Новости раздела

Дело «великой и ужасной банды «Третьевских»: отказ тайного свидетеля, вера прокурора и накат адвокатов

Верховный суд Татарстана в шаге от приговора по делу о бандитизме вымогателей «незамерзайки»

Дело «великой и ужасной банды «Третьевских»: отказ тайного свидетеля, вера прокурора и накат адвокатов
Фото: «Реальное время»/Ирина Плотникова

Сегодня в Верховном суде Татарстана ожидается последнее слово 17 фигурантов дела о возрождении бандитизма в Казани. Прокурор требует 170 лет за решеткой для 14 бизнесменов и уже судимых, еще для троих фигурантов — условные сроки. По версии МВД и прокуратуры, «Третьевские» вели охоту за «обнальщиками» и «доили» бизнес на обочине — торговцев стеклоомывающей жидкостью для автомобилей в 2014—2019 годах. У отказников отбирали и уничтожали товар, разбивали машины, поджигали павильоны. Главный потерпевший по делу заявил иск о компенсации морального вреда в 2 млн рублей. Один из главных секретных свидетелей пошел в отказ, а подсудимые и адвокаты обвинили силовиков в неоправданном доверии к наркоманам.

Кто кого в суде не уважает

Кульминацией растянувшихся на три дня судебных прений стал словесный конфликт между стороной обвинения и защиты. Прокурор Наиль Уразбаев заявил об эмоциях проигравшей стороны, выразил предположение, что стадию представления доказательств некоторые адвокаты проспали и заявил о слаженной работе правоохранительных органов, благодаря которой «виновные лица сейчас находятся в этом помещении».

Данные замечания вызвали возмущения в рядах защитников. «Мы с вами не в казино!», «Кто дал право прокуратуре указывать, что здесь сидят виновные?», «Хотелось бы услышать от прокурора правовой анализ, а не голословные утверждения» — выступили адвокаты. Ключевой фигурант дела, экс-главный инженер НПП «Патфил» Артур Кунаев также не остался в стороне: «Это неуважение не только к нам, неуважение к своему суду...».

Отметим, именно Кунаева силовики считают организатором и лидером вооруженной банды «Третьевские», она же «Третья коробка». В прениях гособвинитель Уразбаев запросил для него самый большой срок — 16 лет колонии строгого режима, настаивая, что именно с подачи Кунаева вплоть до 2019 года вооруженная бригада отметилась в 24 преступлениях, включая вымогательства, поджоги, разбои, грабежи, а также незаконном изготовлении, хранении и перевозке оружия. Сам лидер, со слов гособвинителя, лично принимал участие в одном разбое и одном вымогательстве.

В числе потерпевших — так называемые обнальщики, торговцы незамерзающей жидкостью и бывший член «Третьевских» Тимур Хайруллин, заявивший, что заплатил банде отступные в 100 тысяч рублей, и заключивший досудебку со следствием.

Второй по длительности срок — 15 лет колонии строгого режима — Уразбаев запросил для Марата Мустафина, бывшему завпроизводством ООО «Промсервис», 14 лет колонии особого режима (с учетом прошлых судимостей и особо опасного рецидива) — для Дениса Тимофеева и столько же строгого режима (с учетом неотбытого наказания по другому приговору) для Станислава Лаптева и Рашида Яруллина (после присоединения непогашенного условного срока).

На 13 лет в колонию строгого режима прокурор предложил отправить Айрата Гатауллина, Евгения Лагутина, Ильназа Мубаракшина и Эмиля Валиева. На год меньше предложено наказание для Руслана Разыкова.

По десятке «строгача», если суд согласится с обвинением, могут получить Рамиль Рахимов, Ильшан Тагиев и Никита Носов. Последний находится под стражей, однако в зале суда его сажают в первый ряд, в присутствии двух конвойных, но без наручников! К свидетельской трибуне Носов для выступления в прениях выходил совершенно свободно.

Для обвиняемого в незаконном обороте оружия Александра Минеева прокурор просил отмену условного срока и посадку на 4,5 года в колонию строгого режима. Еще для троих фигурантов дела, Олима Саидова, Дениса Борисенкова и Михаила Устинова, — условные сроки на 2 года с испытательным на 3 года.

Нападение с гвоздодером на броневик

По версии обвинения, 21 октября 2016 года примерно в 2 часа ночи участники банды совершили вооруженное нападение на машину Toyota Camry, в которой потерпевшие Фархутдинов и Фазылзянов перевозили по просьбе знакомого 5 миллионов рублей. Силовики считают, что нападение было тщательно спланировано — преступники запаслись не только оружием и медицинскими масками (для сокрытия лиц в докоронавирусные времена), но и специально угнали «семерку», с помощью которой блокировали движение «перевозчикам» на заранее выбранном участке — попросту врезались в их иномарку на улице Толбухина.

На следствии один из потерпевших рассказал — за ночную перевозку крупной суммы некий знакомый обещал им заплатить 10 тысяч рублей. Нападение произошло вскоре после того, как их автомобиль доехал до ресторана «Бакинский дворик» и повернул с Гвардейской в сторону Толбухина. После тарана отечественной «легковушки», к Toyota кинулись несколько человек, как только раздались выстрелы — они с напарником пригнулись, заблокировали двери и позвонили в полицию.

План преступников, как полагают в МВД, был такой — расстрелять автомобиль с людьми и добраться до ценного груза. Однако в этот сценарий не вписалась маленькая деталь — иномарка оказалась бронированной. В итоге многочисленные выстрелы по стеклам из неустановленного огнестрельного оружия и травматики ничего не дали. И тогда в ход пошли монтировки и заранее припасенный гвоздодер — ими пытались разбить стекла и вскрыть двери. Однако машина выдержала и эти удары, хотя нападавшим удалось проделать дыру в заднем стекле и оставить вмятины на двери и сколы на бронированных стеклах шестого класса защиты. Услышав полицейские сирены, преступники скрылись.

В 2016 году по этой истории было возбуждено дело о хулиганстве и умышленном повреждении имущества на 576,9 тысячи рублей. О перевозке миллионов в броневичке, разбое и бандитизме речь тогда не шла, отмечают адвокаты обвиняемых. Такие показания потерпевших появились значительно позже. Тот же статус в деле получил владелец пострадавшей машины, который сдавал ее перевозчикам в аренду.

Большая часть эпизодов данного дела так или иначе связана с придорожной торговлей товаром первой необходимости для водителей — «незамерзайкой». По версии обвинения, «Третьевские» плотно «крышевали» эти точки на своей территории и требовали регулярных отчислений от предпринимателей — вымогали от 500 рублей в день до 5-6 тысяч в месяц. Причем, год от года аппетиты росли — так потерпевший Калмыков на следствии рассказывал — дошло до того, что с него потребовали 100 тысяч рублей за сезон — с середины осени до весны, а затем захотели получать 40—50 процентов выручки. Для подкрепления словесных угроз били продавцов и забирали их товар.

Так, по версии обвинения, еще в марте 2014-го предприниматель Сергей Калмыков, после серии угроз со стороны ныне подсудимого Никиты Носова и неустановленных лиц, согласился отдавать в качестве ежемесячной «дани» 50 баллонов своего товара — за спокойную торговлю близ АЗС «Автозаводстрой» на проспекте Победы в Казани. За 2 года у него таким образом забрали аж 750 баллонов «незамерзайки», всего на 112,5 тысячи рублей.

Как считает Уразбаев, вина подсудимых полностью подтвердилась в суде. «Прошу критически отнестись к показаниям свидетелей защиты в суде, выступавших с целью создания алиби подсудимых. Так как они являются их родственниками и друзьями», отметил прокурор.

Впрочем, процесс показал — показания в пользу подсудимых в суде давали и несколько потерпевших, и даже свидетели обвинения.

Секретный свидетель: «Мне было выгодно так отвечать»

Следователи приобщили к уголовному делу «Третьевских» показания четырех засекреченных свидетелей, которые на условиях сохранения анонимности согласились рассказать о своем участии в банде и ее преступлениях. Однако из этих тайных бандитов на допрос в Верховный суд РТ явился лишь один, зашифрованный под псевдонимом Александров. Для его защиты были приняты все стандартные в таких случаях меры безопасности — никто из участников заседания его не увидел, лишь слышал в динамике голос, причем сильно измененный: поначалу этот свидетель буквально рычал как медведь, и разобрать отдельные слова было сложно, потом стал лепетать, как мультяшный герой.

Перед допросом Александрова председательствующий по делу судья Мансур Султанов удалился из зала в некое помещение, чтобы установить его личность. По возвращении адвокаты напомнили — в процессе ознакомления с материалами дела не обнаружили никаких постановлений о засекречивании личности Александрова и иных свидетелей, в связи с чем сомневаются — предупреждались ли те об уголовной ответственности перед допросами в полиции. Конверт с данными об этих секретных персонажах был передан судье лишь 18 января 2022 года — то есть через 2 месяца после начала процесса.

Забегая вперед — защищенный такими методами свидетель ничего ценного для обвинения не сказал, наоборот, открестился от своих показаний в полиции. Александров сообщил — состоял в группировки до 2011 года, с кем общался — не помнит. На вопрос прокурора о лидере «Третьевских» сказал: «У нас никто не возглавлял группировку, просто собирались, в футбол играли».

— Деньги сдавали в общак?

— Нет.

— Вам известно, чем занималась «Третьевская» группировка?

— Нет, мы играли в футбол. В 2011 году я уже отошел, позвонил мальчишкам и сказал — больше не приду.

— Какие-то санкции к вам были за выход? — уточнил гособвинитель.

— Нет. Никаких вопросов ко мне не было, никто не приходил, — отвечал зашифрованный свидетель.

Ни сходняков, ни собраний Александров не припомнил — были только тренировки: «Занимались спортом, нам говорили — повзрослеем, какие-то дела будут, но я до этого не дошел». Из правил и запретов ОПГ припомнил три: «Не курить, не пить и спортом заниматься».

Прокурор стал называть фамилии подсудимых и интересоваться у свидетеля — знает ли он этих людей. И тут выяснилось — часть фамилий Александров узнал именно в полиции:

— Меня по каждой по 100 раз спрашивали — знаю ли я этого человека. При этом фотографии не показывали. С утра до вечера твердили — ты знаешь его, знаешь... Я сначала говорил — нет, а потом, после всех этих повторов и наводящих вопросов понял — мне выгодно будет сказать, да, знаю. Я находился в невыгодном положении. Был задержан за употребление наркотиков, находился под наркотическим воздействием. Мне должны были сутки дать за употребление. Мне было выгодно так отвечать. Допрашивали в этот и следующий день. Потом отпустили, из-за того, что я дал такие показания.

В суде Александров подтвердил, что вроде припоминает людей по фамилиям Минеев и Хайруллин — видел неоднократно во дворе, имеют ли отношение к группировке — ему неизвестно. «Хайруллин вам какое-то оружие показывал?», — поинтересовался прокурор. «Нет», — свидетельствовал мультяшный голос из динамика.

Несмотря на возражения защиты в суде были оглашены показания того же свидетеля, данные на полицейском допросе, где в первых же строчках указывалось — общается со следователем он добровольно, без давления силовиков. На допросе вспоминает — был участником бригады «Третьевские» в 2006—2018 годах, общался со старшими — Хайруллиным, Мустафиным, Гатауллиным, лидером был Артур Кунаев по кличке Молодой, бригада делилась на несколько возрастных групп, всего было 100—120 человек. А также смотрящие за возрастами и общак, куда сдавали деньги раз в неделю — месяц.

Также в оглашенных показаний, что теперь опровергает сам Александров, прозвучали общие фразы о преступной деятельности бригады: вымогательствах у предпринимателей, торгующих на подконтрольной ОПГ территории — «в случае отказа — угрожали, разбивали витрины, совершали поджоги». Кроме того, на том допросе группировщик утверждал, что Айрат Гатауллин в марте — апреле 2019-го лично показывал ему пистолет, говорил, что это боевой и предлагал приобрести такой же у Минеева. В суде Александров несколько раз повторил — Гатауллина не знает, даже фото для опознания ему не представляли.

Также охотно свидетель рассказывал полицейским об особенностях «бизнеса» Никиты Носова — мол, тот занимался сбором денег у предпринимателей, торгующих с казанских обочин «незамерзайкой», и тут случалось всякое. «При попытки хищения товара Носов был задержан, в отношении него расследовалось уголовное дело, которое закончилось примирением сторон», — делился Александров на предварительном следствии. — Также Носов рассказывал, что разбили машину одного из продавцов незамерзающей жидкости, а еще рассказывал, как он с другими участниками ОПГ ездили и машинами сбивали на дороге баллоны с незамерзайкой, так как владелец не хотел платить в общак группировки».

В суде данные показания секретный свидетель подтверждать отказался.

Защита: «Следствие состряпало уголовный роман»

Лейтмотивом выступлений большинства адвокатов и подсудимых стали заявления, что дело сфабриковано на показаниях двух человек — обвиняемого Носова и потерпевшего Хайруллина. Защита подчеркивала — оба попались полицейским с крупной партией наркотиков в Набережных Челнах в 2019 году и, желая спастиcь от приличных сроков, согласились утопить в своих показаниях знакомых.

«Я задавал сам себе вопрос — что если из уголовного дела изъять показания Носова и Хайруллина (Хайруллин, кстати, нередко на слова Носова ссылается)? Какие останутся бесспорные, объективные доказательства?», — рассуждал в прениях Николай Иванов, адвокат Михаила Устинова. И делился выводом — доказательств не останется вовсе. Адвокат напоминал призыв прокурора — критически оценивать показания свидетелей защиты — мол, все они родственники или друзья — знакомые подсудимых и пытаются облегчить их участь.

«А вот Никита Олегович [Носов] — он объективен, честен, «изобличает» виновных... Ваша честь, цена этой «объективности и честности» Носова озвучена гособвинителем в прениях — за роскошный букет в 11 эпизодов прокурор просил назначить те же 10 лет лишения свободы, что и Ильшану Тагиеву всего за одну статью УК РФ!», — подчеркнул адвокат Иванов. А еще напомнил, два вменяемых его клиенту эпизода с повреждением авто потерпевшего Сергея Калмыкова и попыткой поджога его магазина в ДНТ «Строитель» не признает ни один подсудимый, даже Носов. При этом не имеющий отношения к ОПГ Илья Карашевич и у следователей, и на допросе в суде признавался в повреждении той самой Honda Legend. Но силовики предъявили машину «Третьевским».

Обвиняемый Михаил Устинов был краток: «Преступление не совершал, никто мне указаний на совершение преступлений не давал. Ни в каких группировках не состоял».

— Следствие потрудилось на славу и состряпало уголовный роман о великих и ужасных грабителях... Но если сравнивать роман и обвинительное заключение, то в последнем должен быть железный фундамент доказательств, — заявил Михаил Ларионов, адвокат Яруллина. — Версию обвинения, что в Казани существовала мощная и жестокая группировка «Третьевские», которая держала в страхе продавцов «незамерзайки», считаю бездоказательной.

Арестованный Рашид Яруллин отметил — уголовное дело строится на словах персонажей, что материально заинтересованы в продаже незамерзающей жидкости на территории Казани и за ее пределами. По информации этого подсудимого, такая продажа сейчас продолжается в Пестречинском и ряде других районах под руководством бизнесмена Калмыкова, что проходит потерпевшим в этом деле.

По версии защиты, в суде четко установлено — Калмыков и Носов были конкурентами, оба зарабатывали на придорожных продажах «незамерзайки», но никак не могли поделить территорию. Обострения были с обеих сторон. Так, в суде продавец Маврин рассказывал, как по указке Калмыкова в 2017-м похищали самого Носова, а затем товар с его торговых точек. Эту информацию подтверждал и другой свидетель.

Исследованная в суде аудиозапись разговора супруги Калмыкова с Носовым доказывает — женщина не была запуганной жертвой вымогательства, напротив, сама жестко и безапелляционно требовала от Носова возврата долга. Кроме того, к материалам приобщили выписку по банковской карте бизнесмена-подсудимого, из которой следует: в ноябре 2018-го он перечислял на карту бабушки потерпевшего Калмыкова 10 тысяч рублей — покупал у конкурента «незамерзайку». По мнению защиты, это слабо вяжется с версией о том, что в то же самое время с Калмыкова и близких ему дам вымогали деньги за право торговать.

Адвокат Ирина Князева в защиту Дениса Тимофеева прошлась по эпизоду с вымогательством 100 тысяч рублей у Тимура Хайруллина. По версии обвинения, Хайруллин отдал эту сумму за выход из группировки в «общак группировки» 15 февраля 2019 года на парковке у казанского ТЦ «Бахетле» на ул. Павлюхина. При этом сам Хайруллин заявлял, что на той встрече с Тимофеевым присутствовала его жена Дания Хайруллина, причем, с его слов, передача денег не решила вопрос — группировщики продолжали следить за его домом и женой, пытались установить его местонахождение.

Сама Хайруллина в суде назвалась его бывшей супругой и заявила — об угрозах мужу ничего не знала, передачу денег не видела, по поводу его поисков к ней никто не обращался. А еще пояснила «показания в ходе предварительного следствия дала под диктовку мужа, чтобы облегчить его участь», и правды в них нет.

Сестра Хайруллина пояснила суду — брала по его просьбе кредит на сумму 200 тысяч рублей и передавала наличными 100 тысяч и карточку на такую же сумму брату, но было это еще 12 января 2019 года. А вымогательство за выход из ОПГ, по версии обвинения, началось только в феврале.

Защита представила суду иное объективное доказательство — 14 февраля 2019-го (за день до описанной в обвинении передаче 100 тысяч рублей) — якобы скрывающийся от подельников Хайруллин попросил денег у Тимофеева и получил переводом 12 тысяч рублей от его брата на находящуюся в его пользовании карточку. Факт использования именно этой карты Хайруллиным был выявлен в ходе движения средств по счету — с нее оплачивался номер в отеле «Ривьера» за несколько дней до описываемых событий, и гостил в этом номере сам ныне потерпевший.

Иск на 2 млн прокурор не поддержал

Подсудимый Станислав Лаптев с адвокатом поведали суду свою версию попадания в уголовное дело: «Носов позвонил и попросил поработать грузчиком за 500 рублей. Подошел к магазину «Солнышко», он сказал — нужно погрузить «незамерзайку» и сразу отдал 500 рублей, дальше поехали на точки продажи». По словам обвиняемого, при погрузке баллонов никаких конфликтов с продавцами не было, потому ни о каком преступлении он не подозревал. Он настаивает — два схожих эпизода ему вообще вменили вопреки доказательствам дела — никто из потерпевших и продавцов о его участии не заявлял.

«Я всего лишь помог Носову загрузить баллоны за вознаграждение в 500 рублей, не знал, что совершаю преступление, про «Третью коробку» ничего не слышал. Все дело построено со слов двух наркозависимых людей, которые всех оговаривают», выступил из «аквариума» Рамиль Рахимов. Его адвокат дополнила — следователи инкриминируют ее клиенту участие в группировке аж с 15-летнего возраста.

Склоняемый в суде на все лады Никита Носов на предварительном следствии признавал вину по 12 эпизодам грабежей, вымогательства, умышленного повреждения чужого имущества и попыток такого повреждения, а еще по эпизоду покушения на сбыт наркотиков. Однако в суде сменил позицию. Его адвокат Гульнара Нафикова стала настаивать на оправдании своего клиента по двум эпизодам грабежа (защита настаивает именно по ним Носов ранее заключил мировую с потерпевшим Сергеем Калмыковым), умышленному повреждению автомобиля Калмыкова и покушение на поджог его магазина в ДНТ «Строитель».

При этом именно Носова другие подсудимые по делу неоднократно обвиняли во лжи, в том числе с целью переложить свою ответственность на других.

«Калмыков нас — таких же предпринимателей — оговорил, чтобы одному осуществлять продажу «незамерзайки», — утверждал в прениях обвиняемый Руслан Разыков. — Пошел даже не то, чтобы похитить товар у одного, а на следующий день позвонил мне и сказал — будет торговать рядом с нами и ломать нам цены, устанавливая ценник ниже. В отношении меня проводились ОРМ (оперативно-розыскные мероприятия), и почему-то ни одного звонка Калмыкову не зафиксировано — никаких угроз...».

Разыков настаивает — денег не вымогал, павильон Калмыкова не поджигал, в группировке не состоял. Слова осужденного за наркотики Хайруллина, что якобы случайно стал свидетелем поджога, просил считать оговором.

К слову, в суде со стороны защиты неоднократно звучали сомнения в том, что бизнес потерпевшего бизнесмена был легальным и ему вообще был причинен ущерб. Так адвокат Александр Кормильцев в защиту Марата Мустафина напоминал суду о приобщенных к делу документах Калмыкова о приобретении товара в ООО «Авангард» с сертификатом соответствия. «Представленные документы датированы сентябрем — октябрем 2016 года, но «Авангард» создан и зарегистрирован 17 ноября 2016 года и таким образом никак не мог сертифицировать свою продукцию раньше», — уверял Кормильцев и ссылался на слова свидетеля — продавца Павловой, что товар продавался плохого качества и сертифицирован не был.

Заметим, по версии обвинения, за 2 года у Калмыкова увели 750 баллонов товара — на 112,5 тысячи рублей. Он просил взыскать эту сумму с подсудимых, а также истребовать с них 2 млн рублей в качестве компенсации морального вреда. Впрочем, в этой части потерпевшего не поддержал прокурор Наиль Уразбаев.

Отвечая на претензии адвокатов при оценке показаний ряда обвиняемых и потерпевших, гособвинитель заявил — словам Хайруллина, Носова, Калмыкова и еще ряда лиц на предварительном следствии можно доверять. «Я им верю», сообщил Уразбаев, напомнив, что данным фигурантам на предварительном следствии разъясняли права и обязанности, допрашивали в присутствии адвокатов.

В ответной реплике адвокат предполагаемого лидера ОПГ Рушана Камалова парировала: «Мы услышали — прокурор безоговорочно доверяет показаниям Носова и Калмыкова. Но хотелось бы понять, на чем основывается доверие госоргана, который должен надзирать за законностью. Услышать правовой анализ, который бы опроверг в суде факты лживости этих показаний...».

Отметим, финальная речь Камаловой в прениях растянулась на пару часов и заслуживает отдельной публикации. Ну а сегодня Верховный суд РТ планирует предоставить обвиняемым последнее слово.

Ирина Плотникова
ПроисшествияБизнесОбществоВластьЭкономикаФинансы Татарстан
комментарии 12

комментарии

  • Анонимно 12 окт
    Секретный свидетель в деле это признак отсутствия законно собранных доказательств вины.
    Ответить
  • Анонимно 12 окт
    Вот так можно упечь за решетку любого добропорядочного гражданина, и всё для того чтобы показать якобы работу с опг. Позор следствию и прокуратуре за такую непрофессиональную работу. Надеюсь , что судья более здраво решит судьбу этих ребят.
    Ответить
    Анонимно 12 окт
    Навальнисты выступают против правосудия?
    Ответить
  • Анонимно 12 окт
    Прочитала статью и стало страшно, что такое можно сделать с любым из нас в нашей стране. По доносу наркоманов решают судьбы людей. Видно же, что доказательная база следствия отсутствует. Где же наше хваленное правосудие?
    Ответить
    Анонимно 12 окт
    кто и когда его хвалил?
    Ответить
  • Анонимно 12 окт
    Да страшно стало жить. Завтра повздоришь с соседом, не понравиться ему что то пойдет и напишет заяву, а доблестные правоохранители если нужно будет что для отчета раскрутят это дело и все уедешь как выражается наш доблестный прокурор далеко от дома и надолго.
    Ответить
  • Анонимно 12 окт
    на то и защита нужна - разваливать кривые дела. При объективном рассмотрении
    Ответить
  • Анонимно 12 окт
    заказ государства на устранение лишних коммерсантов перед мундиалем
    Ответить
  • Анонимно 12 окт
    Бандит должен сидеть в тюрьме. Но вина его должна быть доказана не вызывающими сомнения уликами. Из статьи не совсем понятно - дело реально строиться на показаниях наркоторговца? Тогда, наверное, надо на скамью подсудимых тех кто фабриковал дело. Я пытаюсь верить в справедливость суда.
    Ответить
  • Анонимно 12 окт
    Конечно все должно быть по справедливости по закону мы ведь живем в правовом государстве. В судьбе людей не должно быть ошибки. Очень интересно, а что у нас следователи законы не знают или рассчитывают на авось или пресловутый договорняк. Но ведь надо понимать. что вершатся судьбы людей. Тот же следователь поставил бы себя на место этих ребят. когда в конце то концов перестанут в таких органах гоняться за отчетностью.
    Ответить
  • Анонимно 15 окт
    Как может обвинение отталкиваться от слов наркоманов? Что происходит с правосудием? Теперь реально можно любого человека посадить . Почему нет доказательств , это ведь не законно . Не ужели справедливости сейчас нет совсем . Ведь у этих ребят наверняка и семьи и дети и жены. Если порукатура не реагирует на все нарушения быть может суд не даст в обиду ребят . С одной стороны ребята которые работали официально и порядочные люди а с другой не однократно судимые наркоманы и им верят больше , это страшно . Держитесь ребята и терпения вашим семьям .
    Ответить
  • Анонимно 18 окт
    Да обмельчали в наше время работники прокуратуры. и таким работникам доверяют вершить судьбами людей.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров