным.

По мнению Малкова, эту часть его рассказа могут подтвердить как спецзназовцы подразделения «Гром», так и представитель домоуправления

Малков указывал, что часть деталей убийства на момент той видеозаписи еще не знал, а потому рассказывал, что стрелял Арутюнову в лицо, когда тот стоял. О падении и выстрелах в лежачего не упоминал. Позднее позиция была скорректирована: в трех смертельных выстрелах признался Балобанов, и Малков стал говорить, что просто не попал. «Шероховатости обговаривались, а так я просто импровизировал, соблюдая условия сделки», — излагал свою версию осужденный к пожизненному.

Заметим, что после изменения Балобановым его позиции по обвинению прокуроры в повторных прениях запросили для него на полгода больше — 13 лет колонии строгого режима. К слову, к наказанию Малкова и Галиуллина гособвинители предлагали применить особый подход — отправить отбывать первые 10 и 5 лет срока в жестких условиях тюрьмы. Суд на это не пошел.

«В нас убили и вытравили собственное «я», нас сломали как личность»

Неплохие ораторские способности продемонстрировал при выступлении с последним словом и один из лидеров группировки «Квартала» Фарид Галиуллин. «Мы понимаем, что здесь происходит — здесь не ищут правды, здесь дают оценку тем или иным показаниям», — озвучил свой взгляд на судебный процесс осужденный за преступление в составе банды.

— Что мы не имеем отношения к убийству Арутюнова, и это уголовное дело несет заказной характер — дело второе, — рассуждал подсудимый. — В глубине души мы знаем, за что сидим... и заслуживаем. Знаем, что срок не добавят — уже некуда. Можно только ужесточить условия содержания.

Неплохие ораторские способности продемонстрировал при выступлении с последним словом и один из лидеров группировки «Квартала» Фарид Галиуллин

Галиуллин посчитал нужным заступиться за соседа по «аквариуму» Ирека Ганеева — сказал, что в свое время взял его за любовь к цифрам и работе, доверил бухгалтерию в четырех фирмах, которые занимались стоянками, игровыми аппаратами, ночными клубами, оптовыми рынками, строительством и ритуальными услугами. При этом Галиуллин, бывший лидер ОПС «27 квартал», подтвердил: выделил в помощь Ганееву реальных участников группировки, а все важные решения оставил за собой.

— Бывшие участники ОПГ «27 квартал» большинство созданных фирм до сих пор не могут поделить и судятся между собой... Если бы Ганеев Ирек имел отношение к ООО «Инсаф», давно бы уже все разделили и успокоились, — продолжил свою речь подсудимый.

С его слов, реальным учредителям «Инсафа» вопросы по убийству Арутюнова почему-то не задают. «Может, потому, что когда возбудили дело по ОПС «Квартала», они заключили соглашение и дали показания на меня, показания на ОПС и стали работать под прикрытием оперативных работников, которые сопровождали это уголовное дело? — рассуждал подсудимый. — Может, поэтому в уголовном деле «Кварталов» не было экономики? Хотя показания и материалы были... Эти учредители ООО «Инсаф» — страшные люди, но никому не интересны и везде прошли свидетелями...»

Дальше Фарид Галиуллин заявил — не получилось увидеть, как растут дети, провожать в последний путь стариков. «Мы живем, чтобы увидеть хотя бы внуков, и точно знаем — не вернемся к той жизни, которой жили, никогда не совершим того, что совершили... Прощения нам нет», — считает он. Но подчеркнул — живется им, осужденным, в режимных колониях несладко, там не принято отстаивать свою точку зрения перед администрацией.

— Мы целый день работаем, маршируем, спим и снова работаем. В нас убили и вытравили собственное «я». Нас сломали как личность. Поэтому мы и пошли по пути наименьшего сопротивления, оговорив себя и других, — заявил в финале процесса Галиуллин.

Суд, напомним, признал более достоверными иные показания Галиуллина и версию о невиновности всей четверки по делу 2004 года отверг.

Защита намерена обжаловать приговор.

Ирина Плотникова, фото и видео автора
ПроисшествияБизнесОбществоВластьЭкономикаФинансыНедвижимость Татарстан

Новости партнеров

комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 28 июн
    Это оправдание как мертвому припарка
    Ответить
  • Анонимно 28 июн
    Убийство может оправдать только самооборона, других причин нет
    Ответить
    Анонимно 28 июн
    Для некоторых большие деньги вполне себе причина
    Ответить
  • Анонимно 28 июн
    Кондеры работали там, надеюсь, иначе в такую жару это жесть три часа слушать
    Ответить
  • Анонимно 28 июн
    Тяжелая работа у журналисток
    Ответить
  • Анонимно 28 июн
    Цены конечно космические
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии