Новости раздела

«Диванные критики считают, что наши орнаменты — это «слишком пестро»

Предприниматель из Арска первым в истории запатентовал национальные узоры

«Диванные критики считают, что наши орнаменты — это «слишком пестро» Фото: vk.com

На днях стало известно, что предприниматель из Арского района Татарстана получил первый в истории патент на национальный узор. «Реальное время» связалось с Ильдаром Фаздаловым, умудрившимся обзавестись столь непростым документом. В интервью наш собеседник рассказал о том, как делать бизнес верующему человеку, почему его компания не рекламируется на татарском языке и о демпингующих новичках на рынке.

«Взяли патент, чтобы не входить в конфликт»

— Давайте для начала познакомимся с вами. Чем живет предприниматель, получивший патент на национальные узоры?

— Живем, как обычные люди. Естественно, есть интерес к здоровому образу жизни, духовному и личностному саморазвитию. Хочется дать хорошее образование детям. И как предприниматель, я понимаю, как нам не хватает бизнес-образования. Не хватает знаний, как вести свое дело, как его преподносить людям, как строить бизнес-процессы и тому подобное. Мы над этим работаем, и хотелось бы, чтобы и у моих детей что-то подобное развивалось уже с малых лет. Чтобы они, став взрослыми, умели выгодно предложить себя рынку.

— Давно ли вы на этом самом рынке? Какими проектами занимались прежде?

— На рынке непосредственно изготовления декоративных элементов мы с 2009 года. До этого я работал в сервисном центре по обслуживанию и ремонту офисной техники, потом на муниципальной службе, в частности в администрации района. Когда занялся бизнесом, поначалу все это делалось вручную, вырезалось обычными металлическими ножницами. Сейчас мы уже автоматизировали производство и теперь думаем над дальнейшим развитием.

— Большая у вас команда?

— Нет, небольшая. Учредителей непосредственно «Узор-Трейда» всего трое. Каждый из нас занимается своим направлением: я — производственной частью, мои коллеги — логистикой и продажами. Плюс на самом производстве заняты около десяти человек. Точную цифру здесь трудно сказать — кто-то на окладе, кто-то работает сдельно. Не посчитаешь(улыбается).

— Как вы пришли именно к этому бизнесу?

— У нас в Арске был мастер Раушан абый, который занимался узорами. Он и научил нас их вырезать, тогда еще вручную. Здесь он был основным поставщиком и именно он придумал вырезать эти узоры в металле и оформлять ими фасады домов. Мы работали у него и обучались этому ремеслу. Потом он серьезно заболел, и после его смерти родственники не смогли быстро подхватить его дело. Мы попросили у жены Раушана абый разрешения самим заниматься узорами, она одобрила. В гараже устроили небольшую мастерскую и начали производство по-новой. Со временем помещение стало для нас слишком маленьким, и мы его поменяли. Сейчас арендуем 150 кв. м, поставили там свои станки и делаем на них свои узоры, собираем наличники, доборные элементы и тому подобное.

Когда мы вместе с патентной организацией начали выяснять, есть ли в реестре патенты, подобные нашему, оказалось, что мы первопроходцы

— Зачем вам понадобился патент на национальные узоры?

— Сразу оговорюсь, что когда мы только начали самостоятельную работу, то образцы позаимствовали у Раушана абыя и вырезали все узоры вручную. Спустя время к нам обратились его родственники и попросили отказаться от этих элементов, на которые у них, по их словам, был патент. Чтобы не входить с ними в конфликт, нам в срочном порядке пришлось внедрять что-то свое, отличное от предыдущих моделей. И при этом мы сразу решили, что во избежание каких-либо претензий тоже их запатентуем.

— Какое время занял этот процесс?

— Это было очень долго. Несколько раз приезжала патентная организация, проводила свои проверки. Но зато у нас теперь есть этот документ, чему мы, естественно, очень рады. Хотя здесь есть такой момент: патент выдан не на сам узор, а на его промышленный образец. То есть здесь неважно, на каком материале он сделан. Главное, чтобы не повторялся рисунок нашего узора.

— А как так вышло, что вы стали первыми, кто получил патент на узоры?

— Когда мы вместе с патентной организацией начали выяснять, есть ли в реестре патенты, подобные нашему, оказалось, что мы первопроходцы. И все, что нам предъявляли родственники Раушана абыя, было какой-то простой бумажкой. Патент ранее нигде не регистрировался, соответственно, их документы не имели никакой юридической силы. Возможно, они подали заявку, но до конца ее так и не довели. Но зато сразу решили, видимо, объявить всем, чем они занимаются и что у них есть на это патент. Поспешили.

— У вас есть цель заработать на продаже патента?

— В чем суть патента? В охране исключительного права на модель, в данном случае на промышленный образец. И если кто-то изготавливает эти узоры и продает их без нашего ведома, использует наши наработки для получения прибыли, мы, соответственно, можем предъявить ему претензию и запретить ему это делать. То есть убрать эти изделия из продажи либо покупать у нас. Если человек никак не реагирует на претензию, начинается судебный процесс. А если соглашается с ней, принимается обоюдовыгодное решение.

— Вы планируете контролировать использование ваших узоров?

— На самом деле сидеть и все контролировать сложновато. Но все-таки наши представители постоянно разъезжают по разным регионам и видят, что конкретно появляется на местном рынке. Рано или поздно такие вещи все равно всплывают. Если человек этим занимается, то он будет продвигать свою продукцию на рынке, выставлять эти узоры, рекламировать их.

«Бизнес не зависит только от вероисповедания сотрудника»

— Вы религиозный человек...

— Не хотел бы сильно распространяться на эту тему. Да, в работе мы стараемся руководствоваться принципами ислама. То есть вести честные договорные отношения, не нарушать взятых на себя обязательств, не пользоваться кредитами и не влезать в проценты. Мы ведем свой бизнес по модели, скажем так, непротиворечия исламу, но это не означает, что наш проект автоматически становится прорелигиозным. Нет, это остается бизнесом, если можно так выразиться.

Мы ведем свой бизнес по модели, скажем так, непротиворечия исламу, но это не означает, что наш проект автоматически становится прорелигиозным. Нет, это остается бизнесом, если можно так выразиться

— Мы знаем, что вы стараетесь помогать местным мусульманам с работой и не только. Это некая благотворительная составляющая вашей деятельности?

— Не сказал бы, что это благотворительность с нашей стороны. Да, мы стараемся работать с мусульманами, потому что с ними у нас сложились доверительные отношения. Это люди, которые, помимо общественного порицания, боятся еще и Аллаха. В Коране сразу в нескольких местах говорится: нужно вести честную работу. Это касается и нас, работодателей.

— В вашей компании есть немусульмане?

— У нас в команде, помимо практикующих мусульман, работают и те, кто еще далек от религии. Но они уже давно с нами работают, это проверенные люди, с которыми мы чувствуем себя комфортно. Конечно, если к нам придет хороший специалист и скажет, например: «Я христианин и хочу у вас работать», отвергать его по признаку вероисповедания мы не будем. Бизнес надо вести правильно, это не зависит только от вероисповедания сотрудника, хотя и религия играет немаловажную роль. У нас были и мусульмане, которые от нас ушли, потому что что-то им не понравилось. Как и все компании, мы работаем прежде всего с хорошими специалистами, чтобы наш бизнес развивался и не стоял на месте.

— Насколько близка вам национальная тематика?

— Я не знаю, связано это с возрастом или нет, но сейчас, когда мне уже 36, почему-то стало тянуть к своему, родному. Например, сейчас я увлекаюсь татарской кухней, готовлю национальные блюда по книге Ахметзянова. Те же самые узоры с национальным орнаментом. Татары ведь издревле оформляли свои дома и одежду и вообще всегда старались украсить свой быт растительными узорами. И, мне кажется, с возрастом это становится роднее.

— Несмотря на это, в маркетинге, в том числе в работе в соцсетях, вы практически не используете татарский язык. Вам не кажется это странным?

— Мы же позиционируем себя не как компания исключительно для татар, мы работаем на всю российскую потребительскую аудиторию. Естественно, не все понимают татарский язык и поэтому приходится вести бизнес и рекламироваться на русском. Тем более что у нас в республике два государственных языка. Пожалуйста, мы же не отказываемся, например, от интервью на татарском или чего-то еще. И отмечу, что все названия узорам мы даем в национальном стиле: «Замиля», «Ясмин», «Ландыш», «Райхан». Так что нельзя сказать, что мы игнорируем татарский в своей деятельности.

— Какие из видов продукции наиболее популярны у потребителя?

— В основном это декоративные элементы. Мы работаем больше над оформлением фасадов и заборов узорами из металла, различными наличниками. Большая доля прибыли приходит именно оттуда.

— А с чем связываете такой спрос на вашу продукцию?

— Люди возвращаются к истокам. Если раньше долгое время люди гнались за хай-теком, то сейчас они возвращаются к своим историческим корням. Им уже не хочется жить в каком-то мегаполисе, наоборот, они хотят уехать за город, купить деревенский дом и оформить его в традиционном стиле. Для них вот это роднее и ближе. Потихоньку национальная традиция возрождается, эта тенденция заметна во всем мире. Люди уже устают от этой суетной жизни, перебираются в тихие городки и вспоминают свои исторические обычаи.


Потихоньку национальная традиция возрождается, эта тенденция заметна во всем мире. Люди уже устают от этой суетной жизни, перебираются в тихие городки и вспоминают свои исторические обычаи

«Новички демпингуют и обесценивают ручной труд»

— Ваш бизнес сезонный. Чем занимаетесь зимой?

— Да, сезонность у нас присутствует. Хотя мы сами можем работать и зимой, это, в принципе, нам не мешает. Но почему-то зима в сознании людей воспринимается как конец стройки, конец всех этих внешних оформлений. Люди переходят вовнутрь дома и начинают заниматься интерьером. Бывают и зимой заказы, но не такие крупные, естественно. Как-то перебиваемся.

— Вы сказали, что сотрудничаете с регионами. В какой форме это происходит? Франшиза?

— Мы заключаем дилерские соглашения. Когда мы сотрудничаем с регионами, мы находим партнеров, заключаем с ними договор, и они в качестве дилера перепродают нашу продукцию. Кроме того, в целях обучения мы выпустили видеоуроки по изготовлению узоров — вроде «Как сделать наличник своими руками». Желающие могут просмотреть эти видео и организовать у себя производство наличников. Это очень хорошо подойдет для деревенского жителя, человек может занять себя этим делом. Но они тоже становятся нашими партнерами, потому что вырезать узоры вручную — слишком муторная и тяжелая работа. Они начинают закупать у нас эти декоративные элементы и уже просто собирают наличники на месте.

— Как вы пришли к этому? Не сразу же, наверное, решили двигаться в регионы?

— Нет, конечно. Сначала вообще думали, что будем работать только в Арске. Потом нам начали звонить из других районов, регионов. Или родственники им говорили про наши наличники, или они у кого-то их видели, сарафанное радио по всей округе разнесло. Потихоньку мы начали выезжать в районы республики, и потом подумали — почему бы не выйти в другие регионы. Сделали сайт, разместили свои предложения, виды продукции и начали выходить на другие рынки. Периодически еще и выезжаем в близлежащую округу и там, где наша продукция может быть интересна, предлагаем сотрудничество. В принципе, этот интерес есть в разных регионах — к нам приезжают из Чувашии, Марий Эл, Ульяновска. У кого-то сразу начинает идти, у кого-то через некоторое время выстреливает.

Есть, кстати, спрос и на исконно русских территориях. Мы отправляли продукцию в Воронеж, получали заказы даже из Владивостока и Нарьян-Мара. То есть там тоже есть интерес к нашим, казалось бы, национальным узорам.

— И как воспринимают в русских городах татарские узоры? Какие отзывы?

— В основном положительные. Многие из них мы даже выкладываем у себя в соцсетях. Но встречаются и критиканы — для кого-то это «слишком пестро» и все такое. Я называю их диванными критиками. Может, это зависть или что-то еще. Но в большинстве случаев мы получаем положительные отзывы. И это приятно.

— Как у вас с конкуренцией? Как реагируете на появление новичков?

— Я бы не сказал, что у нас есть конкуренты в Арске. Мы позиционируем себя уже более масштабно. Да, те, кто начинает (обычно это частники), работают сами. И им хватает, и нам хватает, как говорится. Правда, выходя на рынок, эти новички начинают демпинговать. Нас это немного раздражает, по идее ведь это ручной труд, он должен цениться высоко, а они его таким образом просто обесценивают. Но других методов у людей нет, они не догадываются выйти на рынок иным путем. И очень часто случается так, что они подходят к твоему партнеру и говорят: «Я тебе большую сумму дам». Вот это раздражает. А так, в принципе, всем работы хватает.

Мы отправляли продукцию в Воронеж, получали заказы даже из Владивостока и Нарьян-Мара. То есть там тоже есть интерес к нашим, казалось бы, национальным узорам

— При какой численности населения целесообразно выходить на рынок в вашем виде бизнеса?

— Ну, возьмем Арск. Здесь 20 тысяч жителей, по району в целом — 50 тысяч. Честно говоря, численность населения не играет здесь особой роли. Вот мы, например, знаем человека, который работает в одной деревне, и он, обслуживая только близлежащие населенные пункты, завален заказами. Там еще со скоростью изготовления связано, конечно, но факт в том, что ему работы хватает, даже с населением в 3-4 тысячи. Поэтому если у тебя большая концентрация частных домов вокруг, то ты можешь этим заниматься.

«Государство? Главное, чтобы не мешали»

— Каким вы видите свой проект через 3—5 лет? Есть ли у него потолок?

— Мы не зацикливаемся на узорах и работаем над обновлением линейки продукции. В этом году собираемся запускать новый интересный продукт, который пока не афишируем. Недавно протестировали интерес партнеров, и они уже ждут от нас образцы. Так что мы не стоим на месте, постоянно придумываем какие-то новые ходы. Вот решили автоматизировать узоры, хотя могли запросто продолжить работать вручную. У нас есть понимание, что нужно расти, не стоять на месте и двигаться вперед.

— Вы часто бываете на отдыхе в Европе и арабских странах. Присматриваетесь к ведению бизнеса? Какие там в этом плане отличия?

— Конечно, за границей стараешься подмечать, как ведутся дела. Где-то, например в арабских странах, упор делается на масштабности, там предпочитают продавать как можно больше товара оптом. В Европе же распространены небольшие, уютные, красиво оформленные магазинчики, и там атмосфера другая. Везде по-разному. Что-то из подмеченного по приезде начинаем применять на практике. Без этого просто останавливаешься в развитии.

— На международный уровень выходить не планируете?

— Есть такие планы. Мы уже пробовали работать в Казахстане, предлагали взять узоры на реализацию. Есть желание сотрудничать и с другими странами, но пока мы только тестируем эту площадку. Наш заграничный интерес поддерживают представители зарубежных татарских диаспор. Они, живя вдали от дома, испытывают еще большую тягу к национальным атрибутам.

— Вы пользуетесь государственной поддержкой?

— Самое главное, чтобы не мешали работать. Чтобы краники не закрывали (смеется).

— Модная тема в районах давление со стороны властей. Вам тоже приходилось «делиться»?

— У нас, слава Аллаху, таких проблем никогда не было. Возможно, мы еще не достигли такой прибыльности, чтобы это кого-то заинтересовало (смеется).

Мы не зацикливаемся на узорах и работаем над обновлением линейки продукции. В этом году собираемся запускать новый интересный продукт, который пока не афишируем

— А сколько вы зарабатываете на этом деле?

— Я так вам отвечу: зимой у нас заказов по минимуму, но когда наступает строительный сезон, прибыль позволяет обеспечить в полной мере не только себя, но и сотрудников. Очень достойной зарплатой.

Зульфат Шафигуллин, фото vk.com
Бизнес Татарстан
комментарии 19

комментарии

  • Анонимно 02 июня
    Смешно звучит, патент на национальный узор. Его, наверное, не должны давать
    Ответить
    Анонимно 02 июня
    Так именно на данный узор. Чуток его изменить и все, патент уже не действует
    Ответить
  • Анонимно 02 июня
    Интересно кончено, но старинные узоры на древних домах в деревнях выглядят лучше
    Ответить
  • Анонимно 02 июня
    чем тут критиковать у себя в домах порядок наведите. Татарстане все деревях дома ухоженные красивые. а за пределами ТАТАРстана в других регионах время остановился в 60х годах. нищета разруха.
    Ответить
    Анонимно 02 июня
    Полностью с вами согласен
    Ответить
  • Анонимно 02 июня
    Патент на узоры? Это просто кич и везвкусица! Поделки далеких от настоящей изобразительной культуры татарского народа! Просто ужас! Не понимаю тех кто это заказывает...
    Ответить
  • Анонимно 02 июня
    Мне так нравится такая красота! Прям глаза радуются
    Ответить
  • Анонимно 02 июня
    11.25 конечно не понимаш не дано это вам. живешь наверное где то сто лет без ремонта в комнате.
    Ответить
    Анонимно 02 июня
    Разве нет? эТИ УЗОРЫ НЕ НАСТОЛЬКО ХОРОШИ КАК ДРЕВНИЕ УЗОРЧИКИ В ДЕРЕВЕНСКИХ ДОМАХ!
    Ответить
    Анонимно 02 июня
    Зато эти из металла, каждый год красить не надо )))
    Ответить
  • Анонимно 02 июня
    Меня прям бесит эти диванные критики
    Ответить
  • Анонимно 02 июня
    Неужели на что то национальное можно получить патент?
    Ответить
    Анонимно 02 июня
    Меня тоже это удивляет
    Ответить
  • Анонимно 02 июня
    Красивые дома с такими резными вещами
    Ответить
  • Анонимно 02 июня
    У нас у бабушки такой дом! Это очень уютно и глаз радуют
    Ответить
    Анонимно 02 июня
    А где она живет?
    Ответить
  • Анонимно 03 июня
    Молодец!
    Сейчас надо запатентовать узоры на коврах, узоры на кружевах и т.д.
    Башкиры украли наш курай, запатентовали, Нам сейчас надо срочно запатентовать кубыз. Не мешало бы и запатентовать еще и думбыру, прежде чем это сделают казахи или башкиры.
    Ответить
  • Анонимно 03 июня
    Живу в Челябинске, я заказала бы. Не стесняюсь своей национальности , культуры, традиции , родного татарского языка.
    Ответить
  • Анонимно 03 июня
    Думаю вы не можите запретить мне использовать национальные узоры даже если они будут точно такие же как и у вас. Думаю в случае суда суд определит что национальные узоры это достояние народа и не могут быть запатентованы ни в каком виде.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии