Новости раздела

Мурсекаевым грозит субсидиарная ответственность по долгам «ВИМ-Авиа»

Мурсекаевым грозит субсидиарная ответственность по долгам «ВИМ-Авиа»
Фото: wikimedia.org

Признаки банкротства имелись у «ВИМ-Авиа» с 2013 года

Как стало известно «Реальному времени», конкурсный управляющий некогда известной авиакомпании «ВИМ-Авиа» Вячеслав Кононов обратился в Арбитражный суд Татарстана с заявлением о привлечении топ-менеджеров к субсидиарной ответственности по обязательствам компании. Среди них ее совладельцы, супруги Светлана и Рашид Мурсекаевы, а также восемь граждан и три компании:

  • Руководитель и гендиректор «ВИМ-Авиа» с 10 июня 2009 года по 9 ноября 2017 года Александр Кочнев;
  • Руководитель и гендиректор «ВИМ-Авиа» с 10 ноября по 26 декабря 2017 года Вячеслав Кононенко;
  • Руководитель и гендиректор «ВИМ-Авиа» в период с 27 декабря 2017 по 12 апреля 2018 года Всеволод Кусов;
  • Руководитель и гендиректор «ВИМ-Авиа» с 13 апреля по 3 октября 2018 года Андрей Лайко;
  • Заместитель финансового директора — главный бухгалтер «ВИМ-Авиа» с 1 декабря 2014 года Екатерина Пантелеева;
  • Вице-президент «ВИМ-Авиа» с 4 сентября 2017 года Алевтина Калашникова;
  • Владелец 50%-ной доли в уставном капитале ООО «Фьюил Трейдинг интернешнл» с 17 сентября 2014 года по 24 августа 2017 года Анна Амбросова;
  • Владелец 50%-ной доли в уставном капитале ООО «Фьюил Трейдинг интернешнл» с 17 сентября 2014 года по 24 августа 2017 года Николай Амбросов.
  • ООО «Технополис»;
  • City Leasingdesingnated Activity Company;
  • Fasrway leasing designated Activity Company.

Конкурсный управляющий указал, что ответчики совершили действия, существенно ухудшившие финансовое состояние «ВИМ-Авиа» и создавшие условия для дальнейшего значительного роста диспропорции между стоимостью активов и размером обязательств компании. В частности, ее руководители своевременно не обратились в Арбитражный суд с заявлением о банкротстве.

Конкурсный управляющий «ВИМ-Авиа» Вячеслав Кононов обратился в Арбитражный суд Татарстана с заявлением о привлечении топ-менеджеров к субсидиарной ответственности по обязательствам компании. Фото: Максим Платонов

Уже по состоянию на 31 декабря 2014 года показатель обеспеченности обязательств авиакомпании ее активами был ниже установленного норматива в размере 1,0, а именно 0,95. С 31 декабря 2014 года по 31 декабря 2017-го этот показатель не достигал норматива либо находился на критически низком уровне. Иначе говоря, на конец декабря 2014-го «ВИМ-Авиа» отвечала признакам неплатежеспособности.

В то же время конкурсный управляющий считает, что признаки объективного банкротства имелись у «ВИМ-Авиа» с 31 декабря 2013-го. Размер стоимости чистых активов компании по итогам того года, по его подсчетам, оказался в минусе на целых 952 миллиона рублей.

Установлено, «ВИМ-Авиа» намеренно допускала искажение показателей бухгалтерской отчетности. В частности, в документации актив баланса на 31 декабря 2017 года не совпадает с пассивом, размер начисленной амортизации по нематериальным активам был завышен. А сведения о величине отложенных налоговых активов и НДС по приобретенным ценностям, дебиторской и кредиторской задолженности, долгосрочных и краткосрочных заемных средствах и величине прочих оборотных активов были недостоверными.

Помимо искажения бухгалтерской отчетности, руководство компании, по версии «конкурсника», заключило ряд незаконных сделок, в результате которых произошло уменьшение стоимости и размера имущества «ВИМ-Авиа». Это в конечном итоге причинило кредиторам вред. Кочнев, возглавлявший компанию в момент заключения таких сделок, действовал недобросовестно, полагает конкурсный управляющий, поскольку он не мог не знать о том, что его действия на момент их совершения не отвечали интересам «ВИМ-Авиа» и были направлены на вывод активов компании.

Повлекли вред для кредиторов и сделки, связанные с заменой ликвидных финансовых вложений авиакомпании на неликвидные. В том числе компанией были отчуждены высоколиквидные и высоконадежные ценные бумаги.

Помимо всего прочего, руководство компании не приняло мер к своевременному увольнению сотрудников при прекращении финансово-хозяйственной деятельности и тем самым необоснованно увеличило размер кредиторской задолженности. «Конкурсник» указывает, что «ВИМ-Авиа» завершила авиаполеты 15 октября 2017 года, но не уволила сотрудников. В итоге к основному долгу за июль — ноябрь 2017 года в сумме 329,6 миллиона рублей прибавилась текущая задолженность в размере 250,8 миллиона рублей за простой с ноября 2017-го по июнь 2018-го.

Среди прочего, приписываемого ответчикам, — сделки по выводу денег, в том числе на расчетные счета подконтрольных обществ «Технополис» и «Фьюил Трейдинг интернешнл». Так, первому в 2015—2017 годах выдали 1 миллиард 287 миллионов рублей, а вернулись компании всего 1 миллиард 258 миллионов. Таким образом, «ВИМ-Авиа» вывела 28,8 миллиона. Указывается, что «Технополис» за весь период пользования займом не выплачивал проценты по нему. В итоге «ВИМ-Авиа» осталась без средств, необходимых для ее текущей деятельности.

«ВИМ-Авиа» осталась без средств, необходимых для ее текущей деятельности. Фото: wikipedia.org

На момент обращения конкурсного управляющего в Арбитражный суд совокупный размер требований кредиторов, в том числе заявленных после закрытия реестра требований кредиторов, и требований кредиторов по текущим платежам составляет свыше 20,8 миллиарда рублей. Учитывая, что мероприятия конкурсного производства не завершены, «конкурсник» ходатайствовал о приостановлении определения размера субсидиарной ответственности ответчиков до окончания расчетов с кредиторами «ВИМ-Авиа».

Необращение в АС, искажение бухотчетности и другие «грехи» Мурсекаева

Что касается супругов Мурсекаевых, то они, как считает конкурсный управляющий, совершали «противоправные преступные действия, направленные на хищение имущества компании и причинение ей прямых убытков с 2014 по 2017 год». В результате с июня 2014-го «ВИМ-Авиа» утратила платежеспособность, а с 22 сентября 2017 года допустила массовые и длительные задержки рейсов. В этом же месяце компания приостановила, а впоследствии и полностью прекратила авиаперевозку пассажиров и грузов.

Рашид Мурсекаев являлся основным лицом, контролирующим «ВИМ-Авиа». Он фактически осуществлял полное единоличное управление компанией и определял стратегию ее развития. Кроме того, он принимал решения на проведение тех или иных финансовых операций и сделок компании, которые, в частности, и привели к ее неспособности удовлетворить требования кредиторов, говорится в заявлении «конкурсника».

Там же есть ссылка на показания заместителя финансового директора компании Д. Родионова, который утверждал, что Мурсекаев мог в течение рабочего дня спонтанно направить на иные цели деньги, которые должны были пойти на платежи банкам по кредитам, наземное обслуживание или расчеты по лизингам. Например, он мог вложить их в покупку оборудования.

Конкурсный управляющий указывает, что Рашид и Светлана Мурсекаевы ответственны за необращение в Арбитражный суд с заявлением о признании «ВИМ-Авиа» банкротом — оба знали о наличии признаков неплатежеспособности и недостаточности имущества компании и должны были созвать по этому вопросу внеочередное собрание ее участников.

По вине Мурсекаева, как указывает «конкурсник», осуществлялось и умышленное искажение бухгалтерской отчетности. Из материалов уголовного дела следует, что делал он это в составе организованной группы, куда, помимо него, входили Кочнев, Пантелеева и Калашникова.

Помимо всего прочего, в материалах уголовного дела в отношении Кочневой и Пантелеевой имеются сведения, что Мурсекаев с мая 2015-го по июнь 2017-го приобрел у полностью подконтрольных ему компаний «Технополис» и «Фьюил Трейдинг интернешнл» авиационное топливо по завышенной цене не менее чем на 117,8 миллиона рублей. В результате «ВИМ-Авиа» был причинен имущественный вред на указанную сумму.

«Реальное время» не смогло найти контакты Мурсекаевых в открытом доступе, но издание готово опубликовать их точку зрения.

Проблемы «ВИМ-Авиа» начались в 2015-м

Авиакомпания основана 19 лет назад, в октябре 2002 года, гендиректором фирмы «Аэрофрахт» Виктором Меркуловым, из инициалов которого и составлена аббревиатура «ВИМ». Мурсекаевы получили долю в компании в 2003-м — Светлане досталось 75% акций. Еще спустя десятилетие они стали единственными владельцами «ВИМ-Авиа».

В 2015 году впервые стало известно о финансовых проблемах компании — ее планировали обанкротить несколько крупных банков, но производство по большинству исков прекратили. После этого, в 2016 году, «ВИМ-Авиа» нарастила перевозки и параллельно перерегистровалась из Москвы в Сабинском районе Татарстана. В апреле 2017 года компания приобрела 100% акций аэропорта Братска, который в прошлом году выставили на продажу за 400 миллионов рублей.

В 2016 году «ВИМ-Авиа» перерегистровалась из Москвы в Сабинском районе Татарстана. Фото: sntat.ru

Финансовые проблемы набирали обороты. В сентябре 2017 года Росавиация объявила об отзыве сертификата эксплуатанта у «ВИМ-Авиа» — по данным Ростуризма, за границей тогда находились 38,9 тысячи клиентов авиакомпании. Тогда же президент России Владимир Путин объявил о неполном служебном соответствии (тогда еще) министру транспорта Максиму Соколову из-за фактического прекращения работы авиакомпании — она заявила о прекращении полетов из-за нехватки оборотных средств и долгов перед контрагентами. В октябре 2017 года Следственный комитет сообщил о возбуждении уголовного дела «по факту преднамеренного банкротства «ВИМ-Авиа». По версии следствия, руководство компании поручало бухгалтерам искажать отчетность — заключало невыгодные сделки, выводя активы за рубеж. Ущерб по делу на тот момент оценивался в 4,7 млрд рублей.

В феврале 2018 года Арбитражный суд ввел процедуру наблюдения в «ВИМ-Авиа». Авиакомпания не смогла погасить долг перед компанией «Спектр-Авиа», переуступившей права требования одной из структур «Татнефти», ООО «РНГО». Размер долга составлял 3,7 млн рублей. В сентябре 2018 года компанию полностью признали банкротом. На тот момент временный управляющий «ВИМ-Авиа» Мария Булатова заявила, что в авиакомпании нашли признаки преднамеренного банкротства.

Супруги Мурсекаевы объявлены в международный розыск и до сих пор не найдены. 31 мая 2021 года Арбитражный суд Москвы по заявлению конкурсного управляющего «ВИМ-Авиа» признал их банкротами из-за задолженности перед собственной компанией, размер которой составил у Мурсекаева почти 14,6 млн рублей, у его жены — более 31,45 млн. Ответчики утверждали, что эти средства фактически ими получены не были, но этот довод был отклонен судом как неподтвержденный.

В июне этого года Мещанский суд Москвы приговорил к трем годам и восьми месяцам колонии экс-гендиректора «ВИМ-Авиа» Александра Кочнева по делу о мошенничестве и злоупотреблении. Время его содержания под стражей и домашним арестом зачли в срок лишения свободы, поэтому Кочнева освободили в зале суда. Бывшего главного бухгалтера «ВИМ-Авиа» Екатерину Пантелееву суд приговорил к 3,5 года колонии и также освободил «в связи с фактическим отбытием наказания». По версии следствия, Мурсекаев с гендиректором, финдиректором и главбухом с 2015 по 2017 год закупали нефтепродукты и топливо по завышенным ценам у подконтрольных соучастникам фирм и уклонялись от выполнения обязательств перед контрагентами.

Татьяна Демина
БизнесТранспортУслуги Татарстан

Новости партнеров

комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 29 сен
    Если должны- пусть платят
    Ответить
    Анонимно 29 сен
    что-то мне подсказывает, денег у них хватит, друзья компаньоны помогут если что
    Ответить
    Анонимно 29 сен
    Ой все-то мы знаем о делах других
    Ответить
    Анонимно 29 сен
    Некрасиво заглядывать в чужой кошелек
    Ответить
  • Анонимно 29 сен
    лучше заплатить, чем отсидеть
    Ответить
    Анонимно 29 сен
    точно
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии