Новости раздела

«Я сторонник полного женского равноправия. Но равноправия не карикатурного»

Денис Драгунский о гомосексуализме, размывании границ между приличным и неприличным и служении детям как священным особам

«Я сторонник полного женского равноправия. Но равноправия не карикатурного» Фото: Andrew Rushailo-Arno (facebook.com/denis.dragunsky)

Идеи толерантности, политкорректности, равноправия и феминизма и связанные с ними скандалы вокруг харассмента, объективизации женщин, гей-парадов — все это, кажется, актуально скорее для Запада, чем для России. Однако и в нашей стране эта повестка получает все более громкое звучание. О том, как она влияет на нашу жизнь (и в том числе язык), в интервью «Реальному времени» рассказал писатель и политолог Денис Драгунский.

«Главный итог XX века, который все сломал, — это гомосексуальные браки»

— Денис Викторович, насколько волнуют сегодня российское общество проблемы гендера, феминизма, толерантности?

— На самом деле под влиянием этих тенденций находится очень маленькая прослойка людей по сравнению с общим населением страны. Когда-то Лев Толстой сказал: «Я счастлив, что «Анну Каренину» читает вся Россия». Тираж его романа тогда составлял 2 400 экземпляров. Пушкин тоже выходил тиражом 1 800 экземпляров, и это считалось очень много. То есть слой грамотных людей, которых тогда условно называли «всей Россией», был очень узкий. Сейчас он, конечно, гораздо шире. И в связи с социальными сетями произошли революционные изменения. Раньше между человеком, желающим высказаться, и слушателями стояла фигура редактора, издателя, владельца СМИ. Давным-давно мой старший брат работал в газете «Известия», и я видел, что в отделе писем работало огромное количество людей, которые читали приходящие в газету письма (а их было не меньше, чем сейчас постов в соцсетях — сотни писем в день). И был страшный фильтр — тематический, образовательный, стилистический. Чтобы пробиться со своим голосом на широкую аудиторию, надо было миновать жернова и сетки. Сейчас все по-другому: ты заводишь аккаунт и с помощью нескольких завлекательных фотографий котиков, красивой еды или светских людей создаешь себе аудиторию в 100— 00 человек и делишься с ними своими впечатлениями.

Но все равно, несмотря на эти грандиозные подвижки в соцсетях, тех, кого мы считаем людьми, сознательно готовыми публично обсуждать различные важные темы, очень мало. Даже если их стало в десять раз больше, чем раньше, их все равно очень мало. Это все равно что у меня есть кирпичный завод, он выпускал десять кирпичей, а потом стал выпускать сто, и я горжусь, что в десять раз увеличил выпуск — и все равно это мизерное количество, из ста кирпичей не сложишь даже крылечко.

Поэтому когда мы говорим, что эти идеи захватили общество, мы должны понимать, что они захватили очень узкую прослойку общества, прежде всего образованных и грамотных в широком смысле людей, привычных к публичным обсуждениям. Более того, людей, которые заинтересованы именно этим предметом. Потому что я знаю людей очень образованных и умных, которых проблемы гендера, феминизма, толерантности и политкорректности не интересуют вообще. Например, я интересуюсь литературой, а музыка проходит совсем мимо меня: когда моя хорошая подруга, музыкальный критик, называет разные имена, я ей только благодарен, узнаю что-то о мире музыки. Сам я совсем в этом не разбираюсь, хотя по всем правилам принадлежу вот к этому кусочку образованного сословия.

Поэтому кто интересуется, например, проблемами толерантности? Люди, которые почему-либо сделали это своей профессией. Профессиональные правозащитники, феминисты и феминистки, защитники ЛГБТ, прав инвалидов. Или люди, которых это коснулось, может быть, драматически — сами инвалиды, родители инвалидов или гомосексуалов, женщины, которые пострадали от насилия. Поэтому в любом случае это локальная проблема.

Хотя у меня есть друг, известный экономист, теоретик, огромная умница, Александр Александрович Аузан. Он декан экономического факультета МГУ, а значит — символическая фигура в экономической науке. 15 лет назад в кругу знакомых мы разговаривали с ним о том, каков самый главный итог XX века. Естественно, мы перечисляли: атомная бомба, ядерный синтез, генная инженерия, постколониальная эпоха, освобождение порабощенных народов. Он сказал: «Ничего подобного. Главный итог XX века, который все сломал, это гомосексуальные браки». Думаю, он прав. Потому что, как сказала знаменитая психоаналитическая дама, по-моему, Джойс Макдугалл, «культура — это взаимоотношение полов и поколений», то есть отношения между детьми, взрослыми и стариками и между мужчинами и женщинами. Когда взаимоотношения между мужчинами и женщинами подвергаются столь радикальной коррекции, столь же радикальной коррекции должна подвергнуться вся культура в целом. Приведу пример. В физике есть определенные константы: вода закипает при 100 градусах, ускорение свободного падения равно тому-то. Представляете, вдруг в нашем мире вода стала закипать при 150 градусах, а замерзать, наоборот, при 18. Все разъезжается: и техника, и моторостроение, и строительная механика, и просто домашняя жизнь, даже производство электроплиток. Все становится другим, когда константа исчезает.

«Александр Аузан сказал: «Главный итог XX века, который все сломал, это гомосексуальные браки». Думаю, он прав». Фото tvc.ru

— И что сломалось в обществе, когда ушла вот эта константа взаимоотношений между мужчинами и женщинами?

— Сломались представления о мужских и женских ролях в семье, обществе, государстве. Также сломались представления о том, что мы называем «природой». Издавна повелось, что, если мы хотим против чего-то возразить или что-то утвердить, мы говорим: «Послушайте, товарищи, сама природа так решила». Но выясняется, что ничего подобного, «сама природа» ничего не сделала. В свое время я, протестуя против слов про «саму природу», приводил в пример знаменитую статью русского этнографа Александра Максимова. Там говорится о том, что у чукчей были очень развиты гомосексуальные браки. И мне отвечали: «Ну это дикари, они не умели отличать мужчину от женщины». Но как же так? Ведь это, казалось бы, как раз дети природы. В общем, этот аргумент по поводу природы не совсем верен, в людях очень сильно социальное начало.

Но люди-природники не сдаются, проводят генетические исследования, хотят доказать, что гомосексуальность находится где-то в генах. Этот генетический подход играет на обе руки. Сторонники того, что это патология, говорят: «Раз это патология и генетика, значит, это надо лечить, все можно исправить». А другие говорят: «Природа с одними поступает так, а с другими — так. Мы же не будем лечить субтропики от жары, а Норвегию и Архангельскую область от холода?»

«Сфера приличного и неприличного в обществе разрушается»

— Кажется, что еще лет сто назад подобные темы о сексуальных предпочтениях было вообще неприлично обсуждать публично. Почему эта культурная норма изменилась?

— Это еще один интересный момент. Мужские и женские роли очень сильно связаны с областью публичного, приватного и интимного. То, что относится к проблемам взаимоотношений полов, находится в области отчасти приватного (мы женимся, празднуем свадьбу, чмокаем друг друга в щечку на людях), отчасти интимного (о том, что происходит за дверьми спальни, неприлично говорить). Между приватным и интимным есть зыбкая грань. И традиционные мужские и женские роли очерчивают область приличий. Вы будете смеяться, я читал, что даже в классической порнографии есть свои области приличия и неприличия. Приличные порнографические рассказы — где просто мужчина и женщина забавляются в свое удовольствие. Неприличные — там, где изнасилование, а еще более неприличные — где гомосексуалы.

Но сейчас сфера приличного и неприличного разрушается. Сами гомосексуалы очень этому содействуют. Они ведут себя примерно так, как вели себя победившие большевики в Октябрьскую революцию, как бы нарочито ломают все границы: «Раньше вы уважали очкарика-профессора, а сейчас мы его повесим за то, что он в очках и шляпе». Раньше человек из народа, приехав в Петербург, вел себя скромно, шел вдоль тротуара и присматривался, как себя ведут другие. А сейчас он выходит на середину бульвара, рвет на груди тулуп, может помочиться на любой памятник. Вот таким образом хамски, грубо, нагло победивший пролетариат и беднейшее крестьянство утверждали свое господство и свою полноценность — политическую, гражданскую, человеческую, какую хотите. И гей-парады из той же серии. Когда в Нью-Йорке проходит этот парад, огромный город парализуется на несколько дней, движение перекрывается. Я видел парад в Берлине из окна гостиницы: трещотки, петарды, крики, музыка, женщины, размалеванные в мужчин, мужчины, размалеванные в женщин…

То, что понятия о приличии и неприличии сдвигаются, касается уже и людей, которые вообще не интересуются ЛГБТ-тематикой. Например, детей можно перепеленывать на улице, менять памперсы в тесном купе вагона, не обращая внимания, что соседи морщатся от неприятного запаха. Мама смотрит на всех гордо: «Это же ребенок». И если женщине надо покормить грудью, это делается демонстративно. Это святое дело, но зачем напоказ?

«Я люблю детей, дети наше будущее. Но при этом я не считаю необходимой педолатрию — какое-то суеверное служение детям, когда они становятся какими-то священными особами, которым нельзя сделать замечание, одернуть, им нужно всячески потворствовать». Фра Филиппо Липпи. «Поклонение ребенку со святыми» (artita.ru)

Это все — следствие открытой гомосексуальности. Раньше она считалась неприличной. В высших, даже придворных сферах России, было очень много гомосексуалов, и русское общество вполне терпимо к ним относилось. Но никто об этом не шумел. Иногда могла проскользнуть эпиграмма Пушкина, но все делали вид, что он имел в виду вовсе не то. А сейчас это стало открыто и ярко. Или чуточку про другое. Я люблю детей, дети наше будущее. Но при этом я не считаю необходимой педолатрию — какое-то суеверное служение детям, когда они становятся какими-то священными особами, которым нельзя сделать замечание, одернуть, им нужно всячески потворствовать.

Как следствие, сдвигаются границы допустимого в литературе. Если твой герой ни разу не выматерился, значит, ты старый затхлый соцреалист. Если у тебя никто не занимается сексом на три страницы, ты неинтересный писатель.

Есть такое выражение «инклюзивное обучение». Так вот, про современную ситуацию можно сказать, что происходит тотальная инклюзия. То, что раньше было эксклюзивно (то есть выключено), сейчас стало инклюзивно (то есть включено): все можно, про все можно и желательно погромче.

«Я сторонник полного женского равноправия, но не карикатурного. Не считаю, что женщина должна быть морским десантником или укладывать асфальт»

— Как это отражается на теме людей с инвалидностью, с задержками психического развития?

— Существует идея, что мы должны включать этих людей в общеобразовательные школы. На самом деле этот вопрос чрезвычайно сложный. С одной стороны, гуманность вопиет: пусть человек хуже считает или соображает, он все равно человек, не животное, не овощ, к нему нужно хорошо относиться. Это правильно. Но в этом случае нарушается общая ситуация в школьном классе. Чтобы люди с нарушенными способностями могли справляться с заданиями, другие дети должны отставать от программы и терпеть. Вроде бы это хорошо: Христос терпел и нам велел. Но ведь существуют какие-то границы, меры. Я думаю, что соблюдение этой меры не должно быть никому обидно.

Однако есть те, кому это очень обидно. И это напоминает мне ситуацию 1918—1920-х годов. Человеку говорят: «Да, рабочие и крестьяне имеют все права. Но давайте все-таки не будем сбрасывать со счетов образованных людей, инженеров, врачей. Они дворяне, они вас учат, лечат, обеспечивают водопроводом...» Но человек против: «Ты буржуй, ты классовый враг, их всех нужно расстрелять, пусть у нас не будет водопровода, умоемся из речки, пусть не будет врача, полечимся отваром. Главное, что все будет справедливо и честно!» Вот так и здесь. Разговоры о том, что в этой инклюзии и толерантности нужна определенная мера, вызывают яростное сопротивление… Существует такая идеология: «Эпоха рабства закончилась, мы одержали победу, и теперь все будет так, как мы хотим».

«Раньше считалось, что «сама природа» хочет и само общество требует, чтобы женщина была женой, рожала ребенка. А сейчас оказывается, что ничего подобного». Фото prosto-ma-ma.ru

— Вы уже перечислили несколько категорий «униженных и оскорбленных», которые берут реванш. Вы также упоминаете в своих материалах одиноких женщин, тоже отстаивающих свои права. Вы имеете в виду феминизм?

— Я сторонник полного женского равноправия. Но — не карикатурного, не издевательского! Я не считаю, что женщина должна быть морским десантником или укладывать асфальт. Ведь и не каждый мужчина сможет служить морским десантником просто по своим физическим данным. В науке, искусстве, политике женщины должны быть равноправны. Считаю недопустимыми всякие шуточки про «бабу-дуру» и анекдоты про блондинок.

Однако этот реванш феминизма создает некую ситуацию. Раньше считалось, что «сама природа» хочет и само общество требует, чтобы женщина была женой, рожала ребенка. А сейчас оказывается, что ничего подобного. И если раньше был культ женщины с ребенком и жены при муже, то сейчас возникает культ либо одинокой не рожающей самостоятельной женщины, либо культ женщины с ребенком, которая все делает сама и прекрасно без этого мужика обходится. Хорошо это или плохо? Я думаю, что это просто другая ситуация. Но этот общий аромат существенно изменяет ситуацию в обществе.

Окончание следует

Наталия Федорова
ОбществоКультура
комментарии 20

комментарии

  • Анонимно 23 сент
    Интересно написана статья! А когда продолжение?
    Ответить
    Анонимно 23 сент
    А что "интересного" в откровенной дискриминации мужчин?
    Ответить
    Анонимно 23 сент
    А это уже как посмотреть! И что понять из статьи! Если Вы для себя дискриминацию Вас увидели, то мне Вас жаль!

    Мне лично статья понравилась...

    Да даже взять вопрос о равноправии женщин и мужчин...У нас полным полно так называемых мужчин, которые кроме как дивану форму своей туши придавать, ничего и не умеют... А женщина делай все, и на работе отпаши, и кушать приготовь, и дома порядок наведи...А мужик этот максимум мусор вынесет...

    И Вас это устраивает? Меня лично нет... Я будучи женатым человек, жене и помогу с уборкой и кушать приготовить... зато у нас потом и силы у обоих есть и для нас самих времени много остается....
    Ответить
    Анонимно 23 сент
    Мужчины сами позволяют себя дискриминировать уходя от ответственности
    Ответить
    Анонимно 23 сент
    Правильно говорите
    Ответить
    Анонимно 23 сент
    Вот вот! Правильно говорите
    Ответить
    Анонимно 23 сент
    Жалейте себя, уважаемая, ваша "жалость" смешна.
    Ответить
    Анонимно 23 сент
    Вот-вот
    Ответить
    Анонимно 23 сент
    Вы какой-то обиженный человек чтоли?
    Ответить
    Анонимно 23 сент
    Продолжение в следующее воскресенье)
    Ответить
  • Анонимно 23 сент
    Вот гомосексуализм я считаю вообще не приемлим! В ссылку их да подальше
    Ответить
    Анонимно 23 сент
    Вот климат в России я считаю вообще не приемлим! Менять надо и побыстрее
    Ответить
  • Анонимно 23 сент
    Про такие важные вопросы,объект выбран неудачно. Пассажы про чукчей и про пролетариата выбраны вообще от внутреннего воспитания сноба и не достоверно фактологически. Неудачная статья,которая по вреду, намного сильнее проблем,обозначенных участвующими.
    Ответить
  • Анонимно 23 сент
    заниматься любовью, а не войной .... Думаю, это и породило бесконечность в дискриминации полов. Не нужно забывать, что любому человеку новизна быстро надоедает. А если это богатый человек, то он может позволить себе если не всё, то многое: юношей, мальчиков итд... И всегда найдутся те, кто готов продать своих детей для этого. Все дорогие курорты мира предоставляют эти услуги. Посчитайте, сколько за почти 60 лет поколений прошло через это. А ведь мир не изменился и пропасть растёт
    Ответить
    Анонимно 23 сент
    Хорошо сказали!
    Ответить
  • Анонимно 24 сент
    Очень хорошая статья, актуальная. По счет гомосексуалов я особо ничего не имею против, потому-что видимо это в них заложенно природой. Но если ты гомосексуален, то не нужно об этом всем рассказывать и выставлять на показ, особенно при детях!!
    Ответить
    Анонимно 25 сент
    Их нужно изолировать от общества. Человек, особенно избалованный современным гедонистическим воспитанием, не способен противостоять искушениям псевдокультурного социума, и легко подпадает под разрушительное влияние идеологий трансгуманизма, феминизма, секуляризма, ЛГБТ и т.д. Изоляция в спецпоселениях — здоровая реакция сильного государства, сжигать на кострах нет необходимости, да и никто сейчас не позволит. Как и изолировать. Скорее наоборот — в Европе, например, вас даже посадят за такой намёк. Но им неведомо, каковы будут реакции.

    Причина страданий — невежество. Забвение собственной духовной природы является коренной причиной рождения, старости, болезней и смерти. Незнание не освобождает от ответственности. Законы Бога непреодолимо вынуждают нас принимать разные формы тел. И вот, в человеческой форме живому существу выпадает шанс восстановить свои позабытые отношения с Верховной Личностью Бога. А оно вместо этого...
    И государство должно стоять на защите от таких агрессивных секулярных идей. Но оно само является секулярным!
    Ответить
  • Анонимно 25 сент
    Общество, которое зациклено на телесных потребностях, обречено. Это общество кошек и собак. Животные неспособны осознавать себя как духовное существо во временном теле. Пропаганда идей трансгуманизма ввергает человечество в беспросветный хаос. Только те народы имеют будущее, которые совершают нравственный выбор и подчиняют технологии традиционной культуре.
    Ответить
  • Анонимно 25 сент
    Равные права женщин и мужчин означает обман и эксплуатацию. Тела разные, разные функции, психология. Под прикрытием феминизма безответственные мужчины будут эксплуатировать женщин, а государство (т.е. налогоплательщики) должно потом расплачиваться пособиями. И также параллельные процессы эмансипации приводят к мужской дискриминации. Вырождение населения при таком раскладе гарантировано.

    Мужчинами не рождаются – их надо воспитывать среди ответственных мужчин. Отказ женщин от традиционной роли хранительницы очага порождает бесконечные социальные проблемы.

    Традиционным культурам нанесён серьёзный урон с допущением разводов. Таков итог секуляризации общества.
    Ответить
    Анонимно 27 окт
    Простите, дорогой, а это ничего, что после войны и до 90-х гг женщины в государстве делали всё (таскали шпалы, работали в горячих цехах, пахали на себе), а мужчины в основном руководили? И что-то никто не вымер.
    А это ничего, что Платон считал, что высшая любовь - любовь философа к истине, а низшая - любовь мужчины к юноше (про женщин и размножение у него ничего не сказано)? И что-то никто не вымер.
    А это ничего, что у животных (а человек, как ни крути, животным ближайший родственник) мужская особь нужна только для спаривания? А потом - либо пошёл вон, либо вообще торжественно съедается. И что-то многообразие видов в природе не уменьшается.
    Так что не надо нам "ответственных мужчин" и "хранительниц очага". Пусть будут просто люди, личности. С этим-то как раз - самая большая проблема.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии