Новости раздела

Фарид Абдулганиев: «Три тысячи татарстанских онлайн-поставщиков — это критически мало»

Фарид Абдулганиев: «Три тысячи татарстанских онлайн-поставщиков — это критически мало»
Фото: Максим Платонов

Выжившие

Описывая бизнес-климат, сформировавшийся в республике под влиянием пандемии, уполномоченный при президенте Татарстана по защите прав предпринимателей, помощник президента Фарид Абдулганиев заявил, что, несмотря на неопределенность и отсутствие стабильности, говорить о массовом закрытии предприятий все же не приходится. Сокращение числа предпринимателей есть, но не масштабное.

На 10 ноября текущего года в Татарстане зарегистрировано 152,8 тыс. субъектов МСП. Это на 3,6 тыс. субъектов, или на 2,33%, меньше, чем в аналогичную дату прошлого года (156,4 тыс. субъектов). В целом по России ситуация серьезнее: с ноября 2019 по ноябрь 2020-го количество субъектов сократилось на 3,77%. Для сравнения, с ноября 2018 по ноябрь 2019 года количество субъектов МСП в Татарстане сократилось на 0,77% (1220), а в России — на 1,8%.

Спикер обратил внимание на то, что приведенные цифры нельзя трактовать исключительно как влияние пандемии.

— Напомню, что во второй половине 2019-го и в 2020 году в Татарстане появились самозанятые. Их количество уже превышает 100 тысяч человек. Из пустоты они появиться не могли, и очевидно, что часть из них — люди, которые ранее были зарегистрированы в качестве ИП. Для них новый режим налогообложения оказался более подходящим, — рассуждал Абдулганиев. — Еще один момент: ранее налоговая служба чистила реестр предпринимателей раз в год — в августе, а с недавнего времени — каждый месяц. То есть ранее закрывшееся предприятие могло почти год числиться работающим.

«Из пустоты они появиться не могли, и очевидно, что часть из них — люди, которые ранее были зарегистрированы в качестве ИП. Для них новый режим налогообложения оказался более подходящим», — рассуждал Абдулганиев. Фото: rep24.ru

«Реальное время» уточнило у омбудсмена, будет ли в этом году представлен рейтинг деловой активности районов Татарстана, учитывая сложившуюся ситуацию.

— Пандемия так или иначе внесла свои коррективы. Как оценивать, если в некоторых местах предпринимательская деятельность вообще на время остановилась? Мы сознательно отошли от этого инструмента — каждый район столкнулся с такими испытаниями в этом году, которые не дают морального права его рейтинговать. В этом году такой рейтинг публиковаться не будет, — ответил Абдулганиев.

О чем спрашивал бизнес

Напомним, Фарид Абдулганиев вступил в должность уполномоченного по защите прав предпринимателей Татарстана меньше чем за месяц до всеобщего локдауна и последовавших за ним потрясений. На сегодняшней встрече с журналистами омбудсмен вспомнил, с какими вызовами пришлось столкнуться его аппарату, чтобы выровнять резко дестабилизировавшуюся ситуацию.

— Несмотря на всю сложность, мы смогли сформировать новый стиль работы с предпринимателями. На первом месте у нас оказался фактор времени. Официально для ответа на жалобы и обращения у нас есть 2 месяца, но мы не могли себе этого позволить и решили, что неделя — это максимум, и то для рассмотрения комплексного, межведомственного вопроса, — вспоминал Абдулганиев.

По словам омбудсмена, особо сложной ситуация была в первый месяц, когда количество обращений предпринимателей в момент увеличилось с привычных 4 до 650 в день, а работа горячей линии оставляла желать лучшего: нужно было оперативно менять режим ее работы, искать татароязычных операторов и на пустом месте готовить скрипты для ответов на обращения (которые, к слову, потом без ссылки на Татарстан утаскивали себе другие регионы).

По словам омбудсмена, особо сложной ситуация была в первый месяц, когда количество обращений предпринимателей в момент увеличилось с привычных 4 до 650 в день. Фото Максима Платонова

— За неполные девять месяцев с начала работы горячей линии было принято более 15200 устных обращений и еще 1034 поступило в письменном виде. Для сравнения: за весь 2019 год в адрес уполномоченного поступило 1786 обращений от предпринимателей, — рассказал участвовавший во встрече со СМИ глава общественной приемной уполномоченного Филипп Зарубин.

Первую строчку в «топе» тем обращений заняли меры поддержки для бизнеса. На втором месте — вопросы, касающиеся налогового регулирования, налоговых каникул и отмены ЕНВД. Третье место — обращения за предоставлением кредита 2%, а также правила проведения периода наблюдения.

Инвестиции «гигантов» и мегапроект KazanExpress

В ходе сегодняшней встречи Фарид Абдулганиев уделил особое внимание развитию электронной коммерции в республике. Напомним, летом текущего года в промпарке «Зеленодольск» открылась первая очередь логистического центра Wildberries площадью 50 тысяч «квадратов» (со второй очередью его площадь увеличится до 100 тыс. «квадратов»). Также до конца года в республике запустят первую очередь логистического центра Ozon площадью 38 тысяч «квадратов». Общий объем инвестиций в строительство региональных распределительных центров составляет более 12,5 млрд рублей.

Помимо этого, татарстанская компания KazanExpress намерена вложить 1 млрд рублей в строительство первой очереди своего фулфилмент-центра на территории ТОСЭР «Зеленодольск». Стройка закончится в августе 2021 года. Всего в развитие нескольких очередей проекта до 2024 года компания инвестирует порядка 12 млрд рублей.

Общий объем инвестиций в строительство региональных распределительных центров составляет более 12,5 млрд рублей. Фото Максима Платонова

— Электронная торговля также является новым каналом сбыта для местных производителей. За время самоизоляции зафиксирован десятикратный рост числа наших продавцов на интернет-площадках: сейчас более 3,5 тыс. татарстанцев предлагают на них свои товары, а их выручка за 9 месяцев 2020 года превысила 3,57 млрд рублей, — констатировал Абдулганиев. — Любопытно, что за год число наших продавцов на таком маркетплейсе, как eBay, выросло почти вдвое — с 424 до 784. Если говорить про AliExpress, то там выставлены товары 596 татарстанских поставщиков.

Омбудсмен признал, что «3,5 тысячи татарстанских онлайн-поставщиков — это критически мало», поэтому руководство республики решительно взялось за продвижение татарстанской продукции по каналам электронной торговли. Во всяком случае, с этой целью уже была создана рабочая группа при президенте РТ.

По прогнозам аналитиков сервиса «Яндекс.Маркет», в 2020 году рынок онлайн-торговли Татарстана вырастет на 54%, что больше, чем в целом по России (45%), — поделился статистикой Фарид Абдулганиев. — Еще более оптимистичные прогнозы дает Татарстанстат: за 2019 год в интернете было продано товаров на 18,9 млрд рублей, а за 10 месяцев 2020-го — на 23,4 млрд рублей. То есть по итогам этого года продажи через интернет могут вырасти более чем в 1,5 раза. Если в 2019 году на долю интернет-торговли в Татарстане приходилось 1,98% всего розничного оборота, то по итогам 10 месяцев 2020 года эта цифра увеличилась до 3,55%.

«Бондовая зона будет, как пылесос, тянуть на себя ресурсы поставщиков»

Также уполномоченный по защите прав предпринимателей рассказал о проекте по созданию первой в России бондовой зоны с упрощенным таможенным регулированием. Она появится на базе обособленного структурного подразделения АО «Почта России», расположенного в Международном аэропорту «Казань».

— Сейчас проходят последние уточнения параметров пилотного проекта и межведомственные согласования документов. Мы ожидаем, что в ближайшие дни этот этап будет завершен. Тестовые разовые операции по поставке товаров в Казань мы планируем провести уже до конца этого года для того, чтобы просто отследить движение документов, понять, как этот механизм будет работать. Работа бондовой зоны в пилотном режиме начнется в начале 2021 года, — сообщил Фарид Абдулганиев.

Бондовая зона появится на базе обособленного структурного подразделения АО «Почта России», расположенного в Международном аэропорту «Казань». Фото Максима Платонова

По мнению омбудсмена, такие зоны создают условия не только для импорта, но и для вывода на экспорт готовой продукции, а также транзита или производства в бондовой зоне продукции из компонентов, которые пришли из-за рубежа. Уходят последние как экспорт, при этом таможенные пошлины не выплачиваются.

— Из тех компаний, которые еще не работают в РТ, но уже заинтересовались бондовой зоной, — это iHerb. Если все это заработает, они готовы выйти с серьезными инвестициями на рынок республики, — рассказал Абдулганиев.

В перспективе, когда зона начнет работать и как транзит, и как экспорт, республика может получить «частично китайскую модель», где сейчас 200 бондовых зон и несколько десятков тысяч электронных площадок. Также спикер спрогнозировал, что этот проект способен покрыть не только ПФО, но и территории соседних округов.

— Бондовая зона будет, как пылесос, тянуть на себя ресурсы поставщиков из других регионов. Налоги платятся здесь, рабочие места — здесь, инфраструктура — здесь, — рассуждал омбудсмен. — Также большие перспективы у нас остаются в части карго — это направление у нас пока недостаточно развито. Есть компании, которые только начали летать, но из-за ограничений прекратили свою работу. Наш бондовый склад фактически находится на территории аэропорта, и здесь фактор времени должен сыграть свою роль и дать толчок развитию.

Лина Саримова
ЭкономикаИнвестицииТехнологииITБизнесОбщество Татарстан Абдулганиев Фарид Султанович
комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 08 дек
    Нормальные условия создайте - их будет больше
    Ответить
  • Анонимно 08 дек
    Разве только в конце 19 самозанятые появились? Этой форме вроде уже два года почти
    Ответить
  • Анонимно 08 дек
    Поживем увидим, будет ваша бондовая зона пылесосом или нет
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров