Новости раздела

Гаражная экономика: первая шляпница Татарстана

Как Анна Рачкова, рекрутер из Челнов и экс-сотрудница «Татпрофа», придумала шить шляпы вручную по английской технологии

Гаражная экономика: первая шляпница Татарстана

Дизайнер из Татарстана Анна Рачкова создает вручную уникальные шляпы по английской технологии, причем обратилась она к таким экстравагантным для России моделям, как вуалетки и канотье. «Реальное время» узнало, что вдохновило бывшего директора рекрутингового агентства пойти учиться в Лабораторию моды Вячеслава Зайцева, сколько стоит участие в Неделе моды в Москве и как попасть в американский журнал «Elegant». Этим материалом «Реальное время» продолжает серию публикаций о людях, которые смогли сделать ремесло своим делом и преуспели в нем.

Вдохновение с туманного Альбиона

Если бы ее муж не запланировал поездку в Англию, Анна Рачкова, возможно, так и продолжала бы работать в рекрутинговом агентстве «BPS executive», до которого была специалистом по управлению персоналом в «Татпрофе» — крупнейшем производителе алюминиевого профиля в России.

— Муж получал степень МВА в Англии, и мы с двумя маленькими детьми на год переехали в эту страну. Жили в Ланкастере, часто выезжали в Лондон. Меня поразило, как легко англичане носят в повседневной жизни головные уборы. Я наблюдала за дедушкой с тросточкой, в кашемировом пальто и классической шляпе, за тем, как женщины носят вуалетки, — рассказывает Анна Рачкова.

Вернувшись из Великобритании, она задумалась о смене профессии. Твердой уверенности не было, но Анна решительно ушла с прежней работы и начала новый этап жизни — карьеру модельера.

Лаборатория моды не дает волшебных таблеток

От идеи выучиться в школе дизайна в Италии Анна Рачкова отказалась: сложно было бы поддерживать связь с семьей. Но оказалось, что и в России можно получить неплохое образование — в Лаборатории моды Вячеслава Зайцева.

В течение года Анна изучала конструирование одежды, технологию пошива, делала эскизные наброски.

— Я понимала, что если хочу поступить в Лабораторию моды, то придется изучить все этапы, потому что нужно будет самой конструировать и отшивать коллекции, — рассказывает Анна Рачкова. — Образовательный курс у Вячеслава Зайцева длится один академический год, и прийти туда нужно уже с какой-то базой.

Попасть в число студентов можно было по итогам собеседования с самим кутюрье. К нему соискатель должен прийти с пятью готовыми моделями одежды, эскизами и большим желанием учиться. Группа состоит из 20 человек.

— До последнего никто не верил, что я поступлю, — вспоминает Анна Рачкова. — Я за год научилась тому, на что у людей уходит шесть лет.

Лаборатория моды не дает волшебной таблетки, чтобы стать коммерчески успешным дизайнером — ты лишь получаешь инструменты для творчества, считает она: «Сейчас мы видим много дизайнеров-плагиаторов. А нас учили работать по-другому: мы стремились выделиться».

Неделя моды в Москве: $15 тыс. за 20 минут

На тот момент обучение у Вячеслава Зайцева стоило 300 тыс. рублей. Плюс проживание, материалы — у некоторых студентов сумма достигала 1,5—2 млн рублей.

Каждый месяц нужно было сдавать мэтру отчет о проделанной работе. Он лично проверял эскизы, коллажи и макеты каждого ученика. По словам Анны Рачковой, Вячеслав Зайцев ее поддерживал и даже предложил принять участие в Неделе моды в Москве: студенты его курса могли участвовать на льготных условиях. Рачкова все взвесила, отказалась и не пожалела об этом.

— Участие в Неделе моды не дает новичку коммерческого успеха и продвижения. Престижно участвовать в ней будучи уже известным дизайнером, тогда ты приглашаешь своих реальных клиентов. Это удобная площадка, чтобы показать новую коллекцию. А если ты студент Лаборатории моды, на тебя приходят просто посмотреть, — рассуждает Анна Рачкова.

Кроме того, Неделя моды — это недешевое мероприятие. 20-минутное выступление обходится дизайнерам примерно в 700 тыс. рублей. И это не считая услуг визажиста, режиссера, моделей: итоговая сумма приближается к миллиону. А еще в этой сумме нет главной статьи расходов — на ткани и фурнитуру.

Но и специализированное образование — тоже не гарантия успеха. На потоке Анны Рачковой учились 22 студента, до конца дошли 17. Продвинуть свой бренд, по прикидкам дизайнера, не удалось никому. Так что пример Рачковой можно считать единичным.

Попасть на страницы американского журнала

Еще в Москве Анна за отдельную плату обучилась мастерству создания шляп. Поэтому, вернувшись в Челны, она первым делом создала коммерческую коллекцию, с которой приняла участие в Open Space Market. Дальше сработали сарафанное радио, продвижение бренда Анны Рачковой в «Инстаграме» —постепенно появлялись клиенты.

Первое время они приходили на примерку к дизайнеру домой. В ноябре 2016 года Анна Рачкова открыла в Челнах мастерскую-бутик. В ней есть демонстрационная зона, где выставлены образцы шляп и одежды. Дизайнер особенно гордится своими головными уборами.

— Я считаю себя первым шляпником в Татарстане. Не знаю, кто еще создает здесь такие же головные уборы. Все шляпы мы собираем вручную, используя английские технологии. В 80% случаев колодки для головных уборов я заказываю в Англии. В этой стране есть целая культура ношения шляп. Они в них женятся, надевают их на выпускной — для каждого мероприятия своя шляпка, — рассказывает Анна Рачкова.

В ноябре 2017 года ободки-кокошники и русские «боярки» Анны Рачковой попали на страницы американского журнала «Elegant», и это не в первый раз. Темы для фотосессий возникают спонтанно: собираются фотографы, модели, дизайнеры, визажисты и создают образы. Часто все они — из разных городов России, например, фотограф — из Петербурга, а модель — из Казани. В ноябре журнал «Elegant» напечатал работы из фотопроекта «Русская сказка».

— Мы продумываем стиль, фотографируем, а потом высылаем снимки в журналы. Если им подходит концепция, они их размещают. Для нас это творческий проект, не пиар. Приятно, когда журналы такого уровня берут нашу съемку. Денег за публикацию мы не платим, работаем для удовлетворения амбиций, — заявляет дизайнер.

«Моя одежда должна стоить в два раза дороже»

Дизайнер говорит, что за год работы ей не приходилось брать кредиты: «Я открыла ИП, плачу налоги, у меня высокая аренда. Сложно, но я справляюсь».

Выделяет она три категории своих клиентов: карьеристки, умеющие зарабатывать, тратить и не желающие экономить на себе; домохозяйки, мечтающие выделиться; и творческие люди.

Заказы на одежду приходят со всей России. Несколько раз в год Анна приезжает со своими моделями в Казань, сформировался и круг клиентов в Набережных Челнах. Цены в ее мастерской-бутике значительно выше масс-маркета (рубашка — 10 тыс. рублей, платье — 12—15 тыс., тренч — 25—39 тыс. рублей). Однако модельер считает, что одежда должна стоить еще в два раза дороже.

— Если я говорю, что в изделии использованы стразы Сваровски, значит, это так и есть. Ткани и фурнитуру могу ждать полтора месяца, потому что мне важно, чтобы идея была реализована так, как была задумана, и из хороших тканей.

Ткани и фурнитура закупаются в Италии. Дизайнер использует стоковые ткани таких брендов, как Max Mara, Prada, хлопки Brioni, tommy hilfiger и других люксовых брендов.

— Я беру ткани без кричащих логотипов, но знаю, что сделаю из них шедевральные вещи с моим видением. Многие просят открыть направление, более доступное по цене. Я сопротивляюсь, так как доступное можно купить в масс-маркете. И это будут уже другие ткани, фурнитура, обработка и дизайн, — заявляет Анна Рачкова.

В планах — бутик в Казани

Рынок дизайнеров одежды в России перенасыщен, новичку пробиться непросто. Главное, что требуется для успеха — хороший вкус и бюджет на маркетинг, считает Анна Рачкова.

— Я уж не говорю о том, как тяжело найти профессиональных портных. Если хочешь производить одежду, нужно самой во всем разбираться, думать над каждой вещью, как солдат-универсал, контролировать весь процесс.

Дизайнер говорит, что выбрала медленный путь продвижения — хорошая вещь будет продавать себя сама, без привлечения селебрити.

— Меня будет двигать сила продукта, а не пустые траты на «звезд». Я работала со звездными стилистами, но выхлоп получился не таким, как хотелось бы. Ко мне поступали предложения от костюмеров сериалов Первого канала. Может быть, когда-нибудь я и соглашусь на глобальный проект, но сейчас хочу реализовать свое внутреннее видение, — рассказывает дизайнер.

Анна Рачкова мечтает о сети магазинов одежды под своим брендом, в ближайшем будущем намерена открыть бутик в Казани.

Екатерина Гумарова, фото vk.com/annarachkova
ОбществоБизнесУслуги
комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 28 янв
    Почему так мало фото шляп и одежды?
    Ответить
  • Анонимно 28 янв
    Кустарно выглядят
    Ответить
  • Анонимно 28 янв
    Татпроф спонсор?
    Ответить
  • Анонимно 28 янв
    а где шляпы то??
    не прочитала и не увидела ничего "1ая шляпница"
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии