Новости раздела

Безнадежные кредиты и вывод залогов: криминальная энциклопедия Роберта Мусина

Обвинитель по делу о многомиллиардных хищениях в «Татфондбанке» начал оглашать письменные доказательства следствия в суде

Безнадежные кредиты и вывод залогов: криминальная энциклопедия Роберта Мусина
Фото: Максим Платонов

Сегодня Вахитовский райсуд Казани начал оглашать письменные доказательства Следкома против экс-председателя правления «Татфондбанка» Роберта Мусина. В течение часа прокурор Руслан Губаев зачитывал выдержки из части томов дела о многомиллиардных хищениях в ТФБ, среди которых — результаты доследственных проверок империи Мусина, приказы и кредитные договоры Центробанка России, рапорты и уже вступившие в силу решения арбитражей. Документы, представленные суду, описывали случаи выдачи ТФБ колоссальных по размеру кредитов номинальным юрлицам, подконтрольным Мусину, вывода залогового имущества и последующих подозрительных банкротств должников банка, и, по версии следствия, преступный сговор с «неустановленным лицом» в руководстве дружественных компаний. Адвокат экс-главы ТФБ Алексей Клюкин от комментариев воздержался, решив озвучить позицию защиты после оглашения всех доказательств следствия. Ключевые темы читок уголовного многотомника Роберта Мусина — в материале «Реального времени».

Вывод из «Татфондбанка» 200 млн рублей через «Аиду и Д» — подарок от обанкроченной «дочки»?

В ходе заседания были упомянуты основные эпизоды, на которых строится дело экс-главы ТФБ, в том числе и особые отношения с компанией «Аида и Д», названной, по слухам, в честь старшей дочери Роберта Мусина — Аиды Гилязовой.

По версии следствия, через «Аиду и Д» Мусину удалось вывести из «Татфондбанка» порядка 80 млн рублей на личные счета. 24 декабря 2014 года фирма кредитовалась в ТФБ, под 14% ей был одобрен и выдан заем на сумму порядка 134 млн рублей, причем, как и остальным «дружественным» банку компаниям, без поручительств и залогов. Средства переводились на счет «Аиды и Д» частями в 2014—2015 годах, при этом деньги почти сразу же уходили на счета других аффилированных с Мусиным компаний — в итоге около 80 млн рублей поступали на личные счета экс-главы ТФБ, утверждает следствие.

«25.12.2014 г. на счет «Аиды и Д» были перечислены 60 млн рублей, которые были сразу переведены на счета ООО «Новая нефтехимия». <…> В этот же день «ООО «Новая нефтехимия» возвращает 60 млн рублей на расчетный счет ПАО «Интехбанк» ООО «Аида и Д». Назначение платежа — оплата по договору процентного займа. <…> 40 млн рублей из полученной суммы «Аида и Д» перечисляет на счет члена совета директоров Мусину Роберту Ренатовичу. 26.12.2016 года в кассе ПАО «Татфондбанк» Мусин обналичивает 40 млн рублей, которые использует по своему усмотрению. Аналогичным образом 15.01.2015 г. Мусиным были присвоены кредитные средства ПАО «Татфондбанк» в размере 40 млн рублей, выданные «Аиде и Д», — зачитал обвинитель, оглашая очередное постановление о результатах опердеятельности.

В течение часа прокурор Руслан Губаев зачитывал выдержки из части томов дела о многомиллиардных хищениях в ТФБ. Фото Олега Тихонова

К слову, с «Аидой и Д» связан и еще один фрагмент дела Мусина, сегодня не озвученный. Экс-глава ТФБ должен был компании свыше 120 млн рублей. Эти деньги, предположительно, были переведены на счет Мусина по договору купли-продажи ценных бумаг, которые фактически «Аиде и Д» переданы не были и на балансе у нее никогда не состояли. С 2017-го «Аида и Д» находится в процедуре банкротства, еще в июле 2019-го конкурсный управляющий фирмы отчитался о продаже долгов Роберта Мусина на общую сумму 157,3 млн рублей перед обанкротившейся фирмой некому Александру Скуратову из Калининграда, при этом сумма сделки составила лишь 7,5 млн рублей. По информации следствия, общая задолженность «Аиды и Д» перед ТФБ превышает 300 млн рублей.

Канувшая в лету «Бытовая электроника» и миллиардные необеспеченные кредиты

Коснулись доказательства, озвученные сегодня в суде прокурором Русланом Губаевым, группы компаний DOMO — «Бытовая электроника». По версии следствия, бенефициаром ГК являлся Роберт Мусин, а руководителями фирм номинально числились ее же сотрудники. Компаниям группы в течение нескольких лет ТФБ выдавал необеспеченные кредиты общей суммой в десятки миллиардов рублей, как полагает обвинение, средства выводились в пользу Мусина и его приближенных, а банк таким образом «надувал» кредитный портфель.

Кроме того, обвинители настаивают, что полученные от ТФБ кредитные средства в дальнейшем курсировали по счетам компаний группы, движения денежных потоков не имели никакого экономического смысла и были реализованы лишь для отвода глаз: долги одних компаний ГК гасились средствами все новых кредитов других, оформляемых в «Татфондбанке». Большинство фирм ГК DOMO следствие считает номинальными, в реальности никогда не ведшими хозяйственную деятельность и не имевшими фактического имущества.

«Председатель правления ПАО «Татфондбанк» Мусин и неустановленные лица в целях хищения денежных средств в особо крупном размере выдавали кредиты без гарантий обеспечения кредитных обязательств ГК «Бытовая электроника». Однако денежные средства, полученные по кредитным договорам, заключенным банком с ГК, возвращены не были. Более того, 15 декабря 2016 года, когда срок уплаты ни по одному из договоров еще не наступил, единственным участником ГК «Бытовая электроника» было принято решение о ликвидации. В результате незаконной деятельности председателя правления ПАО «Татфондбанк» Мусина часть кредитных обязательств перед банком суммой более 2,2 млрд рублей остались без обеспечения и исполнения», — сказано в рапорте СК по РТ.

Большинство фирм ГК DOMO следствие считает номинальными, в реальности никогда не ведшими хозяйственную деятельность и не имевшими фактического имущества. Фото Дамиры Хайруллиной

В другом документе следствия от 2017 года, представленном сегодня обвинителем, также говорится о явном злоупотреблении полномочиями руководства ТФБ при кредитовании «Бытовой электроники», выводе средств и ущербе для банка, который повлек в конечном итоге отзыв лицензии.

«Согласно сведениям Банка России, установлен значительный дисбаланс между активами и пассивами «Татфондбанка», величина которого, по оценкам ВКС, составила 96,7 миллиарда рублей», — цитировал прокурор. Внушительная сумма, по версии следствия, во многом сложилась из-за выдачи необеспеченных кредитов и последующей череды банкротств фирм ГК «Бытовая электроника» и других заемщиков. Совокупный объем долгов компаний группы перед банком в 2016 году достигал 19,5 млрд рублей.

Незаконный вывод залогов на 7 млрд — «Дрожжановский элеватор» и «Грит Плюс» в деле

Результаты оперативной деятельности СК и ряд проверок по поступившим из ФСБ материалам о финансовых операциях «Татфондбанка» от 2017 года устанавливают, что члены кредитного комитета ТФБ принимали незаконные решения о выводе залогового имущества, которым были обеспечены кредитные обязательства заемщиков. Речь идет о шести компаниях: ООО «Грит Плюс» и ООО «Ягодинская Слобода», ООО «Урман», ООО «Траверс компании», «Дрожжановский элеватор», ООО «ТДК-Актив». Как полагает следствие, залоговые договоры просто расторгались либо заключались допсоглашения к ним, предполагающие вывод залогового имущества.

«При этом на момент вывода залогового имущества указанные организации имели перед банком непогашенную задолженность в размере 5 млрд 702 млн рублей. Суммарная стоимость выведенного из-под обеспечения залога составила 7 млрд 103 млн рублей», — зачитал обвинитель.

Речь идет о шести компаниях: ООО «Грит Плюс» и ООО «Ягодинская Слобода», ООО «Урман», ООО «Траверс компании», «Дрожжановский элеватор», ООО «ТДК-Актив». Фото tatarstan.ru

15 декабря 2016 года Центробанк ввел в ТФБ временную администрацию в лице Агентства по страхованию вкладов. Умышленные незаконные действия должностных лиц «Татфондбанка» привели к тому, что часть его активов остались без обеспечения, снизилась перспектива их возврата АСВ, добавил прокурор.

Вывод залогового имущества компаний, таким образом, не только нанес ущерб АСВ, но и привел к невозможности ТФБ исполнить обязательства перед кредиторами, в том числе Центробанком России, кредитовавшим «Татфондбанк», сказано в документе. В действиях руководства ТФБ следствие усмотрело состав первой части 201-й статьи УК — использование руководителем полномочий вопреки интересам организации.

Покупка собственных ничего не стоящих облигаций у «Бинбанка» через подставную МИГ

Еще один яркий эпизод дела Мусина связан с отношениями банка с ООО «Московская инжиниринговая группа» (МИГ). В декабре 2016 года, за день до «первых ласточек» скорого падения ТФБ, банк Мусина в спешке оформлял и подписывал договор переуступки прав требований, по которому кредитные обязательства ООО «Автомакияж», «Сувар-Отель», «Сувар Девелопмент» и «Краснодар Девелопмент» перед «Татфондбанком» (всего 32 договора) были реализованы МИГ, а затем переданы «Бинбанку».

Также через МИГ параллельно ТФБ выкупил у «Бинбанка» свои собственные облигации, которые, как считают следователи, на тот момент уже ничего не стоили на Мосбирже, так как ТФБ к моменту заключения сделки уже объявил технический дефолт.

ТФБ выкупил у «Бинбанка» свои собственные облигации, которые, как считают следователи, на тот момент уже ничего не стоили на Мосбирже. Фото cod36.ru

По версии следствия, ТФБ от расставания с кредитными обязательствами «Сувара» достался убыток в 2,7 млрд рублей, а сама МИГ была лишь прикрытием для передачи долгов «Бинбанку». Неоднозначность операций между ТФБ, МИГ и «Бинбанком» по долгам «Сувара» в ходе допросов не раз подтверждали свидетели — сотрудники «Бинбанка» и ТФБ, занимавшиеся оформлением документов.

Прокурор Руслан Губаев в ходе заседания еще раз озвучил рапорт четвертого отдела по расследованию особо важных дел СК РФ по РТ от 11 мая 2017 года. Следователи в череде переуступок долгов и обязательств от «Бинбанка» к ТФБ усмотрели превышение должностных полномочий со стороны Мусина, повлекшее тяжкие последствия, хищения и сговор с «неустановленным лицом в руководстве «Бинбанка».

Ольга Голыжбина
Происшествия Татарстан

Новости партнеров

комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 05 авг
    Интересно
    Ответить
  • Анонимно 05 авг
    Так, а с Загидуллина и Миназудинова спрашивать не будут?
    Ответить
    Анонимно 05 авг
    Никто не останется виноватым, вот увидите
    Ответить
  • Анонимно 05 авг
    Можно подумать один Мусин тут работал, свалили все на него - где верхушка?
    Ответить
  • Анонимно 05 авг
    Дело близится к завершению
    Ответить
  • Анонимно 05 авг
    Самый гуманный суд в мире
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии