Новости раздела

Как татарстанский пенсионер стал владельцем автопарка для нефтедобычи под 100 миллионов

Казанский суд разбирается в аферах с уводом спецтехники и дома в Краснодаре

Как татарстанский пенсионер стал владельцем автопарка для нефтедобычи под 100 миллионов
Фото: Ирина Плотникова

В Татарстане 70-летний пенсионер из Набережных Челнов оказался владельцем 27 автокранов, бульдозеров, легковых и грузовых машин, что работали на бурении скважин «Башнефти» и других добывающих компаний. Сейчас техника под арестом, а зять пенсионера — на скамье подсудимых. В мошенничестве на 107,5 млн рублей его обвинил бывший друг и подрядчик нефтяных компаний Евгений Шевченко (учредитель ООО «Стройсервис-Бурение»), построивший бизнес с миллиардными оборотами в Набережных Челнах. Журналист «Реального времени» побывала на допросе этого потерпевшего в суде Казани.

Дружили два товарища — подсудимый и потерпевший

С двумя адвокатами ходит на заседания Вахитовского суда Казани потерпевший бизнесмен Евгений Шевченко. Три последних заседания были посвящены его допросу. На них владелец десятка действующих и закрытых компаний в сфере бурения и разведки недр рассказывал, что в 2009—2017 годах по счетам его фирм прошло 5 млрд рублей, и признавал — в организации работы с людьми до середины 2015-го ему помогал земляк из Оренбургской области и друг юности Александр Малородов, ныне подсудимый.

Со слов Шевченко, ни в одной из его фирм Малородов официально не числился, однако нередко участвовал в производственных совещаниях, замещал его как гендиректора в офисе на время командировок, имел доступ к сейфу и даже располагал своим кабинетом в офисе Шевченко. Более того, водители компаний Шевченко регулярно возили Малородова и членов его семьи, в том числе детей в садик, а сама семья несколько лет бесплатно жила в квартире благодетеля и друга. Мало того, потерпевший утверждает — ежемесячно подкидывал земляку по 100 тысяч рублей и уважал его мнение во всем, что касалось бизнеса.

Правда, теперь бывшие друзья даже не здороваются. А в истории их разлада разбирается суд. Так, на последнем заседании потерпевший бизнесмен сообщил под протокол — отдавал приятелю до 30 млн рублей наличными. И в ответ на вопрос защиты добавил: «Зачем расписку брать, когда человеку доверяешь?!» Теми же словами он объяснял подписание документов, что подсовывал друг.

С двумя адвокатами ходит на заседания Вахитовского суда Казани потерпевший бизнесмен Евгений Шевченко

По версии Шевченко, дружба закончилась, когда он узнал — купленная для его компаний техника почти на 90 млн рублей оказалась зарегистрирована на тестя Малородова, а выбранный для отдыха персонала дом с участком в Краснодаре Малородов оформил на себя лично, а в 2017-м подарил своим детям.

Для справки: из действующих фирм Шевченко лишь «Стройсервис-Бурение» может похвастаться госконтрактами — аж на 658 млн рублей. В 2018-м компания занималась строительством разведочной скважины на Нижнемазинском месторождении для «Ульяновскнефтегаза», в 2016-м работала на «Башнефть». По данным открытых источников, выручка «Стройсервис-Бурения» за 2018-й выросла до 479 млн рублей (на 340 млн рублей в сравнении с 2017-м), а прибыль — до 6 млн рублей (вдвое). При этом прописанная в Чебоксарах компания заплатила 28 млн рублей в качестве налогов. Исковые требования к той же фирме оцениваются в 21,6 млн рублей. Сотрудниками «Стройсервис-Бурения» числятся 126 человек, тогда как в азнакаевских фирмах Шевченко — ССБ, «Техно-Бурение», «Автострада» — эта цифра равна нулю (данные портала rusprofile, — прим. ред.).

Малородов и свидетели Усмановы из Челнов

Уроженец города Бугуруслана в Оренбургской области и бывший челнинец с краснодарской пропиской Александр Малородов год был обитателем СИЗО Казани. В феврале 2018-го его арестовали по обвинениям в аферах, через год выпустили ввиду тяжелых заболеваний, включая онкологию, препятствующих содержанию под стражей. Правда, о наличии этих болезней защита сообщала еще при избрании меры пресечения. Сейчас обвиняемый — под подпиской о невыезде, живет на съемной квартире в Казани.

Малородов является директором и владельцем челнинской «Восточной торговой компании» (ВТК; предоставление услуг по бурению, связанному с добычей нефти, газа и газового конденсата), а также трех давно ликвидированных компаний в сферах монтажа и ремонта буровых вышек, сдачи недвижимости внаем и оптовой торговли.

Уроженец города Бугуруслана в Оренбургской области и бывший челнинец с краснодарской пропиской Александр Малородов год был обитателем СИЗО Казани

За плечами у 41-летнего бизнесмена — судимость за тяжкий и легкий вред здоровью, заработанная в 17 лет в ходе драки в училище. После шести лет за решеткой он был амнистирован, вину в том преступлении не признает до сих пор. Его казанский адвокат Тимур Беляков утверждает — именно та судимость стала помехой для официального оформления партнерских отношений ныне подсудимого и потерпевшего: «Заказчиками были компании уровня ЛУКОЙЛа с серьезной службой безопасности, и если бы Малородов числился заместителем гендиректора или учредителем — их фирму могли не допустить к тендерам».

Важный нюанс — много лет Малородов состоит в гражданском браке с Неллей Усмановой, что до ухода в декретный отпуск в 2010-м занимала пост замначальника финуправления в администрации Набережных Челнов. Отец Усмановой — Аллям Хияметдинович, в прошлом возглавлял в Челнах гаражный кооператив «Пушкинский» и научно-производственную фирму «Стар». Сейчас ему 70, живет с женой, дочкой и внуками в Краснодаре, в доме на улице Труда, который татарстанские силовики считают похищенным.

Семья Усмановых фигурирует в качестве свидетелей в каждом эпизоде уголовного дела бизнесмена Малородова, которого обвиняют в ложном доносе, трех эпизодах мошенничества в особо крупном размере и легализации незаконно добытого имущества с общим ущербом в 107,5 млн рублей.

Малородова обвиняют в ложном доносе, трех эпизодах мошенничества в особо крупном размере и легализации незаконно добытого имущества с общим ущербом в 107,5 млн рублей

Обвинения от МВД и прокуратуры Татарстана:

  • Эпизод первый — мошенничество на 2,6 млн рублей с уводом микроавтобуса премиум-класса Mercedes-Benz Viano 2.2 в 2013 году. По версии следствия, представительская иномарка покупалась на средства фирм Шевченко для перевозки гостей и зарубежных партнеров, однако в результате действий Малородова оказалась зарегистрирована на его гражданскую супругу.
  • Эпизод второй — ложный донос Малородова в апреле 2017 года с обвинением гендиректора «Строй-Сервиса» Евгения Шевченко в якобы совершенном хищении микроавтобуса Mercedes-Benz Viano 2.2, который, по версии следствия, фактически принадлежал «Строй-Сервису».
  • Эпизод третий — мошенничество на 88 млн рублей с незаконным приобретением права на 27 единиц техники (в том числе пять автокранов, четыре трактора и пять легковушек Renault Duster), что закупались на средства Шевченко и его компаний «Строй-Сервис», «Стройсервис-Бурение» и «Техно-Группа» в 2014 году. По версии следствия, Малородов предлагал Шевченко свои услуги по поиску машин, подсовывал на подпись фиктивные документы, забирал у подчиненных Шевченко ПТС и договоры, после чего регистрировал технику на тестя в елабужском отделе ГИБДД.
  • Эпизод четвертый — мошенничество на 19,5 млн рублей с уводом в личную собственность двухэтажного дома и участка в Краснодаре в 2015 году. По версии следствия, наличные на покупку этого дома для отдыха сотрудников своих компаний Малородову давал Шевченко, но тот оформил договор покупки на себя.
  • Эпизод пятый — легализация имущества, добытого преступным путем: по договору дарения Малородов в 2017-м отдал права на тот самый дом с участком в Краснодаре малолетним сыну и дочке
  • Эпизод шестой — мошенничество на 1,5 млн рублей с получением взаем 1,5 млн рублей «Восточной торговой компанией» Малородова от «Стройсервис-Бурения» Шевченко в 2016—2017 годах. По версии следствия, Малородов получал деньги на развитие своего бизнеса, но распорядился ими не в интересах ВТК.
Евгений Шевченко на судебном допросе высказывал предположение — деньги на эти расходы приятель брал из его сейфа...

Версия защиты о кривой налоговой схеме и дом в 8 часах от моря

Вину по всем шести эпизодам подсудимый бизнесмен не признает. По версии защиты, бывший друг подсудимого неоднократно менял показания на следствии, намеренно вводя в заблуждение. Малородов и его адвокат настаивают — микроавтобус представительского класса и дом в Краснодаре приобретались для нужд его семьи и за личные средства, а вот техника для буровых регистрировалась на тестя Малородова по совместной договоренности между друзьями, якобы с целью сокрыть эти активы компаний от предстоящей проверки и попутно минимизировать платежи по транспортному налогу и ОСАГО. «Никаких фиктивных договоров по этим сделкам не было, эта версия появилась у Шевченко задним числом, когда он наштамповал новые договоры», — сообщил подсудимый «Реальному времени».

Адвокат обвиняемого настаивает — никаких мер по отчуждению этого автопарка Усмановы и Малородов не предпринимали, оформленная на тестя техника все эти годы работала в подразделениях буровых компаний Шевченко, и их хозяин просто не мог не знать об этом. По версии защиты, первоначально друзья договаривались оформлять использование «своих-чужих» автокранов и тракторов по договорам аренды, но по факту Малородов понес лишь убытки, оплачивая ОСАГО и транспортный налог за автопарк тестя. Впрочем, Евгений Шевченко на судебном допросе высказывал предположение — деньги на эти расходы приятель брал из его сейфа...

Как сообщили «Реальному времени» в прокуратуре Вахитовского района Казани, схема ухода от налогов с оформлением техники на физлицо выглядит сомнительной для специалистов. Ведь в случае постановки автопарка за 90 млн на баланс фирмы она могла рассчитывать на возврат из бюджета НДС аж на 13 млн рублей. А вот физлицо на такой налоговый вычет претендовать не могло...

Получение 1,5 млн рублей взаем для «Восточной торговой компании» Малородов признает, но настаивает — похищать их не собирался. Поэтому и заключил договор с приятелем, который позже обратился за взысканием этой суммы в Арбитражный суд РТ, выиграл гражданское дело, а затем заявил о якобы совершенном мошенничестве.

На процессе адвокат обвиняемого Тимур Беляков намекал, что попытка потерпевшего представить себя благодетелем, а его клиента ни на что не годным бизнесменом не выдерживает критики

Заявление в полицию против Шевченко подсудимый тоже не отрицает, правда, называет его ответной мерой на неадекватные действия бывшего партнера. Дескать, тот по договору сдал ВТК в долгосрочную аренду технику для бурения, а в марте 2017-го без предупреждения забрал ее со скважины №61 Горючкинского месторождения в Саратовской области. В результате заказчик расторг контракт с Малородовым, а ВТК вместо прибыли получила убытки.

«Эта техника моя, я ее никому не отдам! У меня ее украли, какая аренда?!» — возмущался потерпевший Евгений Шевченко на прошлом заседании Вахитовского суда Казани в ответ на вопросы защиты, почему договор был фактически расторгнут за два года до истечения срока. По его словам, об оформлении техники на тестя Малородова он узнал в 2015 году, после чего еще два года довольствовался обещаниями друга, что тот вернет документы...

На процессе адвокат обвиняемого Тимур Беляков намекал, что попытка потерпевшего представить себя благодетелем, а его клиента ни на что не годным бизнесменом не выдерживает критики. По версии защиты, в свое время Малородов помог Шевченко подняться и выстроил работу службы безопасности в фирмах друга. На следствии многие сотрудники потерпевших компаний рассказывали — считали Малородова совладельцем либо одним из руководителей, с некоторыми именно он проводил неоднократные собеседования при приеме на работу.

На судебном допросе потерпевший подтвердил, что выкупал компанию ныне подсудимого, а еще производственную базу в Азнакаево. Также признался, что вообще покупал много объектов недвижимости, оформляя ее как на компании, так и на физлицо.

Ввиду серьезных противоречий в словах потерпевшего гособвинитель Венера Игумнова настояла на оглашении его показаний из материалов следствия

Относительно дома в Краснодаре Шевченко утверждал — лично вел переговоры о его покупке и скинул цену с 20 до 17,5 млн рублей, которые позже передал наличными Малородову. А вот на подписание договора с продавцом прилететь не смог, но рассчитывал, что домик на юге будет использоваться для отдыха сотрудниками фирмы. «Малородов говорил, что море и Сочи рядом», — пояснял потерпевший суду. На что адвокат обвиняемого поинтересовался: «А вы знаете, что электричка от Краснодара до Сочи идет часов восемь». Бизнесмен был удивлен. «Это я не проверил», — сказал он.

До результатов рассмотрения этого дела Евгений Шевченко отказался комментировать «Реальному времени» свою позицию.

Ввиду серьезных противоречий в словах потерпевшего гособвинитель Венера Игумнова настояла на оглашении его показаний из материалов следствия. Судья Ильдар Салихов согласился. Часть показаний успели огласить 30 января, оставшиеся отложили на 5 февраля. После чего допрос бывшего друга обвиняемого продолжится.

Ирина Плотникова, фото автора
ПроисшествияАвтоБизнесНедвижимостьЭкономикаФинансыПромышленностьНефтьОбществоВласть БашкортостанТатарстан
комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 03 фев
    В очередной раз убеждаюсь, что в бизнесе нет друзей, а если есть то очень редко
    Ответить
  • Анонимно 03 фев
    у обоих рыльцо в пушку. тип один творил, а другой не знал. ну не может такого быть
    Ответить
  • Анонимно 03 фев
    да, есть ощущение, что оба не договаривают
    Ответить
  • Анонимно 03 фев
    Вы кто воообще под профилем Анонимно?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии