Новости раздела

Права требования к должникам фабрики «Спартак» продают за 0,1 процента от номинала

На права требований к дебиторам обанкротившегося казанского обувного предприятия не могут найти покупателей

Права требования к должникам фабрики «Спартак» продают за 0,1 процента от номинала
Фото: evening-kazan.ru

Менее чем за миллион рублей пытается продать права требования к кредиторам более чем на 735 млн конкурсный управляющий обанкротившегося ОАО «Обувная фабрика «Спартак» — залогового имущества «Татфондбанка» — Артур Зайнутдинов. Это уже вторая попытка избавиться от имущества должника, которое для потенциальных покупателей не представляет ценности. Что за активы пытается продать конкурсник, почему эти попытки дорого обходятся кредиторам «Спартака» и как история отдельно взятых торгов в Казани связана с большой общероссийской проблемой — в материале «Реального времени».

В портфеле — невозвратные долги

В опубликованном на сайте Единого Федерального реестра сведений о банкротстве объявлении о проведении торгов на права требования фабрики «Спартак» к дебиторам перечислено 26 компаний, общая сумма торгуемого долга — почти 735,6 млн рублей.

Однако в списке — долги «Татфондбанка», «Интехбанка», Торгового дома «Адонис», ООО «Синергия Профит», «Спартак-Финанс», ООО «Шуз Эксперт» и «Шуз логистики» и другие банкроты, с которых взять нечего. Поэтому первоначально внушительный по объему портфель долгов был оценен в 1,034 млн рублей. А когда 3 ноября 2021 года торги были признаны несостоявшимися по причине отсутствия заявок на участие в них, цена упала до 930,652 тыс. рублей.

В списке — долги «Татфондбанка», «Интехбанка», Торгового дома «Адонис» и другие банкроты, с которых взять нечего. Фото: Максим Платонов

При этом, согласно отчету оценщика, опубликованному на Федресурсе, рыночная стоимость всей дебиторской задолженности фабрики «Спартак» в 999,6 млн рублей на 21 ноября 2019 года составляла 61,52 млн. Ее сейчас и пытается продать конкурсник, разделив на два лота. В первый раз за 7,768 млн рублей отдельно продавались долги обанкротившегося ООО «Шуз логистика» на 3,79 млн рублей и платежеспособного ООО «Золе Коммерц» на 3,97 млн. (Их также не купили). Сейчас цена этого лота упала до 6,99 млн рублей Не нашлось пока покупателя и на 25 именных акций АООТ «Рослегпром» на 2,5 млн рублей.

Ну а остальное — и действительно ценное имущество ОАО «Фабрика «Спартак» — здания и земельный участок в центре Казани ушли с молотка 6 июля 2021 года по рекордно низкой цене в 551 млн рублей.

«Он не мог поступить иначе»

А какой вообще смысл продавать невозвратные долги? И есть ли шанс у «Спартака» продать их хоть за какую-то сумму, пусть и символическую?

Ответы на эти вопросы у арбитражного управляющего ОАО «Обувная фабрика «Спартак» получить не удалось — действующего телефона Артура Зайнутдинова в открытом доступе не нашлось. Однако «Реальное время» попыталось разобраться в ситуации с помощью экспертов.

— Дебиторская задолженность является имуществом, и неважно, чья она, действующее это предприятие или оно ликвидировано, обанкротилось, и продажа этого имущества — предусмотренное законом о банкротстве мероприятие, — пояснил казанский юрист и арбитражный управляющий Анвар Айнутдинов. — Не продавать такое имущество можно, если расходы, связанные с его реализацией, превышают возможные поступления денег от продажи. У нас такое в практике было, когда мы понимали, что дебиторская задолженность безнадежная, а чтобы ее продать, нам нужно опубликовать объявление в газете «Коммерсантъ», нужна площадка и так далее. Было ясно, что поступления от продажи могут не перекрыть эти расходы

Но даже и в этом случае, когда все очевидно, конкурсник не может принять такое решение сам — он обязан утвердить это решение на собрании или заседании комитета кредиторов. Кредиторы могут и не утвердить такое решение. Тогда проходят повторные торги — с понижением стоимости, а в случае, если и они не состоятся, предпринимается попытка продажи имущества. Далее имущество торгуется путем публичного предложения, и цена, условно говоря, может постепенно быть снижена вплоть до 1 рубля.

— Права требования покупают только в том случае, если есть возможность взыскания этих долгов, — уточнил Айнутдинов и пояснил, почему имеет смысл выставлять на торги «разномастный» лот, в котором невозвратные долги перемежаются с долгами, которые еще есть с кого взыскивать. — Если среди них есть не только совсем неликвидные, а есть такие, которые имеет смысл купить, то реализовать их проще все вместе. Покупатель понимает, что неликвидные долги он спишет, а свои расходы покроет благодаря тем, по которым возможно взыскание.

Выгода же конкурсного управляющего и кредиторов компании-банкрота, чье имущество идет с молотка, в таком случае состоит в том, что за установленную цену, которая соответствует рыночному предложению, права требования будут проданы все — оптом, и процесс завершится.

«Конкурсники вынуждены залезать в карман кредиторам»

— Конкурсный управляющий в любом случае обязан выставить долги на продажу, поскольку это — имущество банкрота, — подтвердил слова Айвара Айнутдинова директор юридического центра «Правосудие» Айрат Гатин. — Арбитражный управляющий действует так, чтобы к нему впоследствии не могло возникнуть претензий. Кроме того, чтобы завершить в суде дело о банкротстве фабрики «Спартак», нужно провести все предусмотренные законом мероприятия.

Гатин обратил внимание на то, что участие в торгах — дело затратное:

— Объявления о торгах в обязательном порядке публикуются в газете «Коммерсантъ», и это обходится дорого. Есть такая проблема! И очень радует, что сейчас Госдума рассматривает в первом чтении законопроект, согласно которому эту обязанность отменят, публиковать объявления в бумажном варианте — в газете — будут только с согласия кредиторов, а в интернете для этих целей создадут единый маркет-плейс.

По мнению эксперта, закон, если будет принят, обеспечит не только экономию средств кредиторов, «поскольку публикация в интернете стоит копейки», но и облегчит поиски информации о торгах:

— Газета — вчерашний день, объявления в подшивках никто давно не ищет, да и найти при сегодняшнем объеме информации, нужное объявление практически невозможно. А поиск в интернете не составит никакого труда: забиваешь ИНН компании, нажимаешь одну кнопку — и все перед тобой.

По мнению эксперта, закон, если будет принят, обеспечит не только экономию средств кредиторов, «поскольку публикация в интернете стоит копейки», но и облегчит поиски информации о торгах. Фото: Роман Хасаев

По словам Айрата Гатина, на примере банкротства фабрики «Спартак» отчетливо высветилась одна общая большая проблема всех банкротных дел: затраты на публикации и иные связанные с торгами расходы, по его словам, приводят к тому, что конкурсники «вынуждены залезать в карман кредиторам» — их к этому закон обязывает. И решать эту проблему надо в масштабах России:

— Еще в 2020 году группа юристов-банкротчиков обратилась с петицией об отмене публикаций в «Коммерсанте». И только после этого депутаты начали рассматривать этот законопроект (об отмене обязательных публикаций в «Коммерсанте», — прим. ред.). А в мае 2021 года он был внесен в Госдуму.

Инна Серова
ПроисшествияБизнес Татарстан ТатфондбанкОбувная фабрика СПАРТАК

Новости партнеров

комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 16 ноя
    Ну конечно, кто будет покупать "невозвратные долги"? Кому это надо?
    Ответить
    Анонимно 16 ноя
    И ещё на это тратить деньги на публикации в печатной версии газеты по 100-120 тыс за публикацию
    Ответить
  • Анонимно 16 ноя
    Свои же купят, полюбому
    Ответить
    Анонимно 16 ноя
    В том то и дело нет покупателя
    Ответить
    Анонимно 16 ноя
    Там слишком много работы, даже если под офисы
    Ответить
  • Анонимно 16 ноя
    Такой завод был, а сейчас интереса не вызывает
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии