Новости раздела

«По выбросам вредных веществ МСЗ и завод по переработке отходов могут быть сопоставимы»

Социолог, эколог и экоактивист Юлия Ермолаева о свалках и сроках решения мусорной проблемы в России

«По выбросам вредных веществ МСЗ и завод по переработке отходов могут быть сопоставимы»
Фото: Максим Платонов

«Люди, которые негативно относится к мусоросжигательным заводам, логично предлагают развивать предприятия по переработке отходов. Но и те, и другие должны быть хорошо оснащены фильтрами очистки, потому что по выбросам вредных веществ МСЗ и завод по переработке могут быть сопоставимы. При этом МСЗ не должен быть единственным технологическим «лекарством», поскольку в этом случае мы теряем ресурсы, которые могли бы еще много раз включить в производственный цикл», — рассуждает научный сотрудник федерального научно-исследовательского социологического центра РАН Юлия Ермолаева. В интервью «Реальному времени» она рассказала о том, как именно свалки влияют на окружающую среду, почему приостановлено строительство МСЗ в Казани и сколько лет уйдет на решение мусорной проблемы в России.

«Все, что мы можем сделать с уже существующей свалкой, — это откачивать метан»

— Юлия, как свалка влияет на окружающую среду?

— Вклад отходов в выбросы парниковых газов составляет 5—7% в глобальном масштабе. Сюда входит не только углекислый газ, но и метан, и испарения сточных вод. Российские свалки (13,9 тысячи действующих мусорных полигонов) выделяют в атмосферу 1,5 миллиона тонн метана и 21,5 миллиона тонн углекислого газа в год.

В составе свалочного газа около 150 веществ, самыми токсичными из них являются сероводород и метан, они вызывают у человека отравление. Часто химики говорят о свалках, что в них присутствует вся таблица Менделеева. Отходы могут содержать вредные красители, пестициды, формальдегид, мышьяковистые соединения, лекарственную химию, растворители, тяжелые металлы. Среди металлов нужно выделить ртуть и ее соединения, свинец и его соли, кадмий, цинк и другие тяжелые металлы, оседающие в почве или при возгорании свалки попадающие в воздух и ведущие к нарушению работы почти всех жизненно важных систем организма: сердечно-сосудистой, центральной нервной, ЖКТ. Синтетические минеральные масла и фенолы снижают иммунитет и увеличивают количество респираторных заболеваний.

Загрязняют атмосферу и ароматические углеводороды, фенолы, эфиры, кислоты, оксиды тяжелых металлов — при возгорании они перемещаются воздушными массами, вступают в реакцию, выпадают в виде осадков. Это меняет кислотность водоемов, которые становятся непригодными для питьевых и сельскохозяйственных нужд, в них уменьшается видовое разнообразие водных организмов, что нарушает существующие экосистемы и в конечном счете поставит вопрос о нехватке пресной воды.

Диоксины и бензпирен, которые выделяются при возгорании на свалках, ведут к раздражению дыхательных путей и, помимо канцерогенности, обладают еще и мутагенной активностью, даже в микроскопических количествах. При этом они очень стойки, поэтому накапливаются в разных компонентах биосферы (почве, растениях) и через пищевые цепи попадают в организм человека.

Фото Максима Платонова
Отходы могут содержать вредные красители, пестициды, формальдегид, мышьяковистые соединения, лекарственную химию, растворители, тяжелые металлы...

— Как можно переработать миллионы тонн отходов на уже существующих свалках?

— В идеале утилизация товаров, которые пришли в негодность, должна продумываться еще на этапе их проектирования. Потому что все, что мы можем сделать с уже существующей свалкой, — это откачивать биогаз метан, который там образуется. Переработать получится только тот слой, который еще возможно рассортировать на фракции и который не начал разлагаться.

Мы как-то проводили неформальное исследование о том, как построена работа бездомных на свалках. Мы увидели, что верхний слой отходов, который только-только привозится, сортируется бездомными и нанятыми мигрантами. Они осуществляют «раздельный сбор» прямо на месте — сортируют различные фракции на дальнейшую переработку. Нижние же слои свалки, которые уже вступили в химическое взаимодействие со средой, как-то обработать невозможно, они начинают разлагаться со временем. Есть и другие кейсы применения отходов. Япония решила одновременно проблему и с отходами, и с территорией. Из сырья обработанных отходов были сделаны огромные брикеты, из которых сооружены искусственные острова. В целом же я пока не встречала таких исследований и такого опыта, где бы ученые брались за уже существующую свалку и полностью расчищали ее (хотя это не значит, что их не проводили).

Органические пищевые отходы быстро разлагаются, картон и бумага во влажной среде приходят в неликвидное для переработки состояние, металл с течением времени коррозирует, разные виды пластика разлагаются с большой разницей во времени в зависимости от состава полимеров. Пластик, стекло и металлы теоретически возможно изъять, но придется столкнуться с множеством проблем, например, с риском выброса метана.

Свалки, к слову, во всем мире приводят к общественным скандалам и конфликтам, мы не единственные, кто столкнулся с таким мусорным кризисом, его проходили на всех континентах. Как показывает практика, столкновение интересов и возможность отстоять экологические права на здоровую окружающую среду могут способствовать более скорому переходу к необходимости развития сектора переработки.

Фото Максима Платонова
Свалки во всем мире приводят к общественным скандалам и конфликтам, мы не единственные, кто столкнулся с таким мусорным кризисом, его проходили на всех континентах

«По выбросам вредных веществ МСЗ и завод по переработке могут быть сопоставимы»

— Что вы думаете о мусоросжигательных заводах?

— Те люди, которые относятся к ним негативно, логично предлагают развивать предприятия по переработке отходов. Но и те, и другие должны быть хорошо оснащены различными фильтрами, потому что по выбросам вредных веществ МСЗ и завод по переработке могут быть сопоставимы, в зависимости от загрузки и количества поступающих отходов. Но мусоросжигательный завод не должен быть единственным технологическим «лекарством», поскольку в этом случае мы теряем ресурсы, которые могли бы еще много раз включиться в производственный цикл.

В Татарстане есть хорошие заводы по переработке отходов производства удобрений и сахара. Эти заводы сами скооперировались, образовали экологические промышленные парки, обмениваются сырьем и вторичными материалами. Есть много заводов по переработке нефтеотходов, технологические схемы которых вызывают большое уважение, потому что они используют как отечественные, так и международные технологии по высоким экологическим стандартам. Есть возможности по переработке пороха, некоторых других фракций.

— Нужно ли бить в набат, если вы узнали, что МСЗ собираются строить около вашего дома? Насколько вреден такой завод для экологии района, в котором он работает?

— Прежде чем протестовать против чего-то, нужно смотреть технологическую схему конкретного завода и конкретные экологические условия местности, где он будет построен. По нормативам, любой завод должен располагаться в одном километре от жилых территорий, но нам кажется, что это несоизмеримо близко. У экспертов, которых мы опрашивали в проекте по «Зеленым мегаполисам», нет единого мнения о целесообразности строительства мусоросжигательных заводов. У нас выделилось две четких позиции: стопроцентные противники и те, кто не против, но при определенных условиях.

Основная проблема таких заводов — это микрозагрязнение. Допустим, у вас сжигается тысяча тонн, и один фильтр может нейтрализовать 99,9999% выбросов. Кажется, что это большая цифра. Но это означает, что у нас может пройти целый килограмм токсичных веществ. Естественно, на мусоросжигательный завод попадают тысячи тонн отходов, иначе его просто невыгодно строить и содержать. В выбросах завода могут быть полиароматические углеводороды, различные бензольные соединения, тяжелые металлы, летучая зола, которая начинает оседать и метаболизироваться в окружающей среде. Но есть эксперты, которые утверждают, что если температура дожига 1200 градусов, то не остается вообще ничего, даже золы. И тогда выбросы абсолютно безопасны. Есть эксперты, которые говорят, что исследования на этот счет у нас не проводились. Так что утверждать, что вреда при высокой температуре дожига нет, мы тоже не можем.

Фото Максима Платонова
Ппо выбросам вредных веществ МСЗ и завод по переработке могут быть сопоставимы, в зависимости от загрузки и количества поступающих отходов

«Пока что альтернативы МСЗ не видят, потому что Казань — промышленно ориентированный город»

— Что вы можете сказать по поводу мусоросжигательного завода под Казанью? Он действительно необходим городу и Татарстану в целом?

— К сожалению, я не смогла найти территориальную схему и технические нормативы по строительству казанского МСЗ, чтобы сказать что-то конкретное. По новостям я вижу, что этот завод позиционируется как завод без выбросов с циклом распределения золы и кооперацией со строительными предприятиями, которые будут брать ее на реализацию. С другой стороны, есть информация в СМИ, что температура дожига там всего 850 градусов.

Казань прошла несколько стадий конфликта, когда гражданские активисты обратились к властям Татарстана, составив акт об экологической нецелесообразности завода. В итоге проект был приостановлен. Президент Татарстана обозначил, что если мусоросжигательный завод людям не подходит, они могут обоснованно предложить что-то взамен. Пока что такой альтернативы не видят, потому что Казань — это промышленно ориентированный город.

Но точка в обсуждении еще не поставлена. На этой территории образуется примерно 500 тыс. тонн мусора. Это не так много, но и не мало. При этом неизвестно, сколько будет направляться на переработку, а сколько на этот завод.

— Как вы считаете, удастся ли нашей стране в ближайшее время решить проблему мусорной катастрофы?

— Я бы не стала надеяться на то, что в ближайшие 10—15 лет удастся решить мусорную проблему в мегаполисах, где количество жителей больше 5 млн человек. Потому что там еще не налажен раздельный сбор отходов. Он налаживается порайонно. Очень много времени уходит на то, чтобы организовать раздельный сбор отходов самими жителями, информировать их о том, как правильно сортировать отходы. Если бы у нас был налажен раздельный сбор отходов в шаговой доступности, 90% горожан, по нашим опросам, готовы были бы это делать.

Фото Максима Платонова
Президент Татарстана обозначил, что если мусоросжигательный завод людям не подходит, они могут обоснованно предложить что-то взамен. Пока что такой альтернативы не видят, потому что Казань — это промышленно ориентированный город

В некоторых малых городах, таких как Владимир, Мытищи или в городах побольше — Челябинск, Саранск, Ижевск, Пермь и Новокузнецк — уже 80% жителей имеют пеший доступ к контейнерам раздельного сбора отходов. Здесь постарался и ответственный региональный оператор, и гражданские активисты, которые смогли информировать и координировать остальное население, и сами жители оказались в этом заинтересованы. Жители этих городов уже мотивированы на то, чтобы создать чистую окружающую среду. Конечно, немаловажно и то, что город с меньшим количеством жителей легче в этом смысле контролировать.

Есть алармисты, которые утверждают, что у нас «ничего нет». Это не так. Есть предприятия, которые занимаются переработкой. В больших городах России планируется создание 13 экотехнопарков, комплексов химических предприятий, которые работают в одной цепи, где отходы одних предприятий поступают для обеспечения производственных нужд других. Есть гражданские активисты, гражданские движения, которые могут налаживать связи как с муниципалитетом, так и с населением. На всероссийском уровне движения «ЭКА», Greenpeace и «Мусора.Больше.Нет», «Раздельный сбор», «Сделаем», «Беллона» региональные организации продвигают идеи решения мусорной катастрофы и часто сотрудничают. Их методички порой настолько хорошо сделаны, что их можно рассматривать как готовую программу действий для власти.

Матвей Антропов
Справка

Юлия Ермолаева — научный сотрудник федерального научно-исследовательского социологического центра Российской академии наук, младший научный сотрудник КФУ, секретарь в РОС. Социолог, эколог, экоактивист.

ПромышленностьТехнологииИнфраструктураОбщество
комментарии 14

комментарии

  • Тахир Давлетшин 01 мар
    В Казани превалирует однобокий, примитивный подход - думают решить проблему сжиганием.
    В мире давно развиваются комплексные технологии - сортировка для пригодного сырья, биотехнологии (компостирование) для биоразлагаемых отходов, сжигание и захоронение на полигонах.
    Разделение пищевых (биоразлагаемых) отходов задача разрешимая, она решается на контейнерной площадке, это надо реализовать в первую очередь, т.к. именно они представляют главную угрозу для экологического благополучия. Бессмысленно сжигать пищевые отходы, поскольку на 70-80% они состоят из воды, и энергетическая ценность такого топлива равна нулю. По данным Евростата, 17 % ТКО в Евросоюзе идет на компостирование, с того же надо начинать в Казани.
    Надо отметить, сортировка ТБО в СССР началось с бумаги и пищевых отходов.
    Ответить
    Анонимно 01 мар
    Уважаемый Тахир!
    Любое производство сопровождается отходами.
    Извините, но и Ваше функционирование сопровождается отходами, которые загрязняют окружающую среду.
    Но общество Ваши отходы перерабатывает, хотя это и приносит обществу одни убытки.
    Ваша не-конструктивная критика уже всем хорошо известно.
    Может быть, Вы предложите какой-нибудь вариант "Жизни без отходов"?
    И начните с себя - подумайте. как Вы можете жить без отходов - если это вообще возможно в принципе - похоже Вас сделали у же с учётом того, что пока Вы живёте, то будете производить отходы - как физические, так и духовные.
    Как и все остальные Человеки.
    Хорошего, доброго Вам дня.
    Ответить
    Анонимно 01 мар
    Давлетшин как раз и предлагает начать с биологических отходов, причем очень даже конструктивно.
    Биотехнологические методы переработки отходов наиболее доступны, к тому же эти технологии аналогичны переработке отходов животноводческих ферм, которых значительно больше, чем ТКО
    Ответить
    Анонимно 01 мар
    А кто-то разве против?
    Давлетшин "ломится в открытые ворота" - это нормально, если хочет пусть ломится.
    Но он ломится публично - и у людей формируется предвзятое представление - якобы РТ хочет использовать "отсталые технологии".
    Вот в чём беда - правда не очень большая.
    Ответить
  • Анонимно 01 мар
    Надо развенчать рекламные трюки типа "Энергия из отходов", тем более на казанском МСЗ.
    Так, по обещаниям РТ-инвест на МСЗ будет выработано 380 млн квт-час электроэнергии в год. На оптовом рынке это примерно 700 млн рублей. Это все, что как бы "полезное" от работы завода, причем содержание завода обойдется в 6 миллиардов рублей в год.
    Для функционирования завода требуется 10800 куб метр природного газа в час. На современных электростанциях с циклом ПГУ такое количество газа дает мощность электрическую 60 МВт, или же, 525 млн квт-час в год, при затратах на порядок меньших.
    При этом, на казанском МСЗ природный газ будет сжигаться в городской черте, и вносить дополнительный вклад в загрязнение воздуха.
    "Энергия из отходов" имеет право на существование, если использовать тепловую энергию, например сжиганием на цементных и металлургических заводах в удаленных от населения регионах
    Ответить
  • Анонимно 01 мар
    Российские свалки (13,9 тысячи действующих мусорных полигонов) выделяют в атмосферу 1,5 миллиона тонн метана и 21,5 миллиона тонн углекислого газа в год.
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/167463-yuliya-ermolaeva-o-srokah-resheniya-musornoy-problemy-v-rossii
    Нельзя путать свалки и полигоны )))
    Что касается 1,5 млн тонн метана и 21,5 млн тонн СО2, это мизер в масштабах мировых: в год выбросы метана составляют более 500 млн тонн, СО2 - более 10 млрд тонн.
    Ответить
  • Анонимно 01 мар
    "Нельзя путать свалки и полигоны )))".
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/167463-yuliya-ermolaeva-o-srokah-resheniya-musornoy-problemy-v-rossii

    Уважаемый, объясните, пожалуйста, нам необразованным, чем принципиально отличаются "свалки" от "полигонов" - только наличием указателя "ПОЛИГОН" у места сваливания отходов во втором случае?
    Ответить
    Анонимно 01 мар
    Из Википедии: Полигон для твёрдых бытовых отходов — специальное сооружение, предназначенное для изоляции и обезвреживания ТБО.
    Полигоны должны гарантировать санитарно-эпидемиологическую безопасность населения. На полигонах обеспечивается статическая устойчивость ТБО с учётом динамики уплотнения, минерализации, газовыделения, максимальной нагрузки на единицу площади, возможности последующего рационального использования участка после закрытия полигонов (рекультивации).
    Полигоны могут быть организованы для любых по величине населённых пунктов. Рекомендуется создание централизованных полигонов для групп населённых пунктов.
    Свалки, в отличие от полигонов, не обустроены в соответствии с требованиями САНПИН, и используются с отклонениями от требований санэпиднадзора.
    Ответить
    Анонимно 01 мар
    И только-то?????....
    А я то думал.....

    Свалки "используются с "отклонениями", а полигоны используются "без отклонений"
    Самим не смешно?

    Почему тогда полигоны горят также часто, как и свалки?
    Ответить
  • Тахир Давлетшин 01 мар
    Но есть эксперты, которые утверждают, что если температура дожига 1200 градусов, то не остается вообще ничего, даже золы
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/167463-yuliya-ermolaeva-o-srokah-resheniya-musornoy-problemy-v-rossii
    Хотелось бы пообщаться с такими "экспертами".
    Возможно, они знают, как превратить хлор, фтор, кальций и другие элементы и их соединения в кислород и азот
    Ответить
    Анонимно 01 мар
    Материал неплохой.
    Могло бы получиться значительно лучше, если бы г-жа Ермолаева при работе над ним советовалась экономически и технически грамотными людьми
    Ответить
  • Анонимно 01 мар
    Несуразность проекта МСЗ в Осиново очевидна для экономически и технически грамотного человека: зачем сжигать в топке стекло, бетон, металл и прочие негорючие компоненты ТКО и производить из них токсичные золу и шлаки – когда их можно сортировать и не допускать их попадания в МСЗ.
    Проше складировать твердые негорючие компоненты мусора на полигонах, чем золошлаковые отходы, которые составляют 30 % в весовом выражении
    Впрочем, мусоросжигание - самый дорогостоящий метод обезвреживания отходов
    Ответить
    Анонимно 01 мар
    Это Вам Т.Давлетшин сказал, что будут сжигать "бетон, металл и прочие негорючие компоненты" ?
    Или кто-то другой?
    Не верьте им - они "детские" провокаторы.
    Ответить
    Анонимно 02 мар
    Откуда же тогда 200 тысяч тонн золы и шлаков?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии