Новости раздела

АСВ отказали в иске к приставам о взыскании убытков по делу «Татфондбанка»

АСВ отказали в иске к приставам о взыскании убытков по делу «Татфондбанка»
Фото: Максим Платонов/ realnoevremya.ru

Убытки на 13,8 млн рублей

Агентство по страхованию вкладов, как конкурсный управляющий «Татфондбанка», потребовало от Федеральной службы судебных приставов России возмещения 13,8 млн рублей убытков, понесенных по делу ТФБ.

Как следует из представленных доказательств, в середине февраля 2020 года Арбитражный суд республики частично удовлетворил заявление АСВ о принятии обеспечительных мер по заявлению о привлечении к субсидиарной ответственности экс-главы банка Роберта Мусина и еще 10 членов правления: Ильдуса Мингазетдинова, Наили Тагировой, Рамиля Насырова, Вадима Мерзлякова, Сергея Мещанова, Розы Якушкиной, Рената Долотина, Марата Загидуллина, Рустама Хакимова и Гузели Фаттаховой. Суд наложил арест на все их денежные средства, в том числе и те, что будут поступать на банковские счета, и иное имущество на сумму более 96,7 млрд рублей.

Когда в отношении должника Марата Загидуллина открыли исполнительное производство, выяснилось, что у бывшего предправления ТФБ есть договор залога доли ООО «Весна». Компания с уставным капиталом 13,8 млн рублей зарегистрирована в Апастовском районе и занимается ремонтом машин и оборудования.

Согласно данным из открытых источников, в настоящий момент директором предприятия является Ренат Валетов, а его единственным учредителем — Рустем Загидуллин. Как выяснилось, Марат Загидуллин был собственником компании до 12 января 2017 года. После смены владельца 100% долей ООО «Весна» перешли ему в залог. С учетом этих обстоятельств судебный пристав наложил запрет на любые регистрационные действия с фирмой. При этом постановление не содержало ограничений по запрету изменений, связанных со снятием залога.

Когда в отношении Марата Загидуллина открыли исполнительное производство, выяснилось, что у него есть договор залога доли ООО «Весна». Фото: Максим Платонов/ realnoevremya.ru

В середине ноября 2021 года ИФНС №18 внесла в ЕГРЮЛ изменения, связанные со снятием залога доли, установленного на основании договора залога. Марат Загидуллин обратился в суд с заявлением о признании незаконным постановления судебного пристава. В марте 2022 года арбитраж его поддержал.

Поскольку пристав-исполнитель не запретил регистрационные действия в отношении Марата Загидуллина, являющегося залогодержателем по договору залога доли ООО «Весна», в АСВ посчитали, что банку причинен ущерб на 13,8 млн рублей. Конкурсник ТФБ обратился в суд с иском к ФССП с требованием возместить эту сумму.

Реальный характер причиненных убытков не подтверждается материалами дела

Однако, исследовав материалы дела и выслушав доводы сторон, суд в иске отказал. Свое решение мотивировал тем, что, по ст. 16 ГК РФ, убытки, причиненные гражданину или юрлицу в результате незаконных действий госорганов, в том числе издания не соответствующего закону акта, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом России или муниципальным образованием. Также, согласно Гражданскому Кодексу, вред, причиненный в результате незаконных действий (бездействия) госорганов, подлежит возмещению, но возмещаться он должен за счет федеральной казны, казны субъекта РФ или за счет местного бюджета. В связи с этим необходимо обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных в результате совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения.

Согласно п. 3 ст. 19 ФЗ №118 «О судебных приставах», ущерб, причиненный судебным приставом гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством России. А лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Основываясь на представленных доказательствах, суд установил, что реальный характер причиненных убытков и их взаимосвязь с бездействием судебного пристава не подтверждается материалами дела. Основанием же для взыскания рассматривается утрата имущества, переданного на хранение, невозможность взыскания, вытекающая из фактов ликвидации должника, либо установленное в процессе процедуры банкротства или исполнительного производства отсутствие имущества у должника. При этом ответчик подтвердил наличие возможности взыскания тем, что должник существует, и тем, что исполнительное производство продолжается.

Фото: Максим Платонов/ realnoevremya.ru

Требование истца о возмещении убытков — преждевременное

Проанализировав обстоятельства дела, суд пришел к выводу о недоказанности материалами дела невозможности взыскания задолженности и противоправности действий (бездействия) судебного пристава. Указываемая заявителем мера не связана напрямую с приставом, что указывает на недоказанность наличия у заявителя реального материально-правового интереса, подлежащего защите. Залог как обеспечивающее обязательство прекращается вместе с прекращением основного обязательства, поэтому оформление документов о заключении сделок по реализации прав по залогу при погашенном долге такого рода само по себе представляло бы противоправные действия как продажа несуществующего имущества.

В свою очередь, доводы заявителя, АСВ, о том, что им дважды направлялись уведомления о наличии залога в пользу взыскателя, не влияют на правовую оценку оспариваемого бездействия судебного пристава, поскольку при погашении долга залог прекращен, а сама сделка не была оспорена заявителем, что представляет собой отказ заявителя от использования имеющегося права. Иные меры заявителем также не предпринимались, говорится в судебном постановлении. Также суд пришел к выводу о недоказанности размера убытков представленными по делу доказательствами, а ссылка на номинальный размер доли не подтверждает реальной стоимости паев.

Фото: Максим Платонов/ realnoevremya.ru

С учетом всех этих обстоятельств, говорится в решении, требование истца о возмещении убытков является преждевременным в связи с отсутствием причинно-следственной связи между действиями ответчика и убытками истца в заявленном размере, а установленные обстоятельства не подтверждают наличия правовых оснований перехода к Российской Федерации обязанности погашения задолженности по требованиям заявителя к должнику. Таким образом, суд не выявил оснований для удовлетворения требований АСВ о взыскании убытков со службы судебных приставов.

Ангелина Панченко
Общество Татарстан Татфондбанк

Новости партнеров

комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 04 окт
    эта история с тфб скоро попадет в книгу рекордов из за своей затянутости
    Ответить
  • Анонимно 04 окт
    Если приставов обяжут возмпстить убытки, в связи с бездействем или наоборот, вполне вероятно со сговором с выгодоприобретателем, это будет здорово. Посмотрите сколько судов с приставами, они виноваты или превысили полномочия или ущерб нанесли саоим бездействием и жалатностью, но они ни за что персонально не отвечают. Когда начнут взяскивать убытки со службы судебных приставов и с самим приставов, должностных лиц, тогда может и преступных сговоров не будет. Когда к тюремным срокам начнут их приговаривать, тогда и порядок наведут!
    Ответить
    Анонимно 04 окт
    полностью с вами согласна
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии