Новости раздела

«Мобильная реклама способна подвинуть телевидение»

Бизнес-бранч «Реального времени» с представителями рекламного бизнеса. Часть 1

«Мобильная реклама способна подвинуть телевидение»
Фото: Олег Тихонов

Рынок рекламы в Татарстане после резкого падения снова начинает потихоньку подниматься на ноги, по крайней мере об этом заявляют сами его участники. Кроме того, как отмечают специалисты на рынке рекламы, помимо кризиса существует еще одна немаловажная проблема — отсутствие грамотных специалистов в отрасли и площадок для их обучения. Среди перспективных направлений участники бизнес-бранча единогласно называют продвижение, неотрывно связанное с интернет-технологиями и новыми каналами связи и общения.

Участники бизнес-бранча:

  • Андрей Анисимов, исполнительный директор «Реаспект»
  • Анастасия Закирова, директор «ImCompany»
  • Мила Казакова, директор направления брендинга и коммуникаций «Promo-S Group»
  • Наталья Льдинова, генеральный директор «Well Media»
  • Кристина Мирфайзиева, менеджер проектов «Априори»
  • Наталия Михайлова, исполнительный директор РА «Айран»
  • Венера Нагимова, директор «Колибри»
  • Ирина Рябова, стратегический директор «Promo-S»
  • Альбина Фахрутдинова, креативный директор IMAGINE GROUP
  • Анна Саушина, директор интернет-газеты «Реальное время»

«К концу прошлого года рынок немного выровнялся, поэтому общий спад не такой большой»

Анна Саушина: Добрый день, меня зовут Анна Саушина, я директор интернет-газеты «Реальное время». Я очень рада, что вы пришли — давно хотела познакомиться с многими из вас. У нас формат встречи неофициальный. Мы с вами за чашкой чая поговорим о том, как развивается рекламный рынок, что на нем происходит, поделимся своими соображениями. Для начала, так как, может быть не все друг друга знают, я бы попросила представиться и кратко рассказать о том, чем занимается ваша компания, какие услуги предоставляет и на чем специализируется.

Андрей Анисимов: Всем привет, меня зовут Андрей. Простите меня за голос — немного простыл. Последнюю неделю я стал уже директором компании «Реаспект» — это агентство, которое 11 лет работает на казанском рынке рекламы. До этого мы занимались полным циклом рекламы, последние 6 лет сфокусировались только на интернет-рекламе и сейчас мы агентство полного цикла в спектре онлайн-рекламы — от создания сайта до различных форм точечного или комплексного продвижения. Специализируемся мы на том, чтобы генерировать нашим клиентам стабильный поток входящих заявок или продаж, отвечаем перед нашими клиентами за их продажи. Ничего не понимаем в креативе, в пиаре — то есть во всяких вещах, которые за эфемерные показатели. Если же приходит клиент с нормальными бизнесовыми задачами по объему продаж, какой бы это ни был бизнес — Ecommerce или обычный спектр услуг, то это все про нас. Мы умеем комбинировать большое количество различных инструментов для того, чтобы клиентам из Интернета обеспечивать клиентов. Я сам в отрасли 6 лет и неделю, как директор.

Наталья Михайлова: Меня зовут Наталья, я представляю рекламное агентство «Айран». Мы рекламное агентство полного цикла. Ведем, в основном, рекламные кампании крупных продуктовых, строительных компаний и специализируемся на полиграфии. Изначально мы вышли из полиграфии — журналы, книжки, сувенирка. Что касается интернет-рекламы, мы делали три сайта, но это наша не основная работа. В основном, у нас — полная рекламная кампания и полиграфия.

Кристина Мирфайзиева: Всем здравствуйте, меня зовут Кристина, я представляю пиар-агентство «Априори», являюсь менеджером проектов. Мы как раз нечто эфемерное, потому что занимаемся пиаром и креативом. Наша компания специализируется на промышленном пиаре, мы занимаемся протокольными мероприятиями, делаем различные церемонии открытия заводов, фабрик, и вообще, в принципе, стратегически важных объектов.

Венера Нагимова: Меня зовут Венера, я руководитель студии интернет-продвижения «Колибри». Мы 5 лет на рынке, занимаемся исключительно продвижением на рынке.

Наталья Льдинова: Я директор рекламного агентства «Well Media». Мы интегрированное рекламное агентство и проводим рекламную кампанию в оффлайне и онлайне. Формат этот новый, и он не распространен в Российской Федерации. Но наши кампании за счет большой интеграции наиболее успешные и клиентам удобно с нами работать, потому что они видят, как распределяется бюджет — мы легко играем бюджетом: можем перебрасывать его, тем самым либо увеличивая эффективность продаж, либо увеличивая пиар, в зависимости от целей и задач, которые нам ставятся. Мы работаем не только в России, но и за рубежом. У нас был проект, благодаря которому мы выиграли участие в WorldSkills. Мы разместили рекламу в Париже на станциях метро и абсолютно всех вокзалов и проводили промо под Эйфелевой башней. Наша команда считает, что благодаря этому мы на самом деле выиграли WorldSkills (смеется). Поскольку была полномасштабная рекламная кампания.

Мила Казакова: Всем здравствуйте, меня зовут Мила Казакова, я директор направления брендинга и коммуникаций агентства маркетинговых коммуникаций «Promo-S Group», мы входим в группу компаний «Смайл». На рынке я работаю уже 10 лет. Мы занимаемся созданием и внедрением брендов. Работаем с компанией с момента разработки бренда до его вывода на рынок и сопровождаем на протяжении всей его жизни. На самом деле, мы используем комплекс маркетинговых инструментов — у нас идет и бренднинг, и дизайн, работаем с упаковкой, также какие-то концептуальные решения, рекламные кампании, разработка коммуникационных стратегий и работаем с дальнейшим продвижением — Digital, BTL и event.

Ирина Рябова: Здравствуйте, меня зовут Ирина Рябова, я тоже из агентства «Promo-S Group», работаю стратегическим директором. Фактически я веду в компании производственную часть: то есть разработку тех самых стратегий и их продвижение.

Саушина: Здорово, сегодня здесь собрались люди с разным опытом, думаю, тем интереснее будет для всех сегодняшняя наша встреча. Когда я готовилась к мероприятию, посмотрела статистику за первый квартал на рынке рекламы. Нам с вами надо каким-то образом подбить итог, чтобы определить, что вообще происходит с рынком. Российский рынок, как свидетельствует Ассоциация коммуникативных агентств России (АКАР) показывает достаточно хороший рост. За первый квартал совокупный прирост всех видов рекламы составил 18%. Первый мой вопрос будет про статистику: ощущаем ли мы рост объемов рекламы на местном рынке на примере ваших компаний или по итогам мониторинга?

Рябова: Можно, я прокомментирую, почему он вырос?

Саушина: Давайте.

Рябова: Здесь же речь идет о первых трех месяцах? На самом деле, в прошлом году он резко упал — именно в этот период, по-моему, больше, чем на 20%. К концу года немного выровнялся, поэтому общий спад не такой большой, но поскольку мы сравниваем первые кварталы, тут он даже не дорос до прошлого года.

Саушина: То есть вы считаете, что на самом деле роста нет?

Рябова: Просто я смотрела те же цифры.

«Люди начали понимать, что приходится тратить больше денег на рекламу»

Саушина: Давайте тогда поговорим о том, как чувствует себя татарстанский рынок рекламы.

Михайлова: Если судить по нашим компаниям — они у нас достаточно крупные, то честно скажу, что до лета прошлого года они чувствовали себя очень хорошо и жили, не понимая, что у них там происходит, даже где-то еще до сентября месяца у них все было хорошо. И в сентябре, видимо, они прочувствовали, что бюджеты и господдержка у них начинают падать. Это за исключением продовольственных компаний, которым еще в январе прошлого года уменьшили господдержку уже на уровне Российской Федерации. Начиная с сентября до декабря люди затихли и бюджеты вообще не тратили. Где-то с февраля они начали оживать, но до сих пор до уровня, допустим, прошлого августа, еще не добрались. К маю месяцу началась активность и более менее живое существование компаний

Льдинова: Не могу не согласиться, рынок в прошлом году был совершенно другой. В этом году он уже иначе себя ведет. Люди начали понимать, что приходится тратить больше денег на рекламу, чтобы получить те же самые продажи. Произошло изменение в сознании, и компании стали уже готовы тратить деньги и, более того, на рынок сейчас приходят новые игроки, и они платят деньги за рекламу. Вообще, мне кажется, у нас произошел рост, поскольку появились клиенты, которые раньше не брали даже какую-то часть рекламы, а сейчас готовы работать.

Саушина: В процентах можете сказать какой прирост наблюдается?

Льдинова: Ну плюс 30% у нас есть.

Саушина: А за счет чего?

Льдинова: За счет новых игроков, которые понимают, что некоторые просели.

Саушина: То есть не за счет инструментария, а за счет прихода новых игроков?

Михайлова: Они стали немного другими, не такими, как раньше: о, у нас рекламная кампания, давай и туда, и сюда кинем. Сейчас они думают: так, где же мы найдем место, где будет больше клиентов. Сейчас такого захода, чтобы везде слышали и видели, нет.

Рябова: По-моему, эффективность очень тщательно уже лет пять измеряют.

Нагимова: Вам очень повезло с клиентами. К нам приходят клиенты, которым говоришь KPI, и они не все еще знают, что это такое. У некоторых на сайтах до сих пор метрики нет и Google Analytics. Они вкладывают деньги в интернет-рекламу, но никак не отслеживают результаты. Их спрашиваешь, где у них доступ к домену, где хостинг, видимо, мне «повезло» с такими клиентами, и они даже не знают этого. То есть юридически им сайт даже не принадлежит, а они вкладывают бешеные деньги на продвижение этого сайта. Но я согласна, что клиенты в последние годы очень поменялись, потому что я до того, как открыла свое рекламное агентство, работала в «Яндексе», и тогда мы продавали контекстную рекламу Direct, объясняли людям, что это такое, а они говорили, что им это не надо. Что мы сейчас баннер вдоль дороги повесим, и все у нас будет хорошо. И мы так долго их уговаривали, а сейчас клиенты сами приходят и говорят, что им это нужно. Но тех, о ком вы говорите, — очень мало и это в основном федеральные компании, которые работают с брендами. Средний бизнес, которого в Татарстане очень много, еще не понимает. Я говорю по своему опыту. У меня есть крупные брендовые компании — они отслеживают каждый шаг: что упало в корзину, откуда пришел клиент, какая конверсия. Но средний и малый бизнес не отслеживает, потому что за аналитику нужно платить деньги. Они на контекстную рекламу-то собирают деньги, чтобы их видели в Интернете. Мы в этом году специально разработали несколько пакетов, исходя из кризисной ситуации. Я оставила пакет бесплатным, но в данном случае клиент сам ведет аналитику, мы просто консультируем.

Анисимов: Таких игроков нужно заставлять учиться. Мы с 2009 года этим занимаемся…

Рябова: Поэтому мы и говорим: сначала бесплатно и в плане консультирования, потом предлагаем метрику поставить и так далее.

«Когда появилось телевидение, сказали, что умрут газеты, но они не умерли»

Анисимов: Откажитесь от бесплатных пакетов без статистики и заставляйте всех клиентов мерить это с самого начала. Так будет куда эффективнее.

Могу сказать несколько наблюдений со своей стороны. Проводилась большая конференция «Яндекса» в октябре прошлого года, где они рапортовали о том, как изменился рельеф размещения бюджетов среди различных отраслей в «Яндекс.Директ». Они говорили о том, что с топовых позиций ушел банковский сегмент, автодилеры и у коммерса вектор сместился в пользу программ обучения. То есть лидером по размещению рекламных бюджетов «Яндекс.Директ» стали игроки, которые занимаются натологией, университеты, все, кто предлагает программы дистанционного обучения. Таким образом, в прошлом году произошла такая смена шлейфа. Мы это на себе тоже заметили, но последний квартал, где-то февраль — апрель, происходит как раз таки возврат. Мы сейчас наблюдаем и с точки зрения обращений наших республиканских игроков и из соседних республик. То есть у нас, в принципе, Татарстан в общем пакете наших клиентов составляет, наверно, 5%, поэтому судить про рынок Казани сложно, но и казанские, и из прочих регионов из банковского сегмента, и автодилеры активно возвращаются в Интернет и в директ, и активно продолжают размещать рекламу.

По наблюдениям в целом я могу сказать, что рынок рекламы не тормозится, он растет и, собственно, «Яндекс» подтверждает это.

Нагимова: Интернет-реклама растет, а все остальное просело: телевидение, наружка.

Льдинова: На самом деле, в этом нет ничего хорошего, поскольку так охват может обеспечить только телевидение, вы знаете, что «Яндекс», по-моему, за всю свою историю только один раз побил рекорд по охвату, причем это было летом. Понятно, что у ТВ летом не самые высокие рейтинги, но такой охват возможно получить только через ТВ.

Анисимов: Но в Англии, раз вы работаете на международном рынке, наверно, заметили, что четыре года назад сместился…

Льдинова: Давайте не будем путать эти истории, потому что история ТВ в Англии развивается по-своему, в Америке по-своему, а во Франции по-своему.

Анисимов: Скоро и до нас дойдет.

Льдинова: У нас по-другому ТВ выстроено. Рынки абсолютно разные.

Михайлова: У нас куча людей, до которых Интернет еще не дошел.

Анисимов: Проникновение Интернета в России 86%. В Казани еще больше — Никифоров постарался.


Михайлова: Проникновение может быть и есть, но сколько народа у нас реально ищет? Мы все-таки продвигаем какие-то продукты для населения, и Интернет здесь занимает не первую позицию. Без телевидения здесь никуда не денешься.

Рябова: На самом деле, сейчас активно еще растет мобильная реклама, и я думаю, что она способна подвинуть телевидение, потому что сейчас многие люди даже телевизор смотрят через Интернет, фильмы смотрят. Поэтому мобильная реклама сейчас растет бешеными темпами. Если про контекстную рекламу можно сказать, что она реально продающий инструмент, но она сейчас не растет такими темпами, как раньше росла, то мобильная реклама шагает огромными шагами, также как и контекстная реклама в свое время. Поэтому я думаю, что года через четыре Интернет займет все. Просто сейчас даже у бабушки в телефоне есть Интернет. Другой вопрос, что она не совсем умеет им пользоваться, но рекламу она видит.

Михайлова: Тут еще другой вопрос. Когда появилось телевидение, сказали, что умрут газеты. Но они не умерли.

Льдинова: Мы были в Сеуле, где wi-fi повсюду — ты идешь по улице и интернет абсолютно в свободном доступе. Проникновение 100%. Вы думаете, там ТВ умерло? Нет, живее всех живых. Думаете, там пресса умерла? Нет. То есть, рынок меняется, но ничего не умирает. Потом каналы. Они столько вкладываются в продакшн, сначала запускают сериалы в трансляцию и только потом, недели через две, эти сериалы появляются в Интернете. Вы понимаете, никто не хочет сам себя губить, поэтому эти моменты регулируются. Все будет жить, просто объемы поделятся.

«Рынок заставит развиваться, потому что сейчас конкуренция есть везде»

Саушина: Давайте дадим слово нашим новым гостям. Мы тут уже все познакомились, тоже кратко расскажите, чем занимаетесь и поделитесь своим видением: сократился рынок рекламы или нет?

Анастасия Закирова: Расскажу немного о нашей компании. Мы занимаемся созданием брендов, готовим к выходу на рынок и сопровождаем, пока они не станут популярными. Начинали в Казани, но сейчас уже есть московские, питерские и два зарубежных клиента.

Анисимов: А как компания называется?

Закирова: «ImCompany». Мы занимаемся не только сопровождением клиента, мы еще делаем собственные проекты. Нас можно узнать по граффити фестивалю, по Made in Kazan — у нас есть проекты городского формата, это нам интересно как компании.

Когда прошла первая волна кризиса, естественно, все замерло. У меня много друзей, которые вели рекламный бизнес, стали закрывать свои компании, потому что было очень тяжело. Нам тоже какое-то время было трудно, но мы перепрофилировались из бутикового агентства в супермаркетинг и сделали линейку, как мы ее сами называли, лоукост. Просто ушли на рынок очень маленького бизнеса — начали появляться всевозможные дизайнеры, производители тортиков. Три-четыре месяца мы со своим качеством обслуживали такой маленький рынок, приобрели там большую популярность, в итоге потом не знали, как отбиваться от предложений. Было сложно красиво объяснить, что у нас больше нет лоукоста, что это было временное решение. Но где-то через полгода все возобновилось, и интерес к созданию бренда, я просто не занимаюсь размещением рекламы, вырос. Эти санкции сделали такую стеночку, и стали развиваться внутренние рынки: активизировалась промышленность, внутри ее начала возникать конкуренция. Впервые заводы стали задумываться, что им нужно сделать, чтобы их заметили.

Саушина: С чем это связано?

Закирова: Потому что приходится конкурировать, заявлять о себе.

Саушина: Это так сыграло импортозамещение?

Закирова: Да. Нам это в плюс — у нас, наоборот, пошли клиенты, они начали слышать, изучать эту область. Они просят им рассказать, и мы ведем для них вебинары, объясняем. Действительно, нужно объяснять и образовывать клиента. Поэтому мне кажется, что, наоборот, появились перспективы. Я думаю, что мы немного отстаем в технологиях от западного рынка, потому что у нас нет уважения к такой области, как реклама и маркетинг. Тут, наверно, зарубежные компании прививали какой-то тренд и заставляли уважать эту историю, но менталитет еще пока с трудом меняется. Я всегда объясняю, что это инструмент. Они говорят: ой, у нас денег нет на это. Я отвечаю, что маркетинговый бюджет формируется в 3% от оборота — просто закладываете в себестоимость и больше не нервничайте, работайте в пределах этих трех процентов. Вот впервые клиент слышит. Кто-то MBA там заканчивает, но таких простых вещей не знает. И когда ты объясняешь, как это можно экономически обосновать, они успокаиваются и начинают работать. Если с ними сделать все профессионально, то клиенты начинают сами понимать, что это такое и как это работает. От этого не уйдешь, рынок заставит развиваться, потому что сейчас конкуренция есть везде. Ты уже вынужден говорить, кто ты есть – я сейчас про бренды говорю.

Анастасия Закирова: «Рынок заставит развиваться, потому что сейчас конкуренция есть везде. Ты уже вынужден говорить, кто ты есть»

А про размещение рекламы, тут спорят: Интернет или телевидение? Мне кажется, нужно делать прогнозы исходя из того, какое поколение у нас подрастает и чем оно пользуется. Молодежь не читает, — мы занимаемся подростками, этой средой, — там, наверно, процентов 70 детей, которые уже не способны читать. Для них газета в бумажном виде уже не источник информации. Для них, действительно, только Интернет. В плане телевидения: молодежные каналы дети смотрят и они этим живут, поэтому мне кажется, что телевидение останется в их жизни. Только это явно не «Первый канал», по моим наблюдениям.

Рябова: Но Интернет ведь все в себя вбирает.

Закирова: Абсолютно. Он может дать все. Поменялся способ потребления. Мы можем всего лишь отслеживать способ потребления, вот эти поведенческие моменты, и ориентироваться на них. Это мы так в брендинге работаем, потому что мы обязаны учитывать антропологию человека.

Льдинова: На самом деле клиент развился, он начинает думать с нуля. То есть когда он создает продукт или делает ребрендинг, он начинает с упаковки. Если мы берем телевизор и Интернет, большая часть, размещающихся на телевидении, — это FMCG. И они начинают работать с упаковки — очень много тратят на рекламу в точках продаж, мерчендайзинг, консультирование. И, на самом деле, при распределении бюджетов доля телевизора очень сильно снижается. И отчеты того же АКАР об этом говорят. Просто они уходят немного в другой сегмент. А сейчас, как я понимаю, у нас скоро TNS отменят и, возможно, будет совсем другая картинка.

«Компания нанимает отдел маркетологов, который ничего не понимает в маркетинге»

Альбина Фахрутдинова: Я здесь чуть-чуть отличаюсь по роду деятельности. «IMAGINE GROUP» — мы начинали как event-агентство. Сейчас мы поняли, что наша история — это маркетинговые мероприятия, b2b, сопровождение BTL в классическом его понимании — промоутеров в магазинах у нас нет. Я бы сказала, больше интегрированная компания. Сейчас очень часто есть запрос от клиентов сделать комплексную историю, так же, как это делают москвичи. Ты разрабатываешь ребрендинг всей истории — это долгосрочная кампания, которая непосредственно влияет на продажи либо на лояльность, в зависимости от бренда. Если мы фокусировались на какой-то узкой истории, клиент сам просит сделать больше. Таким образом, наверно, все и растут. Соответственно, мы подтягиваем определенные ресурсы, сами учимся, развиваемся и стараемся делать больше.

По трендам. Из последнего — я только что была на «Серебряном Меркурии». Не могу сказать про распределения бюджетов между телеком, наружкой и Интернетом, но очень много обсуждали сам Интернет, digital. Например, что коммуникация становится более эффективной в социальных сетях. То есть «Фэйсбук» скоро может заменить тебе весь Интернет для коммуникации. Тот же «Телеграм», «Вотс апп». «Телеграм» — вообще отличная история о том, что огромное количество ботов скоро станут для нас газетами. Потом «Ютуб-сериалы» — в Москве, наверно, они на пике популярности у заказчиков. Они поняли, что это работает, и все эту историю активно делают. Даже по примеру моей дочки, которая не вылезает из «Ютуба», я понимаю, что просмотр рекламного ролика на «Ютубе» даст нам больше эффективных контактов. Касаемо казанского рынка, могу сказать, что очень много зависит от своего клиента, насколько он развился. Насколько они молодые с точки зрения мышления — кто-то уже дорос до Digital и понимает, что ему нужны новые инструменты, а кто-то до сих пор на этапе брендинга. Они поняли, что у них 20 лет назад логотип создан и до сих пор работает. Это, наверное, как раз клиенты Насти.

Сейчас всем по 20 лет и все понимают, что пора обновиться. И, в основном, все этим и занимаются.

Льдинова: Они готовы быть нашими клиентами, готовы идти в Digital, готовы платить продвижение через «Телеграм».

Закирова: Все зависит от их стратегических целей.

Фахрутдинова: Все зависит от клиента. Фактически одинаковый рынок, одинаковый продукт, но абсолютно разное мышление. Они приходят к нам сразу с просьбой сделать Digital компанию. То есть Digital — это must have. А другие говорят: придумайте нам что-нибудь? Повысьте продажи. Даже постановка задач отличается, и ты понимаешь: этот клиент компетентен, а этот не очень. И вот если я предложу Digital тому, кто не очень понимает, он скажет: да вы что? Зачем? То есть ему еще надо до этого дорасти. Казанский рынок еще медленно развивается. Если это, например, филиал федеральной компании, то там попроще. С международными компаниями намного проще работать, потому что там этот процесс отлажен.

И опять-таки разница опытных клиентов и неопытных в том, как они работают с аудиторией. Опытные клиенты выбирают очень узкий сегмент и делают кампанию в расчете на него. Например, на студентов. А неопытный клиент, как правило, дает нам возраст, причем очень широкий — 25-45. И доход — выше среднего, естественно. И объяснить, что внутри этой аудитории колоссальное количество разных аудиторий, на которые работают разные каналы коммуникации, очень сложно. Вот с этим мы работаем.

Альбина Фахрутдинова: «Все зависит от клиента. Фактически одинаковый рынок, одинаковый продукт, но абсолютно разное мышление»

Закирова: На самом деле, знаете с чем я столкнулась? В большинстве случаев в крупных компаниях работают маркетологи, и проблема идет от них. Я вообще не понимаю, с какими знаниями они выходят из института. Маркетолог не знает, как проводить анализ. Зачем компании нужен такой маркетолог? Не легче ли тогда работать с агентствами, потому что у них опыта гораздо больше. Получается компания нанимает отдел маркетологов, который ничего не понимает в маркетинге. У них есть какие-то теоретические знания, которые никак не применимы на практике. И они несут руководителю искореженную информацию. На самом деле, если убрать это звено, то работать с компаниями на рынке будет легче. И бюджеты на зарплаты этих маркетологов можно спокойно отправлять на рекламу.

Фахрутдинова: У меня есть два клиента, которые после встречи с нами были готовы уволить весь состав маркетологов.

Нагимова: У нас есть клиенты, которые уволили.

Михайлова: У нас был маркетолог, который приносил их в таком виде… Она перерабатывала их сама и в таком виде передавала клиенту, что в какой-то момент я поняла, что мы не сработаемся.

Закирова: Я читала лекции четвертому курсу пиарщиков. Мне просто плакать хотелось. Там сидело человек 40 студентов, которые не читают книги, не способны мыслить, не могут сделать умозаключений. Я им прямым текстом сказала, чтобы они не просиживали деньги родителей и вообще уходили.

Михайлова: Причем у них все, что говоришь, записывается на подкорку и они транслируют это, как пластинку, но абсолютно не понимают, что говорят.

Закирова: На образовательных площадках абсолютно неактуальные знания.

Нагимова: А кто обучает маркетологов? Старенькие дяденьки, которые не знают, что такое Интернет. Которые не знают, что такое мобильная реклама, что такое KPI.

Венера Нагимова: «А кто обучает маркетологов? Старенькие дяденьки, которые не знают, что такое Интернет. Которые не знают, что такое мобильная реклама, что такое KPI»

Закирова: Самое интересное, что у нас работают люди с инженерным образованием — это те, кто пишет. И в последнее время мы берем политологов. Это те, кто способен писать. Их по крайне мере учат мыслить. Вот они способны работать, могут хорошо вести SMM, рекламные кампании. Мы уже внутри обучаем, что такое брендинг, маркетинг.

Саушина: А клиентов вы обучаете?

Закирова: Конечно. Я читаю для них вебинары. Последний раз я читала, как бренд может работать в промышленности. Многие думали: зачем они вообще меня зовут? Какой еще бренд? Но когда ты им объясняешь, как это влияет, они открывают для себя новую историю. Я говорю, что не всегда решает рекламный бюджет, нужно правильное позиционирование. Изменить что-то могут две строчки.

Мария Горожанинова, фото Олега Тихонова, видео Арчи Стасевича
МероприятияБизнес-бранчи

Новости партнеров

комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 11 авг
    Многие не понимают, что говорят, а их слушатели не понимают, что слышат, такие люди, такая жизнь
    Ответить
  • Анонимно 11 авг
    так интересно, что ваши бизнес-бранчи каждый раз проходят в каких-то новых местах, в новой обстановке, не говоря уже о том, что гости новые, и ведущие разные))
    Ответить
  • Анонимно 11 авг
    Хорошо, когда кто-то учит мыслить, многие этого не умеют
    Ответить
  • Анонимно 11 авг
    с хорошими маркетологами вообще беда (
    Ответить
  • Анонимно 11 авг
    Вебинары пошли, потому что руководители предприятий наконец-то поняли, что нужно заниматься развитием своих сотрудников ради блага их же компании, да и деньги наверное появились, раз экономить на образовании стали меньше
    Ответить
  • Анонимно 11 авг
    Помню, до моего прихода работало с компанией агентство. Когда посчитали затраты, выяснилось, что агентство себе в карман львиную долю забирало. И так в 99% случаев, поверьте. И да, я маркетолог )
    Ответить
  • Марина Правда 12 авг
    C обучением маркетингу сейчас вообще беда. Вроде бы в каждом вузе есть кафедры, факультеты, посвященные нашей профессии, однако, интернет-маркетингу на высоком профессиональном уровне учат, как это ни странно, непосредственно на рабочем месте или в самом интернете. слава богу, появились вебинары, мастер-классы, целые программы обучения, благодаря которым вчерашний выпускник может освоить некоторые реально требуемые умения и получить актуальные знания. Про пресловутые компетенции я вообще пока молчу, ибо их получить можно только проработав не меньше года-двух. все понимают, что бизнес уходит в онлайн, а вузы по прежнему не дают эти знания. Именно поэтому да здравствуют Seopult TV, Sybermarketing, Tceh
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии