Новости раздела

Казанский епископ Ириней Шульмин: поддержка Колчака, заигрывания с обновленцами и расстрел

Принять на веру: кто управлял Казанской епархией и за что получил расстрел?

Казанский епископ Ириней Шульмин: поддержка Колчака, заигрывания с обновленцами и расстрел Фото: wikipedia.org

Время после революции и Гражданской войны было сложное. Пытаясь сохранить или улучшить свое положение, люди в одночасье могли поменять свои убеждения. Не обошли подобные процессы и РПЦ. Петербургский историк и колумнист «Реального времени» Иван Петров начинает серию публикаций о личностях, связанных с Казанской епархией. Сегодняшнюю авторскую колонку, написанную для нашей интернет-газеты, он посвятил такой противоречивой фигуре, как Иреней Шульмин.

Поддерживая Колчака

Рассуждая в одной из прошлых статей о положении Православной Церкви в ХХ столетии в Казанской епархии, невольно пришла мысль о том, что необходимо подробнее остановиться на личностях епархиальных архиереев, играющих основополагающую роль в жизни православных столь сложного и противоречивого в конфессиональном плане региона. Задавшись вопросом о биографии этих людей, кажется верным показать каждую личность не отвлеченно, а на фоне конкретной эпохи, а также продемонстрировать степень вовлеченности епархии в общероссийскую церковную историю, будь то обновленческий раскол, движение «непоминающих» или же позиция Церкви в период Великой Отечественной войны.

Начать анализ хотелось бы с личности не самой известной, но много сделавшей для Казани — архиепископа Иринея (Шульмина). Михаил Александрович Шульмин родился 13 января 1894 года (по другим данным 15 января 1893 года.) в семье псаломщика, а впоследствии диакона и священника. Он был уроженцем Казани, а его родитель служил в местной домовой церкви Казанского военного госпиталя. В 1908 году Михаил Шульмин закончил Казанское духовное училище, через 6 лет — Казанскую духовную семинарию. В 1914 году он поступает в духовную академию, находящуюся в родном городе. Символично, что в рясофор Шульмина постриг епископ Чистопольский, викарий Казанской епархии, ректор академии Антоний (Грисюк), также уроженец Казани. В статье исследовательницы З.П. Зиминой приводятся убедительные факты того, что в годы обучения в Казанской духовной академии будущий викарий Казанской епархии выработал необыкновенный дар слова, что в особенности проявилось тогда, когда он участвовал в патриотической и антиматериалистической пропаганде времен Первой мировой войны.

В начале декабря революционного 1917 года Шульмин рукополагается во иеродиакона, а незадолго до этого его постригли в монашество с именем Ириней в честь мученика Иринея Лионского. В мае следующего года иеродиакон Ириней стал иеромонахом. В этом же году Шульмин оканчивает Казанскую духовную семинарию и направляется в Екатеринбургскую семинарию на должность епархиального миссионера с постоянным местом пребывания в Верхотурском Никольском монастыре.

В 1908 году Михаил Шульмин закончил Казанское духовное училище, через 6 лет — Казанскую духовную семинарию. В 1914 году он поступает в духовную академию, находящуюся в родном городе. Фото wikipedia.org

В годы Гражданской войны иеромонах Ириней (Шульмин) занимает четкую антибольшевистскую позицию и поддерживает режим А.В. Колчака. Вместе с противниками советской власти он отправляется в Сибирь, однако впоследствии возвращается в Екатеринбург. Здесь он становится настоятелем Богоявленского кафедрального собора и сближается с правящим владыкой Григорием (Яцковским), сыгравшим огромную роль в церковной истории России прошлого столетия.

Временный Высший Церковный Совет

Архиепископ Екатеринбургский Григорий (Яцковский) явился для Российской Православной Церкви одним из тех ее иерархов, с помощью которых большевистские власти попытались совершить очередное разделение (с начала 1920-х годов Православную Церковь раздирали кризисы из-за политизации и чуть ли не «большевизации» обновленческого движения). Когда местоблюститель патриаршего престола митрополит Петр (Полянский) был арестован, власть в Церкви оказалась в руках Нижегородского митрополита Сергия (Страгородского), который не смог в конце 1925 года стать заместителем местоблюстителя патриаршего престола, по причине отказа гражданских властей в праве покидать пределы Нижнего Новгорода. Именно в тот момент архиепископ Екатеринбургский Григорий (Яцковский) образует с подачи советских специальных органов временный высший церковный совет. Вскоре ему удается получить согласие на утверждение созданного органа и со стороны церковной власти: обманным путем Григорию удалось ввести митрополита Петра в заблуждение и на некоторое время получить управление церковным кораблем.

Однако не дремал и митрополит Сергий (Страгородский). Выступив поборником идеи каноничного управления Православной Церковью, он заявлял, что архиепископ Григорий самочинно получил управление над Православной Церковью, фактически обманув митрополита Петра (Полянского) и став единоличным главой ВВЦС, хотя местоблюститель патриаршего престола согласился на передачу церковной власти триумвирату из трех церковных иерархов, двое из которых не поддерживали начинания екатеринбургского архипастыря.

Вскоре митрополит Сергий (Страгородский), имевший многолетний опыт взаимодействия с разными гражданскими властями и умеющий принимать участие во внутрицерковных интригах, добился сначала подтверждения собственных полномочий, а затем и вовсе признания начинаний «коллегии» архиепископа Григория (Яцковского) недействительными, что тем самым приравнивало сторонников архиепископа Григория к раскольникам.

Архиепископ Екатеринбургский Григорий (Яцковский) образует с подачи советских специальных органов временный высший церковный совет. Фото wikipedia.org

Архиепископ Григорий (Яцковский) еще мог какое-то время продолжать свою «раскольническую» деятельность. Так, очень скоро он добился того, что его же сторонники возвели его в сан митрополита Свердловского и Уральского. Однако низкая популярность идей «григориан» среди верующих, отсутствие широкомасштабной поддержки со стороны большевистских властей, вкупе с ухудшавшимся здоровьем «уральского митрополита», послужили следствием того, что владыка Григорий уже в 1928 году переходит в своей юрисдикции на вторые роли, а в 1932 году умирает (в ослаблении раскола особую роль сыграла и «соглашательская линия» по отношению к советской власти и его главного оппонента митрополита Сергия (Страгородского).

Наш же герой стал близок к владыке Григорию еще в 1922 году, когда мыслей об отделении от патриаршей Церкви не было. Более того, и Ириней, и Григорий активно противодействовали обновленческой пропаганде в столице Урала, за что были арестованы большевиками.

Обновленческий раскол

Вскоре архимандрита Иринея освобождают, однако самого архиепископа Григория обновленцы удаляют на покой. В сложившейся ситуации центром сопротивления расколу становится Нижний Тагил, где на должность главы единоверческих приходов стал претендовать архимандрит Ириней (Шульмин), пользовавшийся у верующих единоверцев большим авторитетом. Данное начинание было поддержано как московскими церковными властями, так и находившимся под арестом архиепископом Григорием (Яцковским). Получило оно одобрение и в среде верующего православного народа. Наконец, в начале 1923 года в Уфе состоялась хиротония Иринея (Шульмина) в единоверческого епископа Кушвинского. Совсем скоро в управление епископ Ириней получил Мензелинское викариатство Уфимской епархии и отправился к служению с постоянным местом пребывания в городе Мензелинске.

Однако именно во время пребывания в этом городе у владыки Иринея (Шульмина) появляется соблазн отойти от Патриарха Тихона (Беллавина) и перейти в обновленческий раскол. Аресты Патриарха и проведенный обновленцами так называемый «Второй Поместный собор», который, как им казалось, означал их победу в борьбе с «тихоновской» иерархией, мог показаться епископу Иринею важной вехой церковной истории.

В результате постепенной эволюции собственных взглядов на церковно-государственные отношения он принимает нелегкое решение о переходе всех вверенных ему приходов в обновленческую юрисдикцию. Признав высший церковный совет обновленцев, епископ Ириней (Шульмин) отошел от законной церковной иерархии. Еще одной возможной причиной подобной линии поведения были справедливые опасения репрессий: в Нижнем Тагиле арестовывались видные церковные иерархи, священники и верующие, известные своим стойким взглядом на обновленчество и линией на борьбу с расколом. Вероятно, опасаясь, что после ареста и его ждет заключение, Шульмин меняет свой взгляд на обновленцев.

У владыки Иринея (Шульмина) появляется соблазн отойти от Патриарха Тихона (Беллавина) и перейти в обновленческий раскол. Фото Michael Goltz / wikipedia.org

Однако, как только его в том же 1923 году выпускают на волю, он вновь решает воссоединиться с «тихоновской иерархией» и пишет фактически покаянное письмо Патриарху. Через год следует новый отход, а за ним и новое возвращение и покаяние.

Приговорить к расстрелу

С февраля 1925 года епископ Ириней был снова перемещен, на этот раз на Елабужскую кафедру, став викарием Сарапульской епархии. В конце того же года он поддерживает своего учителя архиепископа Григория (Яцковского) и входит в состав ВВЦС последнего. Еще в предшествующий период, в качестве деятеля обновленческой церкви, Ириней (Шульмин) показал себя как очень хитрый и изворотливый иерарх. С одной стороны, он пытался поддержать многие догматические «реформы» обновленцев, а с другой стороны, создавал в среде верующего народа иллюзию отношения к «староцерковнической иерархии». Видимо, хитрость и изворотливость привели его и в круг сторонников Григория (Яцковского).

Выше уже было отмечено, что затея с ВВЦС архиепископа Екатеринбургского, инспирированная в первую очередь светскими безбожными властями, не увенчалась успехом. В связи с этим бразды правления Православной Церковью в Советском Союзе получил самый видный политик того времени — митрополит Сергий (Страгородский). Быстро заметил изменение дуновения ветра и епископ Елабужский Ириней (Шипулин). Не будем вдаваться во все подробности его юрисдикционных переходов, а отметим лишь, что 29 января 1926 года наш герой был запрещен в служении заместителем патриаршего местоблюстителя митрополитом Сергием (Страгородским). На следующий день он приносит покаяние перед Нижегородским митрополитом, в результате чего утверждается елабужским епископом, викарием Сарапульской епархии.

Наконец, в 1929 году, оставаясь епископом Елабужским, епископ Ириней становится викарием родной Казанской епархии, где когда-то им было принято решение о служении Богу. Уже через год, оставаясь викарием Казанской епархии, Ириней (Шульмин) стал епископом Бугурусланским. В конце все того же 1930 года епископа перемещают на Мамадышскую кафедру.

С 23 марта по 11 августа 1933 года епископу Иринею (Шульмину) выпала честь управлять Казанской епархией. Однако в родном городе долго ему задержаться не пришлось и вскоре его переводят на Пензенскую кафедру.

Бразды правления Православной Церковью в Советском Союзе получил самый видный политик того времени — митрополит Сергий (Страгородский). Фото wikipedia.org

Последним местом служения Иринея (Шульмина) стала Куйбышевская кафедра. Начиналось все для него достаточно радужно: в 1935 году архиерей был возведен в архиепископы. Однако уже через 2 года, в злосчастный для истории Российского Православия 1937 год, он был в октябре месяце арестован. Уже в конце декабря Тройка УНКВД СССР по Куйбышевской области приговорила архиепископа Иринея (Шульмина) к высшей мере наказания. 8 февраля следующего 1938 года приговор был приведен в исполнение. В 1956 году последовала реабилитация церковного архиерея–казанца.

Как послесловие…

Важно отметить некоторые общие черты, характерные для многих церковных деятелей первой половины ХХ столетия, особо заметные в биографии владыки Иринея (Шульмина).

Во-первых, это стремление к возвышению и получению наиболее богатых кафедр, попытка манипуляции взглядами верующих и духовенства.

Во-вторых, частая смена юрисдикции, переход в обновленчество, возвращение в патриаршую церковь, заигрывание с григорианами и в конечном итоге поддержка сергиан. В данном процессе ключевую роль играло отнюдь не желание занять какую-либо позицию в вопросе догматических реформ, а скорее стремление остаться «на плаву» с той силой, которую поддерживала государственная машина.

В-третьих, боязнь гражданской власти и достаточно аполитичное отношение к ней, смена собственных убеждений в угоду безбожникам (особенно это заметно при рассмотрении событий в Нижнем Тагиле). При этом Ириней начинал свою деятельность как активный антибольшевистский проповедник и сторонник национальных сил.

И наконец, в четвертых, скорый суд и казнь, на которую не повлияла ни линия лояльности, ни заигрывание с обновленцами. Печальный итог.

В следующих работах мы попытаемся рассмотреть иную, более принципиальную позицию церковных иерархов Казани в XX столетии.

Иван Петров
Справка

Иван Васильевич Петров — историк, ассистент в Институте истории СПбГУ (кафедра новейшей истории).

  • Родился в 1990 году в Санкт-Петербурге.
  • 2012 год — окончил Санкт-Петербургский государственный университет. Специальность: историк, преподаватель истории.
  • С октября 2012 года — аспирант (специальность: «Отечественная история»).
  • 2014 год — защитил кандидатскую диссертацию на тему: «Идеологические и национальные аспекты деятельности православного духовенства Балтии и Северо-Запада России (1940—1945 гг.)».
  • 2010—2012 годы — постоянный участник международного триалога «Воспоминания о Второй мировой войне», организованного при поддержке филиала Фонда имени Фридриха Эберта в России и проходившего 2010 году в Университете Регенсбурга, в 2011 году на историческом факультете СПбГУ и в 2012 году в Карловом университете города Праги (Чешская Республика).
  • С 2012 года — постоянный участник ежегодных научных конференций студентов, аспирантов и молодых специалистов «Сретенские чтения» Свято-Филаретовского православно-христианского института в Москве. В 2013 году — участник международной конференции «Равнина Русская. Опыт духовного сопротивления». В 2014 году принимал участие в конференции Даугавпилского университета «International Scientific Conference XXIII Scientific readings» (Daugavpils University).
  • Научные интересы: новейшая история России, история Русской православной церкви, история российской эмиграции.
  • Автор более 45 научных работ, в т. ч. монографии «Православная Балтия 1939—1953 гг.: период войн, репрессий и межнациональных противоречий». (Санкт-Петербург: Бумажные книги, 2016. 376 c., монография отправлена для внесения в базу данных Web of Science). Колумнист «Реального времени».

ОбществоИстория БашкортостанТатарстан
комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 09 апр
    Не знаю, почему автор так иронизирует. Время было очень трудное
    Ответить
    Анонимно 09 апр
    ну если метался человек из стороны в сторону, там где потеплее. чем не повод?
    Ответить
  • Анонимно 09 апр
    Может, он ШульмАн? Поэтому метался и менял взгляды?
    Ответить
    Анонимно 09 апр
    Опять намеки на евреев
    Ответить
  • Анонимно 09 апр
    Это было так давно... Прям не верится мне во всё это
    Ответить
    Анонимно 09 апр
    факты говорят об обратном
    Ответить
  • Анонимно 09 апр
    Интересный разбор. Спасибо Автору!
    Ответить
  • Анонимно 09 апр
    Хотелось бы более подробно эту тему
    Ответить
  • Анонимно 10 апр
    пусть еще пишет о казанских епископах. интересная тема
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии