Новости раздела

Александр Славутский: «У нас любят разбить кувалдой, а потом канонизировать»

Александр Славутский: «У нас любят разбить кувалдой, а потом канонизировать»
Фото: Олег Тихонов

Во второй части стенограммы онлайн-конференции «Реального времени» директор — художественный руководитель театра им. В.И. Качалова рассказал, прочему у него не ставит Дмитрий Волкострелов, дал оценку антрепризным спектаклям и разочаровал: похоже, что целевого набора на актерский факультет ГИТИСа пока не будет.

«Надо знать, за что голосуешь»

— Вы еще и депутат Госсовета, чего касается ваша общественная деятельность?

— Мы в комитете по образованию, культуре и языкам активно занимались законом о театре. Провожу встречи с избирателями в приемной Дмитрия Медведева, в Кировском районе. Люди приходят разные, бывают адекватные, бывают не очень. Последние несколько раз мне моим избирателям удалось помочь. Пришла женщина, не могла устроить в больницу старика-отца, ее пинали. Я дозвонился, приняли в больницу ее отца. Она теперь звонит, благодарит. Другая женщина обратилась с просьбой помочь получить паспорт, она из Средней Азии, но давно здесь живет. Тоже помог. Всем заниматься приходиться. Есть музыкальная школа, где учатся дети с физическим проблемами, это замечательные дети, они прекрасно играют и поют, мы им помогли купить портфели, нотные тетради, книги. Мы с театром можем кое в чем помочь. Приходится заниматься всем, чем занимаются депутаты, это не такая легкая вещь. Принимать законы, голосовать — это трудно. Надо же понимать, за что ты поднимаешь руку.

— «Реконструкция театра обошлась более чем в миллиард рублей, у вас три сцены, будут ли на них новые проекты?», — спрашивает читатель.

— У нас две сцены, третья сцена — это репетиционный зал. На нем теоретически можно попробовать что-то сделать, но мы пока только репетируем. Что касается проектов, у нас только что прошел поэтический вечер «Зимний трамвай». Это делала наша молодежь совместно с журналом «Идель». Наши актеры читали стихи казанских поэтов. У нас были бродилки-экскурсии для зрителей — знакомство с нашим театром. Периодически у нас проходят встречи со зрителями. Публика на этих встречах иметь возможность задавать вопросы актерам. У нас был вечер молодого композитора Эльмира Низамова.

— Из молодого поколения Низамов сейчас — первый.

— У нас сейчас работает его ученица.

Каждый художник должен пить хоть из маленького, но своего стакана. Я считаю, что театр должен быть зрелищным, эмоционально активным. Нет ничего более эмоционального, чем музыка, напрямую обращенная к эмоциям

«Антреприза — это бизнес»

— Опять вопрос фишек: «В прошлом и в этом сезоне был у вас в театре, во всех спектаклях у вас поют и танцуют. И что, ваша фишка?»

— Не знаю, фишка или нет. Когда мы выпустили спектакль «Американская шлюха», нас обвиняли в авангардизме. Говорили, что у нас на сцене чуть ли не стриптиз. Потом начали говорить, что мы традиционалисты. Мы ни то, ни другое. Каждый художник должен пить хоть из маленького, но своего стакана. Я считаю, что театр должен быть зрелищным, эмоционально активным. Нет ничего более эмоционального, чем музыка, напрямую обращенная к эмоциям. У нас же не ансамбль песни и танца, у нас же в «Женитьбе Фигаро» русские народные танцы не исполняют. У нас редкий театр, мы многое умеем делать сами. Вот, например, вы же смотрели «Женитьбу», кто написал там песню для спектакля? Сами. У нас музыкальные ребята. Для участия в мюзиклах, например, в Америке специально обучают артистов. Наши ребята просто занимались с нашими хормейстером и хореографом, теперь уже хорошо научились одновременно петь и танцевать. Мы не ставим мюзиклы, мы ставим музыкальные спектакли. «Скрипач на крыше», например, это мировая драматургия, литература — Шолом-Алейхем. Джери Бок написал прекрасную музыку к нему. Это мировая фишка. «Трехгрошовая опера» была написана, музыку к ней писал Курт Вайль, когда мюзиклов еще не было. Они с Брехтом ее назвали «Пьеса с музыкой». Когда я ставил «Роковые яйца», мне в этой небольшой повести не хватало лирической линии. И тогда я договорился с Владимиром Дашкевичем, он написал музыку. Наш фирменный стиль? Может быть. Я люблю, когда поют, что в этом плохого? Сейчас мы репетируем «Бег» Булгакова, репетиции мы начали со сцены тараканьих бегов, это начало второго акта. Я решил, что от стилистики этой сцены зависит стилистика всего спектакля. У нас в спектакле идет очень красивый старинный вальс, и из этого вальса мы сделали такую кабаретную музыку, и сочинили для Артура, там есть такой персонаж, целый номер. Он опять будет музыкальным. Театр — это пространственно-временное моделирование жизни, и музыка в спектакле имеет значение. Главное, чтобы театр не был скучным. Сам такой не люблю, не люблю театр только для критиков. Я люблю театр для людей, так, как назвал Стреллер.

— Драматический вопрос: «Несколько лет назад сгорело общежитие театра, как сложились судьбы его жильцов — ваших актеров?»

— Замечательно сложились! Все получили жилье, никто не остался на улице, спасибо нашему правительству. Никто в палатке не живет, все живут в нормальных квартирах, все купили машины. У нас во дворе театра стоит 45 машин.

Нет ничего более разумного, чем российский репертуарный театр. Это наше достижение, это надо сохранять, а не разрушать, как мы разрушали государство в годы перестройки

— «В Казань часто приезжают антрепризные спектакли, как вы относитесь к антрепризе?» — вот такой вопрос задает наш читатель.

— В силу того, что антреприза помогает актерам достойно существовать, хорошо отношусь. В силу того, что, как правило, это бывает не очень хорошее качество спектаклей, плохо отношусь. Антреприза немного разрушает русский репертуарный театр, у актеров поворачиваются мозги не в ту сторону. Антреприза — это не искусство, это чистый бизнес. Они не могут репетировать долго, им надо заработать быстро деньги, они никогда не повезут трал с декорациями, ходят потом в театрах подбирают банкетки и табуретки. Это все другое. Нет ничего более разумного, чем российский репертуарный театр. Это наше достижение, это надо сохранять, а не разрушать, как мы разрушали государство в годы перестройки. У нас любят сначала поднять на пьедестал, потом сбросить и разбить кувалдой, а потом канонизировать. А потом каяться. Надо все ценить своевременно. Вот, например, разрушили систему гастролей, сейчас гордятся, если на два-три дня едут на гастроли. Какие это гастроли? Мы каждый год, как минимум, гастролирует 20 дней. Сейчас мы поедем на гастроли на 15 дней в Киров, нам нужна подпитка от зрителей другого региона, потому что это другие люди, и мы должны доказывать свою состоятельность.

«К «Углу» отношусь нормально»

— А оправдывает себя практика продажи электронных билетов?

— Оправдывает. Мы десять процентов продаем через электронные кассы, и эта цифра растет. Люди смотрят сайт, покупают билеты. У нас красивый сайт, в одной эстетике с нашими буклетами и афишами. Гордимся.

— Похоже, что народ рвется в артисты. Вопрос такой: «Будут ли еще целевые наборы в ГИТИС»?

— Это очень тяжело. Я выпустил два курса ГИТИСа, они учились прямо в театре, я каждый день отдавал им по три часа. Это трудно. Мои коллеги как-то умеют учить сразу по два-три курса, я так не могу. Я бы сейчас лучше набрал режиссерскую группу, если бы были эти люди, надо хотя бы три-четыре человека. Посмотрим.

Планов у нас много – «Бег», которым, очевидно, откроем будущий сезон, на малой сцене репетируют «Дон Кихота», до конца сезона, наверное, покажем ретро-концерт

— Как вы относитесь к новым театральным течениям в Казани, например, к тому, что делает «Угол»?

— Нормально отношусь. Там спектакль поставил, например, Дмитрий Волкострелов, я пару лет назад на какой-то встрече в Москве спрашивал его о постановке в нашем театре, он сказал, что делает не спектакли, а проекты. Если они находят своего зрителя, замечательно. Мы тоже делаем проекты — встречи со зрителями, поэтические вечера. В апреле в Казани на базе нашей малой сцены будут проходить финальные читки и мастер-классы всероссийского конкурса драматургии «Ремарка», и в реализации этого проекта вместе с нами задействован и «Угол» — это наш общий с «Живым городом» проект. В «Углу» работают нормальные ребята, например, Инна Яркова и Диана Сафарова, хорошо, что работают. Люди собираются, ставят спектакль, приходит публика — что плохого?.. Будет возможность, приду, просмотрю.

— Еще один вопрос от явно желающих работать с вами: «Какими качествами надо обладать, чтобы попасть к вам в труппу?».

— Талантом. А что еще? Талант проявляется по-разному. Бывает через три года, бывает — через десять. У нас в театре нормальная атмосфера, половина труппы — мои ученики, да и за 23 года работы в Качаловском, актеры росли вместе со мной. Планов у нас много — «Бег», которым, очевидно, откроем будущий сезон, на малой сцене репетируют «Дон Кихота», до конца сезона, наверное, покажем ретро-концерт. Едем на фестиваль в Санкт-Петербург. К началу нового сезона откроем музей театра. Главное, чтобы, дорогие зрители, вы к нам приходили.

Татьяна Мамаева, фото Олега Тихонова, видео Камиля Исмаилова
Справка

Александр Славутский — художественный руководитель — директор Казанского академического русского Большого драматического театра им. В.И. Качалова. Родился в 1947 году в Челябинске. Окончил профессиональную студию при Челябинском драматическом театре им. Цвилинга, режиссерский факультет Высшего театрального училища им. Б.В. Щукина, Высшие театральные курсы при ГИТИСе им. Луначарского в классе А.А. Гончарова.

Работал режиссером-постановщиком в театрах Челябинска, Озерска, Новокузнецка, Орла, Москвы. С 1981 по 1986 годы руководил Читинским областным драматическим театром, с 1987 по 1993 возглавлял Ростовский академический театр драмы имени М. Горького. С 1994 года главный режиссер, с 2007 года — художественный руководитель — директор театра им. Качалова. Заслуженный деятель искусств России (1986), народный артист России (1997), народный артист Татарстана (2011), лауреат Государственной премии Республики Татарстана им. Г. Тукая (2000), лауреат премии правительства России им. Федора Волкова. Награжден орденом Дружбы (2007). Депутат Госсовета РТ. Жена — актриса, сын — актер и режиссер.

МероприятияOnline-конференции

Новости партнеров

комментарии 15

комментарии

  • Анонимно 09 мар
    приду на мастер-классы в апреле
    Ответить
  • Анонимно 09 мар
    Не представляю проекты Угла на сцене Качаловского
    Ответить
  • Анонимно 09 мар
    что вы будете делать целых две недели в Кирове? почему именно Киров? за эти две недели можно было как минимум 7 городов объездить и "подпитаться" чужим зрителем, а кое-кого и завоевать
    Ответить
  • Анонимно 09 мар
    Канонизировать не любят - приходится, а так только били бы, почему-то большинство народа таково
    Ответить
  • Анонимно 09 мар
    Антреприза антрепризе рознь, не надо уж всех под одну гребенку
    Ответить
    Анонимно 09 мар
    Назовите хорошую антрепризу
    Ответить
  • Анонимно 09 мар
    Хороший мужик, и на своем месте
    Ответить
  • Анонимно 09 мар
    интересный разговор получился, здорово, что смогли стать его свидетелями благодаря этому материалу
    Ответить
  • Анонимно 09 мар
    Человек в черном
    Ответить
  • Анонимно 09 мар
    как попасть в труппу Качаловского?
    Ответить
    Анонимно 09 мар
    Петь, плясать умеете? Гарантировано возьмут.
    Ответить
    Анонимно 09 мар
    не может быть все так просто
    Ответить
  • Анонимно 09 мар
    широкая душа у русских, и у татар
    Ответить
  • Анонимно 09 мар
    Гастроли - святое! Отвоюйте возврат гастролей нормальных
    Ответить
  • Анонимно 09 мар
    побольше таких людей в руководстве театров
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии