Новости раздела

«В России мы стремимся к правилу: «У каждой территории — свой вкус»

Интервью с организатором фермерского кооператива LavkaLavka

«В России мы стремимся к правилу: «У каждой территории — свой вкус» Фото: Максим Платонов

Философ по образованию, 10 лет посвятивший журналистике, Борис Акимов вдруг решил заняться проектом агрономической направленности. Как и для чего он организовал кооператив LavkaLavka и какие еще проекты можно делать на стыке «цифры» и сельскохозяйственного бизнеса, «лидер нового фермерства в России» рассказал на недавно прошедшем форуме Ak Bars Business Drive 2018. «Реальное время» предлагает интервью с предпринимателем.

Сельская жизнь поманила

— Борис, как у вас возник интерес к сельскому хозяйству? И как появился проект кооператива?

— До 2010 года я зарабатывал на журналистике, на медиаменедженте. Но мне хотелось что-то поменять в жизни. Была какая-то неудовлетворенность собственной профессией, переоценка ценностей. Сперва на этом фоне возникло увлечение кулинарией. Мы в тот период очень много готовили с женой, пробовали различные рецепты. И через продукты начали задумываться, а как они выращиваются или производятся? Какие технологии используются? Как сохраняется натуральность продуктов, которые мы потребляем?

Некоторые продукты приходилось долго искать у частных производителей, так как их не было на прилавках крупных магазинов. В связи с чем возник основной вопрос: почему они так труднодоступны, почему нет места, куда можно прийти и просто их купить? Так мы решили создать нестандартную торговую площадку для малых предпринимателей.

Кстати, многие фермеры, с которыми я начал общаться, также раньше жили городской жизнью, а потом поняли, что хотят что-то поменять.

— И сколько сейчас ферм в кооперативе? Какова география?

— В нашей команде более 100 хозяйств, географически это в большей степени Центральная Россия: Московская, Калужская, Тульская, Владимирская, Ярославская и Тверская области. Есть представители из Краснодарского края и отдаленных от Москвы субъектов, но это в большей степени касается очень редких, присущих данному региону продуктов.

— Фермеры сами на вас выходят? Или вы занимаетесь их поиском?

— На начальном этапе мы активно занимались поиском поставщиков и очень радовались, если удавалось пополнить базу уникальным поставщиком с интересным продуктом. Сейчас многие уже сами хотят попасть к нам, несколько тысяч фермеров выражают желание с нами работать.

«В нашей команде более 100 хозяйств, географически это в большей степени Центральная Россия: Московская, Калужская, Тульская, Владимирская, Ярославская и Тверская области». Фото vk.com/lavkalavka_msk

— В чем уникальность проекта?

— Потребитель все более придирчив, он хочет самостоятельно разобраться, кому и за что он отдает деньги, приобретая товар или услугу. Ему важно, что он на самом деле при этом получает и кого поддерживает рублем. Покупателю хочется не просто продуктов питания, а еще и впечатлений. И мы ему это предоставляем через контент. То есть он покупает не просто сыр или помидор, а знание, что он потребляет здоровый продукт и поддерживает конкретного производителя. Доверие формирует лояльность, которая, в свою очередь, формирует выручку.

Биокоины: доверчивость или доверие?

— Теперь давайте поговорим о вашей фермерской криптовалюте «биокоин». Вы создаете финансовую пирамиду?

— Мы называемся кооперативом. Это несколько участников, объединенных какими-то общими идеями и ценностями, например, заботящихся об экологичности производимых продуктов. Соответственно, члены кооператива могут объединяться и совместно закупать корма для животных или вместе налаживать сбытовую сеть. У нас взаимное доверие, и, рассматривая деньги как производную доверия, мы задумались над собственной обменной валютой внутри нашего объединения. Так как в России единственное материальное платежное средство — рубль, мы разработали систему лояльности, в которой деньги заменяются другим, невещественным инструментом взаимных расчетов.

Благодаря этому у фермеров появилось больше возможностей — высвободились средства, например, для покупки оборудования, которое крайне важно для развития их бизнеса.

— Можно же было какую-то балльную систему придумать. Или вы хотели привлечь внимание к кооперативу на фоне интереса к криптовалютам?

— Блокчейн, основа криптовалют, предоставляет широкие технологические возможности. Во-первых, это прозрачность транзакций. При других форматах программ лояльности намного сложнее доказать, что все рассчитано честно и безошибочно. Блокчейн в этом плане прозрачен и проверяем: каждый участник может зайти и ознакомиться с историей проведенных операций и начислений.

Во-вторых, в отличие от балльных систем лояльности, здесь начисления не могут возникать из ниоткуда и так же неожиданно исчезнуть. Блокчейн помогает эффективно и недорого решить проблему верификации этих данных, чем заметно повышает уровень доверия к такому инструменту.

«У нас не меньше продуктовых традиций, чем в Европе. Каждый регион ими богат, но иногда их надо припомнить, обратиться к истории». Фото Максима Платонова

— Как именно биокоины помогают фермерам двигаться вперед?

— Во-первых, это дополнительный маркетинговый инструмент привлечения и удержания покупателей. Клиент получает биокоины в качестве кешбэка при покупке. Это стимулирует его в дальнейшем снова обращаться к данному продавцу, увеличивая фермерскую выручку.

Второе — если в системе есть смежные партнеры, например, поставщики оборудования или кормов, то и с ними возможен расчет биокоинами. Фермер оплачивает приобретение криптовалютой, на которую производитель может купить для себя продукты у того же или другого фермера.

Инновации и традиции

— Заявляется, что вы создаете инновационные сельскохозяйственные проекты. Помимо криптовалюты, в чем еще новшества?

— Мы подходим к продукту как к инструменту социально-экономического развития территории. Мы хотим реализовать в России принцип, который давно практикуется в Европе. У них продукт ассоциативно привязан к региону, в котором производится. «Вино из Бордо», «пармская ветчина» или «бресская курица» могут возникнуть только на определенной территории и нигде еще. Так, фермер, проживающий в Парме, чувствует свою защищенность, понимает, что его конкурентная среда — это только соседи вокруг, такие же фермеры. Сюда не может прийти корпорация, которая построит завод за 100 км от Пармы, наймет гастарбайтеров и будет производить пармскую ветчину в промышленных масштабах, которая будет стоить дешевле, но при этом не передаст «душу» продукта. Им разрешат производить ветчину, но только под другим наименованием, не используя исторически устоявшееся название.

— А как это реализуется в нашей стране?

— В России мы тоже стремимся к правилу: «У каждой территории — свой вкус». И эти пищевые традиции на уровне страны, региона и даже отдельной деревни можно попробовать на вкус. Мне кажется важным находить и подчеркивать эти особенности как маркетинговое преимущество и доводить продукт до магазинной полки. Тем самым мы поддерживаем местного производителя.

У нас не меньше продуктовых традиций, чем в Европе. Каждый регион ими богат, но иногда их надо припомнить, обратиться к истории. Так, в Ярославской области, где я проживаю, есть уникальные сорта озимого чеснока, которые приобретают неповторимый вкус именно при выращивании на данной территории. Я, кстати, сам выращиваю этот чеснок, делаю сыр, вяленое мясо, держу коров, свиней, коз, кроликов, домашнюю птицу.

Или взять Владимирскую область — родину таких сортов растений, как «муромский огурец» и «владимирская вишня».

А еще у нас был показательный гастрономический проект, когда мы сперва расспрашивали местных жителей о рецептах блюд, а потом готовили по ним еду в ресторанах и предлагали всем желающим. В результате некоторые заведения пересмотрели свое меню и добавили в него исторические блюда. Например, котлеты из щуки или салат с маринованным толстолобиком. Люди, пробуя эту пищу, вспоминали, что вкус знаком им с детства. Так, через еду, мы помогли напомнить о чем-то родном и важном.

«В России мы тоже стремимся к правилу: «У каждой территории — свой вкус». И эти пищевые традиции на уровне страны, региона и даже отдельной деревни можно попробовать на вкус. Мне кажется важным находить и подчеркивать эти особенности как маркетинговое преимущество и доводить продукт до магазинной полки». Фото vk.com/lavkalavka_msk

— Расскажите о вашем дальневосточном проекте

— Все, наверное, слышали про государственную программу «Дальневосточный гектар», но мало кто представляет, как в ней поучаствовать и что можно сделать с этой землей. Мы скооперировались и решили снять серию видеосюжетов о том, как выбрать участок и как его использовать. Камера фиксировала, с какими трудностями мы сталкиваемся, выбирая и оформляя землю. Этому посвящен первый сезон наших видео на «Ютьюбе». Следующие серии будут про подготовку земли под сельхозиспользование и первые плоды труда. Под проект мы привлекаем инвестиции, чтобы гектары дальневосточной целины были максимально эффективно использованы.

Проект скорее экспериментальный и социальный. Мы специально выбрали один из самых бедных регионов, участвующих в программе, чтобы показать, что даже здесь можно развиваться и получать прибыль от агробизнеса. Надеемся, у нас получится задуманное и наш опыт воодушевит многих начинающих фермеров смело браться за дело в своих регионах.

Ильгиза Насибуллина
МероприятияПромышленностьАгропром
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 14 дек
    вот что значит философ, вот что значит с головой подходить к бизнесу. Придумал и организовал действительно полезный сервис через который продукты малого фермерства стали доступны покупателям
    Ответить
    Анонимно 14 дек
    очень интересно! спасибо за наводку
    Ответить
  • Анонимно 14 дек
    а ссылка есть на видео с агрогектаром? где посмотреть про их приключения?
    Ответить
  • Анонимно 14 дек
    Борродач- настоящий русский мужик!
    Ответить
  • Анонимно 14 дек
    Удивляюсь и восхищаюсь такими людьми, которые уезжают в деревню и налаживают бизнес
    Ответить
  • Анонимно 14 дек
    я там часто покупаю сыр и сметану
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Рекомендуем

Новости партнеров