Новости раздела

«Мы слишком себя убиваем в таких объемах»: как прошел второй фестиваль «НУР» и чего ждать от третьего

Фестиваль медиаискусства, задуманный командой энтузиастов, стал еще глобальнее

«Мы слишком себя убиваем в таких объемах»: как прошел второй фестиваль «НУР» и чего ждать от третьего
Фото: Максим Платонов

В прошлом году организаторы фестиваля медиаискусства «НУР» уверяли, что проводят его в первый, но не в последний раз, и не соврали — в Казани он проходит второй год подряд. Теперь стало больше площадок, артистов и инсталляций. Нынешний фестиваль ожидаемо превзошел прошлогодний и по масштабам, и по качеству представленных работ, а организаторы уже замахнулись на третий фестиваль. О том, как вырос «НУР», сколько стоил нынешний фестиваль, какие планы строят организаторы, и еще больше о медиаискусстве — в материале «Реального времени».

Общая стоимость фестиваля составила 16—18 миллионов рублей

Второй год подряд в Казани проходит фестиваль медиаискусства «НУР», который за это время успел заметно вырасти. Участие в создании произведений искусства приняло 152 человека с разных уголков планеты. Это почти в два раза больше, чем в прошлом году. Выставки, лекции и инсталляции расположились на 13 локациях города.

По словам создателя и куратора «НУРа» Рашида Османова, создавать ивент такого масштаба в этот раз было проще, несмотря на размах события.

— По моим внутренним ощущениям фестиваль стал х3. В три раза улучшился, увеличился, стал глобальнее. Это заметно и по инсталляциям, по их застройкам физически. Это заметно и по уровню участников. <...> Я скажу так: наверное, выше уже некуда. Здесь самые топовые российские медиастудии, художники. Дальше только если еще международным лайн-апом добиваться, — заявил Османов.

Если в прошлом году фестиваль организовывался без помощи в финансировании со стороны республики и города, то в этот раз событием заинтересовались Президентский фонд культурных инициатив, Минкульт Татарстана и «Ак Барс Дом». При поддержке компаний реализовались некоторые выставки.

Однако, несмотря на какую-то финансовую поддержку в этом году, основную часть расходов организаторы по-прежнему взяли на себя. «Кто чем может — тем поможет», — выразился Османов. Даже художники, чьи работы представлялись на выставках, творили безвозмездно.

— Но это тоже суппорт [поддержка, — прим. ред.] очень большой. Благодаря им эта секция стала возможной в какой-то степени. У нас получилось, что в последний момент нам помог Минкульт, даже финансово. Выставка цифрового искусства, которая в павильоне организуется при поддержке Минкульта Татарстана. Самое главное, мы выиграли Президентский грант — 4 миллиона, — отметил организатор.

4 миллиона рублей, как оказалось, — очень небольшая часть от суммы финансовых затрат на весь ивент. Общая стоимость составила 16—18 миллионов рублей. Как признаются организаторы, в сумму сразу заложили риски.

— Почему я говорю 16—18, потому что есть форс-мажоры. Нужно всегда вкладывать 1—2 миллиона сверху. Фестиваль начался, и тут пошло-поехало в разгар самый. А когда у тебя в разгаре, ты уже не можешь договариваться, ты должен платить, — сообщил «Реальному времени» создатель и куратор.

На «НУРе» представлены работы с разных концов света, несмотря на барьеры

Несмотря на нынешние ограничения, география фестиваля поражает: digital-артисты из 18 стран мира создали работы, которые выставляются в Казани. И это с учетом отсутствия гонораров.

По словам Османова, художники из США, Китая, Германии, Ирана и других стран Европы и Азии, несмотря на политическую ситуацию, свободно шли навстречу организаторам. Например, мексиканский художник Андрес Молина лично присутствовал на фестивале в течение трех дней, а в первый день прочел лекцию о принципах создания аудиовизуальных перформансов на примере лазерных представлений. «Мексиканец не думал ни минуты. Спросили, приедет ли, — он сразу согласился», — рассказывает организатор фестиваля Османов.

— Мы не столкнулись ни с хейтом, ни с заявлениями «Ребят, мы не приедем в Россию» <...>. Проблем не было в итоге. Фронт не разделился на Восток и на Запад. Да, люди разные. Искусство вне политики, — отметил организатор. — Конечно, совсем так быть не может. Оно так или иначе отражает ее. Оно как-то задевает все-равно. Но благо мы коммуницируем с отдельными индивидами. Индивидуально у конкретного художника нет претензий, и все работает. Тут он представляет себя как личность.

Про земляков также не забыли. Больше половины художников из Татарстана — 28 из 42, что очень не мало для республики, где медиаискусство только начало расцветать.

— У нас это еще зарождается. У нас здесь в Казани делаем инсталляционные глобальные штуки мы и еще пара команд, которые вроде бы прикольные, — говорит создатель. — Но у них нет еще опыта работы в продакшене, именно в тяжелых сетапах каких-то трудных. Да, на уровне «один проектор, звук, микрофон, что-то взаимодействует» — это круто. Но какой-то концептуальной составляющей...

Одной из проблем digital-арта в Казани, по мнению Османова, является гигантизм. Инсталляции огромных размеров, конечно, поражают. Однако это — не единственное, что можно создать с помощью света и звука. «НУР» совместил в себе произведения искусства разных форматов, отметил он:

— Мы пока балансируем, и мне это по душе. Мне как зрителю хочется и уютно посидеть, где-то в зале швейной фабрики, где 10-15 человек, и насладиться средним форматом. У нас нет такого, что мы не зовем казанских ребят.

«У инсталляции нет функции заинтересовать»

Лазерные коридоры, масштабные звуковые и световые инсталляции, мультимедийные перформансы — вот о чем «НУР». Для многих обывателей медиаискусство — все еще неизведанная территория, окутанная загадками.

— У инсталляции нет функции заинтересовать. Сразу от нее откажемся. Нет у инсталляции функции заинтересовать, развеселить или еще что-то. Искусство так не работает. Искусство, оно может вдохновить, может иногда опечалить. Оно несет разное. Но в целом, если говорить простыми терминами, <…> для обычного зрителя абсолютно все понятно. Но когда я говорю понятно, это все строится на эмоциях и на ощущениях. Это не так, что ты должен прийти и понять, о чем это было. От этого нужно отказываться, — объяснил Османов. — Нужно приходить на фестиваль просто ощущать, на уровне эмоций. Тебе нравится, не нравится, ты этим восхищаешься. У художника могут быть разные цели. Он может специально делать так, чтобы тебе не нравилось.

Маленькая коробка с искусственным интеллектом ауидиовизуально дает понять, что ей не нравится чужое присутствие. При приближении она защищается резкими светом и звуком. Хоть и не очень привлекательна внешне, эта работа все равно остается интересной. Со временем она умнеет и приспосабливается к окружающим условиям.

Кстати, нелюдимая коробка, чья концепция придумана самим Османовым, обитает в Тайницкой башне. Как отмечает сам идейный вдохновитель фестиваля, это инсталляция в инсталляции.

фото: Максим Платонов

Еще одной особенностью медиаискусства является темпоральность. Оно работает здесь и сейчас. Такие объекты нельзя оставить, потерять, украсть, потрогать, как, например, картину. При отключении всей техники зрителям остаются лишь эмоции от увиденного.

— Медиаарт — это когда технологичность, искусство и наука объединяются. Простым языком: если бы у Ван Гога были не краски, а компьютер, он бы был digital-артистом. Это когда художник вместо инструментов использует какую-то технологию. Свет, проектор, звук, провода, — продолжает Османов для «Реального времени».

В 2023 году «НУР» станет меньше, но качественнее

Музыка в стиле техно, вводящая в транс, свет прожекторов и даже... робот. Так прошла закрывающая ночная программа фестиваля в арт-пространстве Werk, три года назад переоборудованном из заброшенной мебельной фабрики. Команда основателей диджеинга в России подобрали музыкантов для яркого завершения трехдневного марафона искусства.

— К нам приехал отдельный коллектив этно-психо-транса. Что-то в таком духе. Здесь вообще много разных крутых диджеев. Музыка самых разных жанров. Мы подбирали таким образом, чтобы всем зашло. Это не только дикий транс или техно, это все вместе, — рассказал «Реальному времени» Дидар Оразов, организатор «НУРа».

Второй фестиваль, ожидаемо превзойдя прошлый год, подошел к концу. Чего ожидать казанцам в следующий раз, несложно догадаться. Но, как утверждает Рашид Османов, от масштабов нынешнего фестиваля планирует отказаться и хочет сделать его еще более насыщенным.

— У меня есть даже формат. Мы хотим к третьему фестивалю немножко попробовать что-то подточить, что-то добить. Лично по моим ощущениям фестиваль еще слишком большой. Я бы сократил количество локаций. В этом есть своя прелесть, конечно, но мы стираем себе руки, ноги, глаза, колени, голову. Мы слишком себя убиваем в таких объемах. Я бы делал компактнее, но качественнее, — заявил Османов «Реальному времени».

1/34
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
Елизавета Пуншева
МероприятияОбществоИнфраструктураКультураТехнологииТелекоммуникацииМедиа Татарстан

Новости партнеров

комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 12 сен
    жалко, что я даже не слышала о таком фестивале. как раз было время и настроение сходить на что-то удивительное
    Ответить
  • Анонимно 12 сен
    Впечатляет
    Ответить
  • Анонимно 12 сен
    Чего только у нас в городе не проводят
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии