Новости раздела

Год после краха «Татфондбанка»: в каком настроении пребывают банкиры Татарстана

Основные тенденции в банковской системе прозвучали на бранче «Реального времени»

Год после краха «Татфондбанка»: в каком настроении пребывают банкиры Татарстана Фото: Максим Платонов

Небольшим банкам пришлось искать новые точки роста и перестраивать модель, оборачиваясь к малому бизнесу и технологиям. Столичные экспертные агентства относятся к ним предвзято, а ЦБ отвлекает проверками. Клиенты больше не дробят свои вклады, а сразу приносят в банки суммы до 1,4 млн рублей. Обо всем этом стало известно на бранче «Реального времени», который был посвящен настоящему и будущему региональных финучреждений.

Без чудес

Настроение, которое преобладало при обсуждении места региональных институтов в современной банковской системе, проще всего назвать нейтральным — сами банкиры по этому поводу не выражали ни тревоги, ни особой радости. Пафос был бы как минимум неуместен. Особенно если учесть, что приоритеты смещаются не в пользу мелких и даже не в пользу средних игроков, а доля государства в банковской системе, по некоторым оценкам, достигла отметки в 70%.

Судя по комментариям банкиров, для рынка 2017 и 2018 годы — время посткризисного успокоения и адаптации к новым условиям. У многих эта адаптация идет относительно благополучно, но чудес пока никто не заметил.

«В 2017 году мы не наблюдали оттока клиентов. Наоборот, наша база выросла на 9 тысяч розничных клиентов. Увеличились и кредитный, и депозитный портфели в розничном сегменте», — рассказал Руслан Юлбарисов, директор территориального офиса «Росбанка» в Казани (входит в группу Société Generale). В целом, считает он, прошлый год закончился успешно. Розничный кредитный портфель в Татарстане вырос на 36%, до 2,68 млрд рублей, объем депозитов — на 65%.

В целом 2017 год закончился успешно, считает Руслан Юлбарисов

«Год прошел ровно. Прироста не было, да и не могло быть: капитал, активы, прибыль — все примерно на прошлом уровне», — сказал Марат Хасиятуллин, руководитель казанского операционного офиса «Уральского банка реконструкции и развития» (УБРиР).

«Что касается клиентской базы — мы каких-то чудес не почувствовали. Но и сложностей тоже. По кредитному портфелю — никто не ушел. По физикам мы приросли, по юрикам — чуть-чуть стали менять свою концепцию», — рассказывал зампредседателя правления «Банка Казани» Эдуард Зарипов.

Для «Россельхозбанка» (РСХБ) 2017 год закончился успешно: корпоративный кредитный портфель в Татарстане вырос на 23%, или на 3 млрд рублей, прирост по пассивам — 118%. «Год был непростой, но по клиентской базе приросли, открыли 1,76 тыс. расчетных счетов — это абсолютно новые клиенты», — отметил заместитель директора татарстанского филиала РСХБ Руслан Гарипов.

Московский «Металлинвестбанк» на 1 октября 2017-го показал прибыль в 1,1 млрд рублей. В Татарстане у банка пока один офис, но планируется расширение в Закамскую зону — Альметьевск и Набережные Челны, сообщил замдиректора казанского офиса Денис Удачин. Татарстанский «Энергобанк» тоже увеличил кредитный портфель — как по физическим лицам, так и по компаниям.

«Ишбанк», который раньше ориентировался в основном на турецкий бизнес, в прошлом году начал активнее работать и с российскими компаниями. Сейчас портфель банка составляет около 7,5 млрд рублей, сообщила управляющая филиалом Регина Саляхова. Порядка половины портфеля банка занимают валютные кредиты под внешнеэкономические проекты.

«Клиенты не ушли, очереди у нас из вкладчиков нигде не стояли, оттока вкладов не произошло, работа идет в нормальном режиме», — сказала Гульнара Хамидуллина

«Акибанк» закончил прошлый год с прибылью в 140 млн рублей. Активы увеличились на 2 млрд рублей, а совокупный кредитный портфель достиг 13 млрд. Информационный фон, возникший после недавнего пересмотра рейтингов, банку не навредил: «Клиенты не ушли, очереди у нас из вкладчиков нигде не стояли, оттока вкладов не произошло, работа идет в нормальном режиме», — сказала замдиректора филиала «Акибанка» в Казани Гульнара Хамидуллина.

По словам руководителя офиса банка в Татарстане Регины Гайнуллиной «Уралсиб» вошел в 2018 год с большими достижениями. Прибыль в целом по банку увеличилась на 54%, заметнее всего выросли выдачи ипотеки: в 4 раза по всей сети банка в стране, а конкретно в Татарстане — в семь раз. Банк значительно нарастил показатели по сравнению с предыдущими годами. «Сейчас мы успешно конкурируем на рынке автокредитования и в ипотечном рынке», — отметила Регина Гайнуллина.

«Потому что бизнеса нет!»

Бизнес банков в 2017—2018 годах переживает трансформацию. Смягчение денежно-кредитной политики (начиная с 2017 года ЦБ снижал ключевую ставку семь раз) уронило ставки банковского кредитования. Но из-за отсутствия заметного оживления в экономике спрос на деньги со стороны крупного бизнеса и реального сектора остается слабым. Банки сделали выводы — большинство из них обратилось к малому и среднему бизнесу.

«Характерная тенденция последнего времени — это снижение маржинальности кредитования в крупном корпоративном сегменте», — сказал директор
БЦ «Татарстан» Банка «Зенит» Ильшат Миннемуллин. Учитывая это, основные задачи нынешнего года — увеличение продаж продуктов малому и среднему бизнесу и физическим лицам, рост коммиссионных доходов.

Об этом же говорили другие банкиры. «Все отмечают: падает маржинальность корпоративного сектора, мы сейчас уходим в малый и средний бизнес», — отметил Марат Хасиятуллин из УБРиР. Зато в этом сегменте есть «взрывной рост», отметил он: за прошлый год банк открыл предпринимателям около 1 тыс. новых счетов.

«В прошлом году мы отмечали некоторые изменения структуры портфеля. Это снижение доли крупных корпоративных клиентов и увеличение доли малого и среднего бизнеса — но это, как и у всех, я думаю», — сказала начальник отдела кредитования малого бизнеса «Энергобанка» Лилия Дубова.

Участники рынка жалуются: несмотря на снижение ставок, спрос со стороны бизнеса оставляет желать лучшего. «Мы друг у друга рефинансируем кредиты. Мы кого-то рефинансируем, а в этот момент кто-то у нас забирает и рефинансирует», — посетовал Хасиятуллин. «Потому что бизнеса нет — ограниченное очень количество», — ответил Эдуард Зарипов из «Банка Казани».

Все это заставляет региональных игроков искать новые точки роста. Многие находят их в комиссионном бизнесе и в технологиях. «При всей значимости новых технологий в бизнесе необходимо придерживаться баланса. Безусловно, мы идем в ногу со временем и развиваем удаленные каналы обслуживания, однако не отказываемся от преимуществ банка с широкой сетью отделений. У нас есть планы по открытию новых офисов», — сказал Руслан Юлбарисов. Вместе с тем, онлайн-банкингом пользуются порядка 20% клиентов Росбанка в Татарстане.

«Зенит» поставил на 2018 год задачу по развитию private-banking, а также увеличению комиссионных доходов, рассказал Ильшат Миннемуллин.

«Зенит» поставил на 2018 год задачу по развитию private-banking, а также увеличению комиссионных доходов, рассказал Ильшат Миннемуллин

«Мы весь прошлый год думали над тем, как нам догнать лидеров в разных сегментах. Понятно, что, наверное, для нашего банка конкурировать в ставке бессмысленно. Поэтому мы пошли в технологии», — признался Зарипов. Сейчас его банк подключает клиентов к новой системе интернет-банка, а также запускает приложение для юрлиц по банковским гарантиям: «Мы в этом бизнесе давно, но сейчас качественно новый уровень запустили». По словам Зарипова, благодаря приложению заявки на получение гарантий будут рассматриваться в течение 4 часов, а в некоторых случаях быстрее.

В свою очередь УБРиР, чтобы диверсифицировать портфель, вынужденно вышел на рынок ипотеки — раньше жилищным кредитованием банк не занимался. «Энергобанк» выходит из ситуации за счет технологий, расчетно-кассового и дистанционного обслуживания.

Все давно отдробились

Снижение ключевой ставки отразилось и на банковских пассивах. Падение доходности вкладов сделало их менее привлекательными. Среди экспертов есть мнение, что из-за этого тем банкам, которые зависят от клиентских средств, придется искать новые источники пополнения ресурсов, в том числе наращивать привлечение межбанковских кредитов или выпускать облигации.

Впрочем, пока банки сделали ставку на развитие комбинированных продуктов. «Снижение ключевой ставки приводит к тому, что расширяется линейка — она уходит от классических рублевых депозитов в мультивалютные продукты со страховыми продуктами. Практически депозиты уходят на второй план», — отметила Регина Гайнуллина из «Уралсиба».

Своеобразно преломляется кризис доверия, возникший после расчистки сектора и краха крупнейших банков. По словам участников бранча, практика дробления вкладов сошла на нет — теперь население изначально открывает счета на сумму не более 1,4 млн рублей: «Все, кто хотел дробиться — дробились в начале 2017-го».

В этом, впрочем, есть свои плюсы. «Если у тебя основная база — это люди до 1,4 миллиона, то это люди, которых никаким информационным фоном, никакой эсэмэской не напугаешь», — рассуждал Зарипов.

Один и зеленого цвета

Как оказалось, во многих банках недавно проходили плановые проверки ЦБ — либо ожидаются в скором. Банкиры признаются: это отнимает много времени и человеческих ресурсов. Например, в «Банке Казани» проверка длилась около четырех месяцев и закончилась совсем недавно. Проверка также была в УБРиР. В «Энергобанке» она проходит сейчас, а «Акибанк» ждет ревизоров из ЦБ осенью.

Представители региональных банков признаются, что иногда им приходится сталкиваться с предвзятым отношением. Эдуард Зарипов объяснил это на конкретном примере. В мае АКРА присвоило «Банку Казани» рейтинг BB- (умеренно низкий уровень кредитоспособности). «Они сразу сказали, что большого рейтинга мы вам не дадим, потому что вы небольшие. Нам кажется, что это не совсем правильный подход, потому что рейтинг отражает не размер банка, а его стабильность», — заявил Зарипов.

К слову, вопрос кредитных рейтингов может добавить банкирам проблем. В конце прошлого года власти предложили использовать рейтинги как критерий, необходимый для участия банков в предоставлении гарантий по госзаказу. Изначально предполагалось, что отсутствие достаточного рейтинга или его как такового будет означать запрет на выдачу гарантий по 44-ФЗ. Такое правило отсекло бы от этого рынка большую часть банков. При обсуждении этого предложения в ЦБ было решено не упираться в рейтинг. Вместо этого для банков, возможно, введут разные лимиты на госгарантии, рассказали банкиры.

На главный вопрос о роли региональных банков в современной системе участники бранча отвечали по-разному. По словам Регины Саляховой из «Ишбанка», у местных игроков и иностранных банков есть преимущества перед федеральными. Например, они быстрее рассматривают заявки от бизнеса: «Заявки, рассмотрение которых может занять у федеральных банков до нескольких месяцев, могут быть рассмотрены нами и вынесены на кредитный комитет в течение нескольких недель».

Этот тезис развил Зарипов: «Любой банк может быть оперативным и интересным в той точке, где у него принимается решение. Я думаю, у региональных банков всегда будет свое место. Потому что если бы был универсальный банк для всех, он был бы, наверное, зеленого цвета и один».

Артем Малютин, фото Максима Платонова, видео Камиля Исмаилова
МероприятияБизнес-бранчиЭкономикаБанки
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 27 февр
    4 месяца проверок. Вот это да...
    Ответить
  • Анонимно 27 февр
    С одной стороны чем меньше маленьких банков - тем меньше риска для обычных вкладчиков
    Ответить
  • Анонимно 27 февр
    Оставить 1 банк на всю Россию и всё уж
    Ответить
    Анонимно 27 февр
    В мире капитализма так дела не делаются
    Ответить
  • Анонимно 27 февр
    Про ак барс банк ничего не написано
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии