Новости раздела

Система среднего профессионального образования Татарстана готова к вызовам цифровизации на 75%

На обновление системы среднего профессионального образования Татарстан потратил за 6 лет более 6 млрд рублей на основе кластерного подхода, и теперь ее цифровизация одна из лучших по стране, считают в Высшей школе экономики.

Система среднего профессионального образования Татарстана готова к вызовам цифровизации на 75%
Фото: Максим Платонов

В московской Высшей школе экономики назвали кейс Татарстана по цифровизации системы среднего профессионального образования (СПО) одним из лучших в России. Результаты исследования (имеется в распоряжении «Реального времени») и проведенные сотрудниками ВШЭ опросы региональных руководителей и директоров колледжей показали: власти Татарстана ориентируют систему СПО на обеспечение крупных инвестпроектов по отраслевым кластерам, сложившимися вокруг Казани, Набережных Челнов и Альметьевска. А в результате того, что цифровизация СПО региона началась на три года раньше вынужденной цифровизации других регионов в пандемию, сегодня, по утверждению властей РТ, система СПО Татарстана готова к вызовам цифровизации на 75%. В пандемию татарстанские студенты стали самостоятельнее, а уроки практичнее. Но остались и вызовы: онлайн-платформ много, а грантов мало — но без грантов колледжи часто не в состоянии обновлять ПО для преподавания по ряду предметов. Не решена и проблема социальной несправедливости: например, есть семьи, в которых дома нет компьютера или нет возможности доступа к интернету.

ВШЭ назвали кейс по цифровизации системы СПО в РТ одним из лучших в России

В распоряжении газеты «Реальное время» оказалось еще неопубликованное исследование цифровизации системы среднего профессионального образования по кейсам Татарстана, Белгородской и Московской областей. Исследование провела Высшая школа экономики осенью прошлого года — в самый разгар пандемии. За него отвечали специалисты Центра развития навыков и профобразования Института образования НИУ ВШЭ. Систематизировать лучшие практики создания цифровой образовательной среды в системе СПО решили в связи с тем, что пандемия COVID-19 заставила перейти к дистанционной модели обучения. Авторы исследования переговорили с должностными лицами региональных министерств, с директорами и преподавателями колледжей в трех субъектах Федерации, включая Татарстан. В итоге татарстанскую практику они называют сейчас в числе лучших в России.

Данные показали, что в лучших регионах большинство колледжей трактуют повестку цифровизации «достаточно широко — как необходимость подготовки учащихся к профессиональной деятельности с использованием цифровых технологий». Выяснилось, например, что в цифровой среде часто невозможно организовать процесс взаимодействия мастера и ученика в условиях реального производственного окружения. А внедрение цифровых инструментов в процесс обучения требует разработки качественного образовательного контента с участием работодателей, то есть в том числе бизнеса.

Авторы исследования отметили и «психологический сдвиг», произошедший в сознании педагогов: «Инструменты, которые на протяжении многих лет рассматривались лишь как возможное дополнение к традиционному аудиторному обучению, в условиях пандемии приобрели статус основных».

Но у цифровизации СПО есть не только плюсы, но и минусы. Например, усугубление образовательного неравенства: в этой связи одной из важнейших задач региональных властей становится нейтрализация социальных рисков, которые несет с собой цифровизация образовательного процесса в колледжах.

Большинство колледжей трактуют повестку цифровизации «достаточно широко — как необходимость подготовки учащихся к профессиональной деятельности с использованием цифровых технологий». Фото: Максим Платонов

Власти Татарстана ориентировали систему СПО на обеспечение крупных инвестпроектов по кластерам

Если говорить непосредственно о Татарстане, то республика ориентировала систему СПО на кадровое обеспечение крупных инвестиционных проектов, перечень которых ежегодно определяется республиканским правительством. Колледжи региона включены в состав авиационного, нефтехимического, атомного, автомобильного, сельскохозяйственного, строительного кластеров. Данные для прогноза кадровых потребностей региональной экономики собираются не только по отраслям, но и на уровне отдельных муниципалитетов. Мало того, Татарстан стал всего одним из трех регионов РФ, где практики WorldSkills в системе СПО нашли наиболее массовое распространение.

Авторы исследования называют республику лидером не только по цифровизации, но и по объему СПО: республиканская сеть сегодня насчитывает 123 образовательные организации, среди которых 22 (17,8%) — частные (среднее значение по РФ — 12,7%). Общий контингент студентов — 80 735 человек, из них 78 314 учатся очно. По программам подготовки квалифицированных рабочих и служащих учатся 12,34 тысячи студентов (14,2% от общей численности), по программам подготовки специалистов среднего звена — 74,39 тыс. человек (85,8%). За счет бюджета учатся 67,9% студентов.

При этом к моменту пандемии (а значит, и ко времени активного перехода к цифровизации образования) система СПО в республике пережила несколько «волн» оптимизации: некоторые колледжи закрывались, некоторые заведения профессионального образования сливались со своими коллегами в более крупные образовательные структуры. Частично это было вызвано сокращением числа молодежи, а частично «импульс к перестройке образовательной инфраструктуры исходил от региональной экономики».

На обновление системы СПО Татарстан потратил за 6 лет более 6 млрд рублей

Как заявил ВШЭ один из региональных руководителей РТ (имя его не называется), за последние шесть лет татарстанские власти вложили в обновление системы СПО более 6 млрд рублей. В результате примерно половина колледжей прошли реновацию:

— Помимо этого, очень серьезный ресурс на переоснащение системы СПО остался после мирового чемпионата WorldSkills и национального чемпионата 2019 года. Мы прошли, наверно, половину пути от того, что хотели сделать, от тех планов, которые перед собой ставили на старте, — заявил один из татарстанских чиновников в сфере образования.

За последние шесть лет татарстанские власти вложили в обновление системы СПО более 6 млрд рублей. Фото: Максим Платонов

Он и его коллеги говорят, что дефицита кадров «как такового нет», чему, по их словам, помогает и республиканская грантовая программа «Алгарыш», в рамках которой Татарстан может направлять педагогов на повышение квалификации, на переподготовку или подготовку «в любую точку мира».

Одновременно Татарстан создает ресурсные центры на базе учреждений профессионального образования. Сегодня таковых — 41. Создавались они по территориальному принципу. На сегодняшний день, как известно, в республике три агломерации: Казанская, Набережно-Челнинская и Юго-Восточная. Как отмечают специалисты ВШЭ, чиновники РТ решили, что в каждой из них должен был быть свой ресурсный центр по подготовке педагогов.

— Если Казанская агломерация — здесь мы создавали ресурсные центры по авиастроению и IТ. Если Юго-Восток — это нефтяная промышленность, у нас там несколько ресурсных центров по нефтехимии и нефтедобыче. Набережные Челны — это машиностроение и автомобилестроение, — рассказывал ВШЭ один из представителей кабмина РТ.

Татарстан начал цифровизацию СПО за три года до начала пандемии

Если многие регионы начали переводить систему образования на дистанционное обучение вынужденно в пандемию (и это вызвало резкий рост спроса на цифровые инструменты), то в Татарстане эту работу начали еще в 2007 году. Именно тогда приняли «масштабную программу по цифровизации системы образования», которая включала в себя и техническое переоснащение колледжей, и подключение к интернету. Всех школьных учителей постарались оснастить ноутбуками в школах за счет бюджета.

Но в средних профессиональных учебных заведениях республики эта работа началась на 10 лет позднее: проект по переоснащению системы СПО запустили только в 2017. Результат исследователи оценивают так: «Сегодня можно сказать, что система СПО республики готова к вызовам цифровизации на 75 процентов».

Вторым вызовом стало обширное предложение онлайн-платформ для обучения. Фото: Максим Платонов

Проблема в том, что цифровизация СПО — процесс более сложный, чем цифровизация общего образования, так как среднее профессиональное образование предполагает большой объем практики. Пытаясь решить эту проблему, власти республики определяли предметы, которые можно «оцифровать» и по которым можно разработать онлайн-курсы с использованием дистанционных технологий. Конечно, есть и такие элементы учебного плана, которые не поддаются цифровизации, например, производственная практика: «Когда мы готовились в условиях карантина к демонстрационному экзамену, наши эксперты вели подготовку в дистантном режиме, но это было достаточно сложно», — признаются власти РТ.

Сегодня главный вызов, стоящий перед Татарстаном в деле процессов цифровизации, — вовсе не деньги. Главное препятствие — менталитет людей, считают эксперты ВШЭ. Человеческая природа консервативна, особенно в системе образования, признаются власти региона, и, когда необходимо двигаться вперед, «этот консерватизм выступает как препятствие». Вторым вызовом стало обширное предложение онлайн-платформ для обучения. Казалось бы, лучше иметь выбор, чем не иметь его? Но во всем должна быть мера. Сейчас есть огромное количество электронных ресурсов, «возникает путаница и непонимание, с чем можно работать, что нельзя использовать, какой ресурс лучше».

Платформ много, грантов мало — колледжам не на что обновлять ПО

— Когда мы массово перешли к дистантной форме, возникло большое количество предложений — начиная с платформ, в которых можно работать, заканчивая конкретными образовательными ресурсами. Поэтому основная задача сейчас состоит в том, чтобы провести систематизацию и разобраться в этом море информационных ресурсов, — рассказали ВШЭ в Татарстане. При этом власти обещают не ограничивать колледжи и преподавателей в выборе.

В процесс включены и сами образовательные учреждения. Некоторые из них разрабатывают программы технологической модернизации и внедрения цифровых инструментов по полгода. Некоторые участвуют в нацпроекте «Образование», в рамках которого получают возможность закупать ПО и оборудование: например, тренажеры для учебного процесса по геофизике, нефтяным направлениям, по бурению, как в одном из колледжей Татарстана.

К концу 2017 года в среднем по России на 100 студентов СПО приходилось всего 15,7 хотя бы персональных компьютеров. Фото: Максим Платонов

Для сравнения: к концу 2017 года в среднем по России на 100 студентов СПО приходилось всего 15,7 хотя бы персональных компьютеров, из них только 12,7 — с доступом к интернету. В колледжах Татарстана (как и Московской области), напротив, уже есть неплохая ресурсная база для внедрения современных образовательных технологий. Есть даже data-центры, необходимые для обработки и хранения своих данных. Некоторые татарстанские колледжи ежегодно тратят миллионы рублей собственных средств, выигрывая те или иные гранты, пытаясь угнаться за новейшим оборудованием или программными продуктами. Например, один из колледжей в 2016 году за 10 млн рублей купил продукты ПО, необходимые для обучения по отдельным программам — по автоматизации, по электротехнике, по мехатронике.

Еще одна группа затрат связана с тем, что преподавателей надо тоже научить работать в новых программах, повысить их квалификацию. И это тоже ложится на сами колледжи. Тем не менее, если в других регионах колледжи сталкиваются с дефицитом кадров и оборудования, «организации СПО Татарстана и Московской области располагают более широкими возможностями, которые подкреплены мощной IТ‑инфраструктурой этих регионов», резюмируют в ВШЭ.

Впрочем, и в Татарстане, и в других регионах проблема с недостатком финансирования на покупку ПО и оборудования все равно остается:

— Если гранта нет, денег нет, финансирования нет, то, даже если мы сильно захотим что-то купить, очень трудно что-то сделать в финансовом отношении. Многие программы стоят достаточно дорого для техникума, и только в рамках гранта мы себе можем позволить обновляться, закупаться, — заявили ВШЭ в одном из колледжей Татарстана.

В пандемию в СПО Татарстана студенты стали самостоятельнее, а уроки практичнее

Но, как и везде, в Татарстане еще есть преподаватели, которые категорически отказываются изучать новые процессы обучения. Они говорят: «Я не буду это делать, пусть это делают молодые». Есть и та часть коллектива, которая понимает, что цифровые инструменты нужно использовать, но делает это недостаточно, даже не до конца разбираясь в процессах. Наконец, третья доля — прогрессивная часть, которая, как ни странно, вовсе не коррелирует с возрастом преподавателей.

Чаще всего повышение квалификации преподавателя зависит от самого колледжа, от активности его руководства, которое и определяет, кто давно не повышал квалификацию, «и в приказном порядке преподаватели идут на обучение». Коллективно квалификацию повышают и в рамках курсов Минцифры РТ по информационной безопасности, которые прошли в 2020 году, «потому что информационная безопасность при дистанционном обучении играет большую роль». Еще один ресурс — курсы повышения квалификации Иннополиса по цифровизации: например, в «IT-кубе» педагоги проходят обучение по «софт скиллз» и «хард скиллз».

Чаще всего повышение квалификации преподавателя зависит от самого колледжа, от активности его руководства. Фото: Ринат Назметдинов

Серьезная подготовка по линии цифовизации СПО привела, по-видимому, и к тому, что в пандемию дистанционное преподавание привело не к ухудшению учебного процесса, как в ряде других регионов, а к улучшению. Во-первых, согласно мнениям преподавателей РТ, собранным специалистами ВШЭ, дистанционка сделала студентов серьезнее, самостоятельнее и ответственнее:

— Они стали больше задумываться о своей будущей карьере, стали более прагматичными. У них появилась цифровая грамотность: если раньше они не всегда хотели, то, когда случай подошел, они самостоятельно стали разбираться во многих вещах.

Во-вторых, снизилось время на конспектирование лекций на уроках, в результате преподаватели стали успевать давать больше материала. Вместо длинной лекции, которую нужно прочитать, «отработка навыков»: студенты сами в состоянии прочесть лекцию. Стрессоустойчивость их стала тоже выше.

Но проблема бедных семей, у которых нет дома компьютера или интернета, осталась

Однако и здесь есть существенное «но». Специалисты ВШЭ, проведя масштабное исследование кейсов Татарстана, Белгородской и Московской областей, к числу негативных эффектов, связанных с цифровизацией системы СПО, отнесли усугубление образовательного неравенства: ведь именно среди студентов СПО велика доля выходцев из бедных семей.

«Такие учащиеся часто не имеют у себя дома условий для обучения в удаленном режиме: не располагают оборудованным рабочим местом, компьютером или планшетом, соединенным с интернетом, и т. д. В процессе удаленной учебы они гораздо реже могут рассчитывать на помощь и поддержку родителей».

Чтобы исправить эту ситуацию, авторы исследования предлагают именно региональным властям «нейтрализовать социальные риски, обусловленные цифровизацией образовательного процесса в колледжах».

  • Разия Савченко

    Разия Савченко Директор Казанского торгово-экономического техникума

    На мой взгляд, проблема цифровизации встала перед СПО как раз в период пандемии, когда мы вынужденно ушли на дистант. Но хочу сказать, что и до этого все преподаватели проходили аттестацию, и эти «цифровые» компетенции там учитывались как наиболее важные. И на аттестации мы посмотрели, насколько наши преподаватели к этому готовы. Готовы! И умеют!

    И Министерство образования РТ, и сам министр — тогда им был еще Рафис Бурганов — он лично совещания проводил, где обсуждались как раз онлайн-платформы дистанционного обучения, все эти новые онлайн-технологии. На этих совещаниях эти вопросы очень плотно прорабатывались, и мы, руководители учреждений СПО, обменивались на них опытом, какие платформы лучше для дистанционного обучения. И сама инфраструктура уже была готова к вызовам пандемии.

    Мы получили все необходимое оборудование и по IT, у каждого преподавателя уже был свой ноутбук, и само обучение через онлайн-платформы — все это для нашего техникума была далеко не в новинку. Да, в ту пору были некоторые вопросы к доступу в интернет, к сожалению. Иногда мы ощущаем, что покрытие интернетом и связью Татарстана, увы, не 100-процентное, и нам приходилось делать какие-то телодвижения, чтобы провести проводной интернет. Кроме того, в пандемию мы сразу же начали обучать преподавателей — было очень много именно бесплатных образовательных курсов. То есть мы сами постоянно учимся, учимся и учимся. Но надо сказать спасибо и властям Татарстана, все-таки действительно очень много делается в республике.

    Когда это все началось [пандемия], мы провели свои исследования, мы знали каждого ребенка в смысле финансовых возможностей его семьи. И тоже хочу выразить благодарность республике, они помогли нам, и мы у себя нашли возможности помочь нашим учащимся обеспечить каждого возможностью учиться онлайн. Буквально по домам ездили! У нас не было в итоге ни одного студента, который остался бы без планшета! Но были и проблемы: когда выяснялось, что учащийся живет в деревне или селе, где нет интернета, мы вставали перед фактом, что не вся территория республики покрывается интернетом.

    Еще были проблемы многодетных семей. В том смысле, что когда детей много в семье, а компьютер или планшет один, и все им пользуются, возникают проблемы доступа к дистанционному обучению. Но спасибо стоит сказать родителям, они оказали нам здесь огромную поддержку. Мы сразу же тогда собрали родителей в онлайн-формате, обсудили эту проблему, нашли возможность поддерживать с ними обратную связь.

    Если говорить в целом, то сегодня очень много образовательных онлайн-платформ, которые используют наши преподаватели. И они уже транслируют свой успешный опыт коллегам из других регионов РФ. А для нас онлайн-обучение особенно важно еще и потому, что мы являемся базовой организацией для инклюзивного образования. Мы нашу программу онлайн-обучения по коротким курсам уже четыре года у себя тестируем, и она действительно позволяет их обучать дистанционно. Проблемы пока есть, но они поступательно решаются.

  • Галина Маштакова

    Галина Маштакова генеральный директор GMC Consulting

    Я согласна с тем, что система СПО в Татарстане в целом готова к вызовам по цифровизации. Платформ много, программного обеспечения тоже достаточно. Но есть еще нерешенные вопросы. Если говорить про обновление ПО самих учебных заведений, то на это действительно следует выделять финансирование.

    Хотелось бы отметить еще и то, что у нас есть уже и агрегаторы для готовых программных продуктов. Один из них — информационная платформа «Центр опережающей профессиональной подготовки». На ней сейчас размещаются учебные курсы учреждений среднего профессионального образования республики.

    А в планах вести на этой платформе систематизацию материально-технической базы учреждений СПО, чтобы иметь возможность пользоваться ресурсами их мастерских. Там же планируется выкладывать информацию о преподавательском составе. И, наконец, мы планируем, что там появится возможность проходить программы обучения не только студентам колледжей, но и тем, кто хочет пройти короткие модули обучения — они могут быть рассчитаны на срок от 16 часов до полугода.

Сергей Афанасьев
ОбществоОбразованиеТехнологииITВласть Татарстан

Новости партнеров

комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии