Новости

05:55 МСК
Все новости

Операторы связи: ценовой борьбы больше нет

Стенограмма бизнес-бранча «Реального времени» «Современная связь: в условиях борьбы за клиента». Часть 1.

Операторы связи: ценовой борьбы больше нет Фото: Максим Платонов

Участники бизнес-бранча «Реального времени» уверены, что основная тенденция на телеком-рынке — конвергенция, когда один и тот же оператор не только предоставляет услуги фиксированной и мобильной связи, беспроводного и проводного интернета, но и все больше переходит к оказанию других услуг — от представления доступа к интернету вещей до банковских услуг и производства собственного контента. При этом эксперты отмечают, что фактически идет концентрация всего рынка связи в руках нескольких крупных операторов, и выход новых игроков фактически невозможен из-за масштабов вложений. Тем не менее представители крупных компаний заявляют, что ценовой борьбы больше нет, но цены, как ни парадоксально, больше расти не будут. Однако такие заявления не мешают экспертам посматривать на пример Европы, где «и цены выше, и обслуживание хуже».

Участники:

  • Ильгиз Гибадуллин — территориальный управляющий Казанского кластера Центрального региона ПАО «ВымпелКом»
  • Алексей Коновалов — руководитель по развитию корпоративного бизнеса в РТ ПАО «Мегафон»
  • Александр Леонтьев — директор ОАО «Мобильная государственная связь»
  • Михаил Маркович — директор филиала ООО «Обит»
  • Марат Мухитов — руководитель по корпоративному рынку ПАО «МТС»
  • Диас Сафин — директор филиала ОАО «Ростелеком»
  • Александр Смирнов — директор по маркетингу ПАО «Таттелеком»
  • Дмитрий Семягин — заместитель редактора службы новостей деловой газеты «Реальное время»

«Драйвером роста является передача данных»

Дмитрий Семягин: Cразу первый вопрос: какие две-три тенденции этого года вы можете выделить на рынке? Тенденции, которые определяли развитие рынка.

Алексей Коновалов: Меня зовут Алексей Коновалов, руководитель бизнес-рынка компании «Мегафон» в Татарстане. На мой взгляд, основные тенденции на рынке мобильной связи сформировал переход большинства абонентов на пакетные тарифные планы, что позволяет нашим абонентам получать больше услуг практически за те же деньги, а может быть и за меньшие. Что касается бизнес-рынка, высокую популярность набирают облачные сервисы — это такие услуги, как 8-800, виртуальные АТС, контроль кадров. Мы не стоим на месте, смотрим в будущее и осваиваем новые рынки. Один из таких рынков — рынок финансовых услуг. Не так давно мы запустили новый продукт — это «Мегафон банк». Теперь наши абоненты могут расплачиваться картой «Мегафона» с лицевого счета абонента.

Александр Леонтьев: Генеральный директор «Мобильная государственная связь». Этот год, в нашем понимании, резко улучшил качество связи в Республике Татарстан с появлением желания практически всех операторов улучшить сетку и предложить большее количество услуг. Это с одной стороны. С другой стороны, для меня очень важны все более и более строгие законы по предоставлению услуг государственным структурам. Это накладывает определенный отпечаток на работу нашей компании и всех операторов. Работать все сложнее и сложнее — много дополнительных требований со стороны наблюдательных органов власти.

Марат Мухитов: Руководитель департамента бизнес-рынка в Татарстане «Мобильные телесистемы». Я поддержу Алексея: мы подтверждаем, что драйвером роста является передача данных — мы наблюдаем колоссальный рост в районе 40%, это одна из точек роста в этом году. Если брать бизнес компании «МТС» в целом в регионе, здесь мы больше смотрим в сторону сервисного оператора. Помимо мобильной и фиксированной связи — то, чем мы, по сути, обладаем уже давно, сейчас мы ставку делаем на банковские услуги — «МТС банк». В этом году мы закончили присоединение компании «Энвижн Груп», то есть делаем упор на системную интеграцию для того, чтобы конечный продукт для наших пользователей был сформирован от лица одной компании, так скажем, «под ключ».

Достаточно серьезные ставки пока, как единственный оператор из «большой тройки», мы делаем на спутниковое телевидение — здесь у нас тоже наблюдаются определенные точки роста. Помимо количественных показателей мы достаточно серьезный упор делаем сейчас на качество предоставляемых услуг — это обслуживание клиентов, потому что мы наблюдаем определенное снижение начислений в роуминге из-за понятных причин, которые происходили в стране.

Плюс к этому президентом компании в этом году было объявлено о новой стратегии в части предоставления услуг. К примеру, мобильная реклама — это тот продукт, который сейчас на рынке востребован и, по сути, является одной из точек роста «МТС» в Татарстане и в целом по России. Это основные моменты, которые мы наблюдаем в 2016 году.

Диас Сафин: Компания «Ростелеком». В силу ряда причин основная часть наших проектов связана с сегментом B2B. В этом году были проведены выборы, единый общий экзамен для школьников. Здесь я хотел бы сказать отдельно спасибо компании «Таттелеком», с которой, я считаю, мы очень удачно в партнерстве провели эти проекты. Что касается бизнеса B2C, здесь идет полный разворот на клиенториентированность — мы меняем нашу позицию, как таковую.

По части B2B рынка я поддержу коллег. Новые тренды — это облачные технологии, хранение данных, создание больших дата-центров, это наши новые проекты, о которых коллеги не упомянули, но надо сказать — вывод новых продуктов и технологий на базе интернета вещей. Локомотивом этот проект потянет обработку больших данных и, соответственно, на базе этого создание таких проектов, как облачные хранения и продажи. Я считаю, что это наше последнее достижение — совместный проект с компанией «Татнефть» как раз по облачному хранению данных. Это вкратце.

Михаил Маркович: Региональный директор компании «Обит». Поскольку мы работаем исключительно в сегменте B2B, я только про него и скажу. Мы являемся оператором фиксированной связи, поэтому про мобильную связь и B2C я рассказывать не буду. Коллеги уже отметили основной тренд — это облака, облачные решения, которые являются драйвером роста рынка в целом. Стабильно он не растет совсем и это как раз тот фактор, который позволяет ему на какие-то проценты расти. Вырос спрос на большие каналы, соответственно, IPN-каналы. Для многих компаний является важным фактором встроенность в бизнес-процессы. То есть они не просто интернет берут, а уже какие-то удаленные вещи. Еще можно сказать, что традиционная телефония мигрирует в облака, потому что процентов 80 наших подключений осуществляется через протоколы SIP. Это тренды на рынке B2B, в направлении которого сейчас меняется рынок.

Александр Смирнов: Директор по маркетингу акционерного общества «Таттелеком». Мы крупнейший оператор проводных услуг связи, более 2 лет назад вышли на рынок мобильной связи. Считаем, что будущее именно за конвергенцией проводных и мобильных услуг, так как абоненту сегодня не важно, где он находится: на работе, дома или в машине, он хочет быть подключенным к сети и он должен получить полный комплект услуг. Тренды коллеги отметили совершенно правильно, мы тоже считаем, что будущее за интернетом вещей, когда абонент сможет общаться со всеми устройствами, которые вокруг него находятся, фактически в любой момент времени. Еще можно назвать интересный тренд о телевидении. Человек хочет получать контент в любом месте, в любое время и за любые деньги, поэтому я считаю, что IT-телевидение — тоже тренд, который активно развивается и будет иметь успех в ближайшее время. Большая часть населения до сих пор пользуется линейными телевидением, но тех, кто подключает OTT-телевидение и интернет-подписку, все больше.

Безусловно, на конкурентном рынке очень важно качество обслуживания клиента. Наверно, сейчас уже клиент может выбирать из того большого количества крупных телеком-компаний те, кто в полной мере удовлетворяет его запросы. Я считаю, что это один из главных трендов — если клиента удовлетворяет качество, то он не настолько критично смотрит на цену услуги. Но если качество его не удовлетворяет или у него есть нарекания — он начинает искать другую компанию. Считаю, что работа над качеством, лояльностью, различными бонусными программами и пакетными предложениями — это очень важно на современном этапе.

Ильгиз Гибадуллин: Добрый день, я руководитель казанского кластера ПАО «Вымпелком». Тренды, которые назвали коллеги, в принципе, общие для операторов. Точно так же рост пакетных тарифных планов, набирающие популярность облачные решения, рост мобильного трафика — я думаю, это общее у всех. Что касается нашей компании, то для нас этот год ознаменовался важным событием — мы запустили конвергентное решение, объединяющее мобильную, фиксированную связь и домашний интернет в единый пакет для пользователей. И наши абоненты имеют возможность использовать, по сути, единую услугу, оплачивая символический рубль. Как показал прошедший год, это один из самых быстрорастущих сегментов, и я думаю, что рынок в принципе должен двигаться в этом направлении.

«Мы все чаще сталкиваемся на одних и тех же территориях, и это играет на пользу конечным пользователям»

Семягин: Спасибо. Тема нашего сегодняшнего бизнес-бранча обозначена как «Современная связь в условиях борьбы за клиента» и начнем мы все-таки с конкуренции. Многие из вас отметили, что рынок не растет. Насколько сейчас высока конкуренция на рынке? Начнем, наверно, с мобильной связи, потому что здесь больше ее представителей.

Гибадуллин: В чем считаем? В процентах?

Леонтьев: В накале страстей (смеется).

Семягин: Как вы сами оцениваете? Может быть, накал страстей спал и как раз все теперь измеряется в процентах.

Гибадуллин: Скажу пару слов. Если посмотреть, что, в принципе, происходит в России, многие отрасли показывают растущие цены: на бензин, на ЖКХ, на продукты и жилье. Наверное, телеком — одна из немногих отраслей в России, где цены не то чтобы не растут, они, скорее, падают. При этом, коллеги меня поддержат, это одна из наиболее востребованных услуг на сегодняшний момент. Мобильная связь, интернет, домашнее телевидение, фиксированная связь — это то, без чего современный человек себя представить не может. При этом усилия всех операторов, наша дружная, замечательная работа приводит к тому, что мы действительно все чаще и больше сталкиваемся на одних и тех же территориях. Это чувствуется и, наверное, играет на пользу конечным пользователям. Нужно понимать, что при продолжающейся тенденции всем операторам будет достаточно сложно инвестировать в развитие технологий и сетей, которое требует завтрашний и послезавтрашний день. Что касается цифр — это достаточно сложно сделать, может быть, коллеги смогут назвать более точные данные.

Мухитов: По «МТС», если смотреть в целом в регионе, 2016 год мы закроем в плюсе, и это связано, в первую очередь, с достаточно агрессивной работой на рынке B2C. Мы серьезно поработали над увеличением собственной розницы в офисах продаж. Как вы, может быть, знаете, «Связной» в прошлом году отказался от продаж продуктов компании «МТС» на своих полках. Стратегия сработала в плюс, и буквально за квартал мы все свои продажи подняли до должного уровня и сейчас демонстрируем прирост.


Бизнес-рынок, к сожалению, демонстрирует пока отрицательный тренд, в первую очередь, это связано с накалом страстей. В целом, я думаю, что год будет закрыт хорошо, но что касается вложений — об этом сказал Ильгиз (Гибадуллин, «Билайн»), то позиция компании «МТС» такова, что в случае, если цена на услугу будет очень низкой и не произойдет никакого замещения услугами фиксированной связи, облаками или другими дополнительными услугами, которые есть у каждого в портфеле, то мы, соответственно, как оператор связи, не сможем вкладываться в развитие нашей инфраструктуры. То есть это закрытие объектов, где нет связи, где она неудовлетворительная и так далее. Поэтому мы будем подходить к процессу с точки зрения здорового бизнеса — мы хорошо заработали, значит, мы хорошо вложились. По итогам 2016 года, у нас уже, по сути, сформирован бюджет на 2017 год, я могу сказать, что более 1,5 млрд рублей мы в 2017 году вложим в инфраструктуру Татарстана по мобильной связи.

Семягин: Доля «МТС» изменилась?

Мухитов: Доля «МТС» немного приросла и сейчас составляет чуть меньше 40%.

«Большая тройка» не по зубам «Теле2»?

Семягин: Прошлогодний выход «Теле2» как отразился на рынке Татарстана? Компания появилась давно, в республику пришла только в прошлом году. «Теле2» что-то сумел отвоевать у «большой тройки»?

Мухитов: По бизнес-рынку «МТС» «Теле2» отвоевал только банк «ВТБ». И, по-моему, это в первую очередь связано с тем, что там учредители на одном уровне… По массовому рынку мы никаких особых тенденций не наблюдаем. Есть определенная доля клиентов, которые ушли к «Теле2», но, как правило, мы фиксируем это на рынке B2C и, как правило, это лица до 30 лет. То есть это, по большей, части студенты.

Гибадуллин: «Теле2» достаточно агрессивно заходит на территорию. Я выскажу лично мое мнение — даже не компании, а мое: по итогам года я бы не сказал, что компания оказала какое-то существенное давление на бизнес-рынок точно, а те планы, которые они озвучивали в рамках сегмента B2С, компанию «Билайн» они сильно не потревожили.

Семягин: А «Мегафон» потревожили?

Алексей Коновалов: «На масс-рынке есть сегмент абонентов, которые периодически меняют оператора и, скорее всего, какую-то часть они забрали именно там»

Коновалов: Поддержу коллег, на бизнес рынке мы вообще никаких изменений в части давления от «Теле2» не наблюдали. На масс-рынке есть сегмент абонентов, которые периодически меняют оператора и, скорее всего, какую-то часть они забрали именно там. Но сказать, что у нас паника или на нас было оказано серьезное давление, нельзя.

Семягин: Хорошо. Сейчас также можно сказать, что «Ростелеком» возвращается на рынок мобильной связи. Во-первых, расскажите в двух словах что это будет — это же не просто мобильная связь?

Сафин: Если позволите, пока об этом умолчу, потому что в Татарстане мы пока новым проектом не представлены.

Хотел к словам коллег добавить. По большому счету, все же приросли, если честно признаться. База растет, но людей в Татарстане не прибавилось. Ситуация странная и интересная. Одна из моих версий — это то, что растет диджитализация общества. Во-первых, скоро мы, наверно, будем разговаривать с утюгами, холодильниками. И вся эта информация через сотовые сети передается и копится. На самом деле, у «МТС» есть целая линейка продукции «Рэдмонд», когда кофеварки по команде с телефона начинают готовить вам кофе и свет тушится.

Проникновение увеличивается, количество сим-карт увеличивается и было бы интересно поднять статистику, сколько сим-карт приходится на одного человека. Что касается вопроса, откуда черпает «Теле2», озвучу исключительно свою догадку: у них концепт начальной стадии «Мегафона» — когда они выходили, то в основной массе ориентировались на молодую аудиторию, на тренд роста вместе с компанией. И основная масса их пользователей, как вы сказали, до 30 лет — это та часть несформировавшихся людей, которые готовы к изменениям в своей жизни и поэтому очень легко покидают оператора, переходят от одного к другому. Наверно, у каждого из нас есть такая база кочевников, которая ходит от одного оператора к другому. Ну и потом, увеличение портфеля сим-карт у каждого из нас тоже дает рост по каждой компании.

Диас Сафин: «Одна из моих версий это то, что растет диджитализация общества. Во-первых, скоро мы, наверно, будем разговаривать с утюгами, холодильниками. И вся эта информация через сотовые сети передается и копится»

«Мы дошли до такого момента, что не грызем друг друга»

Семягин: Хорошо, тогда у других игроков спрошу. Выход на рынок «Ростелекома» насколько опасен для вашей компании? Известно, что это будет виртуальный оператор, правильно?

Сафин: Да, это новый проект и это виртуальный оператор. Акцент в основной массе будет все-таки поставлен на бизнес-сегмент. И это, наверное, не секрет — возможность эмитирования имеющейся фиксированной базы. Тут, наверное, Александр расскажет, как они это делают, они этим уже занимаются. То есть у нас, как у классических проводных операторов, есть база «фиксы», которая постоянно утекает — нам этого, естественно, не хотелось бы. И для того, чтобы фиксировать клиентскую базу, вы позволяете им сохранить номер, выдаете сим-карту и фактически делаете предложение, от которого они не могут отказаться. Все, клиент ваш и тут уже других вариантов сейчас, наверное, и нет.

Гибадуллин: Получается, у вас скорее стратегия удержания, чем атаки?

Сафин: Да. Объем «проводов», по большому счету, не увеличивается. Если брать последнюю статистику, по медиа мы не самые первые. Есть другие страны, куда больше обязанные медиа. И по проникновению мобильной связи нам тоже есть, куда расти — территория страны у нас большая, базовые станции ставить есть куда. Думаю, даже в Татарстане есть места, где ни один из сотовых операторов не ловит. По количеству поступающих запросов и просьб потенциальных клиентов, которые приходят в Министерство связи, понятно, что в населенном пункте таком-то нет сотовой связи. Тут, опять же, выручает «Таттелеком».

Семягин: Так есть опасность выхода «Ростелекома» на рынок или нет?

Леонтьев: Почему опасность? Чем больше операторов на рынке, тем лучше услуги связи. Поэтому это не опасность, это очень хорошо.

Гибадуллин: Любая здоровая конкуренция только толкает технологии, обслуживание и цены, и заставляет нас всех быть в форме, работать как можно лучше, поэтому, я считаю, это положительный момент.

Александр Леонтьев: «У нас на вышках операторов независимо каких стоят передающие антенны самых разных операторов. То есть мы дошли до такого момента, что не грызем друг друга, а делаем одно общее дело на благо региона»

Леонтьев: Вот чем хорош Татарстан. Благодаря заслуге, на мой взгляд, Министерства связи, несмотря на жесткую конкуренцию… Безусловно, от каждого руководителя, сидящего здесь, требуют очень многого. И все хотят, чтобы каждый из операторов завоевал весь рынок, но такого не было и не будет, в частности, в Татарстане. Что приятно — эти отношения не антагонистические, Ильгиз уже сказал. Наверно, это благодаря мягкому и мудрому руководству Министерства связи, в частности. У нас на вышках операторов, независимо каких, стоят передающие антенны самых разных операторов. То есть мы дошли до такого момента, что не грызем друг друга, а делаем одно общее дело на благо региона. И еще. Можно демпинговать ценами, и в Татарстане есть такой опыт, когда некоторые операторы зашли, уронили сетку, но ничего хорошего в этом нет. Каждый оператор должен иметь доход, и он должен быть приличным. Но все же впереди идет качество. И на сегодняшний день количество услуг увеличивается и увеличивается. Среди бегающих абонентов, может быть, кто-то это делает и из-за денег, но они хотят при малых деньгах получить еще и «Мерседес».

Смирнов: Можно маленькую ремарку? Мы анализировали рынок Европы, в частности, Франции. На французском рынке — три крупных оператора, которые предлагают примерно одинаковые цены. За 35 евро полный пакет и проводных, и мобильных услуг. Они также предлагают пакет услуг — звонки по Европе. Большой и бесплатный. Я спросил у них по поводу конкуренции, и они говорят, что по цене ее нет, конкуренция есть по качеству обслуживания и по дополнительным услугам, которые в пакете может предложить компания. Цены стабильно зафиксированы на 35 евро, которые дают рентабельность бизнесу.

Сафин: На американском рынке примерно такие же цены пакетных предложений.

«В мобильной связи мелких игроков нет и быть, наверное, уже не может»

Семягин: Хорошо, когда вы говорите, что нет ценовой борьбы, есть борьба качества, в таких условиях могут вообще выживать региональные операторы? Кое-где они еще сохранились. Какова их судьба?

Маркович: Если говорить о фиксированной связи, то, конечно, есть нишевые игроки, которые живут, где-то развиваются, а где-то нет. В Татарстане вообще рынок фиксированной связи не очень либеральный — я буду все-таки говорить про Казань. Небольшое количество игроков было исторически, и их доля не увеличивается. Но все равно есть компании, которые какую-то долю рынка занимают, если говорить о B2B и B2C.

Семягин: О рынке фиксированной связи мы еще поговорим отдельно.

Маркович: В мобильной связи мелких игроков нет и быть, наверное, уже не может.

Ильгиз Гибадуллин: «Это один из способов в нынешних условиях с помощью партнерства каким-то образом находить возможности и инвестиции на будущее»

Семягин: А какова вероятность, что на рынок мобильной связи может выйти крупный игрок из другой страны.

Гибадуллин: В отличие от Европы, наша страна слишком большая, чтобы легко купить этот билет. Количество базовых станций, которыми нужно будет обеспечить территорию, так велико, что вложения будут просто колоссальными для того, чтобы не просто серьезно конкурировать, но хотя бы примерно приблизиться к уже существующим игрокам. Речь идет о десятках тысяч базовых станций. Поэтому тут либо вариант партнерства с кем-то из существующих игроков, но зачем? Либо просто не выходить, чтобы не терять эти деньги.

Сафин: И это сказал «Билайн», у которого скандинавские активы.

Гибадуллин: Да, скандинавские активы, абсолютно верно. Но мы здесь в свое время выстраивали сетку. Но чтобы, утрирую, пойти сейчас на рынок Америки и строить новую сеть — это совершенно другая история. Важный вопрос: каким образом мы при падающих периодически ценах пытаемся удержать выручку, чтобы инвестировать в будущее? У нас в компании «Билайн» сейчас есть партнерство с точки зрения базовых станций с коллегами по рынку — в первую очередь с «МТС» и «Мегафон». И мы сейчас стараемся при возможности обмениваться нашими позициями, чтобы нести меньшие затраты на развитие собственной сети. Это помогает нам сокращать расходы, быстрее развивать свою сетку и попадать на те территории, где пока нет нас или наших партнеров по рынку. Это один из способов в нынешних условиях — с помощью партнерства каким-то образом находить возможности и инвестиции на будущее.

Семягин: Хотел еще спросить по поводу виртуальных мобильных операторов. Они являются конкурентами для классических операторов или здесь сотрудничество и никакой конкуренции быть не может? Тем более, насколько я знаю, МГС проект запускал.

Леонтьев: Я считаю, что любой виртуальный оператор не является большим конкурентом для обычного оператора, потому что он, в принципе, его помощник. Он, как правило, являясь виртуальным оператором, привязан к обычному, и продвигает его услуги, ничего не имея.

Смирнов: Эта модель бизнеса в принципе развита во всем мире. Виртуальных операторов насчитывается более ста. Я считаю, что эта модель имеет право на существование. Если люди готовы на каком-то небольшом сегменте делать этот бизнес — почему бы и нет? Это в очередной раз поднимает конкуренцию, заставляет больше работать и обращать внимание на клиентов.

Леонтьев: Виртуальному оператору не так легко, потому что ценовая политика как таковая уже сложилась. И чтобы ему выйти на рынок по достойной цене, она должна быть как минимум не ниже среднерыночной цены.

Семягин: А для «большой тройки» виртуальные операторы какую роль играют?

Гибадуллин: Если брать нашу компанию, то у нас есть опыт работы в этом направлении. Мы используем данный способ в качестве нишевого варианта — мы сотрудничаем с компанией «Симсим», которая в первую очередь ориентирована на мигрантов в России. И чтобы люди отдельно занимались этой темой, запущен виртуальный оператор, который полностью берет на себя этот кусок — стратегию, маркетинг и все остальное. С точки зрения глобальной конкуренции вообще, понятно, что мы не чувствуем сильных опасений и рисков со стороны виртуального оператора. По крайне мере, на сегодняшний день.

Семягин: Они, скорее, помогают?

Гибадуллин: В нашем случае, скорее, помогают, чем мешают.

«На рынке фиксированной связи новых игроков мы не видим»

Семягин: Спасибо. В отношении мобильной связи основных игроков мы знаем. Что происходит на рынке фиксированной связи? Кто основные игроки и насколько серьезна конкуренция?

Маркович: Если говорить о фиксированной связи, здесь есть своя большая тройка компаний. В Татарстане на рынке крупнейшие игроки — «Ростелеком» и «Таттелеком». Небольшие игроки неплохо представлены в сегменте B2B — две-три живые компании есть. Ну и, пожалуй, все. Игроков на рынке больше не становится, и общий тренд такой, что, например, рынок B2B замер в состоянии двух-трехлетней давности, и некоторые компании, наоборот, уходят с него в силу слияний и поглощений. Новых компаний мы не видим, а существующие как-то конкурируют, развиваются. В целом рынок B2B — не растущий и никаких движений тут ожидать не приходится.

Семягин: А дальше консолидация продолжится?

Маркович: Я думаю, скорее, да, потому что маленьким местным игрокам деваться некуда, и рано или поздно они придут к тому, что их поглотят крупные компании.

Семягин: Вот все говорили о конвергентных решениях. Грубо говоря, можно сказать о том, что мобильные операторы тоже заинтересовались фиксированной связью. Есть ли конкуренция между операторами фиксированной и мобильной связи?

Александр Смирнов: «В очередной раз повторю это слово конвергенция. Предоставление в наиболее удобной форме проводных и мобильных услуг задача каждого из нас»

Сафин: Вы, наверно, сами же и ответили на свой вопрос. Все дело в конвергенции. Каждый из нас хотел бы создать то поле для своего клиента, чтобы он не переходил с одного на другое. Поэтому мы стараемся создать свой пул предложений и удерживать в нем своих клиентов.

Смирнов: Я считаю, что по проводным услугам в республике конкуренция не меньше, а может быть и больше. В принципе, в этом направлении работает исторически сложившаяся компания «Таттелеком», кроме того, эти услуги сейчас оказывают и все крупные федеральные операторы, «Ростелеком», «большая тройка» — практически все стали предоставлять проводные услуги. Поэтому в очередной раз повторю это слово — конвергенция. Предоставление в наиболее удобной форме проводных и мобильных услуг — задача каждого из нас. Безусловно, наша республика состоит как из крупных городов, так и из сельских населенных пунктов. Развитие проводных услуг связи и устранение цифрового неравенства по всей республике — это задача сложная, которая требует инвестиций. Здесь хочу сказать слова благодарности Министерству информатизации и связи, которое эти проекты поддерживает и стимулирует их развитие. Это опять же дает дополнительных клиентов, и развитие услуг вширь — до всех окраин республики.

Семягин: Хорошо, тогда в условиях, где мобильные операторы заинтересованы в том, чтобы предоставлять фиксированную связь, операторы фиксированной связи, в общем-то, тоже заинтересованы предоставлять мобильную связь. Будет ли слияние двух этих направлений, и останется ли большая тройка, четверка или пятерка в целом на рынке?

Гибадуллин: Заметьте, этот процесс на самом деле уже запущен давно в какой-то степени. Вот вы называете нас мобильные операторы, фиксированные операторы — это не совсем корректно. Мы универсальные операторы. Мы объединились с компанией фиксированной связи — крупнейшим российским игроком еще в 2008 году. Да, мы как минимум, по вашему восприятию — мобильный оператор, но де факто у нас есть огромный кусок фиксированного бизнеса и, самое главное, фиксированные сети. То же самое, в принципе, касается и других игроков. Недавно «Таттелеком» запустил проект по мобильной связи. Это общие тенденции рынка, и сейчас чистого вида крупных мобильных операторов и операторов фиксированной связи найти сложно. Поэтому этот процесс не то, что будет в будущем, он уже произошел. А будем ли мы покупать друг друга в дальнейшем — это уже другой вопрос. А процесс объединения «мобилы» и «фиксы» в едином операторе, с моей точки зрения, уже свершившейся факт.

Михаил Маркович: «У нас задача не завоевать рынок и не поработить вселенную у нас задача зарабатывать деньги. И у нас, в общем-то, это неплохо получается»

Сафин: Я просто хотел добавить, что мы живем во время больших изменений. Была большая тройка, стала четверка. Плюс не надо замыкаться в границах Республики Татарстан, Российская Федерация большая, и ряд бизнесов наших татарстанских компаний выходит за пределы республик. И очень важно обеспечить их видами услуг в комплексе: мобильной, фиксированной связью, передаче данных. Мы даже ввели новую терминологию — промышленный интернет для крупных промышленных предприятий. Это те инновации, которые позволяют крупным республиканским предприятиям, работающим в масштабе РФ, и дальше получать конвергентные услуги в комплексе от одного оператора. Это очень важно.

Семягин: На что тогда рассчитывать небольшим компаниям и компаниям, которые нацелены на более узкие сегменты?

Маркович: Мы работаем в сегменте B2B и достаточно хорошо себя в нем чувствуем — мы второй год растем примерно на 40% в год. У нас задача не завоевать рынок и не поработить вселенную — у нас задача зарабатывать деньги. И у нас, в общем-то, это неплохо получается.

Семягин: То есть по факту такие компании есть и они свою долю имеют. И насколько я понимаю, если их взять в совокупности, доля рынка будет достаточно большая. На кого ориентируются эти компании?

Маркович: Мы, собственно, являемся лидерами среди маленьких компаний Татарстана, если говорить о сегменте B2B. Мы, безусловно, нишевый игрок, но тем не менее, я повторюсь, у нас задача быть экономически эффективными и зарабатывать деньги. У нас нет задачи биться за долю рынка или кого-то поглощать. Это у нас неплохо получается — выигрываем за счет сервиса, скорости реакции, гибкости. Нам проще, чем в крупных компаниях, нам проще где-то переориентироваться. Да, мы проигрываем, потому что у нас нет комплексности, но мы пока не видим, что это негативно влияет на наш бизнес. На самом деле, мы прорабатывали вопросы, становиться ли нам виртуальным оператором — этот вопрос серьезно стоял года полтора назад в Петербурге. Пока посчитали и решили, что есть определенные нюансы, и пока не стоит этого делать. Но может быть, когда-то мы и станем оператором виртуальной связи, присоединившись к какому-нибудь из крупных игроков.

Мария Горожанинова, фото Максима Платонова, видео Камиля Исмаилова
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 12 дек
    сейчас такие продвинутые гаджеты, что по-любому будешь пакетными услугами пользоваться
    Ответить
  • Анонимно 12 дек
    да уж , у современного человека тяжкая форма интернетозависимости
    Ответить
  • Анонимно 12 дек
    с холодильниками уже разговариваем, скоро они станут умнее нас
    Ответить
  • Анонимно 12 дек
    Жаль, что салоны связи перестали быть универсальными - где-то билайн не обслуживают, где-то мтс, где-то мегафон - вот и трать время, ходи ищи где денег положить
    Ответить
  • Анонимно 12 дек
    теле2 не очень удобно, зато очень дешево - можно как вторую симку использовать
    Ответить
  • Анонимно 12 дек
    Интересный разговор, но рынок фиксированной и сотовой связи, это две трети всех денег в отрасли телекоммуникаций в РТ, а где то еще, во всеразличных услугах, крутятся порядка 12 млрд рублей в год. Наверное часть из них в почте России, зато остальные это и есть тот сегмент, который скорее всегомогут занять остальные мелкие участники рынка, и за этим, как мне кажется будущее.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии