Новости раздела

«Когда у меня спрашивают, сколько будет стоить доллар на конкретную дату, я честно отвечаю: не знаю»

Выступление Владислава Кочеткова на конференции, организованной интернет-газетой «Реальное время»

«Когда у меня спрашивают, сколько будет стоить доллар на конкретную дату, я честно отвечаю: не знаю» Фото: Максим Платонов

Август и первая половина сентября запомнились россиянам стремительным падением национальной валюты: курс доллара превышал 70 рублей, а евро пробивал отметку в 80 рублей. О причинах этой ситуации, а также о том, чего стоит ждать в ближайшем будущем, на конференции «Реального времени» рассказал президент инвестиционного холдинга «ФИНАМ» Владислав Кочетков. «Реальное время» публикует основные тезисы его выступления.

«Некоторые аналитики просто смотрят на график и произвольно что-то к нему добавляют»

Последнее время аналитики все реже делают прогнозы по курсам валют — по крайней мере, прогнозы публичные. Раньше этим занимались многие, но на рубеже 2014—2015 годов аналитический ландшафт российского рынка сильно изменился. Россия вошла в очередной виток кризиса, произошла раскорреляция между ценой нефти и рублем. Сейчас на рынке осталось два вида аналитиков: те, кто делает закрытые прогнозы для своих клиентов, и те, кого можно назвать говорящими головами, — такие делают публичные прогнозы просто для того, чтобы фигурировать в медийном поле.

Мне попадалось много публикаций одного аналитика, прогноз которого за короткое время изменился кардинально — 3 недели назад он ждал 86 рублей за доллар, а сейчас ожидает 55 рублей. Это аналитики, которые просто смотрят на график и произвольно что-то к нему добавляют. Поэтому когда у меня спрашивают, сколько будет стоить доллар (рубль, евро) на конкретную дату, я обычно честно отвечаю, что не знаю.

Надо признать, что если раньше прогнозировать доллар было достаточно просто, то сейчас все значительно сложнее. Например, исходя из текущей цены на нефть, наиболее адекватный курс доллара сейчас должен был бы составлять 48—50 рублей. Однако мы видим, что он гораздо выше.

Сейчас на рынке осталось два вида аналитиков: те, кто делает закрытые прогнозы для своих клиентов, и те, кого можно назвать говорящими головами, — такие делают публичные прогнозы просто для того, чтобы фигурировать в медийном поле

Что влияет на рубль? Есть несколько основных факторов — как внешних, так и внутренних. Это и санкционное давление, и ситуация на развивающихся рынках, и торговые и валютные войны, и политика ЦБ и Минфина. Свою роль в ослаблении рубля, на мой взгляд, играет и подорванное доверие к российскому рынку. Потому что если валюта за месяц может уйти на 10%, это не вызывает доверия.

Еще 3 года назад на вопрос, в какой валюте держать деньги, я обычно отвечал: «в той, в которой зарабатываете и тратите», но сейчас я скорее сторонник другой классической концепции. Это концепция диверсифицированного портфеля: хранить 40% в евро и по 30% — в рубле и долларе. Рубль — это ликвидная подушка, которая нужна для текущих трат, доллар — одна из самых стабильных валют; евро же, несмотря на то, что он, видимо, станет главной жертвой валютных войн, скорее всего, будет укрепляться по отношению к доллару. Кроме того, если ноябрьские санкции затронут операции с долларом, евро будет более востребован.

«Попытки Трампа сделать Америку снова великой могут значительно усилить негатив на развивающихся рынках»

Теперь подробнее о причинах ослабления рубля. Начнем с ситуации на развивающихся рынках. Одна из главных проблем и для фондового, и для сырьевого рынка — это напряженность отношений между США и Китаем. Вашингтон упорно давит на Пекин в попытках сократить дефицит своего торгового баланса с Китаем за счет повышения пошлин на товары, которые исчисляются многими миллиардами долларов.

Сейчас многие аналитики говорят о риске развязывания масштабной торговой войны, результатом которой, вероятно, будет повышение стоимости китайских товаров для населения Соединенных Штатов и ослабление торгового баланса Китая. А Китай — это главный локомотив всех развивающихся рынков. Поэтому обострение ситуации может привести к тому, что крупные инвесторы начнут выводить активы с формирующихся рынков, что замедлит рост мирового ВВП. Так что попытки Дональда Трампа сделать Америку снова великой могут значительно усилить негативные тенденции на развивающихся рынках, которые и до того понесли серьезные потери.

Еще три года назад на вопрос, в какой валюте держать деньги, я обычно отвечал: «в той, в которой зарабатываете и тратите», но сейчас я скорее сторонник другой классической концепции. Это концепция диверсифицированного портфеля: хранить 40% в евро и по 30% — в рубле и долларе

Второй фактор — это ситуация, которая сложилась в Турции, Аргентине и в меньшей степени в Индии. В последние годы эти страны развивались по модели, близкой к пирамиде. Темпы роста их экономик поддерживались ценой высокой инфляции и безработицы и в значительной степени базировались на внешних заимствованиях. По сути, они жили тем, что рефинансировали прежние долги новыми, пользуясь тем, что долларовые заимствования были дешевыми.

Сейчас, когда Федеральная резервная система (ФРС) США повышает ставки, ситуация меняется: доллар становится более дорогим, рефинансировать кредиты сложнее. Результат — то, что мы видели в Турции и Китае: существенная девальвация и полноценный экономический кризис. Все это способствовало еще одной волне ухода инвесторов с развивающихся рынков, что затронуло и Россию. И если ФРС будет продолжать повышение ставок — а она, скорее всего, будет, — кризисные явления в развивающихся экономиках могут усугубиться.

«Американская санкционная машина работает медленно. Но неотвратимо»

Еще одна причина ослабления рубля — санкции, давление которых нарастает. Стоит понимать, что американская санкционная машина работает медленно, но работает как каток — практически неотвратимо. И очевидно, что давление будет усиливаться. Главный вопрос — насколько жесткими окажутся санкции, которые обещают ввести в ноябре.

Во время недавнего падения рубля ожидания по санкциям были весьма серьезными, и в курс фактически были заложены вероятные ограничения в отношении государственного долга России. С одной стороны, если этот сценарий реализуется, это не чрезвычайно страшно, поскольку можно продолжать развивать госзаимствования за счет внутренних инвесторов. С другой стороны, есть риск, что даже ограничения на покупку американскими инвесторами новых выпусков российских облигаций (этот вариант можно считать наиболее вероятным) приведут к распродажам старых выпусков.

Высокий спрос на российские бумаги был связан с кэрри-трейдом — имея возможность практически бесплатно получить деньги в Америке, инвесторы занимали эти деньги и покупали на них наши облигации федерального займа (ОФЗ) с доходностью в районе 8% годовых. По мере того, как ставки в России снижались, а в США — повышались, потенциал кэрри-трейда иссякал. Идет распродажа российских бумаг. Они продаются в России за рубли, потом эти деньги переводятся в доллары. Соответственно, высокий спрос на доллар увеличивает его стоимость по отношению к рублю на внутреннем рынке.

Стоит понимать, что американская санкционная машина работает медленно, но работает как каток — практически неотвратимо. И очевидно, что давление будет усиливаться. Главный вопрос — насколько жесткими окажутся санкции, которые обещают ввести в ноябре

Учитывая то, как активно раскручивается дело Скрипалей, вероятность введения санкций против госдолга остается высокой. Думаю, она составляет около 70%. Однако вводя санкции, Америка учитывает интересы своего капитала. Поэтому если санкции против госдолга и будут вводиться, то, по-видимому, это коснется новых выпусков ОФЗ — чтобы американские инвесторы могли держать старые. При этом потенциал доходности от кэрри-трейда, несмотря ни на что, все еще высокий. Кроме того, самые нервные инвесторы уже вышли из ОФЗ, поэтому даже в случае санкций против госдолга слишком сильного витка распродаж ждать уже не стоит.

Одновременно Минфину в этом случае нужно будет активнее работать с внутренними инвесторами. Статистика показывает, что их доля (в частности, физических лиц) растет. Это понятно — ОФЗ самая удобная альтернатива банковскому депозиту. Если вы приобретаете их не для перепродажи, риски стремятся к нулю.

Существенным риском также являются потенциальные ограничения в отношении российских госбанков, которым, по сути, могут запретить операции с долларом. Это может стать существенным ударом не только по банкам, но и по всей российской экономике, поскольку именно в долларах государство осуществляет большую часть расчетов. Впрочем, даже самые агрессивные американские ястребы на такое решение пойти, наверное, не готовы, так как оно ударит и по американским инвесторам (которые являются одними из крупнейших держателей акций того же Сбербанка). Тем не менее, эти риски тоже учитываются, и при их реализации ослабление рубля может быть сильным.

«Для населения девальвация является очередным налогом»

Теперь внутренние факторы. К ним относится цена на нефть. Хоть в последнее время наблюдается ослабление связи между нефтью и рублем, нефть влияет на платежный баланс России и остается системообразующим фактором для бюджета. Сейчас мы находимся на уровне около $80 за баррель. Высокие цены поддерживаются продлением договора ОПЕК+ о сдерживании добычи нефти. Плюс на сокращение предложения нефти влияют санкции США против Ирана и непростая ситуация в Сирии. С учетом всего этого некоторые прогнозы говорят, что цена может вернуться к $100 за баррель, а для российской экономики это более чем комфортная цена.

Одной из движущих сил августовского падения рубля было бюджетное правило и операции ЦБ и Минфина по скупке валюты на внутреннем рынке. Потом заявление ЦБ о моратории на покупку валюты до конца года оказало рублю серьезную поддержку.

Для населения девальвация является очередным налогом, который мы платим, чтобы бюджет был профицитным, — как и в случае с повышением НДС, изменением пенсионной системы и прочим.

Дешевый рубль выгоден российским экспортерам, которые продают свою продукцию за валюту. Но он, безусловно, невыгоден населению. ЦБ уже говорил, что обесценение рубля на 10% дает плюс 1% к инфляции. Я думаю, что больше.

По сути, для населения девальвация является очередным налогом, который мы платим, чтобы бюджет был профицитным, — как и в случае с повышением НДС, изменением пенсионной системы и прочим. Кроме того, ослабление рубля невыгодно российским компаниям, которые закупают за рубежом какие-то компоненты и производят изделия глубокой переработки.

Впрочем, даже для экспортеров плюсы от слабого рубля накладываются на минусы от волатильного курса: когда за месяц национальная валюта дешевеет на 10%, вы просто не можете планировать бизнес. С другой стороны, волатильный рубль приводит к тому, что российский бизнес наконец начинает осваивать финансовые технологии, которые давно распространены на Западе, такие как хеджирование. Финансовая грамотность растет.

В целом можно предположить, что до промежуточных выборов в конгресс США и объявления по новым санкциям рубль, скорее всего, будет умеренно укрепляться.


1/28
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов

Официальные партнеры:

Интернет-газета «Реальное время»
МероприятияЭкономикаИнвестицииФинансы
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 28 сент
    Может сейчас самое время продать доллар?
    Ответить
    Анонимно 28 сент
    А что толку? Получить разок денежку и потом ее потерять?
    Ответить
  • Анонимно 28 сент
    Текст на баннере конечно написан интересно...в чем могут быть плюсы в падении рубля? Что за глупость
    Ответить
    Анонимно 02 окт
    плюсы есть во всем, расширяйте горизонты
    Ответить
  • Анонимно 17 окт
    Эксперды все хорошо расписали
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии