Новости раздела

Новый поворот в деле о взрыве газа в Зеленодольске: подозреваемый пенсионер умер до трагедии

Новый поворот в деле о взрыве газа в Зеленодольске: подозреваемый пенсионер умер до трагедии
Фото: Александр Артемьев (архивное фото)

Пенсионер умер еще до взрыва газа

Сегодня Советский районный суд Казани после доводов защиты отказался продлевать запрет определенных действий врачу-психиатру, завотделением психоневрологического диспансера Зеленодольской больницы Наталье Евдокимовой по делу о взрыве газа в Зеленодольске. В Следкоме по Татарстану ее обвинили в халатности с отказом в госпитализации 82-летнего пенсионера Михаила Тимохина, который угрожал взорвать дом и, по версии следствия, сделал это 29 марта нынешнего года.

С 1 апреля для Евдокимовой избрали домашний арест, 16 апреля заменили его на другую меру — запрет определенных действий. До сегодняшнего дня женщина была под наблюдением и ходила со специальным устройством на ноге. Мера пресечения действовала до 30 сентября.

С 1 апреля для Евдокимовой в качестве меры пресечения избрали домашний арест. Фото: kazanfirst.ru

Заседание провела судья Илзида Каримова. На нем адвокат Евдокимовой Павел Мазуренко представил суду результаты экспертизы, которая выявила, что Тимохин на момент смерти находился в состоянии сильнейшего алкогольного опьянения и умер от ишемической болезни сердца, осложненной отеками легких и мозга. Согласно таким данным, пенсионер умер еще до взрыва газа. Кроме того, по мнению защиты, в этой ситуации он был просто не способен не то что совершить какие-либо действия с газом, но и вообще самостоятельно передвигаться.

Сама Евдокимова также твердо убеждена в своей невиновности.

— Каждый раз на суде я говорю, что никакой моей вины тут нет, — заявляет она. — С 29 марта, когда я узнала, что Следственный комитет считает меня причастной [к совершению преступления], прошло полгода. За это время, на мой взгляд, не появилось ни одного факта, подтверждающего мою вину. Родственники — вот эти три сопровождающих лица — мне не сказали, что пенсионер конкретно собирается взорвать дом или покончить жизнь самоубийством. Они сказали, что дедушка как-то неправильно ведет себя и что он как будто бы может — именно «может»! — открыть газ.

Евдокимова пожаловалась, что мера пресечения наносит существенный ущерб не только ей, но и деятельности всего диспансера. Фото: yandex.ru/maps

«Как он мог что-то там пытаться сделать?»

Психиатр также подчеркнула, что по результатам экспертизы старик в состоянии опьянения просто не мог сдвинуться с места.

— На тот момент у этого дедушки было 0,2 мг на литр алкоголя в выдыхаемом воздухе, и его жизни ничего не угрожало. В материалах психолого-психиатрической экспертизы от 3 августа психиатр прямо пишет, что они не нашли причинно-следственной связи между взрывом газа и моими поступками, — сказала Евдокимова. — Психолог в этой экспертизе пишет, что по психологическим мотивам Тимохин не мог действовать вообще. Если мы посмотрим на результаты вскрытия, о которых косвенно написано, то там указано, что у него сильное опьянение. Причем алкоголя больше в моче. Это значит, что в организм попало огромное, токсическое количество алкоголя. И умер пенсионер от хронической ишемической болезни сердца, осложненной отеком легких и отеком мозга. За 5 минут отек мозга и легких не происходит. То есть, очевидно, вопрос следствия не ко мне. Как в организм Тимохина попала такая доза алкоголя? И в чем настоящая причина трагедии? Почему пенсионер какое-то время не был окружен заботой, а находился один? И в таком состоянии, когда нарастал отек легких и мозга, в возрасте за 80 изношенное сердце просто не выдержало. Как он мог что-то там пытаться сделать? Очевидно, что он сразу потерял сознание и без посторонней помощи не мог двинуть ни рукой, ни ногой.

Адвокат Евдокимовой Павел Мазуренко представил суду результаты экспертизы, которая выявила, что Тимохин на момент смерти находился в состоянии сильнейшего алкогольного опьянения и умер от ишемической болезни сердца, осложненной отеком легких и отеком мозга

Мазуренко в свою очередь отметил, что если бы Тимохин при своем слабом здоровье скончался в больнице, то Евдокимову опять же могли бы привлечь по статье 128 УК РФ о незаконной госпитализации. Тем более что мужчина не давал на нее согласия. Впрочем, судья посчитала, что это не аргумент.

Евдокимова пожаловалась, что мера пресечения наносит существенный ущерб не только ей, но и деятельности всего диспансера. Так, например, если даже не говорить о шумихе вокруг этого происшествия, она уже давно не может брать ночные дежурства, в которых есть большая необходимость — учитывая нехватку врачей в медучреждении и ее статус заведующей отделением. Этот ее аргумент подтверждает в своем ходатайстве об изменении меры пресечения и главврач диспансера. Он дал положительную характеристику Евдокимовой, указав, что она ценный специалист, очень уважаемый психиатр, имеет множество благодарственных писем, в том числе и от пациентов.

С Евдокимовой взяли подписку о невыезде и надлежащем поведении. С этой недели женщина может полноценно работать в любое время суток и уже на днях снова выходит на ночное дежурство.

Мария Короткова
Происшествия Татарстан

Новости партнеров

комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 28 сен
    Как в кино, неужели наши судмедэксперты способны на такие заключения?
    Ответить
    Анонимно 28 сен
    Недооцениваете наших специалистов
    Ответить
  • Анонимно 28 сен
    Ее можно поздравить. Жаль у нас компенсации не дают.
    Ответить
  • Анонимно 28 сен
    Неожиданно
    Ответить
  • Анонимно 28 сен
    Мазуренко- красавчик! И в прямом и в переносном смысле!
    Ответить
  • Анонимно 28 сен
    Адвокат молодец! Не прогибается! таких мало!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии