Новости раздела

Все смешалось в татарских детских спектаклях

Оркестр, рэп, батут, ковбои, мужчина-Малефисента и холодильник

Театры имени Камала, Тинчурина и Кариева к новогодним праздникам выпустили новые спектакли для детей, в которых есть, кажется, все — от оммажа Прокофьеву до ответа народным сказкам. В толпе детишек и родителей оказался и корреспондент «Реального времени».

Камаловский: от советской школы до ковбойского пистолета — один шаг

Как сообщалось при открытии сезона, в декабре зрителей ждал спектакль «Петя, волк и Шомбай», написанный актером Фанисом Зиганшой на основе сказки для чтеца и симфонической сказки Сергея Прокофьева «Петя и волк».

К премьере изменилось многое. Победителя злых сил играет Алмаз Гараев, Фанис абый остался в роли автора, но название в итоге звучит как «Малай, волк и Шомбай». От Прокофьева тут осталось разве что присутствие оркестра. Инструменты тут никаких ролей не играют, а вместо музыки Сергея Сергеевича звучит музыка Ильсура Вельгаса и Мансура Музаффарова. Да и сама история попроще: вот выходит дирижер Данияр Соколов, оркестр начинает играть — и тут на музыкантов падает Шомбай. Оказывается, он шел спасать Деда Мороза, которого злая Аждаха превратила в волка.

Познакомившись с инструментами, он находит в зале мальчика (Радиф Галимов в чем-то невозможно ярком) и отправляется в путешествие. В частности, на экран транслируется изображение речки, через которую малай ползет и решает загадку Злого духа (Зуфар Нуртдинов). И это очень даже понятно. А вот что делают в сказке ковбойша (Лейсан Гатауллина) с угрозами на английском, Мальчик-с-Пальчик (это не перевод имени, так его в спектакле называют) и монах с порванными штанами (Артур Шайдуллин), объяснить сложнее. Может, команда театра решила, что так можно привлечь внимание юного зрителя? Ведь считается, что у современных детей очень короткий период внимания — их постоянно надо веселить, удивлять, пугать.

В конце малай и Шомбай оказываются в казане трех волков — красивого (Раиль Шамсуаров), старого (Ильнур Закиров) и жестокого (Ришат Ахмадуллин). Они поют на спор песенки, чтобы зрители определили, кто же из них заколдованный Дед Мороз. И вроде всем весело, но глаза на заднем фоне говорят, что приключение не закончено. Будет вторая серия? Правда, из-за этого странного клиффхэнгера кажется, что еще не конец, ан нет — пожалте в буфет.

Приятно, что оркестра в Камаловском все больше. Плохо, что для этого нужны еще и ковбои и мальчик-с-пальчик. И самый странный момент спектакля — когда оркестр играет нехитрый бит, а актеры читают рэп, упорно в него не попадая.

Тинчуринский: удивительное перемещение птицы из клетки в пещеру

Пьесу Рузаля Мухамметшина «Асылкош» («Дивная птица») Тинчуринский мог поставить и раньше, но менялись кандидатуры — в итоге ее взял новый главный режиссер Туфан Имамутдинов, это его первая работа в должности.

Любопытно, что костюмами здесь занимается Алия Гайнуллина — ее Имамутдинов приметил на лаборатории «Кыйссаи Йосыф», которая завершилась серией перформансов. Там команда Гайнуллиной сотворила серию инсталляций на тему голода в Поволжье.

Здесь же ее яркие костюмы дополняют общую цирковую атмосферу. Два брата, Ильбарс и Айбарс (символизирующие силу и ум) — скачут на батуте. И этим сразу привлекают внимание подростков, сидящих в одном ряду со мной. Надо отметить, что если в Камаловском зрители были в основном младшего школьного возраста, то в Тинчуринском можно было увидеть детей и постарше. Мои соседи, что характерно, отпускали циничные шуточки, но — на татарском.

Братья отправляются в путешествие и попадают в пещеру, заполненную книгами. Естественно, они зачитываются и оказываются запертыми в плену у Черной змеи. Одному из них, Ильбарсу (его в разных составах играют либо новички Фархад Мухаметзянов и Ильнур Байназаров, либо Артем Пискунов) теперь надо добраться до Дракона (как и змею, его играет мастер пластики Зульфат Закиров, что закономерно). Отметим, что пьеса по составу компактная. В ней заняты только пять основных актеров, которые играют по две-три роли (кроме Ильбарса), и массовка.

Здесь тоже есть оркестр, играет он музыку Зульфии Рауповой в редакции Ильяса Камала. Рэпа нет, но есть песни, которые нелегко разобрать. И тут тоже пытаются решить вопрос с удержанием зрительского внимания — обращаются к публике, устраивают не только прыжки, но бои (их ставит перебравшийся из ТЮЗа в Тинчуринский Ильнур Гарифуллин). А когда из ямы (там, кстати, тоже стоят батуты) выползает Ифрит с рогами, как у Малефисенты, восторгу зрителей нет предела.

Что есть у Тинчуринского, но нет у Камаловского — это сложная философия. Ильбарс должен освободить Асылкош — но он же должен ее отдать другому злодею. Жаль, решается этот вопрос очень просто — все-таки, новогодняя сказка…

Кариевский: когда предки достали

«Камыр батыр» сначала существовал в виде эскиза лаборатории «Тамга» — и уже тогда планировалось, что он превратится в полноценный спектакль. Для этого драматург Алексей Житковский провел детскую драматургическую лабораторию.

Получившийся у ее участников текст больше напоминает книгу, а не пьесу. Эта история героев, которые оказались не нужны родственникам, так что они объединились искать себе новый дом. Но, поскольку действие надо визуализировать, режиссер Марфа Горвиц иногда попадает впросак, показывая все чересчур прямолинейно. Камыр-батыра, к примеру, в буквальном смысле «делают» старик со старухой, прячась за столом. А после выпроваживают за порог.

Такая же судьба у других героев. Героя по имени Тиз (быстрый) отец хотел превратить в спортсмена. Старый Суык (холодный) сидит в лесу в холодильнике — таким образом его, по древней традиции, отправили на смерть родственники. А Җил (ветер) — забыт родителями-музыкантами, ушедшими на концерт. Не забудем еще и героя, которые одновременно стреляет из лука и любит природу. Трагедия мультипотенциала! Вся эта братия оказывается на «Битве батыров», которую устраивает король по просьбе дочери-принцессы. К слову, король (Булат Гатауллин) настолько хорошо играет безразличие, что, кажется, ему даже и зритель неинтересен.

В чем проблема этого спектакля? В нем много интересных — спорных, но интересных! — завязок, которые все больше заворачиваются в современные реалии, но никак не разрешаются. Спектакль распадается на серию эпизодов, многие из которых словно бы звучат куда-то в пустоту. Да, зритель реалии явно узнает. Но насколько уместно декларировать проблемы, не обозначая пути их решения, в новогодней сказке? С родителями никто не мирится, зато все устраиваются в «Камыр-хаус» и начинают работать пекарями. Да, и они тоже читают рэп. И ведут себя, как рэперы. О чем будут разговаривать мамы-папы и их дети после спектакля? Наверное, про то, как интересно были придуманы костюмы.

Вероятно, пьесу стоило писать не только детям, но и их родителям.

Радиф Кашапов
ОбществоКультура Татарстан
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 31 дек
    Вероятно, пьесу стоило писать не только детям, но и их родителям.

    Это уж точно... Судя по описанию этих театров понимаю, что на эти предстввлени даже не пойду...
    Ответить
    Анонимно 31 дек
    А я хочу
    Ответить
  • Анонимно 31 дек
    Развитие это хорошо
    Ответить
  • Анонимно 01 янв
    Порядком надоело всё это назойливое выпячивание татарской тематики. Тем более за бюджетные деньги.
    Ответить
    Анонимно 01 янв
    Татарский театр должен русские сказки делать?
    Ответить
  • Анонимно 01 янв
    А, мне надоело назойливое выпячивание русской тематики и не только в театре, а во всём. Тем более за бюджетные деньги.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров