Новости раздела

«Говорят же о роли судьбы. Неслучайно памятники Кул Гали и Марджани стоят рядом»

В Казани открыли памятник выдающему татарскому богослову и историку

«Говорят же о роли судьбы. Неслучайно памятники Кул Гали и Марджани стоят рядом» Фото: tatarstan.ru

Накануне на берегу озера Кабан прошло торжественное открытие памятника Шигабутдину Марджани. Скульптуру создали, взяв за основу гипсовый бюст мыслителя, изготовленный художником Баки Урманче — сейчас он хранится в его музее. На изготовление и установку объекта республиканские и городские власти потратили почти 40 млн рублей. На открытие памятника пригласили и потомков Марджани, которые посетовали, что дом их великого предка на другой стороне улицы «немного разрушен». Подробности — в репортаже «Реального времени».

«Очень он получился умный, внимательный»

Белоснежный памятник Шигабутдину Марджани выполнили по гипсовому бюсту, который в свое время создал татарский художник Баки Урманче. Оригинал хранится в музее живописца, а скульптуру из мрамора по этому образцу создал уже современный художник Рамин Нафиков. К слову, он также присутствовал на торжестве, но держался скромно, к микрофону не выходил и подошел к памятнику после того, как гости почти разошлись.

Мы поинтересовались у художника, доволен ли он тем, как памятник установили, ведь его немного огорчало, что при взгляде снизу в глазах ученого уже не уловить едва заметную улыбку. Тут к нашей беседе присоединился экс-мэр Казани Камиль Исхаков, который ныне возглавляет Болгарскую исламскую академию и является помощником президента Татарстана, советником первого замруководителя администрации президента России.

— Очень он получился умный, внимательный, смотрит как на нас. Это не камень, ты его оживил, — улыбнулся Исхаков.

— Нет, это Урманче оживил, я повторил. Если вровень смотреть, у него есть еще улыбка с хитринкой, — скромно парировал художник.

Общаясь с корреспондентом «Реального времени», Нафиков отметил, что расположение памятника удачное, поскольку его не стали устанавливать слишком высоко. Художник рассказал, что над памятником он работал еще в 2013—2014 годы: «Он был создан раньше, не для установки здесь. Потом уже, когда он был готов, его увидели и решили поставить».

Белоснежный памятник Шигабутдину Марджани выполнили по гипсовому бюсту, который в свое время создал татарский художник Баки Урманче

Как мы уже писали, первоначально скульптура создавалась по заказу Фонда Марджани, которым руководит известный меценат Рустам Сулейманов, и сына Баки Урманче — Айдара Урманче. В 2015 году памятник у Айдара Урманче выкупил Татарстан. Согласно информации на сайте госзакупок, из бюджета Татарстана на это было выделено 11 млн рублей. Тендер на установку и благоустройство объявили только в конце октября 2018 года. Закупка на 28,7 млн рублей была профинансирована уже из казанского бюджета.

— Наверное, установка памятника обсуждалась уже точно больше 10 лет. Это логичная развязка того, что задумывалось давно, тем более, что памятник потрясающий. Это в принципе инициатива общественности со многих сторон. Последнее решение касается установки, благоустройства. Памятник действительно был изготовлен раньше, очень долго стоял. В 2015 году прошел первый этап, а уже благоустройство провели в 2018 году, — пояснила министр культуры Татарстана Ирада Аюпова.

«Говорят же о роли судьбы — наши памятники стоят один за другим»

На открытие памятника Марджани приехал и президент Татарстана Рустам Минниханов. Он поздравил всех с праздником Мавлид и подчеркнул, что установка памятника татарскому просветителю совпала с днем рождения пророка Мухаммада.

— В этом году со дня рождения Шигабутдина Марджани исполнилось 200 лет. Он оставил большой след благодаря свои трудам, прославил татарский народ по всему миру. Конечно, эту скульптуру, образ Марджани создавал великий Баки Урманче, и этот памятник здесь в Татарской слободе будет хорошим подарком, — сказал Минниханов.

На церемонии присутствовал и первый президент Татарстана, ныне советник Минтимер Шаймиев. Он отметил, что и во время строительства Болгарской академии, и во время ее открытия многие зарубежные гости с восхищением и благодарностью говорили о татарских деятелях той эпохи, в то же время их наследие изучено далеко не полностью. Минтимер Шаймиев напомнил, что в Казань приезжает много туристов как из зарубежных стран, так и из российских регионов. Теперь нужно показывать им памятник Марджани и кратко, но емко рассказывать о татарском ученом и просветителе.

Минтимер Шаймиев отметил, что и во время строительства Болгарской академии, и во время ее открытия многие зарубежные гости с восхищением и благодарностью говорили о татарских деятелях той эпохи, в то же время их наследие изучено далеко не полностью

Добавим от себя, что с точки зрения построения туристических маршрутов место для памятника выбрано вполне удачное, учитывая, что на другой стороне улицы находится и мечеть «Аль Марджани» и Старо-Татарская слобода. Видимо именно с расчетом на туристов фамилию татарского ученого на постаменте написали на русском. Кроме «Марджани» уже ничего не уместилось — ни имени, ни тем более татарской надписи.

— Я вот о чем подумал, пока ехал сюда. Давайте посмотрим на памятник Кул Гали, — сказал Минтимер Шаймиев, поворачиваясь в сторону памятника. — Кул Гали — поэт, который жил и работал в Болгаре. В то же время у Шигабутдина Марджани есть двухтомная фундаментальная работа о Казани и Болгаре. Нам надо освещать это, потому что было много споров. Даже в наше время сколько споров было между муфтиями. В то же время он писал о проблемах философии, религиозных вопросах. Марджани писал свои мысли и свое мнение о том же Галилее, который прошел через инквизицию. Он размышлял, как движется Земля — вокруг Солнца или Солнце движется вокруг Земли. Очень правильно, что мы поставили памятник Кул Гали к тысячелетию Казани. Говорят же о роли судьбы — наши памятники стоят один за другим, — сказал Минтимер Шаймиев.

Он добавил, что неслучайно памятник появился недалеко от Татарского академического театра имени Г. Камала. Дело в том, что Марджани интересовался и музыкой, в частности, он писал о том, какая музыка не противоречит исламу. Отметим, что среди собравшихся было много «камаловцев»: был и директор театра Ильфир Якупов, и актеры Азгар Шакиров, Ильдар Хайруллин, Фанис Зиганшин — последний вел церемонию открытия.

Памятник поставили, а про дом забыли

Показательно, что на празднике было много религиозных деятелей, в том числе имамов и шакирдов. Напомним, что у идеи установить памятник Марджани были и противники, говорившие о том, что ислам не приветствует установку изваяний. Еще до начала мероприятия мы пообщались с имам-хатыйбом мечети «Аль Марджани» Мансуром хазратом Джалялетдиновым.

— Это наш знаменитый ученый. Хочу подчеркнуть, что даже во многих зарубежных странах, к примеру, в Турции, по книгам Шигабутдина Марджани, по его учебникам ведутся занятия, читаются его произведения. Он написал более 30 книг. В советское время его наследие вообще не изучалось. Я радуюсь, что имя Марджани увековечивают, его наследие изучают, — прокомментировал он.

Председатель ДУМ РТ Камиль Самигуллин тоже приехал на открытие памятника Марджани. В своем выступлении он подчеркнул важность изучения родного языка и наследия.

— Шигабутдин Марджани писал о том, как издавался Коран в Казани. Его книги несколько раз издавались в Иордании, Турции. Его читают, признают. У Марджани есть высказывание о том, что есть три вещи, которые не связаны с религией, но сохраняют ее — обычаи, национальная одежда и язык. Если сохраним эти вещи, они сохранят нашу религию, — сказал он.

«У Марджани есть высказывание о том, что есть три вещи, которые не связаны с религией, но сохраняют ее — обычаи, национальная одежда и язык. Если сохраним эти вещи, они сохранят нашу религию», — сказал Камиль Самигуллин

Среди приглашенных гостей были и прямые потомки татарского ученого. Гульзада Мустафина принесла с собой родословную Марджани и рассказала, что она является внучкой Гайши, которая в свою очередь была внучкой Шигабутдина Марджани.

— И Фатима, и Гайша — внуки Марджани, дети младшей дочери Хавы (Евы, — прим. ред.). Я сама жила здесь рядом в 44-м доме, который принадлежал Хаве. Вижу, что он сейчас немного разрушен. Я бы хотела жить там и сейчас, если бы это было возможно, — как-то наивно и по-детски заявила она.

Хотя пожелание, вероятно, могло быть воспринято и как тонкий намек. Но, увы, какого-то живого отклика и обещаний отреставрировать дом не последовало. Деревянное строение, о котором идет речь, внесено в список объектов культурного наследия регионального значения как «Дом Багаутдиновой (Марджани)-Апанаевой, 1873». Отметим, что «немного разрушен» это еще мягко сказано, учитывая, что 100-летнему дому на Марджани, 44 весной прошлого года пришлось пережить еще и пожар, в котором обвинили бродяг. Вероятно, увековечить имя татарского ученого можно было бы, сохранив уже существующие памятники.

По словам Гульзады Мустафиной, дом, о котором идет речь, был построен в 1873 году. После смерти Шигабутдина Марджани он перешел его младшей дочери Хаве. Как рассказала праправнучка просветителя, среди потомков Марджани было много ученых, кандидатов наук, математиков, географов. В частности его сын Махмут Марджани перевел с русского «Хаджи Мурат» Толстого. Сама Гульзада Мустафина 36 лет проработала инженером на предприятии «Татнефтемаш».

Гуландам Фатхуллина, фото tatarstan.ru
ОбществоКультураИстория Татарстан
комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 21 нояб
    Ну вот, зачем кичиться своим невежеством! Наследие Ш. Марджани изучалось в советские времена, может быть не так активно, но изучалось! Если ты чего не знаешь, то не грех в этом признаться....(Юсупов М.Х. Шигабутдин Марджани как историк. Казань, 1981.; сборник статей: Марджани: ученый, мыслитель, просветитель. Казань, 1990. и т.д.)
    Ответить
  • Анонимно 21 нояб
    Ни өчен ул Мәрҗани түгел!?
    Ответить
  • Анонимно 21 нояб
    А каков взгляд ислама на установку скульптур и изваяний? Почему эта тема не раскрыта?
    Ответить
    Анонимно 21 нояб
    1. Скульптура установлена на территории светского государства, не внутри мечети. 2. Сам Ш. Марджани фотографировался минимум 2 раза. Один раз - для энциклопедии "Британника".
    Ответить
    Анонимно 21 нояб
    пришли муфтий и имамы, значит, они не против
    Ответить
  • Анонимно 21 нояб
    Как ныне называемые "татары" относятся к взглядам Марджани на то, что этноним «татары» принадлежал части монгол, а после XVI в. им стали называть жителей Казанского края — булгар, что не соответствовало, согласно его взглядам, исторической правде.
    Ответить
    Анонимно 21 нояб
    Положительно.
    Ответить
    Анонимно 21 нояб
    Марджани вообще-то писал (и правильно), что средневековые монголы часть средневековых татар.
    Ответить
    Анонимно 22 нояб
    Текст приведите этой писанины.
    Ответить
  • Анонимно 21 нояб
    Столько денег угробили, лучше бы больным детям на операции отдали!
    Ответить
    Анонимно 22 нояб
    И не говорите, на одну хавронию сколько денег ушло!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии