Новости раздела

Наталия Орлова: «Сейчас не экономический кризис. Это просто внезапная остановка»

Руководитель центра макроэкономического анализа «Альфа-банка» — о шоках для реального сектора экономики и антикризисных мерах правительства

Наталия Орлова: «Сейчас не экономический кризис. Это просто внезапная остановка»
Фото: Максим Платонов

Сегодня на открытом вебинаре «Альфа-банка» «Экономические вызовы пандемии» известный эксперт по экономике и финансам Наталия Орлова, руководитель центра макроэкономического анализа банка, рассказала о шоках, которые испытывает экономика из-за пандемии и попыталась предсказать, когда начнется оживление рынков. В «Реальном времени» — тезисный пересказ ее выступления.

Популярные аналогии и слишком открытая Европа

Начала Наталия Орлова эффектно: напомнила о том, что коронавирус многие эксперты сравнивают с эпидемией гриппа «испанка», бушевавшего в начале XX века. В свою очередь это подразумевает, что «есть большие опасения по поводу последующих волн эпидемии». И еще одна аналогия: большинство аналитиков сопоставляет нынешний глобальный кризис в экономике с ситуацией 2008 года. Но Орлова считает, что есть кардинальное отличие: сейчас основной удар приходится не на финансовый рынок, а на реальный сектор экономики.

Пока, как известно, от пандемии в наибольшей степени страдает экономика Европы. По мнению спикера, причина тому — ее огромная открытость. Например, большие шоки связаны с остановкой транспортного сообщения. До пандемии входящий пассажиропоток в Европе в годовом выражении был сопоставим с ее населением. В России и США — другая картина: входящий поток приезжающих составляет всего порядка 15—17% населения стран. Орлова считает, что именно поэтому США и Россия сейчас гораздо меньше страдают от остановки транспортного сообщения. А уж у Китая к этому вопросу чувствительность вообще минимальна.

Европейская экономика страдает и от разрыва торговых связей, ведь товаропотоки из европейских стран в большой степени сосредоточены внутри самой еврозоны. При этом торговля обеспечивает 68% ВВП в странах ЕС. И напротив, в России, Китае и США экономики более закрыты и менее уязвимые для остановки экономической активности. Хотя, безусловно, и для них (то есть, для нас) кризис может быть достаточно болезненным.

Фото FRANCOIS WALSCHAERTS / Reuters (belsat.eu)
Европейская экономика страдает и от разрыва торговых связей, ведь товаропотоки из европейских стран в большой степени сосредоточены внутри самой еврозоны. При этом торговля обеспечивает 68% ВВП в странах ЕС. И напротив, в России, Китае и США экономики более закрыты и менее уязвимые для остановки экономической активности

Во II квартале в России ожидается спад почти 8%, и дальше до конца года, скорее всего, экономика тоже останется в минусе. Экономисты ждут по итогам года спад ВВП примерно на 2%. Но мы не знаем главного: когда закончится пандемия и карантинные меры. По мере их продолжения будут сдвигаться и оценки ущерба.

Меры поддержки экономики: «Сейчас мы смотримся не впечатляюще»

Большая разница наблюдается в пакетах поддержки, которые разные страны направляют в свою экономику. Например, в США масштаб поддержки сейчас суммарно уже достиг 40% ВВП (с учетом обещанных ФРС на прошлой неделе $2 трлн). Многие страны понимают, что это политическое решение, поэтому предоставляют очень широкие субсидии. В частности, в США это прямые выплаты населению. В Великобритании выдаются кредиты на финансирование зарплаты. То есть это в любом случае финансовая поддержка конечного спроса. Многие страны делают это через поддержку предпринимателей.

В нашей стране, по словам спикера, «набор мер правительства очень и очень ограниченный». Но и он пока непонятный: налоговые банковские каникулы и другие меры поддержки пока совершенно не разъяснены.

Сейчас правительство постоянно предлагает все новые меры и уточняет масштабы финансовой поддержки. Окончательно пока не известно, какими суммами это будет выражено — не определился в этом вопросе пока и ЦБ. Но эксперты считают, что речь в целом в России идет примерно о 2% от ВВП за счет налоговых и банковских каникул. «Сейчас мы, конечно, смотримся не впечатляюще», констатировала Орлова. По ее мнению, неразъясненность и неопределенность наводят большинство предпринимателей на мысль о том, что справляться нужно самим.

Фото kremlin.ru
Сейчас правительство постоянно предлагает все новые меры и уточняет масштабы финансовой поддержки. Окончательно пока не известно, какими суммами это будет выражено — не определился в этом вопросе пока и ЦБ

Главная причина — нефть

Но не только коронавирус сыграл свою роль в шоковых событиях. Одна из причин тяжести удара для нашей экономики связана с ситуацией на нефтяном рынке. «Сделка ОПЕК, развалившаяся в марте, вывела цены на нефть на существенно более низкие уровни, чем предполагалось изначально», — напомнила спикер об одной из самых очевидных проблем.

В последние годы страна усиленно (и небезуспешно) пытается сократить масштаб зависимости бюджета от нефти. Если в 2014 году цена на нефть, балансирующая бюджет, была выше $100 за баррель, то в последние 2 года это $49 за баррель. И это один из лучших индикаторов по странам, добывающим нефть. Для примера, этот индикатор в Саудовской Аравии выше $80 за баррель.

Но сейчас, когда нефть торгуется в районе $30 с небольшим, бюджет оказывается дефицитным. По оценке Наталии Орловой, налоговые каникулы обойдутся бюджету в этом году приблизительно в 1,5 трлн рублей. Для российской экономики это будет эквивалентно тому, как если бы нефть подешевела еще на $10 за баррель. Этот вызов, по мнению Орловой, и объясняет некоторую жесткость российского бюджета в части мер поддержки.

Риски социальных вызовов

Орлова предрекает еще и риски социальных вызовов, не совсем понятного пока масштаба. За последние 3 года реальные доходы населения не росли. Пандемия коронавируса ставит под большой удар их рост и в этом году, и в следующих. Это означает, что нужно и дальше увеличивать социальные выплаты.

Прибавим сюда пенсионную реформу. В 2034 году 10 млн человек не получат пенсии, потому что они переведены в статус работающих. «Конечно, это определенный удар по уровню жизни, особенно для пожилых людей», — говорит Орлова. В этой связи говорит она, есть большой риск, что правительству нужно будет поддерживать не только и не столько пострадавшие компании, сколько население, которое обеднеет еще больше.

Фото Олега Тихонова
За последние 3 года реальные доходы населения не росли. Пандемия коронавируса ставит под большой удар их рост и в этом году, и в следующих. Это означает, что нужно и дальше увеличивать социальные выплаты.

Главное — удержать работу крупных компаний

По мнению Орловой, сейчас главное — удержать работу крупных компаний: если стержневые из них будут работать, это создаст спрос на услуги малого и среднего бизнеса. Орлова отметила как положительный фактор меньшую закредитованность российской экономики по сравнению с развитыми странами. Долг российских компаний составляет 50% ВВП, домохозяйств — около 16%. При этом задолженность корпоративного сектора европейских стран и Америки — на уровне 120—130%. Домохозяйства в этих странах имеют кредиты свыше 70—80% валового продукта. И еще одно не очевидное преимущество нашей экономики — низкая доля малого и среднего бизнеса в ВВП (только 20%). «Это в какой-то степени предопределит и меньший масштаб шока для России», полагает Орлова.

Она предположила, что у многих компаний ресурсов хватит на то, чтобы пройти месяц вынужденной остановки.

«Я очень рассчитываю, что, возможно, это будет такой месяц август, когда у нас традиционно бывает затишье. Или как январь. А дальше многое будет зависеть от решения продлевать карантин — а это уже зависит от динамики эпидемии», сказала Орлова.

Динамика рубля показывает реальное рыночное значение курса

Вопрос, который интересует сейчас многих: стоит ли ожидать, что ЦБ отпустит курс в свободное плавание и повысит ключевую ставку?

Наталия Орлова уверена, что такой сценарий вообще не рассматривается. Она заметила, что в прессе много комментариев по поводу валютных интервенций Центробанка. «ЦБ в марте продал всего 2 млрд долларов. Ну это просто очень маленькая сумма. С начала апреля он продал порядка миллиарда долларов. Это тоже, в принципе, не очень много. Просто, чтобы вы понимали, экспортные доходы в России — это ежемесячно 30 млрд долларов», — прокомментировала она эти сообщения.

Мы находимся в плавающем курсе. И Орлова считает, что динамика рубля, которую все сейчас видят, это его реально рыночное значение.

Фото Максима Платонова
При цене на нефть в $30 курс должен быть 77 рублей. Сейчас он чуть крепче своего равновесного уровня, но незначительно: должен был быть 75 рублей

По ее словам, при цене на нефть в $30 курс должен быть 77 рублей. Сейчас он чуть крепче своего равновесного уровня, но незначительно: должен был быть 75 рублей. Повышать процентную ставку, чтобы стабилизировать курс, сейчас совершенно нет смысла. «Мы для того и переходили в плавающий курс, чтобы ЦБ имел право делать со своей процентной ставкой то, что сильнее нужно для внутренней экономики», — подчеркнула спикер.

По ее словам, к концу 2020 года большинство экспертов ждут плавного укрепления курса рубля, а в 2021 должна наступить стабилизация.

Скорее, снизятся доходы, чем вырастет безработица

Орлова отметила огромный — до 30% — разброс прогнозов по безработице. Сама она прогнозирует небольшой рост — всего до 6%. Спикер исходит из дефицита трудовых ресурсов. А вот реальные доходы населения будут снижаться, как считает Орлова. То что жители нашей страны сильно закредитованы делает их более сговорчивыми с точки зрения перехода на более низкие уровни оплаты труда, убеждена экономист.

Она привела пример с США, где обсуждается уровень безработицы в 20—30 процентов: ведь там доля малого, среднего бизнеса и в ВВП, и в занятости составляет где-то 60—70%. Грубо говоря, 20% безработицы означает, что треть малых и средних компаний в Штатах закроются. У нас доля МСП не так велика ни в показателях занятости, ни в ВВП. Поэтому при таком же количестве закрывшихся компаний безработица будет существенно меньше, убеждена экономист.

Кроме того, по мнению Орловой, если в развитых странах карантины соблюдаются достаточно жестко, то у нас режим оказывается реально мягче, чем его заявляют. Многие бизнесы продолжают работать в новых условиях. Конечно же, это касается не всех: в каких-то сегментах удар сильный. Но если говорить в целом, то в России сложилась экономика с очень высокой долей государственной занятости и занятости в крупных компаниях. Поэтому эксперт полагает, что в нашей стране, скорее, будут снижаться доходы, нежели увеличится уровень безработицы.

Фото Максима Платонова
Если в развитых странах карантины соблюдаются достаточно жестко, то у нас режим оказывается реально мягче, чем его заявляют. Многие бизнесы продолжают работать в новых условиях

Возвращение к допандемическим уровням начнется летом

По словам Наталии Орловой, мы сейчас находимся «в самом эпицентре кризиса». Как будет складываться ситуация во втором полугодии, доподлинно неизвестно, но эксперт предполагает, что с большой вероятностью с середины лета мировая и российская экономики начнут возвращаться к состоянию до пандемии.

Спикер объясняет это довольно неожиданно: то, что мы сейчас переживаем, — все-таки не экономический кризис. Если люди сейчас не показывают спрос на услуги, это не значит, что у них нет денег: они просто физически не могут выйти из дома, в том числе чтобы потратить заработанные «на удаленке» деньги. «Я настроена не так пессимистично, как многие эксперты. Это просто внезапная остановка из-за эпидемии», заключила она.

Любовь Шебалова
МероприятияБизнес-форум
комментарии 2

комментарии

  • Тахир Давлетшин 15 апр
    Вирус пройдет.
    Воспользовавшись с остановкой необходимо работать над законодательством, регулирующим предпринимательскую деятельность: реформа налоговой системы, исполнительного производства, законов о банкротстве, а также о мерах по государственной поддержке малого бизнеса
    Ответить
  • Анонимно 15 апр
    Вирус уже прошёл, так как его и не было по-серьёзному.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии