Новости раздела

Работа как на вулкане: в Свияжске для посетителей открывается уникальная стеклодувная мастерская

Работа как на вулкане: в Свияжске для посетителей открывается уникальная стеклодувная мастерская
Фото: realnoevremya.ru/Галия Шакирова

В музее-заповеднике «Остров-град Свияжск» теперь можно полюбоваться не только древними храмами и узнать историю города-крепости, сыгравшего ключевую роль в судьбе Казани, но и увидеть, как из пламени рождаются нежные цветы, елочные шары, вазы, изразцы и рыбки. Экологический проект по вторичной переработке стекла «Лезем в бутылку» обрел эстетическую и практическую составляющие.

Вторая жизнь стеклянных бутылок

С начала следующей недели в музее-заповеднике «Остров-град Свияжск» стартуют мастер-классы по выдуванию из стекла различных изделий, а также шоу стеклодувов. Уникальная для региона мастерская, открытая благодаря гранту Благотворительного фонда Владимира Потанина по программе «Музей без границ», начинает свою работу для гостей музея.

realnoevremya.ru/Галия Шакирова

— Фонд Потанина финансировал наш музей для создания мастерской. С прошлого года, на протяжении 12 месяцев, мы занимаемся реализацией проекта. Первым делом организовали сбор стекла, закупили печи, оборудование, необходимое для стеклодувной мастерской, даже контейнеры, обучили двух мастеров, которые согласились участвовать в проекте, — рассказала «Реальному времени» пресс-секретарь музея и руководитель экологического проекта «Лезем в бутылку» Юлия Нуреева.

Со стеклотарой больших проблем не возникло. По словам Нуреевой, местные жители, а их в Свияжске 250 человек, приняли в ее сборе самое активное участие, поэтому на острове сейчас сложно найти даже битое стекло. Так что основная цель экологического проекта уже достигнута.

— Мы собираем бутылки с прошлого февраля, трудно сказать, сколько точно, мы их регулярно выгружаем из контейнеров и плавим, порядка 2 000, думаю. Люди везут с собой бутылки из города. У нас была акция «Музей за синюю тару». Собрали около 200 штук. Это немного. Но все равно. Местные жители активно несут, — добавила она.

Однако прежде чем плавить, тару надо рассортировать, отмыть и снова разделить по цветам, потому что разные цвета использовать одновременно нельзя — из-за разного коэффициента плотности. Стекло трескается.

Русские печи для запекания... стекла

С закупкой оборудования тоже справились относительно легко.

— Печи мы тоже купили в Санкт-Петербурге. Они полностью российского производства: и идея, и исполнение, и все гвоздики российские, что очень приятно, — поделилась руководитель проекта.

В мастерской две печи — гутная и муфельная. На их приобретение и ушла львиная доля гранта, два из трех выигранных миллионов. Оставшиеся средства ушли на обучение. Поэтому на оборудование музею пришлось добавить «из своих». В первой стекло плавят, во второй отжигают (процесс медленного охлаждения стекла для снятия внутренних напряжений во избежание растрескивания, — прим. ред.).

realnoevremya.ru/Галия Шакирова

— Стекло не любит резких перепадов температуры. Оно трескается. Но вторая печь не только для отжига. Можно в разных техниках запекать стекло. Например, сплющенные бутылки мы там делаем, — добавила Нуреева.

Секреты мастерства

Самым сложным оказалось найти мастеров, которые могут научить секретам своего непростого, но удивительного и завораживающего мастерства. Профессия стеклодува относится к вымирающим по всему миру. Даже знаменитые чешские мастера жалуются на то, что им некому передать свои умения.

В России стеклодувное мастерство было на высоком уровне издревле. В упадок оно стало приходить в 1990-е годы, как и многие другие ремесла. Существует еще, правда, Бахметьевский завод, есть отдельные мастера, которые делают колбы для кальянов, да и на знаменитом на весь мир предприятии в Гусь-Хрустальном планируют возродить обучение, но масштабы несравнимы.

Как ранее рассказывал «Реальному времени» стеклодув Александр Маринин, из 16 мастерских, существовавших в Казани, сейчас в городе осталось всего три. Это цеха в КНИТУ, Институте органической и физической химии имени Арбузова и на ПАО «Казаньоргсинтез». В них работают так называемые аппаратурщики, а вот еще живущим в Казани выдувальщикам уже под 90 лет. Поэтому пришлось искать учителей в других российских регионах.

— На самом деле не так уж много мест, где можно поучиться. Не так много мастеров, которые обучают, — подтверждает Нуреева. — Но нам повезло с ними познакомиться.

realnoevremya.ru/Галия Шакирова

Мастер, согласившийся обучить казанских учеников, живет в Санкт-Петербурге.

— Это не специальные курсы. Это в рамках гранта мы проработали специальную программу. В Петербурге учились 3 раза. У нас были интенсивы. Мы ездили на несколько дней, — рассказала Нуреева.

— Было индивидуальное обучение, — добавил один из стеклодувов, он же заместитель директора музея по информационным технологиям Марат Прошкин.

— Нам показали все с самого нуля, — подчеркнула второй стеклодув Александра Смирнова.

Юлия Нуреева призналась, что хотела примкнуть и стать третьей, но мастер не взял еще одну ученицу, аргументировав свой отказ тем, что хороший стеклодув — товар штучный и подход к его обучению должен быть индивидуальным, серийный выпуск в данном случае неприемлем.

— Еще у нас будут плановые поездки в Пензенскую область… В селе Никольском традиции работы со стеклом со времен Екатерины II. Работы некоторых мастеров не могут воспроизвести до сих пор — например, известные стаканы Александра Вершинина. Мы едем туда, чтобы познакомиться с коллекцией музея и на обучение к никольским мастерам, — рассказала Нуреева.

Речь идет о Никольском стекольном заводе, основанном в 1764 году помещиком Бахметьевым по указу Екатерины II: «делать хрустальную и стеклянную посуду самым добротным мастерам…», и о крепостном мастере Александре Вершинине. Он создавал уникальные двухслойные стаканы, между стенками которых располагались целые картины, сделанные из камешков, мха, соломы, цветных ниточек и бумаги. Понять секрет их изготовления и воспроизвести до сих пор никому не удалось.

А вот как делать из расплавленного жидкого стекла изящные, нежные цветы, вазочки, молочники и елочные украшения, свияжские мастера, кажется, поняли.

realnoevremya.ru/Галия Шакирова

— Температура в гутной печи — 1 150 градусов. Это как в жерле вулкана. Стеклянная масса — тягучая. И пока она в таком состоянии, с ней можно что-то сделать. Когда стекло остывает, оно твердеет, и приходится постоянно подогревать, — объясняется Смирнова, одновременно вытягивая специальными щипцами будущие лепестки цветка.

— Особенно не торопитесь, помедленнее, — просят ее фотографы, приехавшие в пресс-тур.

— Медленно не смогу. Сейчас пройдет буквально несколько секунд, и оно застынет, — в подтверждение слов Александры масса твердеет на глазах и даже меняет цвет.

realnoevremya.ru/Галия Шакирова

Стеклодуву приходится вставать, идти к печи, открывать заслонку и отправлять будущее экзотическое растение в «пламя вулкана».

А вот отжигают готовые изделия уже в муфельной печи. Температура там в два раза ниже — 550 градусов. Остывает такая печь долго, и это обеспечивает правильный отжиг, объяснил Прошкин.

«Стекло стало частью моей жизни»

Он впервые соприкоснулся со стеклом в рамках проекта. А вот его коллега Александра работает с этим материалом уже 6 лет. Мама двоих детей и хозяйка собаки, филолог по образованию теперь не видит для себя иной деятельности.

realnoevremya.ru/Галия Шакирова

— Мне всегда было интересно различное ремесло. И в какой-то момент я увидела в интернете ролик, где девушка сидела и плавила стеклянные палочки на тарелки. Я ничего про эту технику на тот момент не знала, что она делает, я не понимала, но процесс меня заворожил. Я подумала, что хочу так же. Нашла обучение. Обучилась. Это была техника лэмпворк. Это было лет 6 назад. Я собрала свою домашнюю мастерскую и все это время работала со стеклом. Сидела, плавила и радовалась жизни. Это стало моей профессией. Когда я узнала, что здесь, в Свияжске, открывается стекольная мастерская и им нужен человек, мне предложили. Тут сработал такой момент: я работала со стеклом, и нужен был человек, который работает со стеклом. Это потом оказалось, что техника совершенно другая и объединяет их только стекло. Но я не могла не согласиться, мне было очень интересно. Я понимала, что это новые возможности обучиться чему-то новому, — рассказала Смирнова.

realnoevremya.ru/Галия Шакирова

По ее словам, стекло стало частью ее жизни.

— Я собираюсь заниматься им, меня больше ничего другое не интересует. Я занималась разными направлениями (творчества, — прим. ред.) и стаскивала домой разные материалы. Все копилось, копилось на случай, если вдруг захочу вышивать или еще что-то. За этот год я распродала все. Много места освободилось дома. Стекло настолько многообразно! Но мы в обычной жизни этого не замечаем. Чего только из него не сделать, какими только способами! — вдохновенно объясняет стеклодув.

Выдувание, пластика и пате де вере

По ее словам, на данном этапе свияжские мастера в полной мере овладели техникой свободного выдувания.

— Что значит свободное выдувание? Мы набираем стекло, специальным инструментом придаем ему форму, дальше дуем и при помощи другого инструмента уже окончательно формируем. Мы можем выдувать и по формам теоретически. Мы знаем, как это делать. Нас этому обучали. Начальный этап такой же. Мы набираем банку, раздуваем ее, но потом выдуваем в определенную форму, и все изделия получаются одинаковыми, — раскрыла тонкости процесса Смирнова.

realnoevremya.ru/Галия Шакирова

По ее словам, ей по силам и скульптурная пластика: ничего никуда не дуется, все создается при помощи инструментов, вытягивается и придается форма, и более сложная техника пате де вере.

— Изобрели ее в Древнем Египте, но со временем она была утрачена. Много веков ею никто не занимался. Но в начале XX века во Франции решили ее возрождать. Есть такой художник по стеклу — Рене Лалик. Создавал парфюмерные флаконы. Он работал в этой технике. У нас Вера Мухина. Она не только создала скульптуру «Рабочий и колхозница», но и работала со стеклом. У нее есть изделия, которые выставлены в Санкт-Петербурге. Она работала на ленинградском заводе (бывший Императорский фарфоровый завод, — прим. ред.). Стекло бьется в мелкую крошку, потом смешивается с каким-то связующим — клеем или просто водой. Все перемешивается и выкладывается по форме, плоской или объемной, и запекается в печи при определенной температуре определенное время. Добиться можно разных эффектов: глянца, матовости. Это мы тоже можем делать, — заверила стеклодув и продемонстрировала необычное квадратное блюдце, словно слепленное из голубых кристаллов.

А самым простым изделием мастера считают очень модные в последнее время тарелки и блюда из бутылок.

— Мы положили бутылку, и она под собственным весом сплавилась. Также мы можем по формам моллировать (придавать изогнутую форму, — прим. ред.) тарелки, чашки, — добавила Смирнова.

realnoevremya.ru/Галия Шакирова

Кроме того, совместно со свияжскими реставраторами стеклодувы разработали формы для уменьшенной копии свияжских изразцов и сделали стеклянную эмблему острова-града.

Галия Шакирова
ОбществоКультураИсторияОбразование Татарстан

Новости партнеров