Новости раздела

Александр Жаров: «Нам очевидны действия Telegram, которые будут применены для обхода блокировки»

Александр Жаров: «Нам очевидны действия Telegram, которые будут применены для обхода блокировки» Фото: roscongress.org

Кто должен платить за стимулирование развития цифровой инфраструктуры в РФ: операторы связи или иностранные IT-гиганты? Почему принцип цифрового нейтралитета пора списывать в утиль? Стоит ли россиянам беспокоиться из-за внедрения биометрического доступа к банковским сервисам? Можно ли осуществить полную блокировку ресурса без фаерволла, если он оказывает сопротивление? Ответы на эти вопросы были озвучены на сессии «Цифровая инфраструктура — вызов или возможности», состоявшейся в рамках Петербургского международного экономического форума. Подробности в репортаже «Реального времени».

«Хотите работать с российскими пользователями — будьте любезны, платите здесь налоги»

Состав спикеров панельной сессии, посвященной проблемам цифровизации, выдался действительно звездным: в конференц-зале присутствовал главный борец с «Телеграмом» — глава Роскомнадзора Александр Жаров, первый заместитель председателя ЦБ РФ Ольга Скоробогатова, президент Фонда информационной демократии Илья Массух, а также глава «Ростелекома» Михаил Осеевский. Модератором выступил главный редактор Business FM Илья Копелевич.

Давая старт обсуждению, ведущий сессии напомнил присутствующим о том, что в данный момент перед российскими операторами связи стоит серьезная задача по развитию цифровой инфраструктуры, однако параллельно на периферии маячит «пакет Яровой», минимальные требования по которому заработают уже 1 июля. Копелевич решил выяснить у непосредственного участника рынка: а на что нашим операторам хватит денег — на ускоренное развитие сетей 5G или только на создание дата-центров для хранения трафика в целях реализации закона?

— Потребности энергетики, транспорта и других тяжелых отраслей требуют гигантских цифр для создания инфраструктуры. А кто за все это заплатит и где источник этих колоссальных инвестиций? Очевидно, что та модель, которая сложилась в последние 15—20 лет, когда инфраструктура развивалась за счет операторов, в значительной степени изжила себя. Сегодня бизнес телеком-операторов, как минимум «flat» — мы не растем, и это характерно не только для России, но и мира в целом. В то же время идет гигантское распределение доходов рынка контент-услуг в пользу крупных интернет-компаний, которые работают по всему миру, — взял слово генеральный директор «Ростелекома» Михаил Осеевский. — В связи с этим дискуссии, которые начинаются по поводу возможной отмены сетевого нейтралитета, являются правильными.

Принцип, упомянутый Осеевским, предполагает, что телеком-оператор не должен влиять своей технологической деятельностью на доступ к любой информации

Принцип, упомянутый Осеевским, предполагает, что телеком-оператор не должен влиять своей технологической деятельностью на доступ к любой информации. Спикер считает, что на первом этапе данный подход был правильным, однако времена изменились.

— Сегодня мы видим, что стриминговое видео и другие тяжелые виды контента стремительно увеличивают долю в трафике операторов. И перед нами, и перед государством, и перед бизнесом появилась развилка: а какие у нас должны быть приоритеты? Либо мы по-прежнему будем обеспечивать своими ресурсами и деньгами возможность качать большой объем информации развлекательного характера или мы сосредоточимся на более важных задачах в развитии общества, — высказался глава «Ростелекома». — Эта проблема актуальна, применима относительно необходимости выполнения «закона Яровой», потому что значительный трафик, который мы будем хранить, приходится на это самое видео.

Также, по мнению Михаила Осеевского, сейчас глобальная модель интернета показывает значительную дисгармонию в экономике: мировые лидеры — YouTube, Google, Twitter и т. д. — практически ничего не вкладывают в развитие российской инфраструктуры, хотя объем платежей со стороны наших компаний и населения в пользу глобальных игроков составляет десятки миллиардов рублей в год. Чтобы справиться с этой «аномальной ситуацией» спикер предложил открыть широкую дискуссию о том, какими способами (в первую очередь экономическими) можно исправить положение.

На уточняющий вопрос модератора о том, хочет ли Осеевский «взять деньги с «Гугла», «Амазона» и «Эппл», спикер ответил утвердительно: «Хотим. Это потребность завтрашнего дня». Также глава «Ростелекома» добавил, что один из возможных подходов в сложившейся ситуации — это создание преференций исключительно для российских резидентов, которые будут вносить свой вклад в развитие российской экономики. Помимо этого Михаил Осеевский считает, что у телеком-операторов должно быть законодательно закрепленное право «регулировать трафик деньгами» в зависимости от его приоритетности, а также в соответствии с интересами государства и общества.

— Хотите работать с российскими пользователями, хотите получать рекламную выручку с российского рынка — будьте любезны, платите здесь налоги, участвуйте в развитии инфраструктуры, — резюмировал спикер.

«Мы понимаем, что регуляторные требования, к сожалению или к счастью, являются необходимостью. Безопасность — это государственная необходимость», — высказалась Серебрякова

«Расходы на «пакет Яровой» за 5 лет составят 35— 40 млрд рублей»

О нависшем над операторами «пакете Яровой» также высказалась операционный директор «Мегафона» Анна Серебрякова, считающая существующие регуляторные требования необходимостью:

— Мы понимаем, что регуляторные требования, к сожалению или к счастью, являются необходимостью. Безопасность — это государственная необходимость, — высказалась Серебрякова. — Я также хотела бы заметить, что когда мы только начинали обсуждать закон Яровой, наша отрасль была в истерике — мы насчитали триллионы расходов на иностранное оборудование и на хранение. Однако с течением времени мы поняли, что в России есть потенциал производства и обеспечения хранения и что это существенно снижает наши расходы. Наш прогноз — 35—40 млрд рублей за ближайшие 5 лет. Это дополнительная нагрузка на бизнес, но это не ситуация, с которой мы не можем справиться.

Модератор дискуссии решил «зацепиться» за заявление спикера, касающееся российских возможностей по производству необходимого оборудования, и уточнил: а не получится ли так, что на деле львиную долю «железа» российские провайдеры закупят у тех же Huawei, NOKIA или Ericsson? И действительно ли мы можем развивать производство собственных ИКТ? Отвечать на неудобный вопрос пришлось руководителю Центра компетенций по импортозамещению в сфере ИКТ Илье Массуху:

— Да, можем. У России есть колоссальный опыт создания математических моделей и их воплощения в жизнь, создания программ и систем. Сейчас у нас есть возможность использовать отечественные технологии для создания цифровой инфраструктуры в стране. Идет перелом системы применения технологий ИКТ. У нашей страны есть потенциал математический и научный, — высказался эксперт.

Илья Массух: «У России есть колоссальный опыт создания математических моделей и их воплощения в жизнь, создания программ и систем. Сейчас у нас есть возможность использовать отечественные технологии для создания цифровой инфраструктуры в стране»

«В случае «Телеграма» речь не идет о тотальной слежке и вмешательстве в личное пространство»

Объявляя следующего спикера сессии, модератор полушутя заявил: «Это главный спикер! Все остальное можно было считать подводкой». Очередь дошла до одиозного главы Роскомнадзора Александра Жарова. Упомянув процесс блокировки мессенджера «Телеграм», затянувшийся уже более чем на месяц, модератор сессии задался вопросом: можно ли осуществить в России полную блокировку ресурса без задействования фаерволла, как в Китае, если он оказывает сопротивление и использует методы обхода, предоставляемые трансграничным интернетом?

— Блокировка очевидно является крайним случаем взаимодействия между государством и компанией-нарушителем законодательства. В настоящий момент Роскомнадзору очевиден тот протокол, который использует «Телеграм», и те дальнейшие действия, которые будут применены для обхода блокировки. Также у нас есть свой сценарий действий. Но это не одномоментное действие. Это процесс, и он будет завершен. Следите за новостями, — высказался спикер. — Также я хотел бы сказать, что система блокировки запрещенной информации в РФ создавалась как распределенная система блокировки контента. Сейчас на повестке встал вопрос блокировки приложений — сервисов, которые, находясь на инфраструктуре операторов связи, являются каналами распространения информации. Следовательно, встает вопрос модернизации этой системы — она должна отвечать на вопрос не «Что блокировать?», а «Как блокировать?». Этим мы сейчас активно занимаемся. И, наконец, отвечая на ваш вопрос, скажу: да, блокировка возможна. Процесс будет продолжаться.

По мнению модератора сессии, все проблемы с «Телеграмом» вытекают из того, что с 10-х годов нашего столетия во всем мире начало применяться «шифрование, которое вызывает вопросы». Копелевич напомнил, что еще при Бараке Обаме в США была колоссальная дискуссия на этот счет: шифрованием был обеспокоен директор ФБР, даже вносился соответствующий законопроект, однако никаких решений принято не было.

— Очень сложно комментировать действия спецслужб, не будучи внутри, но я отвечу, поскольку я соприкасаюсь со спецслужбами — инициаторами названного вами закона в США, как и нашего закона «Об организаторах распространения информации», по которому блокируется «Телеграм», — начал Жаров. — Я абсолютно уверен, что этот закон не получил дальнейшего развития в США, поскольку было найдено иное решение получения этой информации. Когда стоит вопрос угрозы террористических актов, то спецслужбы находят способ получения информации, чтобы предотвратить ее. В случае «Телеграма» речь не идет о тотальной слежке и вмешательстве в личное пространство добропорядочных пользователей. Дело в том, что эти ресурсы использовались в ходе подготовки и исполнения террористических атак (это доказано ФСБ). Я могу предположить, что в США был найден путь получения этой информации через другие ресурсы — операторов связи, провайдеров хостинга. Но я подчеркну, что это всего лишь предположение.

По мнению Скоробогатовой, системе потребуется некоторое время для развития — полную мощь она наберет к началу следующего года

«Мы имеем высокие стандарты безопасности, согласованные коллегами из ФСБ»

С 1 июля в России заработают не только минимальные требования по «пакету Яровой» — с этого дня в банках будет запущена единая биометрическая система идентификации личности по изображению и голосу. Примечательно, что фактически хранение «цифрового двойника гражданина» было доверено именно банкам, а не госструктурам, что наталкивает на мысли о сохранности данных клиентов, а также ответственности за их утрату и неправомерное использование.

— Когда мы говорим об инфраструктурных решениях национального масштаба для граждан, вопрос безопасности данных является принципиальным. Данные должны заходить в систему и обрабатываться только с согласия (при этом клиент должен понимать, кому он его дал), человек должен реально иметь возможность видеть, когда и на каком этапе, какая компания или банк могут воспользоваться его данными. Плюс он должен иметь возможность менять этот список. Мы с коллегами «вшили» такие требования в рамках удаленной идентификации биометрической платформы. Такое управление согласием обработки наших с вами данных — это право только наше, а не государственных или коммерческих организаций, — выступила в защиту платформы первый заместитель председателя ЦБ РФ Ольга Скоробогатова. — Мы имеем самые высокие стандарты безопасности, которые согласованы нашими коллегами из ФСБ — это гарантирует, что не будет утечки.

Как будет работать новая система? Если вы очно идентифицировали себя один раз, то после этого вы сможете удаленно открыть вклад в любом банке, сделать перевод, посмотреть остаток на счету или подключиться к дистанционным услугам. По мнению Скоробогатовой, системе потребуется некоторое время для развития — полную мощь она наберет к началу следующего года. Позднее данное решение может быть наложено на госуслуги или же коммерческие операции.

Лина Саримова, фото forumspb.com
ТехнологииITТелекоммуникацииЭкономика
комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 27 мая
    Приняв закон, который не способны исполнить показали свою полную некомпетентность. То же самое будет и законом Яровой.
    Ответить
  • Анонимно 27 мая
    Не надоело чушь эту мусолить? Может уделите внимание более насущным проблемам?
    Ответить
  • Анонимно 27 мая
    "Дело в том, что эти ресурсы использовались в ходе подготовки и исполнения террористических атак (это доказано ФСБ)" - Я знаю! Надо запретить и телефонную связь, потому что наверняка террористы и пользуются для своих черных дел и телефоном! (Наверняка об этом знают в ФСБ)
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии