Новости раздела

Арик Дроми, футуролог Volvo: «Два часа в неделю делайте так, чтобы у вас ничего не получалось»

Уметь ошибаться нужно, без этого не будет достижений и новых открытий, считает штатный футуролог компании Volvo, спикер предстоящей бизнес-лекции «Реального времени» Арик Дроми. В преддверии его казанского выступления мы узнали, почему человечество не может выбраться из «бумажной демократии», по каким причинам будущее за «цифровыми альфа», а не «поколением Y», почему фермер — это профессия будущего, и застанем ли мы технологии из 2015 года по версии Марти МакФлая.

Футурологи не предсказывают будущее, а рассказывают истории

— Для начала давайте разберемся, что такое футурология и можно ли считать ее наукой?

— Мне кажется, футурология — это умное словечко, и людям нравится, когда я использую его в заголовках и где только можно. А если серьезно, да, я бы назвал это наукой.

Многие люди думают, что футурологи предсказывают будущее. Они думают так благодаря Нострадамусу и Ванге. Я не знаю, вхожу ли я в их число. Но все, что я делаю: я беру информацию, анализирую и изучаю ее. Я стараюсь выявить различные потенциалы, возможности и сделать вывод, как они могут повлиять [на нашу жизнь, — прим.ред.]. Это, скорее, не предсказывание, а ориентирование в будущем, я придерживаюсь этого определения.

— У многих западных компаний есть штатные футурологи, вы один из таких примеров — работаете в группе Volvo. Скажите, насколько целесообразно бизнесу пользоваться услугами футурологов?

— Это сложный вопрос. Я думаю, всякий раз, когда какая-либо организация хочет выявить различные события, элементы, которые могут повлиять в будущем, они нанимают рассказчика. Потому что это и есть то, чем мы занимаемся — мы рассказываем истории. Это может быть странно, но все это официально. Потому что все происходит в корпоративной среде, и все должно соответствовать корпоративной культуре. Однако до сих пор сложно убедить компании, что им просто необходимы эти рассказы о возможных сценариях развития будущего.

Политики без воображения

— В прошлом году все отмечали прилет Марти МакФлая из фильма «Назад в будущее». Однако из всего, что было в фильме, кажется, мы только-только сумели придумать самозашнуровывающиеся ботинки и ховерборды. Как вы считаете, насколько реальное развитие науки и техники отстает от футуристических идей из фильмов?

— С точки зрения перспектив технологий (какие технологии мы можем создать сегодня), мы уже достигли этого. Думаю, что на самом деле это «бумажная» демократия, «бумажная» политика — они отстают.

«Не сами технологии начинают появляться. Сначала мы начинаем понимать экономическое и политическое значение этих технологий». Фото cinemotionlab.com

Я часто говорю, что нас ведут слепые люди, которые слепы к своей слепоте. Не сами технологии начинают появляться. Сначала мы начинаем понимать экономическое и политическое значение этих технологий. Но пока мы занимаемся бумажной работой, мы будем отставать.

Опять же, я часто говорю, что через десять лет я смогу принять маленькую таблетку, и мой мозг подключится к сети. Люди начинает спрашивать: «Откуда ты это знаешь, как это возможно?». Я отвечаю: «Вот же, эти технологии уже есть в нашей жизни» — «Это какое-то мини-приспособление?» — «Нет» — «Весь мозг будет подключаться?» — «Нет».

Но возможности для таких технологий уже есть. Для меня большинство политиков просто идиоты. Когда человек становится политиком, он лишается воображения. Это то, чего им не хватает.

— Как это изменить?

— Это будет медленно и больно (смеется). Современное поколение политиков — это люди «молчаливого поколения», поколения беби-бумеров. Я должен относиться к «поколению Х», но я предпочитаю не относить себя ни к какой категории.

Многие говорят о «поколении Y», но давайте взглянем правде в глаза — им по 30 лет, они не имеют отношения к этому. Даже те, кто родились в 2000-е, родились, когда еще не было айпадов и тач-технологий. Новое поколение с другим восприятием — это мои внуки и правнуки, которых я называю «поколение цифровых альфа».

Я думаю, Дарвин был прав насчет естественного отбора. Мы живем в мире физической политики. В конце концов, вся эта политика вокруг нас не важна. Например, моя задача — это построить платформу для будущих людей, чтобы они написали «код будущего». Я уже не увижу этого, но, по крайне мере, я могу заложить основу.

«Многие говорят о «поколении Y», но давайте взглянем правде в глаза — им по 30 лет, они не имеют отношения к этому. Даже те, кто родились в 2000-е, родились, когда еще не было айпадов и тач-технологий». Фото mosurbanforum.com

Нужно понимать, что войны и революции не приведут нас к переменам. Нам нужно думать, что будет послезавтра, думать о платформе, к которой будут стремиться наши внуки и правнуки, которые напишут этот самый «код будущего».

— На ваш взгляд, в каком направлении сейчас стоит двигаться IT-компаниям, крупному бизнесу?

— Я думаю у IT-компаний больше нет права на существование в этом мире. На мой взгляд, такие компании — это просто способ забрать деньги у тех, кто смыслит в этом меньше.

Есть список профессий, которые перестанут существовать. И программисты входят в этот список. Нам нужно переосмыслить технологии и то, как они взаимодействуют с нами. В каждой компании должны применять высокие технологии в мышлении как часть культуры.

Я считаю, что IT-компании должны перестать существовать. Вместо них должны быть отдельные управления. Искусственный интеллект с легкостью выполнит большинство работ, которые люди выполняют сегодня. Существующие структуры должны быть перенаправлены в сторону прогресса.

Фермер — это профессия будущего

— В последнее время популярны разговоры о профессиях будущего. Вы сами говорили, что не пустите своих детей учиться программированию, потому что это прошлый век. Можете назвать 5—10 профессий, которые, на ваш взгляд, будут актуальные в будущем?

Я думаю, что когнитивный программист — это одна из профессий будущего. Все, что связано с NLP (обработка естественного языка). А еще я думаю фермер — это профессия будущего. Это может звучать забавно, но все же. Мы доказали, что мы все-таки ленивые негодяи. Люди сегодня уже не хотят быть фермерами. Но мы можем научить роботов быть фермерами. Поэтому фермер-учитель, фермер-программист — это профессия будущего. И очень интересная, к тому же.

К сожалению, банкинг вымрет уже со дня на день, и должен быть новый донор банковской системы, я бы назвал его цифровой банкир или диджитал-банкир. Это будет очень важная профессия в будущем, чтобы понимать вещи, которые будут происходить.

Это только некоторые примеры. Многие профессии будут исчезать, и будут возникать те, которые расширят границы нашего сознания. Знаете, исследователь внеземной жизни — вот профессия будущего! Благодаря роботам, в будущем у нас будет много времени, чтобы изучать другие планеты.

«Люди сегодня уже не хотят быть фермерами. Но мы можем научить роботов быть фермерами. Поэтому фермер-учитель, фермер-программист — это профессия будущего». Фото 42.tut.by

— В одном из интервью вы говорили, что тот же Facebook работает над искусственным интеллектом. Но просто так он это сделать не сможет, так что, скорее всего, компания читает сообщения своих пользователей. Вы считаете такой подход верным? Нам всем стоит принять это или, по примеру Марка Цукерберга, начать заклеивать камеры ноутбуков?

— Моя камера тоже обычно заклеена, но, мне кажется, это, скорее, привычка. Я думаю, все дело в ценности информации. Я не скрываю ничего на Facebook, я не верю в эту чепуху, что Марк Цукерберг читает мои сообщения и переписки с друзьями, с моей женой или моими детьми. Меня больше волнует, что он не понимает и не знает, что это значит для меня.

Полной конфиденциальности нет нигде — ни онлайн, ни оффлайн. Если вернуться, например, во времена Ленина и Сталина, когда не было Интернета, была ли там полная скрытность? Нет. И так было в любой стране, какую ни возьми. Все дело в том, что вы получите от такого, так сказать, «обнажения», выставления напоказ ваших данных.

Мне нравится фраза, что Facebook и Google — это старые компании будущего. И дело не в них, а в нас, в том, как мы определяем ценность. Когда все больше людей поймут, что мы сами можем стать искусственным интеллектом, мы будем сами определять насколько действительно ценна информация. Facebook придется только справиться с этим.

— А что вы думаете о роботах, которые должны заменить людей? Уже всерьез говорят о массовом применении роботов, которые начнут писать новости за журналистов. Как вы считаете, насколько быстро это произойдет?

— Этим уже занимается Narrative Science. Они уже написали несколько статей в Forbes. Надеюсь, что роботы будут писать речи для политиков.

Все дело в привыкании. Мы уже автоматизировали и зависим от искусственного нейроинтеллекта. Есть много исследований на тему, как внешний скелет может увеличить человеческие возможности. И таких вещей становится все больше, это неизбежно. И люди все больше к этому привыкают и перестают замечать это.

Мы уже летаем по всему миру по воздуху. У нас уже есть роботы дома, которые моют посуду — это называется посудомойка. Сколько она уже существует? Но это же тоже робот. Просто они будут становиться только умнее, у них появятся руки, ноги и голос. И это уже сегодня существует. Вопрос состоит не в том, что роботы будут способны делать, а что мы будем делать с этими роботами завтра.

Нужно ошибаться хотя бы раз в день

— Правда ли, что корпорации в маркетинговых целях сдерживают прогресс?

— Я не хочу заниматься конспирологией, но все же во власти корпораций находится очень многое. Знаете, корпорации привыкли к мысли, что все должно идти определенным образом и это нельзя менять. И это скорее не корпорации, а образ мышления, который сдерживает прогресс.

В этом и состоит проблема. Не в том, что «давайте зарабатывать больше денег от наших пользователей», ведь это очевидно, что новые технологии на этом много зарабатывают. Проблема именно в сформировавшейся культуре, которая тормозит развитие.

«Нам нужно перестать думать, как мы думаем сейчас. Наверное, это больше личное решение, а не решение общества, хотя общество и состоит из личностей». Фото facebook.com/aric.dromi

— Как-то вы сказали, что традиционный ВВП уже не актуален, его нужно считать по-другому. Что вы имели в виду и как, по-вашему, нужно начинать его считать?

— Я не экономист, и я не могу сказать, как рассчитывать ВВП. Мне нравится фраза, которая гласит, что счастье населения нельзя посчитать в ВВП. И это правда. Мы не берем в расчет цифровое взаимодействие, которое делает нас более счастливыми.

Если посмотреть, что происходит в минуту в Интернете, это не берет в расчет ни одна компания, ни одна страна. Например, моя жена из Болгарии, и я люблю Болгарию. Пловдив — это второй крупнейший город Болгарии. В городе очень много разных художественных магазинов, они просто везде. Там есть один парень, который делает вручную изделия из кожи. И он не принимает кредитки, он принимает только наличные или продает свой продукт на Etsy. Тот факт, что он продает на Etsy, не учитывается при расчете ВВП.

В Москве, в метро я видел одну бабушку, которая сидела, читала, а в руках у нее был Kindle! Вот это и есть цифровой образ жизни. А мы даже не обращаем на это внимания, потому что мы не знаем, как измерить это. Вся наша экономическая система — это доцифровой век.

— Вы также упоминали, что наше поколение все еще слишком заточено на бумажной работе и мелкой рутине. Есть у вас какие-то советы, как побыстрее из этого выкарабкаться и начать двигаться вперед?

— Нам нужно перестать думать, как мы думаем сейчас. Наверное, это больше личное решение, а не решение общества, хотя общество и состоит из личностей. Сейчас эпоха изучения новых возможностей, эпоха, когда не нужно бояться идти на риск и пробовать новое.

Нам нужно перестать делать слишком много дел в день. Нам нужно взяться только за одно дело и провалить его.

Да-да, попробуйте просто не выполнить его. Попробуйте потерпеть неудачу хотя бы раз день. Потому что только с помощью ошибок мы узнаем, как правильно нужно делать. Но мы не учим наших детей, как терпеть неудачу, мы учим их как преуспевать.

Посмотрите на всех успешных людей в мире, например, Стива Джобса, Билла Гейтса — это люди, у которых всегда что-то не получалось. Поэтому я бы посоветовал, хотя бы два часа в неделю — просто делайте так, чтобы у вас ничего не получалось.

Екатерина Данилова, Юлия Красникова
Справка

Арик Дроми — главный футуролог компании Volvo и основатель компании tempus.motu.

МероприятияОткрытая лекция

Новости партнеров

комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 13 сен
    Кризис всем нужен
    Ответить
  • Анонимно 13 сен
    Мудрые советы! обязательно воспользуюсь
    Ответить
  • Анонимно 13 сен
    футурология таки вряд ли наука ;)
    Ответить
  • Анонимно 13 сен
    Нельзя просто взять и перестать думать
    Ответить
  • Анонимно 13 сен
    Узнала, что такое футурология, сделала вывод-не зря читаю ваше издание.
    Ответить
  • Анонимно 13 сен
    Иду-иду! Буду у вас 30ого обязательно!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии