Новости раздела

«Нормальный хозяин вдоль водного объекта дом не построит. Это дорого»

Стенограмма онлайн-конференции «Реального времени» с министром экологии и природных ресурсов РТ Фаридом Абдулганиевым. Часть 2

«Нормальный хозяин вдоль водного объекта дом не построит. Это дорого»
Фото: Роман Хасаев

В ходе онлайн-конференции в прямом интернет-эфире из редакции «Реального времени» Фарид Абдулганиев рассказал, что в 2016 году будут создаваться парки и скверы по берегам водоемов. А на долгожданной Адмиралтейке пока идут технические работы, и увидеть ее в новом облике до 2017 года не удастся. Много внимания в ходе беседы министр уделил общественному контролю. Затронули в ходе беседы и проблему незаконных дач на островах, и засыпку Волги. Актуальными в этом году остаются проблемы рекультивации карьеров, экологии Буинского района, трубопроводов на дне водоемов.

  • Фарид Абдулганиев — министр экологии и природных ресурсов РТ
  • Дмитрий Семягин – модератор, заместитель редактора службы новостей интернет-газеты «Реальное время"

«Это, к сожалению, такой бич наш: всегда кажется, что земли не хватает»

— Вот вы уже сказали, что сносятся заборы, то есть массового сноса коттеджей по берегам мы не увидим в этом году, да?

— Нормальный хозяин вдоль водного объекта дом не построит. Это дорого, это непростая инженерная работа, этот дом все время находится в воде, поэтому мы что замечаем — в основном заборы. На сегодняшний день что есть? Вот легкая постройка — баня, собственность не оформлена. Это такой момент, что хозяин захотел построить на берегу — построил. В основном это беседки, какие-то барбекю и какие-то заборы, то есть, земли кажется, что мало: здесь вышли на полметра, здесь потихонечку выходит. Это, к сожалению, такой бич, что ли, наш: и водные объекты, и палисадники так переставляются, всегда кажется, что земли не хватает. Росреестр приходит для уточнения. И поэтому здесь как раз мы не видим больших проблем объяснить с привязкой к координатам. И хозяева прекрасно знают, где заканчивается их участок. Когда мы им показываем, сами соглашаются, поэтому здесь понимание есть.

«Республика Татарстан по системе взаимодействия с общественностью в вопросах экологии является безусловным лидером среди регионов»

Вы знаете, и у нас не бесчисленное количество инспекторов, хотя есть и молодежные движения, которые нам помогают, сами граждане очень часто обращаются по всем доступным каналам связи, когда они говорят: здесь такое нарушение, здесь — такое. С 1 января мы назвали эту систему республиканской экологической приемной, когда абсолютно любой гражданин может довести любую информацию до министерства экологии посредством любого открытого способа: это письменное обращение, это прием граждан. Вот вы спросили, растет ли интерес к вопросам экологии, я вам скажу, что, конечно, растет, и вы, наверно, меня сегодня сюда не случайно пригласили. И такой показатель: мы, министерство экологии, из месяца в месяц занимаем второе место по количеству принятых граждан, — это ли не показатель, это ли не индикатор, какой идет рост интереса населения к экологии? Можно написать в интернет-приемную министра, можно написать в систему «Народный контроль», «Школьный экопатруль».

Мы, министерство экологии, из месяца в месяц занимаем второе место по количеству принятых граждан, — это ли не показатель, это ли не индикатор, какой идет рост интереса населения к экологии?

Я хочу поделиться с вами такой информацией: Республика Татарстан как пилотный регион по системе взаимодействия с общественностью по вопросам экологии является безусловным лидером. На этой неделе, буквально через два дня, мы будем докладывать на федеральном экологическом совете с участием министра природных ресурсов и экологии РФ Сергея Ефимовича Донского о нашем опыте по взаимодействию с общественностью. Одна из учениц 27-й гимназии отправила нам 260 сообщений через систему «Школьный экопатруль», 30 из этих нарушений были устранены по горячим следам, все взяты на контроль. Есть нарушения более серьезные, и знаете, что не может нас не радовать? Когда мы встречаемся со школьниками, с родителями, задаем вопрос: «Откуда ты узнал?», — он говорит: «Моя учительница…». Значит, это не случайно, это системно, значит, управление народного образования Казани, крупных городов, муниципальных районов, это система образования — система пошла, маховик заработал, раскрутился.

У нас с 1 апреля в Татарстане проводится двухмесячник по санитарно-экологической очистке территории. Так вот, за первый месяц этого двухмесячника по системе «Школьный экопатруль» пришло обращений столько, сколько за весь прошлый год — вот какая динамика. Глаза горят, школьники обращаются. Вот одна девочка буквально перед праздниками к нам пришла в министерство экологии и говорит: «Вы знаете, у нас класс — лидер, но мы не можем останавливаться на достигнутом, я староста класса и хочу еще в личном зачете пройти». Если там выплаты, то выплат нет, если какие-то поощрения, то поощрения — это подведение итогов конкурса. Мы, конечно, проводим его каждый год, надо отдать должное — работу поставил мой предшественник, министр экологии Артем Юрьевич Сидоров. Он сейчас возглавляет Управление Росприроднадзора РФ, очень часто интересуется, как у нас идет это направление, мы говорим, что маховик раскрутился и идет дальше.

И знаете, такой важный аспект министерства экологии различных регионов задают вопрос: «Как вам удалось это сделать?». Удалось сделать, благодаря поддержке президента РТ, это выплата гражданам за предоставлении информации о нарушениях природоохранного законодательства. Но это не просто сфотографировать пластиковую бутылку, которая в лесу валяется (ее проще подобрать и сложить в урну), необходимо зафиксировать факт нарушения, то есть, сливает ассенизаторская машина или идет незаконная разработка карьера: у нас есть черные копатели («карьеристами» мы их называем шуточно), это те, которые украдкой по ночам или в труднодоступных местах… Это население знает, оно пишет, но у нас нет ни одного клочка земли на территории РТ, где бы не было хозяина: это руководители сельского поселения, это моя частная земля может быть, это глава муниципального района, глава муниципального образования, и каждый прекрасно знает, что у него в районе происходит, если это действительно ответственный глава. И поэтому ни одного карьера просто так единовременно за один час появиться не может, поэтому тут нужно работать с населением, тут нужно смотреть, где идет стройка, откуда песок, откуда щебенка, откуда эти очень распространенные полезные ископаемые.

«Как же вы, экологи, можете допустить разработку карьера? У нас ответ очень простой: школы строить надо»

Штрафы большие, у нас сейчас есть техника, мы работаем рейдом, буквально в праздничные дни мы приготовили ряд материалов, сейчас по известным причинам я их не хотел бы озвучивать в эфире, но точно вам смогу озвучить их уже через несколько дней, когда работа с правоохранительными органами будет доведена до конца, был ряд фактов, когда грубейшие нарушения по разработке карьеров были нами обнаружены. Техника позволяет. У нас есть еще такой продукт, называется экологическая карта РТ, геоинформационная система. Так вот там различные слои в зависимости от того вопроса, который мы рассматриваем, в том числе есть вопрос по карьерам, и мы можем посмотреть, если есть карьер, и он не рекультивирован, то в первую очередь туда еще может еще кто-то прийти. Это в открытом доступе. Вы точно так же можете зайти в интернет и найти это, и глава муниципального района, любой контролирующий орган, любое физическое лицо может войти и найти вот эти точки.

Школы строить надо, детские сады, дома, дороги строить надо. Поэтому очень важно рациональное природопользование, чтобы минимизировать экологический ущерб

Что мы сделали в этом году? Я вначале сказал, что большое внимание уделяется в республике вопросам экологии. Та часть платежей за негативное воздействие на окружающую среду, которая остается в муниципальных районах, сейчас расходуется только на природоохранные мероприятия. И со следующего года (ряд районов уже в этом году начал работать) платежи от налога на добычу общераспространенных полезных ископаемых, которые зачисляются в бюджет муниципального района, будут направлены тоже на природоохранные мероприятия и, в первую очередь, как раз на рекультивацию этих «черных карьеров». Работа по их рекультивации будет продолжена, но сейчас, к сожалению, возникает иное при рекультивации, рекультивация идет ранее обнаруженных. Опять же это ударяет по муниципальному бюджету, и главы районов заинтересованы в том, чтобы с черными копателями работали. Для нужд муниципальных районов создана система, по которой они могут извлекать по согласованию с министерством экологии эти полезные ископаемые с точной установкой точек, координат, в которых находятся месторождения, объемов добычи, начала работ, завершения работ по рекультивации, завершение сроков.

И пользуясь случаем, я хотел бы сказать, что, когда к нам идут обращения от населения, что: «Как же вы, экологи, можете допустить разработку карьера?" У нас ответ очень простой: школы строить надо, детские сады, дома, дороги строить надо. Поэтому очень важно рациональное природопользование, чтобы минимизировать экологический ущерб. После того, как мы разрабатываем карьер, мы делаем обложение; для этого тоже выполняется проект и в дальнейшем засадка. Мы видим такие хорошие примеры, когда бывают холмистые местности, и вооруженным взглядом через несколько лет тяжело уже обнаружить холм, или там был карьер, потому что уже саженцы, трава — плодородный слой восстановлен, поэтому мы говорим, что здесь экологического ущерба просто нет.

«Если дача находится не в 20-метровой зоне, она надлежащим образом оформлена, то, конечно, не стоит бояться»

— Мы ушли от года водоохранных зон. Я бы все-таки хотел к этому вопросу вернуться. Вот мы уже поговорили про коттеджи, про капитальную застройку. Много вопросов было у дачников. Я понимаю, что Волга — это не ваша сфера ответственности, но все-таки, может быть, в двух словах скажете, будучи знакомым с ситуацией: что будет с волжскими дачами? Есть дачи на островах, в том же самом Зеленодольском районе, в Васильево. С этими объектами что будет? Там ведется сейчас какая-то работа?

Если дача была построена на узаконенном земельном участке, зарегистрирована, не является какой-то хаотичной застройкой, а на эту дачу есть документы, то, как правило, вопросов не возникает

— Конечно, эта работа ведется. Что касается дач, здесь очень много вариантов, по каждому случаю надо разбираться индивидуально. Если дача была построена на узаконенном земельном участке, зарегистрирована, не является какой-то хаотичной застройкой, а на эту дачу есть документы, то, как правило, вопросов не возникает. Еще раз хочу подчеркнуть, что непосредственно над водным объектом или зайдя на водный объект, чтоб были дачи построены, мы с таким не встречались. Еженедельно мы проводим облеты, и я хочу сказать, что за серию авиаоблетов мы только один случай обнаружили, когда (это не дача, а какой-то рыбацкий домик) вышли на территорию водного объекта, над водным зеркалом домик стоит. Это из ряда вон выходящий случай, чтобы принимаем кардинальные решения, кардинальные меры.

Стоит ли бояться дачникам каких-то мер административного воздействия, если дача находится не в 20-метровой зоне, она надлежащим образом оформлена, — конечно, не стоит бояться. Но самое частое нарушение: вот стояла дача (пусть она 60-70-х годов), но земли показалось мало, пошли забор переставили, — здесь, конечно, мы будем отрабатывать совместно с Росприроднадзором и органами прокуратуры, нашими коллегами из Росреестра о недопущении занятия береговой полосы. Это, конечно же, является серьезным нарушением.

«На сегодняшний день у компании, работающей на месторождении в Займище, лицензия на производство работ отсутствует»

— И вот еще один вопрос, я тоже понимаю, что это не в сфере вашей компетенции, но я не могу об этом не спросить: скандал с прошлого, с позапрошлого года тянущийся, с засыпкой Волги в районе Займища, в районе Васильева, — там сейчас какая ситуация?

— По нашим данным, было обращение от компании, разрабатывающей добычу общераспространенных полезных ископаемых. В связи в выявлением ряда нарушений мы были вынуждены отозвать лицензию на проведение этих работ. Компания обратилась с иском в суд, ответчиком выступило министерство экологии как орган, выдававший лицензию, суд остался на нашей стороне. После этого было очередное обжалование уже в самарском суде, и самарский суд также остался на нашей стороне, и на сегодняшний день у компании, работающей на месторождении в Займище, лицензия на производство работ отсутствует. Две судебных инстанции прошли, поэтому дальнейшие работы на этом участке будут противозаконными.

«Проводились общественные обсуждения по созданию вот этих парков, привлекались дизайнеры, специалисты, эксперты»

— Но год водоохранных зон — – это не только какие-то запрещения, но и еще и что-то новое, новые, как вы сказали, водные парки. Можете немножко рассказать о том, какие объекты у нас будут облагораживаться, и что ждет казанцев и татарстанцев в этом году? Что нового появится?


Это в основном вдоль рек, водных объектов Куйбышевского водохранилища, и Кама, и Набережные Челны, и Муслюмово, и Сабы — тут половина районов РТ будет задействована

— На сегодняшний день проводились общественные обсуждения по созданию вот этих парков, привлекались дизайнеры, специалисты, эксперты по работе с ландшафтным дизайном. В различных районах сейчас проводится эта работа. Районы были выбраны неслучайно: это, в первую очередь, те районы, которые себя зарекомендовали как наиболее заинтересованные в проведении таких работ по итогам предыдущего года парков и скверов.

Концепции этих рекреационных зон тоже находятся в открытом доступе — с ними можно ознакомиться. Первые эскизы мы видели еще в самом начале этого года, сейчас идет продолжение. Я думаю, что мы сможем для такого широкого освещения разместить эту информацию и на нашем сайте министерства экологии, чтобы было можно зайти и посмотреть, что же ожидает казанцев и татарстанцев. А своими глазами это можно будет увидеть уже в этом сезоне.

— А если более конкретно по объектам: какие озера, реки?

— Это в основном вдоль рек, водных объектов Куйбышевского водохранилища, и Кама, и Набережные Челны, и Муслюмово, и Сабы — тут половина районов РТ будет задействована.

— А в Казани?

— И в Казани в том числе.

«Вы знаете, что РТ очень сильно отличается от других регионов тем, что у нас каждому отдельно взятому вопросу охраны природы уделяется внимание»

— Масса программ, которые сейчас реализует министерство и правительство инициирует, — эти программы финансируются только из республиканского бюджета или еще какие-то источники финансирования есть?

— Конечно же, здесь очень вариативно в зависимости от того вопроса, который мы рассматриваем. В частности, республиканская программа на 2014-2020 годы воспроизводства ресурсов и охраны окружающей среды имеет общую сумму 5,4 млрд рублей. Это бюджет РТ, он финансирует семь подпрограмм: это и вопросы экологической безопасности, и вопросы экологического просвещения, вопросы сохранения биологического разнообразия, вопросы Красной книги, осуществление экологического надзора.

Республиканская программа на 2014-2020 годы воспроизводства ресурсов и охраны окружающей среды имеет общую сумму 5,4 млрд рублей. Это бюджет РТ, он финансирует семь подпрограмм

Вы знаете, что РТ очень сильно отличается от других регионов тем, что у нас каждому отдельно взятому вопросу охраны природы, экологии уделяется пристальное внимание. У нас есть министерство экологии, министерство лесного хозяйства, управление по защите и охране животного мира. Мы даже во время своего выступления не говорим «министерство экологии», а «органы природоохранного блока». Когда общаемся мы с коллегами (нас связывают очень теплые отношения) из различных регионов, с которыми практически в ежемесячном формате встречаемся, либо к нам приезжают, либо мы ездим, смотрим, что, допустим (не буду называть регион): «Как у вас региональная служба надзора?» «У нас, говорит, — четыре инспектора и один уазик». А область по площади сопоставима с РТ. Что можно от них добиться? Цифры, которые они приводят, я их тоже сейчас не хочу приводить, но они очень непоказательны.

Что касается, например, надзора, я приведу вам такую цифру (тут Татарстан, конечно, лидер): ущерб в прошлом году 360 млн рублей, по наложенным штрафам – 46 млн рублей. К соседям обращаемся: «У вас какая сумма? – У нас 230 тыс рублей». Само за себя говорит, эта служба работает. Эта работа финансируется из республиканской программы.

Что касается софинансирования, объекты капитального строительства (вот мы говорили о берегоукреплении реки Казанка) — это федеральное, в первую очередь, финансирование, Агенства водных ресурсов министерства природы на условиях софинансирования с бюджетом региональным. Что касается таких значимых проектов, как парки и скверы, это региональный бюджет, местный бюджет и вне бюджета — 600 млн рублей. Крупные предприятия, крупные природопользователи обычно тоже поддерживают эти мероприятия. Поэтому мы говорим, что есть различные источники, вся схема отработана годами, работает и дальше.

«К 2017 году мы должны завершить работу по экореабилитации Адмиралтейского пруда»

Я хотел бы сказать, что у нас защищен такой проект, который называется «Экореабилитация Адмиралтейского пруда» в Кировском районе; 405 млн рублей на условиях софинансирования из регионального бюджета. Старт был дан буквально на днях, 21 апреля, когда у нас был объявлен общегородской субботник, и мы как раз главной площадкой попросили обозначить вот этот объект, и нас поддержал президент РТ. Рустам Нургалиевич лично принял участие в этом субботнике. Были посажены деревья, была проведена чистка берегов, частичная расчистка с привлечением водолазов, и в ближайшие два года — в этот год и в 2017 году — мы должны завершить эту работу по экореабилитации. Вообще программа экореабилитации достаточно молодая, и мы по ней делаем первые шаги, но весьма успешные. Я хочу сказать, что до 2016 года ни один подобный проект в РТ не защищался.

Программа экореабилитации достаточно молодая, и мы по ней делаем первые шаги, но весьма успешные. Я хочу сказать, что до 2016 года ни один подобный проект в РТ не защищался

Сейчас у нас в республике на подходе еще один проект, это ликвидация накопленного экологического ущерба в Буинском районе: отвалы, шламы нефтепродуктов у нас скопились. Сейчас по проекту завершается экспертиза, и мы будем обращаться к нашим коллегам из федерального центра для финансирования этих работ.

Есть еще один очень интересный проект, это старые заброшенные нефтяные трубы. Они без хозяина, лежат на дне не один десяток лет, но в них до сих пор остаются нефтепродукты, и в случае прободения этих труб нефтепродукты будут попадать в водный источник, а у нас там рядом находится водозабор. Поэтому здесь мы сейчас прорабатываем вопросы государственно-частного партнерства, чтобы финансирование было не только за счет федерального и регионального бюджета, но и за счет нефтяных компаний, осуществляющих нефтедобычу в близлежащих районах. Тоже видим положительный отклик, и сами компании предлагают свою помощь, потому что они тоже заинтересованы, чтобы никакого экологического ущерба на подведомственной им территории не произошло даже по ошибке.

— Вот по Адмиралтейской слободе интересно очень: проект был заявлен достаточно масштабный, вы сказали, что работы уже начались; в этом году мы что-то еще в Адмиралтейке увидим?

— Да, в этом году нам необходимо начать работу. В этом году сумма будет значительно меньше, чем в 2017 году. Нам необходимо подготовить расчистку берегов, подготовить твердую площадку для того, чтобы туда могла выезжать техника, доступ к водному объекту. Если посетите, то вы увидите там и различную поросль, ивняк и кустарник — нужно все это вычистить для того, чтобы можно было в следующем году полномасштабно…

Там тоже очень интересная технология, на берегу будут размещаться геотубы, в которые будет закачиваться, вычерпываться плавучим экскаватором жижа, иловый осадок, там они фильтруются, высушиваются, этот иловый осадок будет вывозиться на полигон и утилизироваться. Сложность в чем этого проекта? Вы знаете, он даже азартно очень интересен, потому что это не просто восстановление одного из самых сложных объектов, чтобы сделать его одним из самых лучших.

Если год экологии приняли в России, нужно добиваться, чтобы приняли как год экологии в каждом регионе. Слаженно мы ряд крупных проблем решим, конечно, гораздо оперативнее и легче.

Сейчас эта работа очень актуальна, потому что это объект как исторически произошел: это старое русло реки Казанка с двух сторон отрезано дамбой, и оно служил естественным дренажом для волжской воды, и соответственно, когда там поднимается уровень, насосная станция перекидывает содержимое в реку Волга. А на берегу, вдоль берегов этого водного объекта располагались и располагаются крупные промышленные предприятия, которые использовали этот водный объект для того, чтобы сбрасывать туда вещества с тяжелыми металлами – в 64 раза превышение по марганцу только. И фактически вот это содержимое в случае переполнения, мы перекачиваем в Волгу, а эта точка находится во второй санитарной зоне от нашего водозабора, из которого мы все с вами пьем воду. Поэтому уже вопрос назрел, хорошо, что поддержали в федеральном центре, хорошо, что поддержало руководство РТ. И сейчас шаг за шагом мы этот объект должны довести сначала до того, чтобы обеспечить чистоту этого водного объекта, потом уже создание рекреационной зоны вдоль самого объекта. Но сначала нужно разобраться именно с водой.

— А там сейчас остались действующие предприятия, которые осуществляют какую-то промышленную деятельность с использованием этой воды?

— Да, есть одно предприятие, которое сейчас работает. Мы ведем мониторинг сбросов.

— Это какое предприятие?

— Это пороховой завод. Также там находится вертолетный завод, также находятся предприятия строительной отрасли, но сейчас мы больше наблюдаем следующее: что на водный объект поступают именно ливневые стоки, поэтому наша задача построить очистные именно для ливневых стоков для того, чтобы именно с прилегающей территории не было вторичного заражения. Только после того, как мы остановим эти негативные воздействия, мы сможем вести работу по очистке, потому что сейчас пока эта работа практически никчемная.

— У нас, к сожалению, остается совсем немного времени, буквально две минуты. И последний вопрос: предстоящие планы на 2017 год, наверняка какие-то планы прорабатывались, что будет в следующем году?

— Да, на сегодняшний день формируется ряд мероприятий, которые пройдут в 2017 году. Вы знаете, 2017 год в России объявлен годом экологии. Мы, в частности, большое внимание будем уделять и вопросу Адмиралтейского пруда, вопросу расширения нашего конкурса «Чистый взгляд». Начинался он как региональный, хотя в нем принимают участие представители 50 регионов РФ, мы хотим сделать его в этом году еще более масштабным. Сейчас это мероприятие вошло в перечень года экологии РФ. Но мы также хотим провести в этом году большую работу с нашими ближайшими соседями. Мы говорим, что экология не имеет границ, вот смотрите, какую большую, масштабную работу мы проведем в этом году по Куйбышевскому водохранилищу. Но если ее не проводить с нашими коллегами из Чувашии, выше по течению, то часть нашей работы будет нивелироваться вот этим. То же самое нам скажут наши коллеги из Ульяновской области, поэтому и на федеральном экологическом совете мы с той же точкой зрения выступили, и повторно будем ее доводить до наших старших руководителей, что необходимо и в дальнейшем работать слаженно. И если год экологии приняли в России, нужно добиваться, чтобы приняли как год экологии в каждом регионе. Слаженно мы ряд крупных проблем решим, конечно, гораздо оперативнее и легче.

Часть 1. «Нижнекамск исключен из перечня городов с критической экологической ситуацией»

Диляра Ахметзянова, фото Романа Хасаева, видео Арчи Стасевича
МероприятияOnline-конференции

Новости партнеров

комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 31 май
    т,е. люди понимают, что намеренно вышли за границы, и всё равно строятся? да уж
    Ответить
  • Анонимно 31 май
    Когда министр отреагирует на претензии Диссернета?
    Ответить
  • Анонимно 31 май
    нормальный - нет, богатый - да
    Ответить
    Анонимно 31 май
    Казань значит богатая, раз у Итиля решила строиться.
    Ответить
  • Анонимно 31 май
    что,что а надзор в Татарстане во всех сферах на высшем уровне, может, потому и порядка больше
    Ответить
  • Анонимно 31 май
    Субботники почаще надо проводить, хорошее дело
    Ответить
  • Анонимно 31 май
    до по-настоящему рационального природопользования нам еще очень далеко
    Ответить
  • Анонимно 31 май
    Почему бы не убрать эти опасные трубы? И всем будет счастье
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии