Новости раздела

Экономика Адмиралтейской слободы: заводчики-староверы, империя Алафузова и базарные дни

К 300-летию Адмиралтейской слободы. Часть 3-я

В этом году отмечается 300-летие Адмиралтейской слободы Казани. Институт истории им. Ш. Марджани в честь юбилея немаловажной части города планирует провести научную конференцию. «Реальное время» продолжает публикацию материалов из книги «Адмиралтейская слобода», составленной замдиректора учреждения Радиком Салиховым и ученым секретарем института Бахтияром Измайловым. Сегодня в нашей газете выходит новая глава из этой книги — «Торговля и промышленность».

Заводы старообрядцев

Адмиралтейство дало мощный толчок и промышленному развитию слободы. В период индустриализации в конце XIX века Адмиралтейская слобода стала крупнейшей промышленной зоной Казани, где функционировали известные на всю Россию своей продукцией промышленные предприятия — такие как Алафузовские фабрики и завод, механический завод Свешникова и др. Адмиралтейская слобода всегда привлекала крупных промышленников относительно невысокой ценой на земельные участки, их близким расположением к воде и, конечно, наличием дешевой рабочей силы. В то же время сами владельцы фабрик и заводов старались максимально благоустроить Адмиралтейскую и соседствующую с ней Ягодную слободы.

Одним из первых заводов в Адмиралтейской слободе стал кожевенный завод, изготавливающий пумпы (насосы) для выкачки из судов воды. Завод был основан в 1719 году и располагался в Суконной слободе, недалеко от суконной фабрики. Ежегодно завод выпускал от 300 до 400 обработанных кож и за период с 1720-го по 1814 год на нем было выделано более 31 тысячи пумповых кож. В 1812 году завод был перенесен на территорию Адмиралтейской слободы. Руководил устройством и налаживанием производства выписанный из Англии мастер, с обязательством обучать кожевенному мастерству русских учеников. Завод существовал вплоть до упразднения Казанского адмиралтейства, а потом был продан частным лицам. После ликвидации адмиралтейства в Казани продолжалась заготовка корабельного леса и так называемых пумповых кож. Производство кож для насосов существовало в Казани до 60-х годов XIX века.

Здесь же, на берегу Казанки, начали появляться паровые мельницы купцов-старообрядцев братьев Романовых, с именем которых связано развитие мукомольного дела в Поволжье. Старший из них, Василий Иванович Романов (1805—1867), купец первой гильдии, основал в середине XIX века в Адмиралтейской слободе паровую мельницу, которая после смерти предпринимателя перешла его зятю Ивану Николаевичу Журавлеву, создавшему впоследствии на ее базе паровой крупчатый завод.

В конце XIX в. в помещениях бывших мельниц размещался саперный батальон и казармы 161-го пехотного Александропольского полка, городские Алафузовские казармы 162-го Ахалцыхского полка.

Вид на Адмиралтейскую слободу. Конец XIX — начало XX века

В пореформенный период в Казани стало развиваться металлургическое производство и металлообработка. Ведущим промышленником в этой сфере был Александр Никифорович Свешников, чья семья относилась к старообрядцам поморского согласия, на протяжении многих лет занимавшаяся хлеботорговлей. В 1851 году Александр Никифорович открыл в Адмиралтейской слободе, на Большой Московской улице, чугунолитейный завод, выполнявший заказы по текущему и капитальному ремонту судов. В конце ХIХ века владельцем предприятия стал младший сын промышленника Алексей Александрович Свешников. В 1910 году заводом управлял инженер-механик Владимир Иванович Кофман. Под его руководством работали 85 рабочих, а оборот заведения составлял 84 000 рублей в год.

Империя Алафузовых

Но даже на фоне известных казанских заводов и фабрик в середине XIX — начале XX веков выделялось «Торгово-промышленное общество Алафузовских фабрик и заводов». Основателем общества и крупнейшим предпринимателем Казани того времени, отдавшим много сил и энергии делу становления льнопрядильной и кожевенной индустрии Казани, был Иван Иванович Алафузов. В 1866 году он совместно со своим тестем, купцом 1-й гильдии Сергеем Евсевьевичем Александровым приобрел завод у «Товарищества Казанского кожевенного завода», располагавшийся в Ягодной слободе. Выделка кож и производство кожевенной продукции в первой половине ХIХ века являлись одной из важнейших отраслей промышленности города. До первой половины XIX века этот кожевенный завод принадлежал крупнейшей купеческой династии Котеловых, чьи представители уже в середине столетия отошли от коммерческой деятельности. На кожевенном заводе вырабатывались сыромятные и юфтевые кожи, подошвы из местного и американского сырья и кожаная амуниция.

Однако устаревшее оборудование завода не позволяло новым владельцам расширить производство и выполнять в полном объеме казенные подряды. Существенной проблемой стало и отсутствие квалифицированных служащих на производстве. Отсутствие отечественных технологов и специалистов вынуждало Ивана Ивановича Алафузова нанимать иностранных инженеров.

Именно с именем И.И. Алафузова связывается процесс широкой машинизации производства в Казанской губернии в 70-е годы ХIХ века. Уже во второй половине ХIХ века Алафузовские заводы числились среди крупнейших и лучших в России, а льнопрядильно-ткацкая фабрика стала центром текстильной промышленности Поволжья, Урала и Сибири. В целях усовершенствования производства И.И. Алафузов лично предпринимал неоднократные поездки в Европу и Америку для изучения новых технологий в области кожевенного и льнопрядильного производства. С этой же целью он командировал ряд служащих и инженеров своих фабрик и заводов.

Общий вид фабрики И.И.Алафузова. 1890 год

Постепенно «Торговый дом С.Е. Александрова и И.И. Алафузова» расширил производство и выстроил новую льнопрядильную и механико-ткацкую фабрику, оборудованную новыми станками. Первоначально фабрика была основана в небольших размерах и включала около 3000 мокрых веретен. Начиная с 1867 года предприятия Алафузова экспортировали кожи, амуницию, холсты, брезент и т.д.

Общество Алафузовских фабрик и заводов состояло из разных служащих (более 70 лиц) и рабочих (свыше 1500 лиц), большинство из них проживало с семьями в Адмиралтейской слободе города Казани.

Удобное географическое положение Казани и легкость в закупке сырых материалов заставили И.И. Алафузова постепенно расширить свою фабрику. В результате предприятие Алафузова в короткое время превратилось в крупнейшую льнопрядильню России, а Казань стала главным центром льняной промышленности на восточных окраинах России. После смерти жены и тестя Иван Иванович Алафузов становится единоличным владельцем огромного капитала и создает «Торгово-промышленный дом И.И. Алафузова».

Лен и кудели для фабрики заготавливались в Пермской, Вятской и Казанской губерниях. Производство фабрики обрабатывало до 40 000 пудов пряжи и полотен. Выработанные полотна поставлялись в государственную казну, а излишняя пряжа шла на вольную продажу фабрикантам. В 70-е годы XIX века на предприятиях торгового дома трудилась 1 000 рабочих, а стоимость произведенных товаров составляла более 1 000 000 рублей.

Продукция Алафузовских фабрик и заводов была неоднократно отмечена призами и медалями на международных и всероссийских выставках. Во время посещения в 1872 году императором Александром II Московской политехнической выставки за качество выставленной продукции, а также за введение в Приволжском регионе механического льнопрядильного производства Иван Иванович Алафузов был награжден орденом Станислава II степени. Кроме того, продукция заводов Алафузова была представлена на многочисленных международных выставках в Европе и Америке, на которых к 1890 году собрала 27 медалей: 14 золотых, 8 серебряных и 5 бронзовых. Сам Иван Иванович Алафузов был удостоен звания мануфактур-советника, потомственного Почетного гражданина Казани. Грудь купца 1-й гильдии украшали пять орденов России, ордена Персии, Черногории и Австрии.

Здание администрации Общества Алафузовских фабрик и заводов. 1890-1900-е

Основной комплекс предприятий Алафузова располагался в Ягодной слободе. Успешная коммерческая деятельность упрочила общественное положение И.И. Алафузова, превратив его в одного из влиятельнейших людей города. В 1863 году он был причислен в 1-ю гильдию купечества. За эффективное обеспечение военных нужд страны Алафузов в 1874 году был удостоен звания мануфактур-советника.

Торгово-промышленная деятельность Алафузовых не ограничивалась рамками одной губернии, а распространялась на всю Россию. В 1875 году в Пермской губернии, в г. Камышлов, был приобретен еще один кожевенный завод. В 1894 году торгово-промышленная империя Алафузовых пополнилась заводом в Перми.

Со смертью основателя фирмы И.И. Алафузова в 1891 году фабрики и заводы перешли к его наследникам, которые образовали в 1893 году «Торгово-промышленное общество Алафузовских фабрик и заводов». Общество с капиталом в 2 400 000 рублей объединяло 10 предприятий с 6,5 тыс. рабочих и выпускало мануфактурные изделия и обмундирование для армии.

В 1896 году товарищество построило новую льнопрядильную фабрику, разместившуюся в новых трехэтажных корпусах и выстроенную по последним требованиям техники и гигиены. Известно, что текстильное производство являлось главной отраслью дореволюционной российской промышленности, на ее долю приходилось 30% продукции. Ежегодная производительность фабрики составила 101 000 пудов очесочной пряжи и льняных ниток. Кроме этого, также изготавливались брезент, холсты, ткани для военного обмундирования на сумму в 2 500 000 рублей.

В ткацком отделении, помещающемся в двух каменных трехэтажных зданиях, работали 325 механических станков, приводимых в движение электрическими моторами. Ткани, вырабатываемые на фабрике, ткали по большей части для потребности Военного ведомства. Это прочные, высокого качества брезенты, холсты, ткани для шитья амуничных вещей, мешки.

При прядильной фабрике находилось белильное отделение. Кроме того, при кожевенных заводах и льнопрядильной-ткацкой фабрике появились фабрика обработки тканей непромокаемыми составами, шорные, обмундировальные и закройные мастерские, фабрика механического производства обуви, слесарно-кузнечные механические мастерские, позволяющие самостоятельно изготавливать не только части машин для ремонта, но и полные машины довольно сложных конструкций. Всего было выстроено шесть обмундировальных мастерских, из которых две расположились в Адмиралтейской слободе.

Алафузовский театр. Конец XIX — начало XX века

Алафузовские фабрики и заводы снабжались водой из трех артезианских колодцев. Для освещения помещений и подачи электричества служила электрическая станция, оборудованная паровыми и динамо-машинами лучших заграничных заводов.

Правление общества разместилось в Санкт-Петербурге, в доме №101 на Екатерининском канале. Председателем была вдова Ивана Ивановича Л.А. Алафузова, а директорами — Н.И. Алафузов и Н.Н. Алафузов.

По мере расширения производства увеличивалось и количество рабочих на Алафузовских фабриках и заводах. К 1904 году их число составляло уже 6 тысяч человек, а к 1917 году — около 10 тысяч. Большую часть рабочих составляли жители ближайших от завода слобод: Адмиралтейской, Пороховой, Ягодной, Кизической, Гривки, а также приезжающие на заработки сельские жители. Часть жителей Адмиралтейской и других слобод нанимались на сезонные работы. Например, для мытья шерсти на заводе Алафузова ежегодно нанималось до 250 женщин. Для мытья на реке Казанке устраивались 10 плотов, на которых работали около 200 женщин. Кроме мойщиц нанимались таскальщицы, в обязанности которых входило подтаскивать к плотомойням корзины с шерстью. Работа начиналась с 5 часов утра и заканчивалась в 7 вечера.

Пристани

На Большой Московской улице в Адмиралтейской слободе до 1917 года размещалась бочарная и паркетная фабрика торгового дома Г.Ф. Локке. На ней производились бочки, чаны самого разного хозяйственного назначения, а также дубовый паркет. В 1880—1910 годах фабрика была удостоена шести медалей и особых призов на российских и международных выставках. Заведовали производством Максим Германович Локке и русский подданный Отто Вильгельмович Вейзнер. На фабрике в четырех цехах работали 100 рабочих, выпускавшие 3110 бочек, 1411 саженей паркета, 1783 саженей плинтусов, 82 пуда ореховой стружки и досок на сумму 48 934 рубля в год. Оборот предприятия составлял 124 000 рублей.

Еще одним крупным производством Адмиралтейской слободы являлась табачно-махорочная фабрика казанской 2-й гильдии купчихи Елизаветы Адамовны Эккерт, где 15 рабочих ежегодно выпускали 8 000 пудов отборного табака при обороте в 27 000 рублей.

Одна из улиц вдоль пристани. 1900-е

На окраинах Адмиралтейской слободы традиционно действовали мелкие заводы строительных материалов и кожевенные производства. Среди них можно упомянуть заведения по изготовлению извести и алебастра казанского цехового Николая Васильевича Михайлова, «Торговый дом Г. и Г.Х. Сагитовы и Х. Халитов», крестьянина Симбирской губернии, д. Елховый Куст Лотфуллы Гайсина и др.

Развитию промышленности в Адмиралтейской слободе способствовало и выгодное расположение пристаней, оставшихся после упразднения адмиралтейства. В середине ХIХ века в Казани действовали две пристани — «Бакалда» и «Устье». Устьинская пристань Казани была самой оживленной на Волге после Нижнего Новгорода. Пристани находились в собственности нескольких пароходств, среди которых такие крупные речные компании, как «Самолет» и «Кавказ и Меркурий». В течение всего навигационного времени здесь грузились сотни судов. К устью Казанки товары доставлялись по дамбе ломовыми извозчиками, как правило, из адмиралтейских татар.

Пристани были хорошо оснащены всем необходимым оборудованием для удобства приезжающих в Казань торговцев. Возле Устьинской пристани образовалась своеобразная слободка из трех линий гостиниц, складов и лавок. Возле пристани были сооружены 49 различных построек. Здесь были плавучие конторы, гостиница «Любек» купца Майкова, где останавливались торговцы и чиновники многочисленных контор, сарай для временного складирования товаров, питейные заведения и харчевни, палатки, две хлебные курени и несколько мелких лавок, торгующих мелким товаром. Для переселенцев были выстроены бараки, а также спасательная станция. На строительство одного из бараков выделила средства Ольга Сергеевна Александрова-Гейнс в память о покойном муже, бывшем казанском губернаторе А.К. Гейнсе. На время навигации в почтово-телеграфном отделении пристани «Устье» размещалась телефонная станция. В конце лета на Устьинской пристани происходила обширная оптовая и розничная торговля фруктами. На пристани имелось отделение книжного магазина братьев Башмаковых и газетные киоски.

Пристань была соединена конно-железной дорогой с сетью городских трамваев, которые ходили каждые 10 минут.

Бакалдинская пристань, находившаяся в 5 километрах от Казани, была приспособлена для пассажирских пароходов и небольших парусных судов. В ней размещались водяная контора, в которую предъявлялись накладные судов, идущих по Волге. При конторе состоял чиновничий корпус Министерства путей сообщения во главе с инженер-офицером и 60 человек рядовых. Здесь размещались гостиница «Кронштадт» купца Штабе, питейный дом, харчевни, мелкие лавки и торговые палатки.

Пристани были неразрывно связаны с промышленными предприятиями Адмиралтейской слободы. Сюда стекались купцы, приказчики, бурлаки и рабочий люд в поисках работы. Вот как описывал пристани краевед К.Г. Евлентьев: «Толпился народ, отовсюду слышны смех, говор, песня, музыка, словом, суета почти неуловимая. Здесь теснились бурлаки и поденщики, ожидающие хозяев и работы, здесь же купцы, приказчики, солдаты, бабы, деревенские мужики, зеваки разные, торговки, лодочники, татары, русские, чуваши, черемисы». Жизнь здесь останавливалась лишь с наступлением поздней ночи и зимой, когда Волга сковывалась льдом.

Вторая каменная часовня на Ближнем устье у весенних пристаней. Устьинская пристань, ул. Большая

В Адмиралтейской слободе, на улице Большой, располагался крупный рынок, на который по выходным для продажи и покупки товара приезжали из соседних областей. Каждую весну здесь устраивался огромный базар, в результате чего все близлежащие улицы были запружены возами. Большое скопление торговцев объяснялось ожиданием ледохода, который временно должен прервать сообщение заволжских деревень с городом.

С 1880-х годов Адмиралтейская слобода стала местом проведения крупных промышленных и сельскохозяйственных выставок. Так, 1 июня 1880 года здесь прошла вторая частная промышленная выставка, а 1 сентября 1880 года открылась сельскохозяйственная выставка.

Радик Салихов, Бахтияр Измайлов, использованы иллюстрации из книги «Адмиралтейская слобода»
ОбществоИстория Татарстан
комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 26 февр
    Про старообрядцев-купцов очень нравится читать
    Ответить
  • Анонимно 26 февр
    Это лишь условная дата - 300 лет. Смотря, с какого момента считать
    Ответить
  • Анонимно 26 февр
    если будет продолжение, будем только рады
    Ответить
  • Анонимно 26 февр
    Ну хоть в этот раз эти "историки" не пишут про военно-морской флот Казанского ханства в Бишбалте, о котором якобы писали летописи (хоть одну бы летопись процитировали)
    Ответить
    Анонимно 26 февр
    уж явно была оЧеПатка - речь шла про речной флот КХ, который явно был и действительно упомянут в летописях.
    хорошая статья!
    Ответить
  • Анонимно 26 февр
    Алафузовы прям как мафия была. Слышал у них те ещё методы были
    Ответить
    Анонимно 26 февр
    Расскажите что за методы? Интересно стало)
    Ответить
  • Анонимно 26 февр
    Сейчас то эти артезианские источники остались?
    Ответить
  • Анонимно 26 февр
    Да вообще, вся Казань уже с давних времен являлась технически развитой и с отличной инфраструктурой
    Ответить
    Анонимно 26 февр
    Только вот не ценят этот момент...
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии