Новости

09:58 МСК
Все новости

«Мы каждый год с друзьями ходим в баню. И каждый год организаторы «Зиланткона» предлагают приехать»

Лидер группы рассказала, какой должна быть цензура в искусстве, почему она против насаждения религии в университетах и сколько стоит их новый клип «Прощай»

На открытии международного конвента фантастики и ролевых игр «Зиланткон» в этом году на радость фанатам можно было послушать живое выступление лидера российской фолк-рок группы «Мельница» Натальи О'Шей, известной, как Хелависа. На следующий день музыкант рассказала своим поклонникам о планах на будущее, какой райдер выставляет ее команда промоутерам и как она относится к цензуре в искусстве. Корреспондент «Реального времени» задала солистке группы свои вопросы.

О концертах в Европе и недостатках пермских промоутеров

В импровизированном пресс-центре перед началом встречи с Хелависой все сидячие места уже были заняты людьми с эльфийскими ушами, в плащах и с разнообразными атрибутами любимых ими героев фантастических историй. Потихоньку к месту действия подтягивались и другие участники «Зиланткона» — в самом разгаре общения основателя и лидера группы с поклонниками «Мельницы» толпа слушателей протянулась уже далеко вглубь ДК Ленина. Хелависа, шутя и улыбаясь, отвечала на любые вопросы своих фанатов. Уже после общения также состоялась автографсессия. Публикуем диалог лидера группы с участниками фестиваля в режиме «вопрос-ответ».

— Вы, получается, выступаете на «Зилантконе» уже третий раз. Есть ли разница между первым и третьим вашим визитом, какие у вас ощущения и будете ли вы приезжать еще?

— На мой взгляд — это было самое комфортное выступление, потому что с одной стороны площадку я знаю, к звуку была готова, и я знала, что Мустафин традиционно все делает очень хорошо. Но понятное дело, что ДК очень старое, без ремонта. Сейчас организаторами было сделано все, чтобы даже в таких условиях у нас был комфортный бэкстейдж. Это очень важно.

— Еще один вопрос, как жителя Татарстана. Слушали ли вы татарскую музыку и если да, чем она вам запомнилась?

— Поскольку я регулярно бываю в Татарстане, естественно, традиционной татарской музыке я подвержена. Мне нравится татарский голос, он очень нежный — совсем другой, нежели русский на подобных инструментах.

Вопрос «Реального времени»: В продолжение этого вопроса задам свой: не думали ли вы внедрить в свое творчество татарские мотивы? Например, у нас есть Зуля Камалова, которая сейчас живет в Австралии, но ее творчество построено на национальной татарской музыке и ее там очень любят.

— Если я пойму, что я обладаю достаточной степенью компетентности в изучении традиционной татарской музыки и музыки других регионов, тогда можно будет говорить об этом предметно.

«Честно сказать, мне не очень интересны конвенты, мне интересны люди, которые тут могут быть, интересны друзья, с которыми я встретилась и вчера, и сегодня». Фото vk.com/zilantkon (Виктор Бриг)

— По сути, сейчас группа «Мельница» уже давно выросла из таких конвентов…

— «Мельница» никогда не выступала на конвентах за исключением того единственного выступления на «Зилантконе».

— У вас не возникает ностальгии или вам безразлично посещение конвента? Не группе, а именно вам?

— Честно сказать, мне не очень интересны конвенты, мне интересны люди, которые тут могут быть, интересны друзья, с которыми я встретилась и вчера, и сегодня. В первую очередь занятие ролевыми играми и историческими реконструкциями дало мне очень верных друзей. И без разницы, где мы встречаемся — на «Зилантконе» или в стейк-хаусе в центре Москвы.

«Реальное время»: Когда вам предложили приехать на «Зиланткон», вы сразу согласились?

— Честно сказать, мы каждый год с друзьями ходим в баню. И каждый год организаторы «Зиланткона» предлагают приехать. Но дело в том, что мы иногда просто не сходимся графиками. Либо у нас уже занято это время, либо у нас перерыв, в течение которого я не могу быть в России. В этом году у нас все совпало по времени, логистике, финансовым условиям и так далее. Поэтому мы согласились.

— После Казани куда вы планируете ехать?

— У нас сейчас небольшой перерыв, потому что мы только отыграли подряд четыре презентации нашей седьмой пластинки «Химера». Два концерта в Москве, два в Санкт-Петербурге. Сейчас чуть-чуть переведем дух, и у нас уже начинается тур в поддержку «Химеры»: будет Киев, Воронеж, Тула, Мурманск, Новосибирск и далее. Афиша обновляется, постоянно разговариваем с промоутерами на местах. С их стороны должен быть достаточный интерес, который дают предложения, способные обеспечить сборы, рекламу, аренду зала, финансовую составляющую, логистику и прокат оборудования, которое обеспечит хороший звук.

Это самое главное, потому что если у нас технический райдер не выполнен, мы не можем сыграть так хорошо, как от нас этого ждут слушатели. Но среднестатистический слушатель, конечно, без понятия, что происходит во время бэкстейдж, во время отстройки. Есть такое бранное слово — пермский прокат. Пермский прокат — это днище ада, с которым мы работать больше не хотим, но нам его регулярно последнее время навязывают. В итоге у екатеринбургских, челябинских и пермских слушателей возникало ощущение, что они слушают ведро с гвоздями вместо порталов, как выражается один режиссер, и что группа не умеет играть, режиссер не может отстроить звук, все ужасно и вообще «Мельница» уже не та. Конечно «Мельница» не та, если реально слушать ведра с гвоздями, если первая половина технического райдера в принципе не выполнена, а вторая половина выполнена сикось-накось. Соответственно, мы не можем сделать тот звук, который предполагается, что мы сделаем.

«Европейские промоутеры везут определенный пул артистов. У них есть ДДТ, «Наутилус», Земфира и совсем уж альтернатива типа THEODOR BASTARD. А мы пока получились где-то по середине». Фото melnitsa.net

— В Европе планируются концерты?

— Хотелось бы, но пока у нас с этим туго. Европейские промоутеры везут определенный пул артистов. У них есть ДДТ, «Наутилус», Земфира и совсем уж альтернатива типа THEODOR BASTARD. А мы пока получились где-то посередине — недостаточно умные, чтобы везли промоутеры «Теодора», и не достаточно легенды рока, чтобы нас везли промоутеры Шевчука и Бутусова, видимо. Поэтому пока особого интереса со стороны европейских промоутеров нет. Мы надеемся вернуться в Таллин и, естественно, в Тель-Авив и в Хайфу.

«Мы достаточно избалованные»

«Реальное время»: Вернусь к теме райдеров. У всех артистов все-таки запросы разные, для вас насколько принципиально, чтобы вас селили именно в хорошем отеле, вас кормили совершенно определенной едой и так далее? Какого плана у вас запросы?

— Мы достаточно избалованные. Я вчера вспоминала, что на казанских гастролях мы обычно избалованы гостиницами плана «Шаляпина» и «Хаяла». Но такого, чтобы, не знаю: поставьте мне в комнату букет черных-пречерных георгин и карликов с опахалами, мы не просим.

— Как вы обычно ищете вдохновение для нового клипа?

— Я вас огорчу. Вдохновение для нового клипа называется финансирование от лейбла. Происходит оно редко (смеется).

— Если не секрет, сколько стоит один клип?

— По-разному. Допустим, последний наш клип «Прощай», который смотрится очень богато, потому что он снят на локации в Карелии. Он снят на очень крутую камеру RED и на камеру на квадрокоптере, который там летал. У нас был перелет всей съемочной группы туда-обратно, жизнь на турбазе, где мы, собственно, и снимали, аренда костюмов, грим плюс подсъемки в студии в Москве. Вся эта история, включая простпродакшн, обошлась нам примерно в 650 тысяч рублей. Не могу сказать, что малой кровью, но и не заоблачно, потому что были другие варианты, где мы вылезали за пределы миллиона рублей.

— Может быть, вы вспомните вашу самую интересную находку в ходе съемки клипов?

— Лучше всего получилось с кошечкой в клипе «Прощай». Ее в сценарии не было. По сюжету там скандинавская писательница сидит и пишет триллер, а по лесу бегает девушка с ее лицом, за которой гонится маньяк с топором. И в итоге эта девушка прибегает к дому писательницы, и они видят друг друга через стекло. На съемочной локации обнаружилась кошечка, которая просто вошла в кадр, когда снимали писательницу у окна. Она вскочила к ней на колени, встала лапкой на подоконник и тоже принялась смотреть в окно. Мы оставили этот момент, потому что он сразу дал истории объем — стало понятно, что она тоже видит девушку, которая прибежала из леса. Это была очень большая удача.

— От альбома к альбому звучание «Мельницы» сильно меняется. И после «Алхимии» вы уже знали, каким будет «Химера». Есть задумки, каким будет следующий альбом?

— Пока задумок следующего альбома нет, потому что нужно сделать небольшой перерыв. Я думаю нам нужно с Сергеем [Сергей Вишняков — участник группы «Мельница»] записать пластинку «36.6».

— Лидер группы «Чайф» один раз сказал такую фразу: «Я сам хожу в магазин за булками». А вы ходите?

— Конечно. Я и в прачечную хожу, и на метро езжу.

О цензуре в искусстве и религии в вузах

«Реальное время»: Интересно узнать ваше мнение как человека искусства. Вы наверняка знаете, что недавно по поводу цензуры высказывались Райкин, Звягинцев и ряд других деятелей искусства. Ваше мнение на этот счет?

— Я считаю, что цензуры в плане политических репрессий, давления со стороны как властей светских, так и религиозных, быть не должно. Буквально вчера у меня в «фэйсбучной» ленте всплыла кошмарная картинка: переиздание сказок Пушкина, «Сказка о попе и его работнике Балде» называется «Сказка о купце Кузьме и его работнике Балде». Это культурная грань, такого быть не должно. С другой стороны, цензура качества с точки зрения книгоиздательства, радиостанции, выпускающей компании, на мой взгляд, должна быть. Просто для того, чтобы в печать не шел откровенный шлак, графоманство и тому подобные вещи.

«Я считаю, что цензуры в плане политических репрессий, давления со стороны как властей светских, так и религиозных, быть не должно». Фото mik25.livejournal.com

— По поводу вашей научной деятельности в университете и вашего взаимодействия с государством. Прокомментируйте продвижение религии в вузы и прочее, что с этим связано.

— Я против. Когда я училась, курс зарубежной литературы и, в частности, английской классики плана Шекспира и Марло у нас вел замечательный дядечка — мы его знаем как доцента Горбунова. Но другие люди знали его под именем отца Андрея. И он начал вести у нас замечательный курс «Библия и культура». Это был лучший богословский курс, который я когда-либо слышала в своей жизни, потому что отец Андрей, будучи профессиональным филологом, препарировал библейский текст исключительно деликатно. Я до сих пор помню все ангельские чины, знаю, чем серафим отличается от херувима и тому подобное. При этом отец Андрей был человеком чрезвычайно ироничным и никогда ни к чему не относился слишком серьезно.

Такое изучение религии в вузах я исключительно приветствую. Мы берем некоего сферического физика, который занимается изучением состояний веществ, замечательной темой курсовой работы на стыке специальностей будет «Слава Господня как плазма и ее качества». Я бы сама такое написала, если бы была физиком — это же как интересно! А внедрение религии как насаждение неких постулатов, отрицающих исследования сверху или извне, — это мракобесие и средневековье.

Мария Горожанинова
комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 06 нояб
    Скоро всех заставят религию изучать начиная со школы. Во только вопрос зачем?
    Ответить
    Анонимно 06 нояб
    Видимо пытаются заново создать идею, которую мы потеряли вместе с союзом.
    Ответить
  • Анонимно 06 нояб
    Умная женищна, хорошо написали. поискал на других сайтах о ней. у местных журалистов почти ничего нет. спасибо вам
    Ответить
    Анонимно 06 нояб
    Все про гос концерт узгэреш пишут. Кому-то он нужен видимо
    Ответить
  • Анонимно 06 нояб
    650 тыс за клип, дороговато для Казани.
    Ответить
    Анонимно 06 нояб
    Она не в Казани живет. Зарубежом. И приезжает время от времени в Москву.
    Ответить
  • Анонимно 06 нояб
    Да, не годится говорить правду!
    Ответить
    Анонимно 06 нояб
    Почему же не годится?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии