Новости раздела

«Потолки были промоченные, с гнилыми балками»: как проходит реставрация знаковых мечети и собора Казани

В Петропавловском соборе решили аварийный вопрос за 100 млн рублей и ждут федеральных денег на внутренние работы

«Потолки были промоченные, с гнилыми балками»: как проходит реставрация знаковых мечети и собора Казани
Фото: Олег Тихонов

Выездное заседание общественного совета проекта «Историческая память» прошло накануне в двух казанских объектах — Азимовской мечети и Петропавловском соборе. Если в первом из них реставрационные работы подходят к завершению, то во втором находятся в самом разгаре. Пока за счет федеральных 100 млн рублей удалось решить вопрос с аварийностью храма и запустить процесс реконструкции фасада. Но впереди — внутренние работы и разработка отдельного проекта реконструкции колокольни. Впрочем, пойдет ли дело дальше, зависит от депутатов Госдумы. Подробности — в материале «Реального времени».

На «Историческую память»

Первым объектом, который посетил общественный совет, стала Азимовская мечеть, построенная в 1887—1890 годах. Посмотреть на изменения и обсудить дальнейший план действий в Казань приехал координатор проекта «Историческая память», депутат Госдумы РФ Сергей Попов. Изначально планировалось, что водить его по объектам будет координатор «Исторической памяти» в Татарстане, министр культуры РТ Ирада Аюпова, но в этот день увидеть ее в «полях» так и не удалось. Тем не менее с этой ролью справились депутат Госдумы, член общественного совета проекта Ильдар Гильмутдинов и новый замглавы Комитета РТ по охране объектов культурного наследия Светлана Персова.

Курирует проект «Единая Россия», финансирование его идет через Министерство культуры РФ. В случае с Азимовской мечетью подключился и Татарстан — из федерального бюджета выделили более 50 млн рублей, из республиканского — 30 млн.

— Выполнена большая часть работ: усилены фундаменты, выполнена гидроизоляция, отреставрированы фасады и крыша, частично выполнены работы в интерьерах. Остались работы по минарету и по благоустройству в части обеспечения отвода поверхностных вод, — рассказала о ходе реставрации Светлана Персова.

«Выполнена большая часть работ: усилены фундаменты, выполнена гидроизоляция, отреставрированы фасады и крыша, частично выполнены работы в интерьерах», — рассказала о ходе реставрации Светлана Персова

Сохранить историю не вышло

Экскурсию по обновленным помещениям мечети проводил заместитель генерального директора АО «Татарское специальное научно-реставрационное управление» (ТСНРУ) Рустем Хуснутдинов. Именно это предприятие занимается всеми работами. По словам главного архитектора ТСНРУ Рании Раимовой, много времени заняла реставрация кровли, поскольку она исторически имеет сложную форму, похожую на корыто, вследствие чего помещения не удавалось спасти от попадания в них воды.

— Потолки здесь были ужасные — промоченные, с гнилыми балками. Поэтому, конечно, стоял вопрос: восстанавливать эту форму или сделать водоотведение проще, убрав пагоду — такую сложную, красивую круглую форму. В итоге оставили историческую круглую форму, — рассказала главный архитектор.

По ее словам, балки планировали сохранить, но в ходе работ выяснилось, что они все-таки требуют замены, иначе мечеть может просто обрушиться. Хотелось специалистам сохранить и исторические витражи и рамы, но в ходе изучения выяснилось, что они уже были заменены в 70-е годы. В итоге «столярку» из сосны заменили лиственницей из соображений долговечности, а в окнах появились «свежие» витражи из цветного стекла.

Сейчас на объекте осталось благоустроить территорию, соответствующий проект с учетом водоотведения разрабатывает ГИСУ. Еще одна немаловажная деталь — минарет будет выкрашен в зеленый цвет, как и мечеть. Все эти моменты присутствующие обсудили прямо в подвале здания. Правда, сколько средств потребуется на окончание работ, ни один из спикеров точно сказать не смог.

Если Азимовскую мечеть на время работ пришлось закрыть, то второй объект, реставрируемый в рамках проекта, было решено оставить доступным для посещения

Аварийный вопрос снят, внутри храма предстоит реконструкция

Если Азимовскую мечеть на время работ пришлось закрыть, то второй объект, реставрируемый в рамках проекта, было решено оставить доступным для посещения. В Петропавловском соборе, датируемом 1723—1726 годами, закончили противоаварийные работы по укреплению фундамента и грунта, сейчас доделывают кровлю. Фасад, по оценке главного архитектора ТСНРУ Рании Раимовой, к концу года завершат на 70 процентов.

— Когда мы начали счищать фасады, увидели, что по старой краске было нанесено несколько покрытий. Мы расчищали до кирпича, до подлинных участков «своей» штукатурки, — рассказала специалист.

Уже на этом этапе объем финансирования составил 108,69 млн рублей. По словам Ильдара Гильмутдинова, все средства были выделены из федерального бюджета, Татарстан помог только в части установки лесов для работ с фасадом.

Впереди — большой объем реконструкции внутри храма. Депутат отмечает, что на это потребуется еще не менее 200 млн рублей. Главный архитектор ТСНРУ добавляет, что сделать предстоит много — нужно обновить отопление, полы, отреставрировать иконостас.

— Я надеюсь, что финансирование продолжится и иконостас тоже будет отреставрирован и представлен. В советское время наша организация сидела здесь, и все, кто был мало-мальски знаком с реставрацией, приходили и смотрели на него как на достопримечательность города, — рассказала специалист.

Кроме того, разработки отдельного проекта требует колокольня собора. Там также необходимо укреплять основание, и, по словам Рании Раимовой, работы нужно начинать скорее, поскольку объект находится в аварийном состоянии.

«Здесь вопрос даже не финансовых средств, а качества. Чтобы собор после реставрации стоял еще и сто, и двести, и триста лет», — прокомментировал координатор проекта Сергей Попов

«Постараемся оставить определенную часть на реставрацию собора»

— В храме работы только развернулись, поэтому нам принципиально важно посмотреть их объем, масштаб и качество. Мы понимаем, что процесс достаточно серьезный, кропотливый. Спешить здесь ни в коем случае нельзя, потому что вопросы реставрации требуют особенно тщательного подхода. Поэтому здесь вопрос даже не финансовых средств, а качества. Чтобы собор после реставрации стоял еще и сто, и двести, и триста лет, — прокомментировал координатор проекта Сергей Попов.

Как оказалось, о качественной реконструкции Попов говорил не зря — на его памяти много примеров, когда все сделали быстро, но через короткое время приходилось возвращаться к объекту и доделывать. Он также отметил, что реконструкция колокольни — это отдельная тема, которую надо обсуждать вместе с проектировщиками, поскольку «задача непростая и в инженерном плане, и в технологическом».

Пока средства на дальнейшую реконструкцию Петропавловского собора еще не выделены. Но депутат полагает, что незаконченным этот объект «Историческая память» не оставит.

— Думаю, это зависит от всех нас. Сейчас Госдума обсуждает бюджет на предстоящие 3 года, и мы будем просить вашего депутата [Гильмутдинова] активно включиться в этот вопрос. Чтобы средства, которые были заложены по линии Министерства культуры, в том числе на проект «Историческая память», связанный с реставрацией, по меньшей мере не уменьшились. Тогда мы постараемся оставить определенную часть на реставрацию собора. Другое дело, что вы должны понимать, что такие объекты за 1-2 года не делают, — отметил Сергей Попов.

1/40
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
Мария Горожанинова, фото Олега Тихонова
ОбществоКультураВласть Татарстан

Новости партнеров

комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 03 окт
    Вот конечно хорошо, что взялись за реставрации!
    Но у меня всегда был вопрос... Посещал храмы, церкви и соборы, и соответсвенно разные мечети. Так вот мне интересно почему в соборах, храмах и церквях все облицовано чуть ли не золотом, а в мечетях наоборот все как-то по семейному, аккуратно...

    Для чего такие излишества?
    Ответить
  • Анонимно 03 окт
    Да, мечеть - очень домашнее место... Уютно там молиться... светло, с разноцветной мозаикой, солнце играет лучами... В церкви темно, много серебра, там стоишь и вытягиваешься по струнке... Я думаю, тут разные концепции человека перед Богом... Вот в чем дело, брат 15:07... В христианстве все приобретает значительный смысл в связи с распятием Иисуса и его воскрешением... Отсюда - торжественность и величавость обряда, чтобы молящийся чувствовал нестандартную глубину, напряженность происходящего... А вот в исламе по-другому: мир и есть храм, актуальна простота и каждодневная преданность Богу... Как-то так, если говорить коротко...
    Ответить
  • Анонимно 03 окт
    Правильно, а то за нашими мечетями перестали уже следить
    Ответить
  • Анонимно 03 окт
    Интересная и добрая статья - не то что, когда берут интервью у Забировой.
    Отличные фотографии.
    Но все же - куда пропало ТРО ВООПИК?
    Народ соскучился по "героям", благодаря которым соженное огромное здание-памятник науки, техники и технологии завода братьев Крестовниковых было продано всего за 1 (один) рубль.
    Ответить
  • Анонимно 03 окт
    полностью согласен, места религиозного культа должны содержаться в надлежащем виде, чтобы настраивать на покой и добрые помыслы
    Ответить
  • Анонимно 03 окт
    Четвероногого друга, наверное, не пускают в мечеть?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии